Ruvers
RV
vk.com
image

Континент Доуло

Лесной царь, человекообразная обезьяна-гигант

<div>— Но хуже всего бессмысленная резня. Одному духовному мастеру за жизнь необходимо самое большее — девять колец. Но скольких зверей он убьет по пути? Не говоря о других, даже мы, сталкиваясь в пути с агрессивными десятилетними или столетними духами, не можем не действовать. А у тех, кто зарабатывает охотой на них, число растет в геометрической прогрессии. Много лет спустя у духовного мастера не будет возможности, чтобы поглотить кольцо.<br>— Ну-ну, не говори так, — произнес Чжао Уцзи. — Это не то, что мы с тобой можем контролировать. Самое лучшее, что мы можем сделать — свести их смерти к минимуму. Сяо Сань, я решил, что если мы не найдем тебе духа, то я поведу вас глубже в лес, чтобы поискать там. Там точно будет дух для тебя. Я ручаюсь.<br>— Учитель Чжао, на самом деле, меня эта трудность поиска никогда не волновала, — улыбнулся Тан Сань. — Однако за все это время у меня не было возможности извиниться перед вами. Во время нашего экзамена вы были мягки со мною, а я...<br>Чжао Уцзи горько рассмеялся и пожал руку Тан Саню:<br>— Все в порядке, можешь забыть об этом глупом инциденте, как это сделал и я.<br>Мужчина и юноша смотрели друг на друга не в силах сдержать улыбки.<br><br>Вдруг уголки губ Чжао Уцзи опустились, он схватил Тан Саня за плечо, притягивая ближе к себе. Холодная и мощная аура вырвалась из тела мужчины, и он с громким ревом активировал своего духа, большого и злого медведя, и трансформировался.<br>— Всем выйти из палаток. Быстро, — рявкнул Чжао Уцзи, голос его достиг палаток.<br><br>Спустя несколько дней ученики уже давно достигли определенного уровня взаимопонимания. Потому они быстро выбрались из шатров.<br>— Учитель Чжао, что случилось? — спросил Дай Мубай, широкими шагами подходя к мужчине. Он не ответил, лишь сказал:<br>— Встаньте позади меня. Если вдруг что-то случится, вы не должны отвлекать меня. Немедленно уходите, а рот раскрывайте после того, как выйдите из леса. Мубай, если меня не окажется рядом, защита всех ляжет на твои плечи.<br><br>Что Мубай, что Тан Сань, что другие — никто не мог понять, что заставило столь уверенного в собственной силе Чжао Уцзи так нервничать. Но в эту секунду они увидели странную сцену.<br><br>Там, куда смотрел Чжао Уцзи, внезапно раздвинулись два дерева, и вышел огромный силуэт. Все перестали дышать, увидев этого огромного зверя, они наконец-то поняли, что так взволновало учителя.<br><br>Это было существо, похожее на гору, черный мех на его теле слабо блестел в свете луны и звезд. Хотя оно ходило на четырех ногах, высота его плеч превышала семь метров. Если бы оно стояло прямо, то рост его был бы больше пятнадцати метров.<br><br>На первый взгляд его можно было принять за обезьяну или черного орангутанга. Не считая его сияющей, словно фонари, пары глаз, все его тело было черным, как смоль. Даже если бы он двигался, его тело все равно бы сливалось с окружением.<br><br>Эта обезьяна была по-настоящему огромной и устрашающей. И дело было не только в размерах, все ее тело было покрыто мышцами, твердыми, как гранит, и большими, как холмы. Однако этот зверь не издавал своим движением ни звука, не слышно было даже, как он дышит.<br><br>Первым его узнал Тан Сань. Положившись на знания, что дал ему Гуру, юноша сразу же определил вид этой огромной обезьяны.<br><br>— Это человекообразная обезьяна-гигант, король леса, — сказал всегда спокойный юноша дрожащим голосом.<br><br>Человекообразная обезьяна-гигант жила в любом лесу духов, и каждая особь представляла собой кого-то вроде повелителя. Не было ни одного зверя, способного возразить ему, потому что в результате ждала их только смерть. Даже если это была столетняя обезьяна, она все равно была равна другим тысячелетним духам.<br><br>Эти звери обладали огромной физической силой и скоростью. У них были безупречные параметры атаки и защиты. Но самым ужасающим было то, что они могли использовать что-то, подобное способностям духа. Никто не знал истинных возможностей человекоподобной обезьяны-гиганта, потому что никто после них не выживал.<br><br>Точно, как и у десятысячелетних духов, сила их определялась по-разному, это было вопросом характеристик. Но обезьяна-гигант явно выделялась среди духов зверей, она находилась на вершине пирамиды. Это был кошмар всех духовных мастеров.<br><br>Ранее какое-то число мастеров хотело получить силу обезьяну, надеясь поглотить ее кольцо. Но все это заканчивалось лишь смертью первых. За все время лишь один мастер смог убить обезьяну-гиганта. Более того, он это сделал в одиночку.<br><br>Человекообразные обезьяны-гиганты были не только сильны, но и умны, как человек. В лесу они были абсолютными королями.<br><br>Но Тан Сань и Чжао Уцзи ожидали, что этот добрый лесной царь и глава духов, даже если он и существовал, должен был жить в центре леса, но никак не бродить здесь, на периферии.<br><br>— Уважаемый лесной царь, мы не хотели оскорбить вас своим присутствием. Если это ваша территория, мы немедленно уйдем, — тихо произнес Чжао Уцзи. Он знал, что этот зверь понимал человеческую речь. Особенно эта громадная особь, чей возраст перешел десятитысячелетний предел. Мужчина и представить себе не мог более грозного духа, чем тот, который стоял перед ним. Но обезьяна не обратила никакого внимания на Чжао Уцзи, она лишь сделала то, что заставило сердца всех присутствующих подпрыгнуть, - шагнула вперед.<br><br>Несмотря на то, что это был один шаг, он подвел его чуть ли не вплотную к подросткам. Чжао Уцзи изо всех сил напрягал свой мозг, но лучшее, что возникало в его голове: «Что делать?»<br><br>Да, что делать сейчас? Хотя Чжао Уцзи был уверен в собственной силе, он прекрасно понимал, что даже Непревзойденная пара не сравнится с этим зверем. Лучше бы он лицом к лицу столкнулся с Титулом Доуло, чем с этим лесным царем.<br><br>Точно, как и говорил Тан Сань, духовные мастера, убивающие духов, вызывали ненависть в их сородичах. И этот царь явно не был исключением. Глядя прямо на него, Чжао Уцзи понимал, что едва он мог защититься сам, не говоря уже о том, чтобы защитить других. Но как он мог вот так спасовать сейчас?<br><br>— Я задержу его, — стиснув зубы, сквозь зубы прошипел Чжао Уцзи. — А вы немедленно съедите сосиску Оскара и уйдете. Боюсь, долго я не протяну. Вы должны действовать быстро. Сказав это, мужчина сделал глубокий вдох, семь колец засияли под его ногами, готовые противостоять повелителю леса.<br><br>Первое, второе, третье и пятое кольца одновременно засияли. Столкнувшись с таким сильным противником, Недвижимый светлый король решил использовать сразу четыре способности.<br><br>И сияние этих колец было ослепительно, Тело Недвижимого светлого короля защищало мужчину, а Гравитация давила на гигантскую обезьяну. А Сокрушение гравитации работало вместе с Гравитацией, максимально сковывая движения зверя. В то же время мужчина активировал Алмазные ладони и использовал их в полную силу, высвобождая огромную энергию. Чжао Уцзи подпрыгнул с помощью ближайшего дерева и, вращая руками, не щадя силы духа, атаковал обезьяну.<br><br>— Тан Сань, ты прикрываешь отход, а я помогу учителю Чжао, — сказал Дай Мубай, бросаясь вперед с громким тигриным рыком. Он, конечно, тоже знал, что обезьяна была грозным противником, а потому не только трансформировался, но и использовал третью способность Трансформацию белого тигра Ваджры.<br><br>Сильное и большое тело под воздействием третьего кольца раздулось еще больше, одежда на молодом человеке лопнула, обнажая мускулистый силуэт. По коже расползлись черные полосы, и если бы на теле Мубая росла шерсть, то его и вовсе нельзя было отличить от тигра. Руки стали больше, острые когти выросли, все стало ярко-серебряным. Но самым странным было то, что все его тело окутано интенсивным золотым светом, словно сам юноша был отлит из золота. Кроваво-красные глаза излучали кровожадность, по венам бежал гнев царя зверей.<br><br>Атака и защита усилились, и Дай Мубай рванул вперед с громким рыком. Целью Чжао Уцзи был была верхняя часть головы обезьяны, Мубай же целился в передние конечности, на которые зверь опирался.<br>— Идите, я должна помочь, а потому не могу уйти, — раздался теплый и мягкий, но решительный голос. И великолепная Стеклянная пагода семи сокровищ выстроилась на ладони Нин Жунжун.<br><br>Эти несколько дней Жунжун также улучшала свои навыки работы в команде, она не делала ошибок и не пыталась выделиться своим особенным характером. Постепенно все приняли ее.<br><br>Никто не мог не признать, что Стеклянная пагода заслужила свое звание как лучший дух поддержки на всем континенте.<br><br>— Стеклянная пагода семи сокровищ, первое драгоценное слово — сила. Второе драгоценное слово — скорость.<br>Вслед за чистым голосом Нин Жунжун четыре луча поднялись в небо, два первых направили к Чжао Уцзи как раз в момент, когда он собирался атаковать голову обезьяны.<br><br>Преимуществом Стеклянной пагоды было то, что она усиливала мастера вне зависимости от его собственной силы. Таким образом, сила тридцать седьмого ранга Мубая возросла на тридцать процентов, как и сила семьдесят шестого ранга Чжао Уцзи.<br><br>И правда, скорость Чжао Уцзи увеличились под действием пагоды, как и сила его медвежьих лап. В мгновение ока он достиг восьмидесятого ранга.<br><br>Но могли ли остальные ученики Шрека вот так уйти? За эти несколько дней они стали близки друг другу.<br><br>Тан Сань ничего не сказал, лишь вышел вперед, коснувшись плеча Ма Хунцзюня. Смысл этого жеста гласил: «То, что сказал мне сделать Дай Мубай, я передаю тебе».<br><br>Цель у юноши была та же, что и у Мубая — передние лапы человекообразной обезьяны-гиганта. Дай Мубай атаковал, а Тан Сань связал. Лунная трава, не боясь, вырвалась вперед и направилась прямо к передним лапам лесного царя. Нужно было как можно сильнее сковать его.<br><br>Тан Сань прекрасно понимал, что у гигантской обезьяны была не только огромная сила, но и защита, а также, несмотря на большие размеры, ужасающая скорость.<br><br>Нин Жунжун в полной мере показала себя мастером поддержки. Как только к битве присоединился Тан Сань, к нему тоже устремились два луча.<br><br>Усиление пагодой приносило своего рода удовольствие. Физическая сила и скорость увеличивались в мгновение ока на тридцать процентов. И это чувство было просто волшебным. Лунная трава тут же пышно разрослась, обвивая ноги обезьяны. Острые шипы впились зверю в кожу. Тан Сань надеялся, что яд хоть как-нибудь подействует на зверя.<br><br>Чжу Чжуцин исчезла, как только вперед ринулся Тан Сань. Конечно, она не сбежала. Она двигалась над деревом, с которого спрыгнул Чжао Уцзи, кружа и пытаясь найти возможность напасть.<br><br>Толстяк Ма Хунцзюнь пробормотал что-то невнятное самому себе. Два кольца засияли под его ногами, тело юноши охватило фиолетовое пламя. Вторая способность духа, Омовение огненного феникса [1], была способность не только защитить, но и усилить его первую способность духа — Огненный поток. Пламя толщиной с руку вырвалось из его рта. Хитрый юноша нацелился обезьяне под брюхо.<br><br>Жирок, конечно, не знал, какого пола была эта обезьяна, но в независимости от этого, это место определенно было уязвимо к атаке.<br><br>Сяо У двинулась практически одновременно с Чжу Чжуцин, просто выбрала другое дерево.<br><br>На самом деле, Сяо У плохо справлялась с такими противниками, как эта обезьяна, массивными и сильными, но девушка все равно без колебаний бросилась вперед. Никто не знал, почему Сяо У сейчас выглядела очень спокойной.<br><br>Оскар не кинулся вслед за остальными, но он постоянно повторял одну и ту же фразу. Отведай-ка папочкиной грибной сосиски. Юноша стремился для каждого сделать средство для побега.<br><br>Бам! Обе ладони Чжао Уцзи после тридцатипроцентного усиления ударили по голове обезьяны. Помощь пагоды заставила мужчину удовлетвориться своей нынешней атакой. Он мог быть уверен, что без активации седьмого кольца, это был предел его сил.<br><br>Но тут все ужаснулись. Когда Чжао Уцзи атаковал зверя, мужчина, словно пушечное ядро, отлетел в сторону.<br><br>Однако, казалось, огромная обезьяна недооценила силу Чжао Уцзи. Зверь полностью откинул голову назад. Тут лесной царь разразился ревом, который страшил даже само небо.<br><br>Тан Сань, используя свои Фиолетовые глаза демона, ясно увидел, как черная волна вырвалась из гигантской обезьяны. В темноте ночи только он мог видеть это. И в эту секунду и Дай Мубай, и Тан Сань, атакующие с земли, и Чжу Чжуцин с Сяо У, нападающие с воздуха, были отброшены этой волной в сторону. Лунную траву разорвало, она оказалась бесполезна.<br><br>Поскольку Тан Сань видел волну, он среагировал быстрее всех. Он быстро отступил назад, несмотря на то, что он тоже отлетел, юноша мог контролировать свое тело. Он даже поймал Сяо У, которую тоже отбросило.<br><br>Дай Мубай был вторым по силе после Чжао Уцзи, но из-за близости к зверю он не смог удержаться, и его вырвало кровью.<br><br>Самым невезучим оказался хитрый Жирок, все пламя, что он изрыгнул из своего рта, направилось обратно на него. Несмотря даже на вторую способность, он все равно сильно пострадал и стал кататься по земле до тех пор, пока не докатился до ног Тан Саня, и тот не помог ему подняться. К счастью, огонь был частью Ма Хунцзюня, а потому он не обжегся.<br><br>Человекообразная обезьяна-гигант была разъярена. Вместе с сильной черной волной она шевельнулась. С почти незаметной скоростью он подпрыгнул, его огромное тело приземлилось прямо в центр.<br><br>Чжао Уцзи все еще находился в воздухе, его отбросило вверх по диагонали. Даже если бы он хотел помочь ученикам, было слишком поздно.<br><br>Несмотря на то, что Тан Сань знал о скорости зверя, он все еще недооценивал ужасающего лесного царя перед собой. Несравнимо огромное тело падало прямо на него с жуткой скоростью. Словно гора Тайшань [2] упала на плечи каждого, было так тяжело, что даже сделать вздох было невозможно.<br><br>И этот момент показал, что у каждого была разная скорость реакции.<br><br>Тан Сань был быстрее всех. Годы тренировок со скрытым оружием обострили его рефлексы, и они стали гораздо лучше, чем у обычных людей. Сначала он откинул Сяо У, которую держал в руках, желая тем самым убрать ее с зоны поражения.<br><br>В то же самое время Тан Сань пнул Жирка под его толстый зад, заставляя того заскользить по земле. Тогда же он, воспользовавшись силой от удара ногой, откатился назад. Юноша едва успел покинуть зону поражения обезьяны.<br><br>У Тан Саня было мало времени. Даже с его рефлексами юноша смог спасти только двоих людей рядом с собой, Сяо У и Ма Хунцзюня.<br><br>Вторым по скорости оказался Дай Мубай. Когда он увидел, что собирается сделать зверь, у него не было времени, чтобы покинуть зону самому и увести оттуда Чжу Чжуцин. У него был свой способ обезопасить ее и себя.<br><br>Дай Мубай резко вытянул руку, когти выросли настолько, чтобы схватить девушку и заключить ее в свои объятия. На спине девушки заалели три царапины, но сейчас было совершенно не до этого.<br><br>В тот же момент Дай Мубай ударил по земле, образовав тем самым яму. Как только Чжу Чжуцин оказалась в его объятиях, молодой человек прыгнул в эту яму. В эти секунды, находясь между жизнью и смертью, Дай Мубай был невероятно спокоен. Он знал, что, какой бы ни была огромной эта обезьяна, она столкнется с плоской поверхностью. Пока он был в углублении, его нельзя было раздавить. Потому он и создал эту яму. Даже если он сам будет раздавлен, Чжу Чжуцин под ним не пострадает.<br><br>Несмотря на то, что Чжу Чжуцин специализировалась на ловкости, когда она упала в руки Дая Мубая, ее разум помутился. В то же самое время спину сковала жгучая боль, в глазах девушки почернело. Сразу же после этого девушка почувствовала внутри себя жуткие толчки, от которых она едва не потеряла сознание.<br><br>Оскар действовал медленнее всех, но совсем не глупо. На самом деле, юноша был умнее даже Дая Мубая.<br><br>У него не было сил сделать яму в земле, но он прыгнул почти одновременно с Даем Мубаем. Молодой человек использовал свои когти, чтобы притянуть Чжу Чжуцин к себе, Оскар же оттолкнул Нин Жунжун на землю под собой, после он обнял ее, упав на землю.<br><br>«Обезьяна ходит на четырех ногах,» — подумал Оскар тогда. Если приземляется всеми четырьмя конечностями, то на земле у подростков все еще был шанс выжить. И даже если ему и не повезет, и его раздавят, он умрет, обнимая красавицу. Как говорится, умри под пионом и будь весел даже в виде призрака [3].<br><br>Довольно приятно обнимать красавицу из клана Стеклянной пагоды, даже если направляешься прямо в ад.<br><br>Нин Жунжун, конечно, и знать не знала, о чем думал Оскар. Она была не такой крепкой, как Чжу Чжуцин, а потому тут же потеряла создание, как только Оскар бросил ее на землю.<br><br>Бам! Человекообразная обезьяна-гигант с грохотом приземлилась. Оскар обрадовался тому, что, как он и предполагал, она приземлилась на все четыре ноги. Они с Жунжун оказались как раз под нижней частью живота зверя. Исключая тряску, никто из них не пострадал.<br><br>Когда зверь приземлился, по спине откатившегося Тан Саня пробежал холод. Юноша увидел, как обезьяна схватила Сяо У, которую Тан Сань подбросил в воздух, чтобы спасти от прыжка.<br><br>— Нет! Отпусти Сяо У! — закричал юноша, его глаза покраснели от вида падения девушки в руку обезьяны. Не дожидаясь, пока тело перестанет дрожать, Тан Сань уперся в нее и подпрыгнул. При помощи дерева он поднялся еще выше. Молниеносно Тан Сань провел пальцами по поясу. Десять оружий появились из пояса, целясь прямо в глаза гигантской обезьяны.<br><br>Глаза были уязвимым местом гигантской обезьяны.<br><br>Сердце Тан Саня ушло в пятки. Он прекрасно понимал, что, какой бы гибкой ни была Сяо У, если обезьяна сожмет ее хоть немного, она этого не переживет.<br><br>Чжао Уцзи наконец-то тоже приземлился, и он также стал свидетелем падения Сяо У в руку обезьяны.<br><br>И как в этот момент мужчина мог сдержаться? С громким ревом, он активировал седьмое кольцо, оно вспыхнуло чернотой и в мгновение ока заволокло Чжао Уцзи. Сразу же после тело мужчины начало преображаться.<br><br>Трансформация алмазного медведя заставило и без того крупное тело Чжао Уцзи увеличиться в размерах, в момент рост мужчины превысил пять метров, мышцы распухли до ужасающих форм, а волосы покрыли все тело. Теперь преподавателя едва можно было назвать человеком.<br><br>Как только мужчина завершил преображение, каштановая шерсть мгновенно обесцветилась, засияв ослепительным золотистым цветом. Чжао Уцзи, воплощая в себе большого и злого медведя, бросился к руке, что держала Сяо У.<br><br>Седьмая способность у каждого мастера обладала схожим действием. Это было Истинное тело. Точно, как и тридцатый ранг, семидесятый являл собой особый переход на новый уровень. Способность Истинное тело для мастеров зверей не только усиливала способности, но и могла спасти в критические ситуации.<br><br>Именно эту способность и использовал Чжао Уцзи прямо сейчас. Она являла собой самую мощную способность с особенными характеристиками. Сейчас Чжао Уцзи был равен своему духу большого и злого медведя.<br><br>Под действием Истинного тела можно было использовать все семь или меньше колец в течение тридцати минут, все характеристики усиливались на сто пятьдесят процентов. Дополнительным атрибутом было также усиление защиты на двести процентов. Это была последнее, которую Чжао Уцзи только мог предпринять.<br><br>Но, конечно, после использования Истинного тела, силы мастера ослабевали на пятьдесят процентов, и чтобы полностью восстановиться требовалась неделя. Поэтому мастера выше семидесятого ранга никогда не использовали эту способность без крайней необходимости.<br><br>И только в этом облике Чжао Уцзи смог обратить внимание обезьяны на себя. Все-таки в таком виде он представлял для нее определенную угрозу.<br><br>В то же время лесной царь сделал то, что заставило все скрытое оружие потерять свои силы, — закрыл глаза.<br><br>Со звоном друг за другом все летящие в зверя клинки отрикошетили от его век. После обезьяна выпрямилась, продолжая держать Сяо У в руке. Желая избегнуть атаки Чжао Уцзи, повелитель леса второй рукой замахнулся на мужчину. Бам!<br><br>Сила Истинного тела была огромна, защита, увеличенная на двести процентов, и мощное тело медведя. Потому Чжао Уцзи отлетел не сразу. Но, несмотря на все усилия мужчины, он не мог сравниться с тем, кто считался повелителем всего леса.<br><br>С грохотом Чжао Уцзи отступил на семь-восемь шагов, чтобы вернуть себе равновесие. Но этой обезьяне все было нипочем, и она снова заревела.<br><br>Когда черная волна ударила снова, Тан Саня и все его оружие отбросило назад. Юноша сильно ударился спиной о большое дерево.<br><br>— Нет! — с тревогой в голосе закричала Сяо У, видя, как Тан Саня сбивает с ног.<br>Лесной царь опустил голову и посмотрел на девушку, что держал в своей руке. Он не обратил никакого внимания на то, что Чжао Уцзи снова попытался напасть, зверь резко подпрыгнул, оказавшись в сотне метров от подростков и мужчины. И, слившись с лесом, обезьяна исчезла.<br>— Сяо У! — крикнул Чжао Уцзи. Он хотел погнаться за ним, но понял, что его скорость очень сильно уступает лесному царю.<br><br>Но удар, который мужчине подарил этот зверь, практически разрушил его Истинное тело. Сила духа была уже практически на нуле, даже если Чжао Уцзи догонит его, то сделать уже ничего не сможет.<br><br>Когда Тан Сань сполз с дерева, с уголков его рта во всю стекала кровь. Раны, что он получил, несомненно, было тяжелыми.<br><br>Ма Хунцзюнь поднялся с земли, весь перепачканный грязью и сажей, и принялся потирать зад, который пнул Тан Сань. Нин Жунжун очнулась, и Оскар протянул ей руку, чтобы помочь подняться. Но девушка от шока чуть ли не повисла на юноше. Дай Мубай, держа на руках Чжу Чжуцин, выполз из ямы, которую он вырыл. Все смотрели друг на друга, и каждый в душе чувствовал себя так, словно заново родились.<br><br>Будь это отряд, состоящий из духовных мастеров, потерявших одного члена из отряда, то эта ситуация бы заслуживала празднования. Но они были не просто мастерами, а простыми учениками.<br><br>Чжао Уцзи не мог смириться с тем, что не знает о судьбе своей ученицы, которую захватил лесной царь, а Тан Сань все еще не мог принять этот факт.<br><br>Противясь боли, Тан Сань пополз по земле, желая подняться с земли. Но вместо этого его вырвало кровью.<br><br>Пусть Тан Сань и был довольно крепким юношей, но волна, что ударила его, заставила все внутренности [4] чуть ли не перевернуться.<br><br>К счастью, Небесный навык сам по себе обладал чудесными целебными свойствами. Сам по себе навык стал успокаивать ци юноши и кровь, бурлящую в теле.<br><br>Тан Сань молча подошел к Оскару. Юноша быстро протянул ему спасительную сосиску. Сяо Ао хотел что-то сказать, но слов не нашел. Тан Сань без колебаний проглотил сосиску, и несколько ран сразу же стали полегче.<br><br>Целительная сосиска все же была первой способностью Оскара, она могла облегчить страдания, но не могла исцелить раны в одно мгновение. Лечение требовало определенного времени, организм сам должен был восстановиться.<br><br>К этому моменту Чжао Уцзи уже не мог поддерживать Истинное тело. Теперь и он сам выглядел не лучше, цвет лица мужчины стал серым.<br><br>— Как могла человекообразная обезьяна-гигант появиться на окраине леса? Я всех вас подвел, это все моя вина. Это я не смог остановить его от похищения Сяо У. Тан Сань, мне очень жа...<br>— Нет, я вовсе не обвиняю вас, я единственный, кто не смог защитить Сяо У, — спокойно произнес Тан Сань, поднявшись. Однако голова его была опущена, словно он был в отчаянии.<br>— Отдохните сначала, — вздохнул Чжао Уцзи. — После отдохну я, и мы подумаем, что можно сделать.<br><br>В эту секунду в голове Оскара раздался голос, похожий на комариный писк. Неподражаемый звук.<br>— Сяо Ао, если ты еще мой гэ, дай мне грибную сосиску. Не издавай ни звука и не смотри никому в глаза.<br><br>Оскар удивился тому, что он четко различил в этом писке Тан Саня. Вот только даже Жунжун, которую он обнимал, никак не отреагировала. Видимо, только Оскар мог слышать этот голос.<br><br>Когда юноша поднял глаза и взглянул на Тан Саня, тот тоже просто поднял голову. Они встретились глазами. Оскар тут же закрыл рот рукой, чтобы не издать никакого звука, выдающего его беспокойство. Сейчас глаза Тан Саня были красными, словно они кровоточили, невыразимо жуткие. Глядя в глаза юноши, Оскар ощущал сильный холод, отчего ему было трудно говорить.<br><br>Однако Оскар не призвал грибную сосиску, потому что знал, что сделает Тан Сань, получив желаемое. И именно потому, что он был его гэ, он не мог позволить юноше пойти на смерть. Но, глядя в кроваво-красные глаза Тан Саня, он все еще не мог произнести ни слова.<br><br>Грибные сосиски, которые Оскар делал ранее, куда-то исчезли после волны обезьяны. А потому оставалось только сделать их заново.<br><br>К счастью, прошло не так уж много времени, и Оскар сделал мало сосисок, а потому сила духа истратилась не так сильно.<br><br>— Сяо Ао, если бы твою младшую сестру украли, чтобы ты сделал? — снова раздался голосок в голове. — Даже если это лишь надежда, я все равно должен попробовать. Прошу тебя! Если я не пойду сейчас, то всю жизнь буду сожалеть об этом. Дай мне грибную сосиску. Сяо Сань до самой смерти будет помнить твою благосклонность.<br>— Ладно, — вздохнул Оскар. Пусть он не знал, как поступил бы, оказавшись на месте Тан Саня, но он прекрасно чувствовал настрой юноши. Как мужчина он должен был что-то сделать. Оскар стиснул зубы, впервые ему было столь сложно произнести свое вульгарное заклинание.<br><br>Прямо сейчас эти пошлые слова, произнесенные мягким юношеским голосом, стали для Тан Саня настоящей музыкой.<br><br>Тан Саня не слышали другие, но Оскар, читающий заклинение, не мог скрыть звук своего голоса, как это сделал его сосед.<br><br>***<br><br>[1] Фан-факт: Омовение огненного феникса (浴火凤凰) — омоним 欲火凤凰, т.е. Страстный/похотливый феникс. Они оба произносятся как yu huo feng huang. Такой вот намек на либидо Жирка.<br><br>[2] Гора Тайшань (泰山压顶) — давить на макушку, как гора Тайшань; давить (оказывать давление, принуждать) на кого-либо с огромной силой.<br><br>[3] Умри под пионом и будь весел даже в виде призрака (牡丹花下死,做鬼也风流) — мы искали перевод этой пословицы, но так ничего не нашли. Судя по статьям на китайских сайтах, есть разные мнения по поводу источников этой фразы. Один из них — китайская опера «Пионовая беседка» Тан Сяньцзу. По сюжету красавица Ду Линян встретила возлюбленного во сне – в прекрасном саду, полном цветов и птиц. Не найдя юношу после пробуждения, Ду Линян затосковала и умерла. Но прежде нарисовала свой сон и велела, чтобы служанка поставила картину среди цветов и деревьев. Однажды бедный студент по имени Лю Мэнмэй обнаружил в саду картину, на которой и увидел на ней себя и прекрасную девушку, в которую сразу влюбился. Чудесным образом девушка ожила. И влюблённые стали счастливыми супругами.<br><br>Позднее фраза изменялась. Как мы поняли, смысл теперь заключается в том, что, умирая рядом с красивой женщиной (т.е. пионом), можно не сожалеть о собственной смерти.<br><br>[4] Все внутренности (五脏六腑) — всем телом, всей душой / внутренние органы — сердце, печень, легкие, селезенка, почки, желчный пузырь, желудок, толстая кишка; внутренние органы.</div>