Ruvers
RV
vk.com
image

Маленький гриб

Роза (6)

Глава 31. Роза (6) Держась за ручку ящика, Ань Чжэ задумался: – Разве после этого я не стану виновен в совершении непристойного нападения? – Нет, – Лу Фэн вернулся обратно в свою спальню. – Установление факта преступления о непристойном нападении основывается на воле жертвы. У этого человека достаточно бесстыдства, чтобы называть себя жертвой. Ань Чжэ уже видел этого человека насквозь. Притащив ящик домой, он поставил его в самый незаметный угол комнаты, чтобы не позволить «Лу Фэну» внутри увидеть солнце. В это время закончился выпуск новостей по телевизору и начали передавать прогноз погоды на завтра. Милая ведущая сообщила, что на равнинах, где располагалась база, «ожидается на редкость ветреный день, поэтому, пожалуйста, закрывайте двери и окна». Когда Ань Чжэ был грибом, он боялся ветра, потому что он мог бы унести его. Позже, когда его тело изменилось после поломки, он постепенно стал меньше бояться ветра. Скорее ему нравилось ощущение, что его уносит ветром. Умывшись, он вернулся в спальню и некоторое время читал учебник. Когда начало темнеть, Ань Чжэ собрался лечь спать. В этот момент его ушей коснулся тихий странный звук. Длинный и протяжный, похожий на ветер, эхом отражающийся в самом узком месте каньона. Иногда он напоминал очень тихий вой, а иногда снова становился резким. Похоже на шум ветра снаружи, но как будто он дует в комнате. Он никак не мог найти источник этого звука. Это уже не первый раз, когда Ань Чжэ слышит такой звук. В течение многих ночей в этой комнате тихий и далёкий звук в странной гармонии сливался со звуком капающей воды на кухне. Комбинация этих двух звуков часто заставляла его думать, что он всё ещё находится в Бездне. За пределами его пещеры дул ветер из глубокого леса, а слизь и слюна, выделяемые растениями и животными, капали на замшелые камни. Иногда структура пещеры и ветер входили в странный резонанс, из-за которого со всех сторон доносились тихие звуки. Однако звук сегодняшним вечером был громче, чем когда-либо прежде. Ань Чжэ наконец-то смог убедиться, что источник этого звука находится в его комнате. Он нахмурился, закрыл глаза и внимательно ощутил обстановку. Помимо ветра за окном, звук также доносился из-под его тела. Ань Чжэ открыл глаза и встал с кровати. Стоя босиком на полу, он взял со стола фонарик, включил его, опустился на колени и поднял простыню, посветив им под кровать. Перед глазами появилась тёмная круглая дыра. Она была прямо в стене, к которой примыкала кровать, на стыке с полом. Отверстие оказалось размером с человеческую голову и напоминало сечение искусственной трубы. В нём была чернота, и ничего невозможно было разобрать. Он просто чувствовал, как оттуда дует ветер. Посмотрев на отверстие около минуты, Ань Чжэ опустил простыню и залез обратно в постель. В комнате человека всегда были какие-то странные конструкции. Ему нужно сегодня рано лечь спать. Завтра очень важный день. ___________________ «Ваши тела всё ещё изо всех сил пытаются вернуться, но безымянные полевые цветы уже обильно цветут на голове». Ань Чжэ наблюдал, как Бай Нан молча пишет стихотворение на бланке теста. Сегодня у этой группы детей выпускной экзамен. Он отвечал за проверку и осмотр комнаты, чтобы предотвратить обман. Низкий звук с прошлой ночи также слышался и в классе, но все, казалось, привыкли к нему. Ань Чжэ нашёл такую же дыру в углу комнаты. Это казалось обычным явлением в человеческой архитектуре. Раньше он этого не замечал, потому что днём было слишком шумно, и это заглушало звук. Сегодня ветреная погода сделала его намного громче. Он прошёл мимо стола Бай Нана и двинулся вперёд. Бумага Цзи Ша пребывала в беспорядке, заполненная пятнами и изменениями. Только в вопросах по английскому виднелись аккуратные слова. Ань Чжэ посмотрел на них, и ему показалось, что некоторые из них написаны неправильно. Большинство детей находились в том же положении, что и Цзи Ша. Некоторые из них даже не пытались изменить свои ответы, и бумаги перед ними оставались почти пустыми. Конечно, было и несколько детей, которые хорошо заполнили свои работы. Он обошёл вокруг и подошёл к углу класса, остановившись рядом с безразличным ребенком по имени Си Нан. Все бумаги Си Нана были аккуратно заполнены. С начала экзамена прошло всего полчаса, и он оказался быстрее всех остальных. В этот момент он даже не смотрел на них, но и не находился в оцепенении. Вместо этого он использовал чёрную ручку, чтобы рисовать что-то на пустом месте тестового бланка. Но не совсем уместно называть это полноценным рисованием. Там можно было разобрать только несколько неправильных чёрных линий, которые хаотично переплелись, как виноградные лозы в Бездне. Какое-то безумие прорывалось сквозь бумагу. К концу полуторачасового экзамена безумные линии покрыли всё свободное пространство контрольной работы, и только слова ответов всё ещё оставались видны. Собрав работы, учитель жизни отвёл детей в их спальни. Ань Чжэ отнёс бумаги обратно в офис, где находились Линь Цзо и Колин. Линь Цзо только что закончил контрольную работу по математике и логике. Он увидел, как вошёл Ань Чжэ, и сказал: – Ты и Колин разделите эту задачу. Ань Чжэ послушно согласился и подошёл к Колину. Колин зачитывал имена и оценки детей, в то время как Ань Чжэ вводил оценки в компьютерную форму. – Си Нан, – прочитал Колин, – 100 баллов. Ань Чжэ вошёл в нужную строчку и прошептал: – Он хорош. Он читал статьи по математике и логике. Сложение, вычитание, умножение и деление были в них самым простым содержанием. Там также есть геометрические и логические вопросы, на которые, как думал Ань Чжэ, он не мог ответить. В это время заговорил Линь Цзо, выставляющий оценки по языку и литературе. – Си Нан – очень редкий гений. – Да. Линь Цзо продолжил: – Однако я не планирую повышать его до класса А. Спустя месяц Ань Чжэ узнал правила обучения детей. У учителя жизни есть форма для прибавления и вычитания баллов. Также в классе велась запись баллов и обычных оценок. Наконец, выставлялись итоговые оценки за экзамен. Двое детей с лучшими результатами в этом классе будут переведены в класс А и продолжат получать образование в Главном городе. Они будут расти и поступят в различные учреждения в Главном городе в соответствии со своими специальностями. Другие дети поступят для обучения и оценки на военную базу. Через месяц военные также выберут около десятка детей из класса B для продолжения обучения в зависимости от ситуации. Когда дети вырастут, они станут военными. Остальные дети будут классифицированы как класс C и отправятся во Внешний город для усыновления его жителями. Тем не менее, Линь Цзо сказал, что он не планирует позволить Си Нану попасть в класс А. Ань Чжэ удивился: – Почему? – У него проблемы с характером, – объяснил Линь Цзо. – Он также не подходит для службы в армии. Ему лично не хватает эмоций и иногда он ненавидит базу. В результате его оценки он будет помещён в класс С. Мне придётся побеспокоить вас двоих позже. – … Хорошо. – Он очень странный ребёнок, – пробормотал Линь Цзо. – Учитель жизни сказал мне, что он часто просыпается по ночам и иногда дрожит, но учитель не смог найти причину. Я слышал, как опекун, который заботился о нём до того момента, как ему исполнилось три года, сказал, что он потерял друга. Возможно, этот случай нанёс ему психологическую травму. Утро закончилось, и они подсчитали итоговые оценки. Были отобраны пятеро детей, включая Бай Нана. Их и выдающихся детей из других классов отправили на седьмой этаж Эдемского сада для дальнейшего обучения, а Линь Цзо перевели на третий этаж, чтобы взять новых детей. Ань Чжэ и Колин официально стали классными руководителями для оставшихся детей. Их задача заключалась в том, чтобы отвезти детей на военную базу и позаботиться о них во время военной подготовки и оценки. Главный город очень эффективный. Днём они вместе с детьми из других классов сели на маршрутный автобус, идущий до военного полигона, расположенного в городе. Ветер на тренировочной площадке был очень сильным и разносил мелкий песок, но дети очень волновались, когда бегали по чистому полю. Подошли военные, ответственные за их проверку, тогда Ань Чжэ и Колин остались без дела. Они теперь смогли тут осмотреться. Сидя на железной скамье бок о бок с Ань Чжэ, Колин вдруг заговорил. Они не общались друг с другом весь месяц. – Я готов отпустить свою ненависть к судье, – сказал он. Ань Чжэ взглянул на него и обнаружил, что очень холодный взгляд Колина пробежал сквозь нагромождения зданий и остановился на сером Эдеме вдалеке. Колин посмотрел туда и продолжил: – Это потому, что весь этот город такой же холодный и чёрствый, как и судья. Ань Чжэ спросил: – Почему? – Ты видел Эдемский сад? Он похож на улей. Эдемский сад представлял собой огромное шестиугольное здание, действительно похожее на улей. Ань Чжэ ничего не сказал, а Колин продолжил говорить сам с собой. – Эдемский сад – это пчелиная матка, которая ежегодно производит десятки тысяч детей. С трёхлетнего возраста их подвергают сложной системе оценок, чтобы выбрать небольшое число с самым высоким IQ, позволяя им остаться там в будущем для участия в научных исследованиях или чего-то ещё. Эти дети полезны для Главного города и являются пчёлами-самцами, поэтому они могут получить лучшие условия жизни в Главном городе. Остальные – рабочие пчёлы, которых приписывают к окраинному городу с плохими условиями. База контролирует снабжение продовольствием и водой, а рабочие пчёлы могут стать только наёмниками, отчаянно выходящими в дикую природу и приносящими припасы на базу, чтобы выжить. База использует эти припасы на благо Главного города. Он усмехнулся: – Так работает вся база. Люди, ценные для Главного города, исключительно талантливые. Они бомбили шестой район без каких-либо проблем. Это потому, что изначально люди Внешнего города были тем, от чего они отказались. Ань Чжэ: – Однако Главный город недостаточно велик, чтобы в нём проживало столько людей. Колин повернулся к нему. – Как ты думаешь, они поступают правильно? Ань Чжэ заколебался на мгновение, прежде чем кивнуть. – Ты думаешь, что они поступают правильно, потому что ты выжил. Ты стоишь здесь, стоишь в Главном городе, – Колин был взволнован, и его грудь сильно вздымалась. – Человеческие интересы превыше всего, поэтому всё, что они делают, правильно. Однако те, кто умер, те, кто был убит ими, наши близкие и друзья, что они сделали не так? Разве они не такие же люди? Ань Чжэ молчал. Его не смущали вопросы Колина, потому что в Бездне тоже были разные группы существ. Основываясь на его длительных наблюдениях, выжить для группы важнее, чем для одного существа. Он не думал, что Колин неправ, но этот тип людей мог бы лучше подходить для жизни на базе Вирджиния. Колин посмотрел ему в глаза и, наконец, сказал: – Понятно. У тебя вообще нет чувств. Их разговор прекратился. Ань Чжэ снова перевёл взгляд на детей, которые были намного очаровательнее Колина. Однако в это время дети пребывали в хаосе, потому что некоторые из них дрались. Ань Чжэ встал и пошёл к детям, Колин последовал за ними. Сражались Си Нан и ещё один сильный мальчик. Глаза Си Нана покраснели, когда он прижал мальчика к земле. – Отпусти его, – приказал Колин. – Си Нан, у тебя будут вычтены баллы. Си Нан всё ещё не отпускал мальчика. Колину оставалось только шагнуть вперёд и силой разнять их. Ведь взрослые намного сильнее детей. Си Нан стоял в стороне с равнодушным лицом. Ань Чжэ посмотрел на него и спросил: – Что случилось? Си Нан ничего не ответил, но другой мальчик закричал: – Когда ты говоришь ночью, ты выкрикиваешь имя Лили! Лили увезли и заперли. Тебе её не найти! Ань Чжэ увидел, как Си Нан стиснул кулаки. Лили, это прозвучало как имя маленькой девочки. – Кто такая Лили? – спросил он. Наконец Си Нан ответил. – Мой друг. – Где она? – Эдемский сад, – голос Си Нана был холоден, как лёд. Ань Чжэ вспомнил, как Линь Цзо упомянул, что мальчик потерял друга, и догадался о причине спора. Мальчик затронул печали Си Нана. – Я не злюсь, – он опустился на колени и посмотрел на Си Нана, нежно похлопав мальчика по плечу. – Я скажу ему, чтобы он не упоминал об этом больше. Выражение лица Си Нана не изменилось. Он явно всё ещё ребёнок, но в нём присутствовало безразличие, отличающее его от других детей. Ань Чжэ мог только коснуться его волос и встать. Дети на тренировочном поле находились в беспорядке, пока Колин наставлял другого ребёнка. Его внушение было намного более успешным, чем у Ань Чжэ. Когда он упоминал слово «наказание», ребёнок становился послушным. Ань Чжэ был вдохновлён этим и сказал: – В следующий раз, тебе не разрешается драться, иначе у тебя снова будут списаны баллы. Си Нан только сказал в ответ: – Вы всё равно не хотите, чтобы я оставался в Главном городе. В то время как другие дети запинались в своих словах, этот ребенок знал всё. Ань Чжэ чувствовал себя беспомощным, но никто не мог ему помочь. В этот момент недалеко остановилась чёрная машина, из которой вышли три человека. Ань Чжэ посмотрел туда и встретился глазами с человеком посередине. Он моргнул. Лу Фэн тоже заметил его. Он слегка приподнял брови перед тем, как пойти к нему. Ань Чжэ спросил: – Ты тоже здесь? – У меня встреча, – ответил Лу Фэн. – Что с тобой? – Двое дерущихся детей, – пояснил Ань Чжэ с долей беспомощности. – Драться – это хорошо. Его слова невольно заставили Ань Чжэ улыбнуться, он наклонился и сказал Си Нану: – В следующий раз, когда ты будешь драться, я тоже тебя ударю. Лу Фэн уставился на него. – Ты так хорошо говоришь, – холодно заявил он. – Они не только будут продолжать сражаться, но ещё и побьют тебя. Ань Чжэ: «……» Он скорректировал выражение своего лица и попытался выглядеть более свирепым. Если бы он был хоть на одну десятую таким жестоким как Лу Фэн, он бы хорошо обучал детей. Губы Лу Фэна изогнулись, прежде чем он перевёл взгляд на Си Нана. Его глаза резко остановились. – Держись от него подальше, – в следующий момент холодно приказал Лу Фэн. Ань Чжэ ничего не понял и почти рефлекторно послушался слов Лу Фэна, отступая на пару шагов. Лу Фэн сделал два шага вперёд и разделил Ань Чжэ и Си Нана. Он надел перчатки и схватил мальчика за подбородок, заставляя ребёнка посмотреть на солнце. Солнечный свет ослеплял, зрачки мальчика сузились. – С ним проблема, – Лу Фэн крепко держал Си Нана. – Свяжитесь с Маяком.