Ruvers
RV
vk.com
image

Континент Доуло

Мэн Ижань тоже владеет скрытым оружием?

Несмотря на то, что Тан Саню не терпелось спасти Сяо У, он не был ослеплен этим желанием. Он знал, что ему нужно восстановиться, прежде чем поглотить кольцо духа, которого он убил. Теперь у юноши не осталось времени беспокоиться о возможных опасностях. Сидя на земле, Тан Сань тяжело дышал, восстанавливая энергию, а после медитировал, чтобы восстанавливалась и сила духа. Тогда же случилось то, чего Тан Сань боялся больше всего. Когда кольцо образовалось над человеколиким пауком, из кустов выскочило трое. Хотя вовсе не был сильный и опасный зверь, но юноша, увидев трех человек, почувствовал, как его сердце ушло в пятки. Из всей троицы Тан Сань узнал двоих мастеров. Они встречались не так давно, это были Морская змея Чао Тяньсян и ее красивая юная внучка Мэн Ижань. Рядом с ними стоял третий человек, высокий и тощий старик. На вид ему было не меньше семидесяти лет, волосы его, как и у Чао Тяньсян, покрылись сединой. Он опирался на длинный, выше четырех метров, посох с драконьей головой. Эта довольно причудливая и замысловатая голова казалась живой. Морщины, что разрезали лицо старика, говорили о его возрасте. Его опоясывали восемь колец духа: два желтых, три фиолетовых и три черных. Пусть качеством колец он и был лучше Чжао Уцзи лишь на тысячу лет, у него все же их было восемь. Это означало, что его ранг превышал восьмидесятый, титул — Дух Доуло. Нет необходимости спрашивать, кто это, Тан Сань понял все и так. Это был муж Морской змеи, дедушка Мэн Ижань, Драконий гун Мэн Шу. Наконец-то вся семья собралась вместе. Драконьему гуну даже не нужно было высвобождать свою силу духа, от одним только колец у Тан Саня сперло дыхание. Даже если бы Чжао Уцзи и другие были здесь, они бы все равно оказались в невыгодном положении. Непревзойденное семейство дракона и змеи поначалу даже не обратило внимание на медитирующего Тан Саня. Они были сосредоточены на мертвом пауке. За секунду выражения их лиц изменились. — Нет! Как так?! Почему?! — закричала Мэн Ижань. — Кто? Кто убил моего паука?! Мэн Ижань переоделась в зеленый обтягивающий костюм, он придал ей некоторой мужественности, но Тан Сань был не в том состоянии, чтобы по достоинству оценить ее новый облик. Услышав голос девушки в темноте, юноша не сдержал горькой улыбки. Какое своевременное совпадение! Некоторые события могут вообще не произойти в вашей жизни, но, если судьба решит поиграть, нечто экстраординарное случится дважды за совсем небольшой промежуток времени. Конечно, Тан Сань и не надеялся, что эта семья не обнаружит его. Драконьему гуну нужно было лишь слегка прислушаться, чтобы уловить дыхание Тан Саня или даже биение его сердца. Бежать тоже не вариант, и юноша не собирался удирать. Благородный муж всегда берет на себя ответственность за свои деяния. С тех пор как Сяо У схватили, он изменился. Исключая его ярость и злобу, Тан Сань стал более решительным. — Я убил его, — сказал Тан Сань, поднимаясь с земли. Сейчас он немного восстановился. Голос Тан Саня мгновенно привлек внимание. Мэн Ижань увидела растрепанного Тан Саня. Сначала девушка не узнала его, а потом расплакалась. — Ты...ты...снова ты... — Я не знаю, почему так совпало, но на этот раз это действительно был я, — криво усмехнулся Тан Сань. — Этот паук был вашей добычей? Мэн Ижань не сводила взгляда с юноши, лицо ее было ярко-красным от гнева. Увидев Тан Саня, Морская змея нахмурилась и что-то прошептала на ухо Драконьему гуну. Сразу после на юношу уставился и старик. Мэн Шу казался старым, но его глаза были ужасающе пронзительными. У Тан Саня никогда не было таких. Между Тан Санем и Драконьим гуном было не менее тридцати метров, но старик заставлял юношу чувствовать себя так, будто они были лишь на расстоянии вытянутой руки. — Так ты и есть Тан Сань? — холодно спросил Мэн Шу. Говорил он довольно четко, совсем не как старик. Тан Сань кивнул. — Знаешь ли ты, что мы целый день гонялись за этим пауком, чтобы убить его. Если бы не его раздражающая паутина, он бы давно стал кольцом Ижань. Человеколикие пауки очень редкие, потому что их не признают другие духи. Даже в лесу Синдоу они почти не водятся, потому они гораздо ценнее, чем фениксохвостые змеи. Тан Сань слегка побледнел, но он не показал страха. — Я знаю об этом, — равнодушно сказал. — Но вы хотите сказать, что, когда этот паук выпрыгнул на меня, я должен был просто стоять и ждать, пока он меня убьет. — Ты уверяешь, что сам убил этого зверя? — нахмурился Мэн Шу. Тан Сань кивнул. Драконий Гун и Морская змея переглянулись, и увидели в глазах друг друга удивление. Несмотря на то, что человеколикий паук не был сильным духом, но его тысячелетнее кольцо ценилось довольно высоко. Пусть и без паутины, но хорошо защищенного паука с острыми монами убил двенадцатилетний ребенок. Это и правда выходило за пределы всякого понимания Непревзойденной пары. Чао Тяньсян уже была высокого мнения о Тан Сане, но сейчас оно возросло еще больше. Раньше, когда Мэн Ижань проиграла Тан Саню, она не слишком задумывалась об этом, но теперь старуха действительно осознала, что ее внучка — недостойная противница для этого юноши. Мэн Шу взмахнул посохом, белый поток вырвался и перевернул паука. Старик увидел поврежденные глаза и мысленно кивнул. Пусть он не знал, как Тан Сань это сделал, Драконий гун понял, что, раз этот юноша напал на этого духа, он умеет сохранять спокойствие перед сильными противниками. Снова взглянув на Тан Саня, Мэн Шу не смог сдержать своего восхищения. — Дедушка, ты должен встать на мою сторону! Все-таки Мэн Ижань было всего шестнадцать лет, как она могла не злиться, зная, что оба ее кольца из-под носа увел один и тот же человек. Мэн Шу погладил внучку по голове, тем самым говоря ей не беспокоиться. После старик снова взглянул на Тан Саня и сказал: — Тан Сань, предлагаю тебе два варианта. Я, Драконий гун Мэн Шу, уже давно хожу по миру, и я не безрассуден. Любой должен был защитить себя, столкнувшись с пауком, но эти два раза, когда ты помешал моей внучке, так просто не забудутся. Тан Сань изо всех сил пытался восстановиться, слегка поигрывая черной коробочкой в руке. Этот ящик можно было использовать не один раз. Он хранил в себе сорок восемь стрел и мог выстрелить три раза, но на каждый выстрел нужно было натягивать резинки заново. В прошлой жизни это оружие было довольно известным. Оно носило имя Божественный арбалет Чжугэ [1]. В этом арбалете было шестнадцать отверстий с одной стороны, и он мог одновременно стрелять шестнадцатью болтами. На расстоянии пятьдесят метров он пробивал золото и камень, причем довольно хорошо. В прошлом клан Тан поссорился с другим кланом. Когда они послали людей из своего клана, даже учеников главной ветки не вызвали. Враги были повержены сотней учеников побочного клана с арбалетами в руках. Никто не выжил. После этого имя Божественного арбалета Чжугэ прогремело на всю страну. Этот арбалет был одним из самых сильных механических оружий, исключая Лотос Будды, Иглу цветка груши, Хвост павлина и другие редкие виды. Тан Сань, конечно, знал, что арбалета недостаточно, чтобы представлять угрозу для Драконьего гуна или Морской змеи, но Мэн Ижань точно не сможет заблокировать его. Если они будут давить на Тан Саня слишком сильно, он всегда сможет использовать скрытое оружие, чтобы сбить кого-нибудь с ног. — И что же вы мне предлагаете, господа? — безразлично спросил Тан Сань. Божественный арбалет Чжугэ был практически заведен, нужно было лишь выиграть разговором немного времени и вступить в этот неравный бой. Не говоря еще о том, что у Тан Саня было много другого скрытого оружия. Если бы эти двое захотели убить его, выжить было бы непросто. — Мои варианты очень просты. Первое — ты станешь частью нашего клана, и тогда твоя кража кольца Мэн Ижань будет прощена. Ты дважды всё испортил и, получив это бесценное кольцо человеколикого паука, только зря потратил его. Стать частью клана? Это выглядело просто, но на деле это означало пожизненное обязательство. Ни один духовный мастер не сможет предать клан, к которому присоединился. Они должны были стать чуть ли не частью семьи. Все, что ты делаешь, будет регулироваться кланом. Но, естественно, к мастерам из больших кланов относились с почтением. Обязательным условием для вступления в клан была невероятная сила, но были и исключения. В нынешнем положении Тан Сань станет членом клана навсегда. Мэн Шу восхищался талантом юноши, такие уникумы, как он, встречались очень редко. — Простите, старейший, — Тан Сань покачал головой. — Я привык к свободе и не люблю, когда меня ограничивают. Но кое в чем вы все-таки ошиблись — кольцо не было потрачено впустую. Если бы не ваше появление, я бы уже начал поглощать его. — Что? — испуганно вздохнула Чао Тяньсян и уставилась на Тан Саня. В тот же момент она коснулась руки своего мужа. Драконий гун был женат уже не одно десятилетие, и он прекрасно понимал, что хотела сказать его Морская змея. — Тан Сань, ты понимаешь, что ты не сможешь поглотить это кольцо без моего разрешения? — безразлично произнес старик. Пусть тон голоса Мэн Шу и не изменился, Тан Сань почувствовал, как его жажда убийства гуна давит на него. — Если так, значит, паук умер напрасно, — сказал Тан Сань. — Нам очень подходит это кольцо. Даже если он умер напрасно, мы все равно не отдадим его постороннему так легко. В этом мире это нечто вроде неписанного правила. Если ты станешь частью моего клана, я не только позволю тебе забрать кольцо, но и защищу тебя. Что насчет этого? То, что сам Драконий гун уже дважды пригласил Тан Саня в клан, говорило о том, что Несравненная пара дракона и змеи по-настоящему уважали талант юноши. В конце концов, этот ребенок был довольно мал, и его перспективы невозможно было измерить. — Я могу стать частью вашего клана, но при одном условии, — внезапно подал голос Тан Сань. — Теперь ты смеешь ставить мне условия? – Мэн Шу нахмурился. — Пусть скажет, — произнесла Чао Тяньсян, коснувшись любимого мужа. — Некоторое время назад мы натолкнулись на очень сильного духа, он схватил мою подругу, — ответил юноша, печально глядя на стариков. — Если вы поможете мне освободить ее, я обещаю присоединиться к вашему клану. Если же она мертва, то я прошу помочь мне отомстить. — Лишь убить духа? — удивленно переспросил Мэн Шу. — Разве тебя сопровождал не Чжао Уцзи? — Чао Тяньсян действовала осторожнее, чем ее муж. — Хочешь сказать, что он не смог остановить его? Тан Сань кивнул. — То, что его не одолел Чжао Уцзи, не означает, что и я не смогу, — презрительно фыркнул Драконий гун. — К тому же, нас двое. Разве в лесу Синдоу водятся такие духи, которых мы не могли бы победить? Тан Сань, что это был за зверь? — Человекоподобная обезьяна-гигант, около десяти тысяч лет. Мэн Шу был самым сильным духовным мастером из всех, кого только встречал Тан Сань. Если бы он согласился помочь спасти Сяо У то, естественно, юноше стало бы намного легче и лучше, чем если бы Тан Сань спасал ее один. Как он мог упустить такую возможность? Но Непревзойденная пара дракона и змеи тут же напряглась, когда услышала название духа. Презрение в глазах Мэн Шу исчезло, Чао Тяньсян нахмурилась еще сильнее и покачала головой. — Для нас это невозможно, — разочаровала женщина Тан Саня. — С вашей силой это все еще невозможно? — в нетерпении спросил Тан Сань. — Да что ты понимаешь?! — рявкнул Мэн Шу. — Человекоподобная обезьяна-гигант — совершенно иной уровень силы, древней и невероятно великой. Как речь может идти о нас, если даже Титул Доуло дважды подумает, прежде, чем заговорит о победе?! Кроме того, я знаю, что в Синдоу водится лишь одна обезьяна, и ее возраст не может исчисляться лишь десятью тысячами лет, он совершенствовался как минимум шестьдесят тысяч лет. Он поистине повелитель леса. Также у него есть еще более страшный и сильный старший брат. Только Титулы Доуло обеих империй осмелились бы попытаться убить их. — Старый черт, нам стоит немедленно уйти. Я не ждала, что на окраине объявится обезьяна. Это плохое предзнаменование. Однако, похоже, он в хорошем расположении духа, раз не убил никого, иначе этот малыш перед нами сейчас не стоял бы, — сказала Морская змея Мэн Шу. Непревзойденная пара дракона и змеи знали лес Синдоу лучше, чем Чжао Уцзи. Также Тан Сань знал, что обмануть людей с их титулами было невозможно. Но слова Мэн Шу заставили юношу испытать отчаяние. Юноша считал обезьяну очень сильным существом, но, услышав то, что знает Драконий гун, Тан Сань понял, что его оценка недостаточна. Обезьяна оказалась гораздо сильнее, чем представлял юноша. И еще старший брат обезьяны, который был сильнее. Для того, чтобы появилась возможность победить их, необходимо было собрать Титулы Доуло с обеих империй. Это было равносильно смертельному приговору для Сяо У, и Тан Сань все еще не понимал, как зверь такого уровня могу оказаться на окраине леса. — Малыш, не вини обезьяну за то, что она может посмеяться надо мною. У меня нет времени, чтобы тратить его на тебя, — Драконий гун чувствовал обиду от того, что не мог одолеть обезьяну. — Если ты станешь частью клана, я помогу тебе поглотить кольцо. В противном случае у тебя остается только второй вариант — оставить руку в качестве компенсации за обиду моей внучки. Тан Сань оправился от своего уныния, поднял голову и посмотрел на стариков. Он прекрасно понимал, насколько велика была разница между ними, не говоря уже о том, что они были намного старше. Однако сейчас в сердце мальчишки проснулось упрямство, и он не захотел идти на компромисс. Юноша поднял арбалет и наставил его на семейство. — Поскольку вы не можете помочь мне, я также не могу присоединиться к вашему клану. Если вам нужна моя рука, вы заберете ее сами. Хотя сила духа и не восстановилась, физически Тан Сань все же немного оправился. По крайней мере, он сможет завести арбалет. Мэн Шу не ожидал, что Великий духовный мастер ослушается его. Он ударил посохом об землю, раздался грохот, похожий на землетрясение. Если бы Тан Сань не прислонился спиной к дереву, он бы точно рухнул от этого мощного взрыва силы духа. — Раз уж ты так жаждешь смерти, я исполню твое желание, — с нажимом сказал Драконий гун, он был готов убить его. Раз уж этот этот юноша не мог быть ему полезен, то не было и смысла оставлять ее в живых. В этот момент, когда Мэн Шу приготовился к атаке, раздался хриплый голос: — Господин Драконий гун, не будьте слишком строги. Фигуры быстро приближались. Впереди шел Чжао Уцзи, а за ними ученики Шрека, все они выглядели уставшими. Они без отдыху искали Тан Саня. Ранее паук своим криком привлек внимание Непревзойденной пары, а также дал группе из Шрека наводку. Но они были слишком далеко для того, чтобы знать, куда идти. Посох же указал им путь, и Чжао Уцзи быстро повел подростков вперед. Увидев учителя и друзей, Тан Сань тут же расслабился и едва не свалился. К счастью, Дай Мубай быстро подбежал к другу и поддержал его. Раны юноши от схватки с обезьяной были довольно тяжелыми, и, хотя он съел сосиску, полностью он так и не восстановился. Плюс, он долго бежал, а также поучаствовал в битве ума и храбрости с пауком. Тан Сань был совершенно истощен. Если бы не сила воли, он бы давно свалился в обморок. Оскар тоже подбежал к соседу и протянул ему две сосиски. Тепло от еды разлилось в животе и груди у Тан Саня, и он почувствовал себя намного лучше. Эффект восстановления Оскара после его продвижения на новый титул хорошо продвинулось. Пусть восстановление силы духа и физического состояния не суммировалось при приеме двух сосисок, тем не менее, две — лучше, чем одна. Увидев Чжао Уцзи, Драконий гун никак не изменился в лице, Непревзойденная пара дракона и змеи не боялась Чжао Уцзи. Учитель в душе заворчал, когда увидел посох с головой дракона, особенно сильное впечатление производили восемь колец. Чжао Уцзи использовал Аватар, и сейчас его сила была вполовину меньше. Даже с Морской змеей он не справился бы, не говоря уже о Драконьем гуне. — Должно быть, вы господин Драконий гун, для меня, Чжао Уцзи, большая честь познакомиться с вами. — Недвижимый светлый король, нет нужны церемониться, — Мэн Шу посмотрел на Чжао Уцзи с лицом «протянутая рука не ударит по лицу с улыбкой». — Разве ты не учишь своих подопечных тому, что наш клан Мэн нельзя обижать? Вам было недостаточно змеи, и твой ученик убил добычу моей дочери. Ты не хочешь мне ничего объяснить? — Драконий гун, я понимаю, что произошло недоразумение. Кроме того, хоть я и учитель этих детей, Тан Сань не мой ученик. Его учитель — другой человек, я не смею называть себя так. — А? — Мэн Шу на мгновение растерялся, его сердце забилось быстрее. «У этого юноши, Тан Саня, такой талант, может ли его учителем быть...» — задумался старик. Чжао Уцзи был довольно проницателен, он сразу же заметил нерешительность на лице Мэн Шу. — Драконий гун, можно ли поговорить с вами на расстоянии шага? Мэн Шу слегка нахмурился, но все же кивнул. У него было преимущество, потому он не боялся какого-то Чжао Уцзи. Ударив посохом о землю, старик перенесся на двадцать метров вперед. Учитель последовал примеру Мэн Шу и тихо что-то ему прошептал. Лишь на секунду лицо Драконьего гуна исказилось от удивления, а после оно постепенно посерело. Чжао Уцзи же наоборот был спокоен и вежлив, через мгновение он уже закончил разговаривать. Мэн Шу вернулся к жене и внучке, что-то шепнул Морской змее, она тоже ужасно удивилась. Пара снова посмотрела на Тан Саня, но теперь взгляд их был несколько иной. И это изменение не могло не быть не замечено юношей. Что такого сказал им Чжао Уцзи? Что Гуру — учитель Тан Саня? Но, пусть он и разбирался в духах лучше, чем кто-либо еще, на практике мужчина был довольно слаб. Ее недостаточно, чтобы возыметь давление на Непревзойденную пару дракона и змеи. — Значит, он ученик Гуру, — ожидаемо произнес Мэн Шу. — Не ожидал, что его теория получит шанс на подтверждение. Я отпущу тебя только потому, что ты ученик Гуру. Однако помни, мальчик, если что-то подобное произойдет снова, мне будет все равно, кто тебя обучает. Мы уходим. Закончив, он собрался покинуть место случайно встречи. — Дедушка, — обеспокоенно обратилась к дедушке и бабушке Мэн Ижань, взглянув на них. — Дедушка, он два раза украл моих духов. Неужели ты просто оставишь это так? Мэн Шу беспомощно посмотрел на свою внучку: — Так чего ты хочешь? Дедушка очень стар, нельзя нечестно поступать с теми, кто младше нас. Лучше оставить как есть. — Нет, я не могу так, — воспротивилась Мэн Ижань. — Если я не получу это кольцо, то он точно его не получит. Поскольку ты отказываешься говорить за меня, я займусь этим сама. Тан Сань, если ты настоящий мужчина, сразись со мню снова. — Ты хочешь снова побороться со мной? — нахмурился юноша. — Тебе мало предыдущего проигрыша? Сосиска Оскара и правда нечто, за столь короткое время Тан Сань успел восстановиться духовно на треть, а физически еще больше. Цвет лица юноши стал гораздо лучше. — Да, мне нужно снова сразиться с тобой, — кивнула девушка. — Не думай, что снова победишь меня, если сделал это один раз. Я не буду пользоваться твоим истощением. Мы будем биться по-другому. Ты уже дважды забрал добычу у меня из-под носа, поэтому возможность выбрать вид состязания я оставляю за собой. Тан Сань сделал тяжело вздохнул. Он неторопливо вышел вперед, состояние юноши было уже вполне стабильно: — И что же за состязание? В случае с Мэн Ижань Тан Сань решил, что даже без силы духа, он сможет рассчитывать на скрытое оружие, чтобы сразиться с ней. Божественный арбалет Чжугэ в его руках был первоклассным механическим оружием. Хотя юноша и знал, что он не может из-за договора с Мэн Шу убить его внучку, но все же лишить ее возможности биться он был вполне в силах. Мэн Ижань с ненавистью посмотрела на Тан Саня и произнесла: — Если я выиграю, ты не сможешь забрать кольцо, если же ты — оно, естественно, станет твоим. Что касается этого паука, Тан Сань был полон решимости получить его. Поглотив его, он полностью восстановит свои силы и сможет найти Сяо У. — Ладно, так в чем будем соревноваться? Непревзойденная пара не спешила уходить, они не перебивали и поддерживаю свою внучку. Муж и жена время от времени переговаривались, но разобрать их слов было нельзя. Чжао Уцзи же нахмурился, он не думал, что Мэн Ижань будет той веточкой, выросшей из ствола. Если бы он не рассказал Мэн Шу пару секретов, как бы он просто так отпустил Тан Саня? Мэн Ижань только открыла рот, чтобы сказать, но Оскар перебил ее: — Погоди минутку, это несправедливо. Все обратили свой взгляд на Оскара, он подошел к Тан Саню. — Этот паук точно был убит Тан Санем, — уверенно начал юноша. – Даже если вы ранили его ранее, он все равно один сделал половину работы. И сейчас только Тан Сань может поглотить кольцо. Так что твое пари нечестное. — Тогда чего же ты хочешь? — в глазах Мэн Ижань мелькнула зловещая искорка. — То, чего я хочу это... Если ты проиграешь, естественно, не сможешь помешать Тан Саню поглотить кольцо. В то же время, разве ты не можешь заплатить небольшую компенсацию? Я не прошу ничего особенного, лишь поцелуй Тан Саня разок. — Сяо Ао, — застонал Чжао Уцзи. Ему не хотелось, чтобы Драконий гун снова пришел в ярость. Но реакция старика удивила мужчину. — Хорошо. Решено, — спокойно сказал Мэн Шу. — Все же у молодежи должно быть немного страсти. Произнеся это, Драконий гун улыбнулся, а Морская змея слегка покраснела. Оскар и понятия не имел, что своим предложением пробудит в паре воспоминания. В юности, когда Драконий гун впервые повстречал Чао Тяньсян, он заключил с ней пари. Ставкой стала ее благосклонность. Наконец, проводя время вместе, они, по всеобщему признанию, удачно сошлись. Но изначально эта ставка сыграла решающую роль. Оказалось, что условие Мэн Шу было точно таким, что и у Оскара. Пусть в глазах Непревзойденной пары Тан Сань и выглядел внешне весьма посредственно, он и близко не был похож на красавца Дая Мубая, но его талант и сказанное Чжао Уцзи заставляли стариков смотреть на юношу с невероятным одобрением. Что же казалось их внучки, то эта пара давно все предусмотрела. Им хотелось посмотреть, сможет ли Тан Сань в таких условиях снова превзойти их внучку. Мэн Ижань удивилась решению своего дедушки, но не возразила, так как была абсолютно уверена в том соревновании, которое собиралась предложить. Тан Саню не терпелось поскорее поглотить кольцо, остальное его не волновало. В любом случае, это безобидный спор. Юноша жестом пригласил Мэн Ижань. Едва не испепелив Тан Саня взглядом, девушка подняла правую руку, на ее безупречном запястье блеснул нефритовый браслет. Мэн Ижань держала матерчатый мешок. Очевидно, что это кольцо было духовным инструментом. По длине этот мешок был около двух чи (60 см), а по ширине — половину чи (15 см). Мэн Ижань развела руками, и мешок раскрылся. Все отчетливо увидели на ткани множество одинаковых по форме коротким лезвий. У клинков отсутствовали гарды [2], но Тан Сань как истинный эксперт рассудил, что это были метательные ножи. Они были довольно грубо сделаны, а также простоваты, ничего, кроме двух кровавых борозд их не выделяло. Рукоятки где-то три цуня по длине, а лезвия — пять. Довольно хороший материал, который слегка поблескивал. — У меня здесь тридцать шесть Разбивающих дух ножей. Каждый берет себе восемнадцать. Далее я попрошу дедушку потрясти то дерево, что в двадцати метрах от меня. Мы должны одновременно метнуть ножи. Побеждает тот, кто пронзит больше всего листьев, но, главное, нож должен увязнуть в дереве. Ножи, что не попали в ствол, не считаются. Закончив говорить, Мэн Ижань заметила, что ученики и учитель Шрека стали вести себя как-то странно. Недвижимый светлый король Чжао Уцзи смотрел на нее, широко раскрыв глаза и часто моргая. Четыре зрачка злых глаз Дая Мубая на секунду слились в два. Оскар использовал свою силу, чтобы закрыть себе широко раскрытый рот. Ма Хунцзюнь пошатнулся и едва не упал на землю. Холод Чжу Чжуцин отступил, дав место удивлению. Нин Жунжун захихикала, а после громко рассмеялась. И тут девушка столкнулась взглядами с Тан Санем, на его лице играла улыбка, не похожая на улыбку. С тех пор, как Сяо У похитили, он впервые расслабился настолько, что даже положил арбалет обратно в Двадцать четыре лунных моста. — Вы идиоты, что ли? Или ты боишься принять вызов? — спросила Мэн Ижань с насмешливым видом, увидев выражения лиц учеников Шрека. Оскар закрыл рукой широко открытый рот, сдерживая смех. — Как же мы можем отказаться? Твое соревнование просто блеск! Юноша уже обдумывал, куда Мэн Ижань должна будет поцеловать Тан Саня. Соревнование скрытых оружий с учеником клана Тан. Просто блеск. Даже Чжао Уцзи сейчас улыбнулся. Мэн Ижань, конечно, не знала, о чем все думали. — Ты снова отдыхаешь? Разве это похоже на то, что я запугала тебя? Тан Сань не был настолько хитер, как Оскар, а потому беспомощно повертел головой и сказал: — Все в порядке до тех пор, пока ты не начнешь потом говорить, что это я тебя запугал. Начинаем? Если бы соревнование заключалось в чем-то еще, Тан Саню бы понадобилась подготовка, но Мэн Ижань предложила метание ножей тому, кто всю свою жизнь посвятил скрытому оружию, ученику клана Тан. Не говоря о том, что юноша неплохо восстановил силу духа, даже без грамма ее он бы все равно не позволит себе поверить в то, что может проиграть Мэн Ижань. Девушка бросила мешок Тан Саню. Она была полна уверенности. Она указала на большое дерево примерно в двадцать метрах от них. — Вот это наша мишень. — Хорошо, — сказал юноша, взглянув на дерево. Рукоятки ножей Тан Саня были перевязаны синими лентами, Мэн Ижань — красными. Перепутать было сложно. Мэн Ижань не видела выражения лиц друзей Тан Саня, но вот ее бабушка с дедушкой видели все. Они не понимали, почему эта компания из Шрека выглядела так, будто бы уже победила. Девушка с детства любила оружие, особенно короткое. Драконий гун Мэн Шу специально нашел кузнеца, чтобы он сделал для Мэн Ижань метательные ножи. Девушка часто практиковалась с ними. Она могла со стопроцентной вероятностью поразить цель с расстояния в тридцать метров. Но, конечно, за малое количество времени она могла метнуть только восемнадцать ножей. Предлагаемые ею условия составляли ее предел. *** [1] Чжугэ Лян — китайский полководец и государственный деятель эпохи Троецарствия (Саньго). Его сын Чжугэ Чжань также стал видным военным и государственным деятелем. Чжугэ Ляну приписывают внедрение многозарядных арбалетов чо-ко-ну (Чжугэ ну). [2] Гарда или гард — часть эфеса клинкового холодного оружия, защищающая руку от оружия противник.