Ruvers
RV
vk.com
image

Легенда о Шархелм-Эридейле

Печально известный

Реферальная ссылка на главу
<div>- Я поеду с вами, – Ивейн был настойчив, как никто. <br><br>Ким-вей успел уже с дюжину раз закатить глаза к небу и воззвать к Истоку света, но сын купца все не унимался. Зачем ему нужно в столицу еще можно было оправдать, но Ивейн явно планировал не просто прогуляться по городу, а дойти до замка.<br><br>- Ивейн, мы честно передадим в королевский двор, что ты поспособствовал поимке преступников, – устало проговорил Ким-вей, – не стоит так утруждать себя. Мы даже прославим тебя в веках.<br><br>- Не нужно прославлять меня в веках! – оскорбился тот. <br><br>- Ладно, но это не значит, что мы возьмем тебя с собой, угомонись.<br><br>Чуть поодаль стояли ещё люди: Мистэрия и несколько слуг дома Аргот. Сам глава дома так и не объявился за последние сутки, но многие видели его в городе – видимо, тот был занят либо своими купеческими делами, либо потенциальными женихами дочери, хотя в таком случае странно, что они до сих пор не пересеклись. Мистэрия стояла, улыбаясь слабой вежливой улыбкой, и казалась задумчивой – не хотелось даже гадать, насколько тяжёлые думы ее одолевают. "Все же, нелегко принять слабой девушке свалившиеся на нее беды. Наверное, она даже не могла рассказать никому о том, что произошло, учитывая порядки ее семьи. Глава дома, судя по его настрою с этим браком, о произошедшем не знает. А вот брат... Может ли быть в его ненависти к авантюристам более глубокая причина?"<br><br>Ким-вей перевел задумчивый взгляд на Ивейна, и наткнулся на такой пылающий упрямством взгляд, что захотелось малодушно спрятаться. Хотя бы за спиной Мрака, потому что он напор выдерживал с завидным хладнокровием.<br><br>Ивейн, кажется, сам не знал, зачем ему ехать с ними, поэтому до сих пор не мог привести достойных аргументов. Когда Ким-вей перевел жалостливый взгляд на Мрака, тот напомнил сыну купца, что ему нужно присматривать за сестрой в отсутствие главы дома, и тот капитулировал окончательно.<br><br>- Не волнуйся, мы ещё обязательно встретимся, - помахал ему рукой принц, точно уверенный, что больше никогда не увидит этого человека.<br><br>Они отправились в путь до столицы. И он был бы не таким долгим, если бы не четыре человека, которые, вроде как, являлись пленниками. Все пленники отправлялись с ними относительно добровольно, трое эри даже не настаивали, чтобы их развязали. Лайвин формально скован не был, но Мрак так и не снял с него невидимую цепь – на всякий случай.<br><br>О способе передвижения они спорили долго. Мрак был уверен в том, что денег у них нет, потому что он благородно отказался от предложенной Арготами награды (он не понимал, за что), а свои сбережения он умудрился полностью потратить в таверне. Ким-вей осознал, что львиная доля этих денег были потрачены именно на него, и ему стало ужасно совестно. Ведь он утаил от спутника тот факт, что свою часть награды , все же, тайком забрал... и теперь он не мог предложить эти деньги, чтобы оплатить хорошую повозку, что обеспечила бы им комфортный путь до города, ведь тогда Мрак раскроет обман и жидовскую натуру своего фиктивного супруга.<br><br>А свою жидовскую натуру Ким-вей был готов скрывать до последнего, даже если этот факт был прозрачнее некуда.<br><br>Итог вышел неожиданным: за повозку, без которой было очевидно не обойтись, заплатил Лайвин, когда споры ему надоели. Это был беспрецедентный случай, когда преступник платил за свой же кортеж до места заточения.<br><br>- Подумать только, вы двое и впрямь совершенно не задумывайтесь о приземленных вещах, - нарочито ворчал тот. – Бессовестная элита. Вам вообще приходила в голову мысль, что даже для вас действует принцип купли-продажи? Или думали, что все бесплатно?<br><br>Плененные эри, слушая его причитания, многозначительно переглядывались, но не издавали ни звука, даже при том, что явно задавались вопросом, кем является третий, незнакомый им, человек. Их пришлось компактно усадить в угол повозки, поскольку сама она представляла собой не самое комфортабельное средство передвижения – хоть и была достаточно большой, чтобы усадить их всех, оставалось четкое ощущение, что какое-то из колес может отвалиться по дороге. Лайвин не особо потратился на их транспорт. Даже возничий выглядел так, будто ему совершенно плевать, кого он везет, даже если бы вместо трех пленников были три трупа.<br><br>- Ты мне напоминаешь кое-кого, – признался Лайвин, устраиваясь удобнее и кивая Ким-вей. – Одного парня, которого я шпынял в юности.<br><br>- Очаровательно, – отозвался тот, не особо заинтересовавшись.<br><br>- Кхм, Пепел, – произнес Мрак, покосившись на него. – Ты в Эридейле довольно давно. Есть, что сказать?<br><br>- А что интересует? – усмехнулся тот. – Темные почти не доходили до столицы, прежде чем королевства заключили окончательный союз, я мало что могу сказать о том, как они ведут себя здесь. А вот светлые – очень веселые ребята. Впрочем, – он кинул короткий взгляд на пленников, – похоже, вы уже знаете.<br><br>- Ты знаешь Рохири? – спросил Мрак. – Сейчас она считается главным артефактором Шархелма. Ты расскажешь ей все, что знаешь о кулонах отрицания, вместе с теми тремя. <br><br>- Они явно знают о произошедшем больше. Мне же никто так и не дал убить того пьяницу, – зевнул Лайвин. – А без трупа моя магия работать не будет. Ничего личного.<br><br>- Ничего личного, – улыбнулся в ответ Ким-вей и выразительно взглянул в сторону пленников, которые тут же уставились в пол, будто разговор их совсем не интересовал.<br><br>***<br><br>Один из влиятельнейших людей города, купец Аргот, спал в закрытой комнате таверны, в стельку пьяный. Не просыхал он уже довольно долго, и это начинало немало напрягать хозяина заведения. Новый напиток был, все же, слишком крепким, оправдывая свое говорящее название "За воротник". Хозяин, отчаянно хмуря брови, окинул взглядом храпящее тело городского мецената и закрыл дверь. Вернувшись в другую комнату, он поделился с сидящим там человеком:<br><br>- Сайган, это переходит границы. <br><br>- Просто напомню, – поднял руку Сайган Раф, чье лицо всегда было довольно равнодушным, – убить твоего кузена пытался именно темный. <br><br>- Из-за этой работы!<br><br>- Ты просто поверил всему, что они сказали? – протянул тот. – Друг мой... все хелм – профессиональные лгуны. Они могут затуманить разум, заставить тебя потерять бдительность, но еще никогда не бывало случая, чтобы темный делал что-то из светлых чувств. Свет им чужд. Принц попал под плохое влияние, но мы не должны терять бдительность. Эта тьма... она как болезнь. Если мы не искореним ее, рано или поздно она превратится в масштабный мор и погубит все живое.<br><br>Хозяин таверны махнул рукой, уже не зная, кому верить и как поступать. По незнанию он едва не угробил собственного родственника, позволив объявлению создателей кулонов появиться на доске авантюристов. <br><br>- В одном они были правы, – сказал он. – Все, кто связан с этими вещами, признаются виновными, лишь с большой удачей нам удалось избежать казни. Я больше не хочу в этом участвовать.<br><br>Сайган Раф пожал плечами и зевнул:<br><br>- Хорошо. <br><br>Хозяин таверны зябко поежился и сглотнул. По какой-то причине ему стало очень... не по себе.<br><br>***<br><br>Ким-вей был уверен, что за время его отсутствия мало что изменится – его не было всего ничего! Но все равно, глядя на светлые стены родного замка, ему хотелось подозрительно сощуриться. Ведь мало того, что не было его самого, так еще и Мрак не контролировал все своим ледяным спокойствием! <br><br>Но замок, как и всегда, был светел, спокоен и молчалив. <br><br>- Я отведу пленников в крыло темных, – сказал Мрак, обернувшись к принцу. – Там мы проведем повторный допрос и сопоставим все имеющие данные со знаниями Рохири.<br><br>- Хорошо, – принц улыбнулся. – Я наведаюсь к вам после полудня.<br><br>Он мельком окинул взглядом застывших перед роскошными дверьми дворца пленников, которые смотрели на белые стены так, будто озарение только снизошло до них. "Мы так долго ехали и болтали обо всем подряд, не особо скрывая свои личности, а до них дошло только сейчас, кто мы такие. Или даже они не понимают до сих пор, думая, что мы обычные чиновники. "<br><br>Еще раз взглянув на удаляющегося в другую сторону Мрака, Ким-вей отправился к отцу. Тот наверняка ужасно недоволен столь внезапно свалившимися на него делами – когда долго не вникаешь в королевские дела, резко разобраться в них крайне сложно, и там, где Ким-вей тратит полчаса на правку и проверку документов, король потратит три часа при той же эффективности.<br><br>- С возвращением! – по пути ему встретился Рубен, который махал запечатанным свитком с красной печатью. Ким-вей попытался убежать в другую комнату, но скрыться от одного из лучших воинов Фахары в открытом пространстве было невозможно.<br><br>- Оп! – его отработанным движением поймали за запястье и вытянули из комнаты, где он почти скрылся. – Нет-нет, Ким-вей, ты можешь игнорировать меня, но не письмо от моего короля! <br><br>Ким-вей цыкнул. У Эридейла был заключен союз со многими королевствами, среди которых была и Фахара. Принимать решение об объединении с Шархелмом, который ненавидели почти все прочие страны, не то чтобы без обсуждения с союзниками, а даже без предупреждения, было довольно грубо и неосмотрительно. Ким-вей даже знать не хотел, что написал ему Соломон по этому поводу.<br><br>- Феанор говорил что-то о том, что и ему пришел свиток от короля, который он должен передать тебе, – рассмеялся Рубен. – Полагаю, их содержание примерно одинаковое.<br><br>Ким-вей вздохнул, глядя на этот свиток и поднял глаза:<br><br>- Ты писал своему королю что-то о Мраке и других хелм? <br><br>- Писал, – с улыбкой кивнул тот. – Только не думаю, что письмо дошло, я отправил его не фениксом, а обычным ашем. <br><br>- Я не разбираюсь в ваших почтовых птицах, мне ни о чем это не сказало, – вздохнул Ким-вей. – Погибать, так с музыкой. Где сейчас Феанор?<br><br>Забрав и второй свиток у совсем не выспавшегося Феанора, Ким-вей пошел к кабинету отца уже с меньшим энтузиазмом. "По сути, мы ничем не обязаны другим королевствам, но мне, все же, не по себе. Вот так принимать решение в пользу Шархелма было не очень красиво с моей стороны?" Официальные свитки от монархов были спрятаны в позолоченные тубусы, запечатанные печатями цвета королевства. Короли союзных стран имели полное право осудить его – прошло не так много времени с тех пор, как Шархелм совершал набеги на другие королевства, принося раздор и войну. Тогда на троне был не Мрак, но это мало что меняло.<br><br>- С возвращением.<br><br>Когда он открыл дверь, увидел в комнате сидящего за столом отца в окружении бумаг и стоящего рядом с ним Велара, который очевидно занимался тем, что подкладывал новые стопки непроверенных бумаг. Оба были рады отвлечься от этой рутины и порадоваться возвращению того, кто скоро избавит их от этого.<br><br>Даже заметив на столе позолоченный свиток с синей печатью, Ким-вей все равно радостно улыбнулся:<br><br>- Я дома!<br><br>- Отдохнул? – фыркнул Велар. – Не стоило убегать, не разобравшись в текущей ситуации. Ты хоть представляешь, сколько у нас дел из-за объединения земель? Непонятно, за что браться!<br><br>- Спасибо, что подытожил мои возмущения, – одобрительно взглянул на него король. – Мне приходит в голову только отборная брань.<br><br>- ... От семьи всегда можно ждать поддержки, – скептически отозвался Кимдеон. – В трудной ситуации именно семья станет твоим оплотом и утешением, которые...<br><br>- Ты что-то цитируешь? – подпер щеку кулаком король. – В дни, что тебя не было, нам пришло три свитка из разных королевств. Я прочел то, что от короля Воды. Подхалимаж с цитатами из сентиментальных романов про обретенную семью не поможет тебе избежать проблем с внешней политикой.<br><br>Тяжело вздохнув, Ким-вей прошел к столу. <br><br>- Такие вещи нужно обсуждать за вкусной трапезой. Почему здесь нет фруктов? Разве Личия...<br><br>- Личии здесь нет! – раздраженно заметил король. – Ты не можешь быть серьезным? Мы обсуждаем королевские дела, а не трапезничаем!<br><br>"Ох, он так раздражен. Это из-за того, что я упомянул Личию?" Это была его любимая служанка, неужели она чем-то провинилась?" Он перевел взгляд на Велара, но тот предупреждающе покачал головой. Решив не вдаваться в подробности, чтобы не злить отца сильнее, он распечатал свитки. Как и говорил Рубен, их содержание было примерно одинаковым. <br><br>- Они хотят, чтобы мы с Мраком посетили их королевства, и от лица Шархелм-Эридейла, как новой страны, убедили в том, что решение слияния народов не имело под собой военной подоплеки, – вздохнул он, сравнивая свитки. Конечно, там было написано не так прямо, но читать между строк в витиеватых вежливых репликах он уже поднаторел. – Они думают, что я мог попасть под влияние темных?<br><br>- Их можно понять, – кивнул король. – Даже мы были удивлены твоему решению, что уж говорить о других правителях. Король Воды – мой близкий друг, и успокоить его не составило труда, но...<br><br>- Я понимаю, – поморщился Ким-вей. – Я обсужу этот вопрос с Мраком. Вряд ли в ближайшее время нам выпадет возможность посетить другие королевства.<br><br>- Не стоит откладывать этот вопрос, – серьезно произнес король. – Пока ты будешь думать о том, как правильно преподнести информацию, правители додумают то, что сочтут нужным. Если ты и темный король не появитесь перед ними, это может привести к скверным последствиям. В ближайшее время одно из королевств вам посетить придется – остальные узнают об этом и станут спокойно ждать своей очереди. Но этот вопрос стоит обсудить всем вместе. Проведем вечером совет в восточном зале.<br><br>- Совет? – Ким-вей едва не подавился воздухом и недоуменно уставился на отца. – Какой совет? Все наши "советы" проходят за завтраком, в перерыве между пирожными и чаем!<br><br>Как-то выходило так, что они терпеть не могли обсуждать политику, и иначе, чем за завтраком или ужином этим не занимались – сладость фруктов и десертов делала такие разговоры менее утомительными. Это была своего рода традиция.<br><br>- Самое время изменить этот обряд, – почти с сожалением вздохнул король. – Не думаю, что Мрак оценит наше отношение к королевским делам, он серьезный юноша. И это хорошо. Нашей семье не хватает толики благоразумия... кроме той доли, которую приносит Велар.<br><br>- Благодарю, – моментально усмехнулся тот, будто только и ждал подобной реплики. – Я рад, что мой вклад заметен. <br><br>- Вот только... – неуверенно произнес Ким-вей, опустив взгляд обратно на свитки. – Я еще не объяснял Мраку внутреннюю политику Эридейла. Сейчас он, наверное, думает, что Велар здесь, как представитель Траона, а не чиновник Эридейла.<br><br>- А я чиновник Эридейла? – уточнил тот, не утаивая саркастичность. – Впервые слышу.<br><br>Несмотря на то, что Велар давно и хорошо управлял многими делами королевства, никто не говорил прямо, что он является чиновником. Это происходило как-то постепенно и последовательно – поскольку Ким-вей и Велар учились вместе, юноша получил соответствующее образование и без проблем мог перехватить правление в ситуации, когда королю и принцу приходилось отвлекаться на внешние проблемы. Но, поскольку в последнее время этого не происходило, мало кто знал о том, насколько большое доверие ему могут оказать.<br><br>Ким-вей покачал головой. Он не знал, за кого Мрак держит Велара, но он явно заметил, насколько они близки, и оставалось гадать, как он к этому отнесся. Принц не мог избавиться от ощущения, что между ними есть толика взаимной неприязни. Велару, конечно, не мог понравиться Мрак – из-за одного только супружеского статуса по отношению к принцу, который формально мог дать ему право переходить личные границы. А у Велара был... пунктик по поводу перехода личных границ, когда это касалось Ким-вей.<br><br>- Ладно, на совете и обозначим все эти вопросы, – без энтузиазма произнес Ким-вей. – Свиток из Траона не приходил?<br><br>- Ты действительно ждешь от них приглашения? – король холодно усмехнулся. – После всего, что между нами было? Сейчас мы игнорируем существование друг друга, и это – высшее из благ. Король Хагар слег от болезни и много лет не поднимается с постели, на троне сидит кто-то из его детей. Полагаю, наследный принц Траона все еще осваивается, и ему не до нас. <br><br>Ким-вей вздохнул:<br><br>- Хорошо бы...<br><br>Кабинет короля они покинули вдвоем и некоторое время молча двигались по коридору. Когда свернули в первый же раз, Ким-вей повернулся к Велару и спросил:<br><br>- Он прогнал Личию? Не может быть!<br><br>- Не она первая, не она – последняя, – философски отметил Велар. – Ты же знаешь, он не церемонится со слугами, если они не выполняют прямые приказы.<br><br>- Личия была его любимицей, –скорбно сказал принц, смотря вперед невидящим от изумления взглядом. – Она единственная, кто по одному движению брови знала, когда подсунуть ему фруктов, а когда принести четвертую чашку чая с подмешанной туда настойкой. И он ее прогнал? Хочешь сказать, она правда болтала об Айше? Она его даже не знала.<br><br>Велар резко остановился и хмуро взглянул на него:<br><br>- Нам тоже не стоит говорить о нем.<br><br>Но Ким-вей было уже не остановить:<br><br>- Знаешь, Айше не очень понравится это, когда он вернется. Отец выкинул из дворца кучу народа только потому, что они произносят его имя – не думаю, что ему хотелось бы так запомниться людям.<br><br>Ким-вей не понимал, почему Велар смотрит на него так – как на тяжело больного человека, которому не помогают никакие лекарства. <br><br>- Почему ты продолжаешь так говорить? – медленно произнес он, словно не хотел знать ответ. – Он исчез двенадцать лет назад. Почему ты уверен, что он вернется? <br><br>- А почему ты уверен, что нет? – поджал губы Ким-вей. – Он сильнее всех на свете и не мог умереть. Нет на свете той силы, что убила бы его.<br><br>- Именно поэтому, – отрезал тот. – Был бы жив – вернулся бы.<br><br>- Это бесполезный спор, – принц возобновил шаг, оставляя Велара позади. – Когда он вернется, я стрясу с тебя какую-нибудь редкую настойку. Яблочную! <br><br>Сзади послышался тяжелый вздох, и через некоторое время Велар его догнал, ничего не отвечая. Кимдеону тоже, в общем, нечего было сказать. <br><br>Айше говорил, что вернется через пять дней. С тех пор, как он это говорил, прошло двенадцать лет.<br><br>~<br><br>- Не ходи, – лицо юного принца, должно быть, выражало крайнюю степень обеспокоенности, потому что Айше даже присел перед ним, тепло улыбаясь.<br><br>- Я вернусь через пять дней, – заверил он. – Пять дней, и все. Я же всегда выполняю обещания, не так ли? <br><br>Кимдеон смотрел на него, как в последний раз, сам не понимая, почему ощущает такую тревогу. Он пытался запомнить Айше так, чтобы этот образ не покидал его долгое время. У него были такие же белоснежные волосы, как у Кимдеона, только их длина доходила всего до плеч; кожа была смуглее, чем у тяжело загорающего принца, а тело было крепким и жилистым – таким принц хотел стать, когда вырастет, хоть и понимал, что это невозможно, по крайней мере из-за того, что ему было чертовски лень даже держать меч. А у того был меч за спиной размером с самого Кимдеона – как таким вообще можно сражаться?<br><br>У Айше были светло-фиолетовые глаза, которые всегда улыбались. Он был таким добрым и сильным... отпускать его даже на пять дней не хотелось. Потому что Кимдеон откуда-то знал – это будут не пять дней. <br><br>- Ты всегда выполняешь обещания, – ворчливо ответил принц. – Как тогда, когда пообещал, что я пробегу три круга вокруг города, если не запомню структуру наших войск.<br><br>Его пихнули в бок:<br><br>- Тогда ты сам подставился, – счел нужным напомнить стоящий рядом Велар. – А вот мне попало ни за что.<br><br>Айше рассмеялся:<br><br>- Тебе попало за то, что не остановил его, когда он начал говорить глупости. Оберегать его от совершения глупых поступков – твоя работа, как старшего. Понимаешь? – он потрепал Велара по волосам и встал. – Будь ему хорошим старшим братом. <br><br>Айше, вместе с двенадцатью своими паладинами, отправлялся на последние переговоры с королевством Земли. С момента смерти королевы Мистэрии прошло уже пять лет, военные действия почти полностью прекратились, оставалось лишь поставить окончательную точку в войне. Разве могло пойти не так хоть что-то? <br><br>- Айше, – произнес Кимдеон, глядя на того серьезнее, чем когда-либо. – Ты ведь понимаешь, что если ты не вернешься... Эридейл падет? <br><br>- Я никогда этого не допущу, – кивнул тот. – Я вернусь. Обещаю.<br><br>- Стой. Кто... будет управлять сильверьерами? – Кимдеон едва мог придумать еще что-то, чтобы остановить его. Тот звонко рассмеялся и обернулся к своим паладинам:<br><br>- Эй, Карвен! Доверишь своему младшему брату управлять сильверьерами эти пять дней?<br><br>Красивый бородатый мужчина, что уже сидел на лошади, сделал до комичного серьезное лицо:<br><br>- Ренделл Рин! – провозгласил он в сторону опешившего от таких разговоров восемнадцатилетнего, еще совсем "зеленого", сильверьера, пришедшего проводить брата. – Я доверяю тебе руководство сильверьерами до тех пор, пока не вернусь. С гордостью неси звание, что дано тебе.<br><br>- Э... брат, даже если это пять дней, – растерялся юноша, – такая ответственность...<br><br>- Да можно подумать, что-то может произойти за это время, – пробормотал капитан Карвен и уже громче и пафоснее заявил, – тебе доверился сам лорд Айше! Принц Кимдеон и лорд Велар тоже верят тебе. Не подведи королевскую семью! <br><br>Судя по лицу Ренделла, сейчас он отчаянно пытался вычислить, давно ли Айше и Велар официально считаются частью королевской семьи, но дать ему озвучить сомнения не дали. Айше сел на коня и еще раз взглянул на провожающих его детей.<br><br>- Попросите поваров сделать малиновые пирожные к нашему возвращению? <br><br>- Пирожные с малиной ужасны, – заканючил Кимдеон. – Лучше с лимоном. Лимонные вкуснее.<br><br>- Вы оба неправы, – заметил Велар. – Мятные.<br><br>- С голубикой! – послышался сзади непоколебимый голос короля. – Что за слезливое прощание вы здесь устроили?<br><br>Кимдеон обернулся, но на лице его отца не было написано тревоги: напротив, тот легко улыбался, будто сдерживался из последних сил, чтобы не отпустить какую-нибудь шуточку. Растерявшийся от его появления Ренделл Рин стал кланяться, как сумасшедший, а паладины, сидящие на лошадях, приложили к сердцу сжатую в кулак руку и склонили в почтении головы. Кимдеон тогда почему-то задержал на отце взгляд. На светлых, без единой проседи, волосах, счастливому лицу, пышущему здоровьем крепкому телу – он будто знал, что совсем скоро не увидит и этого. <br><br>- Мой король, у Вас отвратительный вкус, – Айше тепло улыбался. – Когда я вернусь, мы еще выясним, какое пирожное самое вкусное. <br><br>Король фыркнул:<br><br>- Непременно. Надеюсь, что тогда это будет самая большая из наших проблем. Пусть свет не покидает ваш путь. Я доверяю вам закончить эту чертову войну, не задерживайтесь почем зря. <br><br>Айше кивнул и направил коня к дороге, и за ним стройными рядами оправились остальные войны. Стук копыт постепенно стихал, и Кимдеону все тяжелее было давить наворачивающиеся слезы. Он не мог сказать, почему ему было так невыносимо тоскливо, когда еще ничего не случилось. Еще ничего не случилось...<br><br>- Эридейл падет, – прошептал он.<br><br>~<br><br>- Почему пал Шархелм? – Ким-вей потер лоб и задумчиво обвел взглядом окружение. – Непонятно...<br><br>Он успел проморгать тот момент, когда Велар ушел, из-за того, что слишком погрузился в себя. Вполне возможно, тот даже сказал что-то дельное перед тем, как уйти.<br><br>- Ох, мне только что пришло в голову, – озарило его. – Этим же занималась Личия. Эй! – он окликнул первую же попавшуюся служанку. – Прикажите поварам приготовить малиновые пирожные к вечеру. Тринадцать штук.</div>