Ruvers
RV
vk.com
image

Кровь с золотом

Часть 1

Реферальная ссылка на главу
<div>Внизу было шумно. Все выжившие уже праздновали перемирие с демонами и прославляли лидеров, что вели их. Дез не прислушивался к их возгласам, в принципе он был с ними в чем-то согласен, даже, несмотря на последующее негодование в их поступках. Стратегия дала время, чтобы пришел их обожаемый король Демонов, и все разрешилось до того, как полегло слишком много воинов, коих вернуть даже исцелением было уже невозможно. Но Дез поражался, как сейчас они могут так искренне радоваться притом, сколько их товарищей и собратьев пало на поле боя. Возможно, Полкан прав. Дез просто не вырос как они в вечных сражениях. Для них погибнуть на поле боя честь, а в мире Деза это бы считалось убийством. Вернес не пошел в пирующий зал, а свернулся по лестнице еще ниже, откуда валил жар и аромат свежее приготовленной еды. То, что это была кухня, догадаться было не сложно. Троица спустилась по лестнице, и глаза Деза ослепил яркий свет от горевшего пламени в печах. Повар со своей свитой активно работал, ведь сейчас в зале творилось безумие, а потому появление трех незнакомцев осталось незамеченным. Повар альфа в черном фартуке постоянно кричал и ругался местным благим матом на своих нерасторопных учеников, те же «поджимая хвосты» носились по кухне как очумелые, выполняя бесконечные указания. В самом помещении было достаточно жарко и потому пот с поваров лил ручьем, но они, словно не замечая жара, продолжали готовку.<br><br></div><div>- О, не ждал я гостей здесь, - засмеявшись произнес, вдруг объявившийся рядом Сайр. Вернес кивнул ему головой в знак приветствия.<br><br></div><div>- Хочу приготовить одну настойку для моего друга.<br><br></div><div>- Малыш войны испугался? – Сайр коварно улыбнулся и закурил трубку, сразу выпуская из легких золотой дым.<br><br></div><div>- Кто бы говорил, самого всю ночь рвало после первой битвы, - вдруг влез в разговор Корос. Сайр усмехнулся и чуть кивнул.<br><br></div><div>- Да, был грешок. Ну, тогда идите к той, - Сайр указал на отдельно стоящую печь, окруженную различными полочками, с выставленными на них травах, - это мой личный уголок. Его никто не смеет трогать, - гордо произнес черноволосый мужчина.<br><br></div><div>- Знаю, поэтому к тебе и пришел, - усмехнувшись, сказал Вернес.<br><br></div><div>- Но зачем было вести за собой свиту? Ты не мог принести настойку к ним? – снова затянув в легкие вредный, но очень сладкий дым с прикусом горечи поинтересовался Сайр.<br><br></div><div>- Комната, в которой родился страх, кажется темной, и сами стены давят на нервы, - спокойно сообщил Вернес и прошел к так любезно одолженному кулинарному рабочему месту.<br><br></div><div>- Нормальные у меня комнаты, - оскорбился Сайр.<br><br></div><div>- Безусловно, но не сейчас, - снова присоединился к разговору Корос, и потащил Деза за Вернесом.<br><br></div><div>Бета же был в искреннем ступоре от того, как рьяно вступили за него эти люди. Он считал постыдным, что он мужчина заистерил, как кисейная барышня. К тому же учитывая то, что за последнюю неделю он только и делал, что впадал в истерики, и даже ему это порядком надоело. Но что-то живое внутри не собиралось подчиняться ни ему, ни стереотипам о мужской доле. Нервы все равно сдавали, трясучка все равно нападала, как бы ни сопротивлялся этому бета. И ему было стыдно за свою слабость, но товарищи вдруг повели себя иначе, чем он ожидал и предполагал. Не смотрели на него с осуждением, а помогали. Даже заступились за него перед Сайром. Теплое чувство заменило холод внутри, хотя чернота никуда не ушла, она словно въелась в волосы, в кожу и теперь всегда была рядом.<br><br></div><div>- О чем задумался? Ты помрачнел прямо на глазах, - поинтересовался Корос, вставая поближе к печке, возле которой уже шаманил Вернес. Дез давно заметил, что Корос отличается особой зябкостью, и стремится всегда туда, где потеплее. Мужчина встал рядом с омегой и облокотился о стол. Ответить что-то было необходимо, потому что Корос проницательный малый, как это выяснилось еще из первой их встречи, и все равно докопается до истины, но ее тем не менее Дез открывать не хотел.<br><br></div><div>- Просто, я не ожидал, что вы так себя поведете. Я думал, что уже достал вас всех своими срывами.<br><br></div><div>- Ну, - начал Корос и положил руку на плечо мужчины, - ты думаешь, что мы родились такими «сильными»? Каждый из нас проходил через то, что чувствуешь ты и каждый из-за своей беды. Это нормально, когда с тобой происходит неизвестное, в котором ты бессилен.<br><br></div><div>- И с тобою такое было? – тихо спросил Дез, и Корос горько усмехнулся.<br><br></div><div>- Было, да еще как. Если бы не Марк, я бы, наверное, утонул во всем этом и сломался. Но он вдруг стал спасением, которого я совершенно не ожидал.<br><br></div><div>- Верно. Так и должно быть. Жизнь не предсказуема, но одна вещь неизменна всегда и везде. Что бы прийти к чему-то великому и важному, нужно пережить страшное. Грустная истина, но сила познается только в боли, как дружба в беде, а мужество в опасности. Вечные грани равновесия. Равноправный обмен, - заговорил вдруг Вернес, задумчиво помешивая прозрачное, с салатовым оттенком, зелье, в котором цветами распустились неизвестные разноцветные травы.<br><br></div><div>- И ты тоже? – спросил Дез, как завороженный, смотря на действия колдуна. Тот приостановился, но спустя мгновение продолжил.<br><br></div><div>- И со мной тоже подобное было, - сказал он, всматриваясь в свое творение, - я не спал ночами, потому что мне снился один и тот же кошмар. Я боялся собственной тени. Не мог находиться один в замкнутом пространстве. Будил своим криком весь Варинлок, - колдун замолк.<br><br></div><div>- И что тебя спасло? – сказал Корос, смотря на мужчину, как ребенок слушающий рассказы старшего товарища о его былых заслугах. Вернес улыбнулся, и от этой улыбки все внутри заледенело.<br><br></div><div>- Холод. Я заморозил собственные чувства, - сообщил колдун и погасил дыханием огонь. Он начал наливать таинственную жидкость похожую внешне на чай в хрустальный стакан, созданный им же буквально на глазах мужчин. Тот вырос в его руках вместе с тем, как горячий напиток выливался из поварешки, - здесь есть лишь два выхода: либо ты поборешь это, один или с кем-то и станешь сильнее, либо сломаешься и умрешь. Но я бессмертен, - сообщил Вернес, не заканчивая предложение, словно предлагая сделать это самому Дезу, и протянул ему стакан.<br><br></div><div>Бета нахмурился. К чему вел Вернес, было понятно, поэтому он принял из его холодных рук контрастно горячий стакан и поднес к губам, подув на кипяток, от которого серой ароматной дымкой поднимался пар. Пах напиток чудесно, аромат трав, сразу вызывал в голове ведения цветущих полей, а чуть легкая сладкая нотка в нем напоминала ягоды, которые так любил Дез. Мужчина сделал небольшой глоток и ощутил, как горячая жидкость обжигает горло и теплом растекается в груди, опускаясь ниже. Вкус был таким же восхитительным, как и запах и Дез с удовольствием осушил изящный хрустальный стакан до дна. Облегченно выдохнув, он протянул пустую чашу Вернесу.<br><br></div><div>- Ну как? – сказал колдун с ноткой удовлетворения.<br><br></div><div>- Он восхитителен! – сказал воодушевленно Дез.<br><br></div><div>Колдун лишь кивнул, и хрусталь разрушился в его руках, превратившись в блестящий пепел. Затем он создал три таких же прозрачных ромбовидных флакончика с изящной гравировкой, налив в них оставшееся зелье и отдал два мужчинам, а один мимо проходящему Сайру, чему тот был несказанно благодарен, пока его не отвлекли по делам. Корос засмеялся лишь с этого и проворчал насколько тот занятой, что даже на благодарности времени не хватает.<br><br></div><div>- Это снадобье не только успокаивает нервы, но и отрезвляет разум. Голова становится чище, и размышлять легче. А по сему, средство не обязательно использовать как успокоительное. Оно может пригодиться как помощник, когда вы будете в тупике собственных мыслей и не сможете найти ответов в них, - Вернес сказал это, проследив взглядом за Сайром, и вновь повернулся к товарищам, - а теперь Дез иди к себе в комнату. Снадобье скоро подействует и тебя потянет в сон. Корос посидишь с ним?<br><br></div><div>- Разумеется. Нам есть, что еще обсудить, - игриво сказал тот, приподняв бровь и прищурившись как кот. Он прижал к себе Деза за плечо, от чего тот весь съежился, - мы же так и не обсудили один интересный момент, случившийся в ночь перед битвой, - мило улыбнувшись, сказал Корос и белокурый мужчина мучительно покраснел, догадываясь, о чем пойдет разговор.<br><br></div><div>Омега засмеялся, похлопав бету по плечу, и шустро утянул из комнаты. Вернес проследил за ними взглядом и спустя пару мгновений тоже вышел из кухни, но направлялся в другом направлении. Он старался ночами спать как большинство в кровати, но эта ночь, как и предыдущая, была для него необычной и вовсе не тем, что он не ночует в гостинице, а тем, куда он направлялся. Вот уже несколько дней, как они прибыли в это место, колдун пропадает за границей разделяющий их страну от страны тьмы. И все с одной целью – найти свою подругу Смерть, которую потерял очень давно. Он белым призраком проскользнул по темным, но оживленным улицам города и незамеченным вышел за его пределы. Вернес не страшился ни жителей города, ни грани. С давних пор он потерял какой-либо страх, как и другие важные чувства. Они были заморожены им же крепким морозом, запечатаны толстым слоем его кристальной магии. Остались лишь эмоции, проявляющиеся в короткой улыбке, в хмурости, в удивлении, но не более того. Он позаботился о том, чтобы ни что не могло разбудить их, ибо боялся снова провалиться в тот пережитый кошмар.<br><br></div><div>Он брел вперед, вдоль границы не переступая ее, и сам не знал почему. Он уже не раз посещал ту сторону, но в этот раз отчего-то нога сама не ступала через расщелину, из которой рвалось блеклое желтоватое сияние, похожее больше на мерцание. Взгляд устремлялся в побледневшую пустынную сторону обиталища демонов. Бесконечная черная в ночи каменная она простиралась до самого горизонта и утратила любые свидетельства недавней битвы. Грунт впитал в себя кровь, не оставляя о ней даже воспоминания, а умершие существа уже развеялись прахом по велению короля. Гниющие трупы могли усугубить положение итак чахлого города, заразив его опасными болезнями, а каменная земля не смогла бы принять такое огромное количество мертвых тел.<br><br></div><div>Небо было чистым и вовсю сверкало своими прекрасными холодными звездами. Как часто он смотрел в него, как часто утопал в этой бесконечности звезд? Он уже сбился с сета, ведь небо было единственным, что напоминало ему о доме. О его настоящем доме, тоска по которому погибла вместе с остальными чувствами. В какой-то момент он начал чувствовать себя частью этого бескрайнего неба, одной из тех сияющих звезд. Нет, он не был самовлюбленным, но эта бесконечная жизнь, этот холодный белый свет в полном мраке неизвестности казались ему такими знакомыми. Ночной ветер принял в свои объятия хрупкую на фоне величия пустыни белую фигуру и по белоснежной коже пробежали мурашки, но колдун лишь подставил ему на встречу свое лицо, полностью отдаваясь приятной ночной свежести. Белоснежные волосы, собранные в своеобразный неполный хвост, норовили из него выпутаться и свободно развеется. Из груди вырвался вздох и развеялся в небытии вместе с ветром.<br><br></div><div>- Сегодня не переступаешь грань, - вдруг послышался уже знакомый яркий мужской голос с легкой хрипотцой, словно тот много говорил или кричал весь день.<br><br></div><div>Колдун не вздрогнул и продолжал идти вдоль границы, лишь взглянув в сторону нежданного знакомого. По другую сторону расщелины на расстоянии одного локтя от Вернеса шел огненный демон. Он был в своем ином обличии, больше похожем на человека, чем предыдущее. Огненные волосы перестали «полыхать», а опустились, заметно укоротившись, рыжей копной немного кучерявой, но все так же беспорядочно, едва закрывая шею и уши. В алых глазах еще полыхало золотое пламя, но оно словно затаилось на время, и все же веко вдоль черно-рыжих ресниц было черным, будто обожженное этим пламенем. Лицо было молодым, что присуще разумным демонам, но даже при этом имело более грубые черты, нежели у Вернеса. Ростом они были почти одинаковы, и теперь это было точно, потому что у демона наконец-то появились ноги, и он твердо и уверено на них стоял. Облачен же огненный был в черно-рыжую одежду, представляющую собой легкие доспехи, напоминающие засохшую лаву, разбитую на мелкие кусочки, из-под трещин между которыми проникал рыжий свет. Доспех закрывал лишь спину грудь и места ниже пояса, свисая распадающимся на осколки полотном до колен. Закреплен он был черной цепью, на которой красовался небольшой кинжал, надобность которого Вернесу была не понятна. Под доспехом у демона была темно-рыжая хлопковая рубаха, а на руках от локтя до запястья красовались черные наручни, с золотым рисунком в виде древних символов. Ноги демона были облачены так же в черно-рыжую ткань, а на голенях красовались черные сапоги, частично покрытые доспехом. По телосложению демон был немногим крупнее Вернеса, можно даже было считать, что они практически равны, но вот менталически выяснить, кто сильнее было практически невозможно для обоих. Демон ухмылялся, но без хитрого прищура, открыто демонстрировал свою заинтересованность в кристальном колдуне.<br><br></div><div>Оба шли вдоль расщелины так близко, что казалось, один из них точно вот-вот оступится, и нога обязательно провалится прямиком в нее. Это бы не было трагедией, ибо больше ноги туда ничего бы больше не пролезло, но вот получить травму в такой ситуации можно было запросто. И тем ни менее оба шли по грани, смотря друг другу в глаза, пытаясь прочитать мысли соперника.<br><br></div><div>- Неужели боишься ступить за эту грань? – прошептал заговорчески демон.<br><br></div><div>- А ты? – холодно ответил колдун, не сводя ледяных голубых глаз. Словно лед и пламень сошлись сейчас на этой границе двух не просто стран, но миров.<br><br></div><div>Демон ухмыльнулся, оскалив длинные белоснежные клыки, что так же было привычной характеристикой демонической разумной расы. Внезапно грань была нарушена. Огненный демон, стоя все так же по другую сторону, тем не менее схватил светлого колдуна за холодную руку притянув ближе к грани, так что оба оказались друг перед другом, и отделала их лишь эта небольшая расщелина. От близости огненного демона все тело колдуна обдало жаром, живущего внутри того пламени. Даже небольшая разница в росте сейчас казалась огромной, и огненный с искренней ухмылкой смотрел в глаза мужчине сверху вниз. Вернес напрягся, но не отступился, с одной стороны из-за гордости, с другой из-за невозможности, ибо демон крепко сжимал его руки.<br><br></div><div>- Что ты творишь, Кресрод? – спокойно и строго спросил колдун, но голос предательски дрогнул, когда на губах он ощутил жар пламени демона, стоящего так близко. Ожог на шее заныл, напоминая о недавнем позорном проигрыше на поле битвы.<br><br></div><div>- Проверяю, ты ведь сам не скажешь, – с ухмылкой произнес Крес.<br><br></div><div>Желтоватое свечение обволакивало ноги обоих, напоминая об опасной грани, на которой оба стоят. Такое малое расстояние, но такое опасное, как не опасно ни одно место в этих мирах для обоих. Выйти демону без позволения короля за границу значило предательство короны, вход же чужака на черную землю сулило тому скорую смерть в лапах черных существ. И сейчас оба были на этой грани, касаясь друг друга, но не переступая ее. Ледяной взгляд впивался в огненный, и две стихии пытались побороть друг друга уже в них. Демон больно сжимал запястье колдуна, не позволяя тому уйти, колдун не сопротивлялся, узнав еще днем, что это лишь лишняя трата сил, но и не позволял демону приблизить его еще. Холод и жар смешивались, создавая опасное напряжение на созданном воздушном пространстве между телами. Демон протянул вторую руку и одним движением сорвал заколку, держащую до этого белоснежные локоны. Те сразу были пойманы потоком ночного ветра и начали развиваться подобно белому пламени. Но колдун даже при этом не пошевелился, изображая всем видом ледяное спокойствие, и лишь демон видел, как на самом деле напряглось изящное тело под светлым плащом. Рука с волос скользнула на хрупкую шею ровно на ожог, который в точности совпал с рукой огненного. Кресрод начал притягивать к себе колдуна и склонятся к нему сам, сокращая и без того опасное расстояние. Ухмылка не сходила с его лица, а глаза изучающее смотрели на колдуна, ожидая чего-то интересного. Губы обоих почти соприкоснулись, когда между ними внезапно вырос полупрозрачный хрустальный кинжал, который держал второй рукой Вернес, и губы обоих коснулись лишь его, находясь так близко и так далеко одновременно. Колдун не закрыл глаза, до последнего следя ледяным взглядом за действиями огненного. Каждый понимал, что сейчас они проверяют друг друга. Проверяют на прочность, на решительность. Ощутив холод клинка, а не мягкость чужих уст на губах, демон залился громким раскатистым смехом, который подобно грому разнесся по обе стороны бесконечности, и отстранился от колдуна, отпустив наконец-то того.<br><br></div><div>- Сейчас я не могу выйти, но скоро эта жалкая трещина перестанет быть преградой для меня и тогда, – демон резко опустил голову, посмотрев горящими огнем глазами исподлобья, - мы встретимся снова.<br><br></div><div>После этих слов демона разом окутал огонь, в один миг растворяя в себе когда-то осязаемое тело. Колдун отстранил от своих уст изящный хрустальный клинок, смотря на остатки пламени, уже пропадающего в ночи.<br><br></div><div>- Я знаю, - сказал спокойно колдун, но вдруг почувствовал, как где-то в глубине пропустило удар давно замершее сердце и все тело содрогнулось от пробежавшейся по венам ледяной, как воды северного океана крови.<br><br></div><div>Вернес нахмурился и цокнул, сжав прекрасный клинок в руке, а затем живо убрал его за пояс, стремительно направившись в сторону города. Ночная прогулка была испорчена. То, что он так тщательно убивал в себе годами почти столетиями вдруг начало снова оживать. И первым начал рождаться никто иной как гнев.<br><br></div>