Ruvers
RV
vk.com
image

Континент Доуло

Великая сила духа орудия

Несмотря на то, что Тан Сань думал, что у него силы духа было побольше, чем у братьев Те, к их финальной атаке не стоит относиться с пренебрежением. Тут два молота внезапно разделились, заставив Тан Саня побледнеть от ужаса. Первый нацелился на парящую в воздухе Сяо У, а второй изогнулся, чтобы ударить самого юношу. Неожиданно оказалось, что вторая способность братьев Те могла преследовать противника. Юноши уже были крепко связаны лунной травой, острые шипы вонзались им под кожу, впрыскивая яд. Через мгновение они уже были не в состоянии шевельнуться. Но они до последнего надеялись, что их атака сможет сбить Тан Саня с ног, и связывающие их путы будут разорваны. Но что же сделать? Буквально за мгновение Тан Сань уже придумал решение. Лунная трава без шипов взмыла вверх, обвязала Сяо У вокруг талии и потянула ее в сторону. Таким образом, юноша понял, что молоты братьев Те были способны преследовать только под определенным углом, а не неограниченно. Юноша снова потянул Сяо У к железному молоту, и, как и ожидалось, смог избавиться от него с первой же попытки. Но Тан Сань был слишком сосредоточен на Сяо У, а потому сам уже не мог уклониться от молота, что настиг его в тот момент, когда он потянул девушку. В критические моменты клан боевых искусств Тан позволял действовать, как угодно. Тан Сань глядел на молот, что приближался к нему, а после тело юноши окутал ветер. Обе руки Тан Саня стали нефритовыми, сам он вращался с высокой скоростью, ударяя по молоту и используя Захват дракона. Семь быстрых последовательных ударов практически одновременно обрушились на головку молота. Под действием Небесного навыка и Захвата дракона молот наконец-то отклонился на одну чи, но самого юношу отбросило, но не поразило молотом. С грохотом молот упал, а юноша прокрутился в воздухе. Не успев приземлиться, Тан Сань закашлял кровью. Сяо У, что все еще была наверху, увидела раненого Тан Саня, сплевывающего кровь. — Негодяи! Вы играетесь со смертью! Она подняла обе руки, и воздух что-то пронзило без единого звука. Четыре тени вылетели из рукавов девушки, направляясь в глаза Те Луна и Те Ху. Только они двое интересовали эти тени. Хотя Сяо У было недоступно скрытое оружие клана Тан, слишком много механического оружия, у нее был примерно такой же арсенал, что и у Тан Саня. И сейчас девушка в гневе и не в состоянии просчитать ситуацию выстрелила ручными дротиками. В качестве оружия, сделанного Тан Санем, этот маленький дротик был чрезвычайно силен. Пусть Те Лун и Те Ху были физически сильными, если поразить их глаза, то, не говоря о том, что это могло просто ослепить их, но также могло и повредить им мозги. Те Лун и Те Ху были уже полностью во власти лунной травы, их сила духа была ослаблена, чем и воспользовался парализующий яд, начиная распространяться быстрее. Даже просто шевельнуть пальцем или ногой казалось уже чем-то вроде мечты, не говоря уже о том, чтобы увернуться от дротиков, пущенных Сяо У. Прежде чем иглы достигли своей цели, они создали поток воздуха, что затуманил юношам глаза. Сильно потрясенные эти двое братьев внутри неистово кричали о конце собственной жизни. — Сяо У, стой! — крикнул Тан Сань и коснулся пояса, четыре холодных огонька полетели по диагонали. Динь-динь-динь. Эти звуки отдались легким эхом, четыре ручных дротика были уже в цуне от Те Луна и Те Ху, прежде чем их сбило. Когда Тан Сань уклонился от атаки, едва избегая опасности, он вытащил из пояса и бросил четыре метательных ножа, что назывались Ивовыми листьями. И хотя ножи были весьма быстрыми, их вес отличался от ручных дротиков, они были тяжелее, а потому скорости их было недостаточно, чтобы прервать атаку дротиков. Однако, к счастью, у Тан Саня были Глаза демона, удивительное зрение, которое позволяло видеть скорость игл, что он сделал сам, иначе братьев Те невозможно было спасти. Сяо У крутанулась в воздухе и приземлилась. — Сяо Сань, что ты делаешь?! — милая девушка просто пылала от гнева, глядя на Те Луна и Те Ху. — Даже если они противники, мои раны не настолько серьезны, а потому их нужно было спасти, — покачал головой Тан Сань, а после перевел взгляд на юношей. — Вы, двое, победа в этой битве за нами. Те Лун и Те Ху спешно кивнули, они еще могли немного говорить, Те Лун произнес: — Большое спасибо за то, что сохранил нам жизнь, младший брат. Мы уступаем. Тан Сань убрал лунную траву, сделал глубокий вдох, ощущая жгучую боль внутри. К счастью, атака противника поразила его не настолько сильно, а Небесный навык относился к одной из первокласснейших техник, и его защита была весьма хороша. Совершенствование в течение многих лет приравнивалось к постоянной поддержке внутренних органов, юноше было достаточно только помедитировать некоторое время, и он бы восстановился. Когда Тан Сань и Сяо У покинули арену два на два, группа Дая Мубая тоже закончила свои поединки. Сегодня, можно сказать, у всех все сложилось весьма удачно. Кроме поражения Чжу Чжуцин Тан Саню, все одержали победу. Благодаря своим боям Тан Сань и Сяо У получили два очка и двадцать золотых. — А декан? — поинтересовался Тан Сань у Дая Мубая. — Бог знает, где он, — беспомощно ответил Дай Мубай. — Он ясно дал понять, что как закончим, мы должны вернуться до него. Пока пятерка покидала Великую арену, они то и дело слышали восторженные возгласы в свою сторону. Сегодня, может, битвы не принесли много пользы, но Тан Сань чувствовал, что эта атмосфера сражений помогла ему. Особенно сражение с Те позволило юноше увидеть великую силу духа орудия. У каждого духа были свои особенности, и правильное их использование помогало добиться огромного успеха. Если говорить о силе, Тан Сань и Сяо У явно превосходили своих противников, но они недооценили их и почти проиграли. Юноша не мог не вспомнить слов Гуру: «В боях между мастерами прежде всего нужно ясно осознавать способности противников. В случаях, когда это невозможно, нужно быть предельно осторожным. Даже если это будет самый низший мастер, он все равно может обладать смертоносной способностью.» — Иди первый. Декан попросил меня прийти к нему в лавку, — внезапно сказал Ма Хунцзюнь. В его глазках мелькал какой-то возбужденный огонек. — Тогда мы вернемся первыми, а ты успокойся, — сказал Дай Мубай, улыбаясь, но в то же время нет. — Босс Дай, а ты не пойдешь? — Нет. Не неси чепухи и быстро уходи, — впился глазами молодой человек в Жирка, чуть поглядывая на Чжу Чжуцин. Жирок явно не был владельцем хорошей реакции. Смысл взгляда Дая Мубая был ему непонятен, пухлые щеки юноши покраснели от волнения. — Ну, пойдем вместе! Разве не ты говорил, что женщины — это природный ресурс для повышения демографии? — Вали и быстро, — наконец-то не сдержался Мубай. — У меня не настолько плохой вкус, как у тебя. Ма Хунцзюнь недовольно фыркнул, но, увидев, как в и без того злых глаза Дая Мубая вспыхивала ярость, только открыл рот, не решившись ничего сказать в ответ. Поэтому он просто развернулся и ушел. — Босс Дай, что этот похотливый Жирок будет делать? — спросила Сяо У. — Вы все называете его похотливым, но что он может поделать со своим огнем, который приходится постоянно сдерживать, — рассмеялся молодой человек. — Опять идет домогаться девушек? — возмутилась Сяо У. — Мне действительно интересно, нет ли связи между его духом и его натурой. — О домогательствах не может быть и речи. Ты не знаешь о существовании мест, что зовутся борделями? — Хочешь сказать, что декан поведет его в бордель? – спросил Тан Сань, не веря собственным словам. В прошлой жизни он знал о публичных домах и, естественно, знал о том, для чего они были нужны. — Тут ничего не поделаешь. Дух Ма Хунцзюня, помимо этого недостатка, также очень сильный, один из сильнейших. Также декан избрал его своим учеником. Он не может просто заставить Жирка отказаться от совершенствования или увидеть, как он взорвется и умрет. — Все мужчины отвратительны, — едко произнесла Чжу Чжуцин. — Младшая сестренка Чжуцин, — хихикнула Сяо У, — не обобщай. Тан Сань, конечно, очень гибкий, но он ни в коем случае не похож на Дая Мубая и Ма Хунцзюня. — Ладно-ладно, — резко начал Дай Мубай. — В сравнении с отвратительными нами твой Тан Сяо Сань чист, как лед, и невинен, как нефрит. Но все-таки мои вкусы получше, чем у Жирка будут. Сяо У тут же изобразила Дая Мубая, который в своем порыве гневного страдания беспомощно качал головой. Когда молодой человек взглянул на Чжу Чжуцин, он заметил, что та смотрит на него. Только вот взгляд ее стал еще более ледяным, чем обычно. Она подошла к Даю Мубаю и фыркнула: — Твои вкусы лучше, чем чьи? Дай Мубай некоторое время смотрел на девушку, не зная, что и ответить ей: — Чжуцин, я... И только сейчас он понял, что ошибся, говоря о том, что его вкусы были лучше, чем у Жирка. Ведь это означало, что он был знаком с другими девушками древней профессии. Неважно стар иль млад, феникс из соломенного гнезда иль проститутка, в чем разница между людьми, которые плавают в этой индустрии? Глаза Чжу Чжуцин наполнились презрением и отвращением. — И тебе пятнадцать лет? Меня от тебя тошнит, — сказала она и, развернувшись, ушла. С тех пор, как Чжу Чжуцин поступила в школу Шрек, Дай Мубай проявлял терпение, сдерживаясь. Но теперь, обычно холодный и надменный молодой человек не мог подавить ярость, рвущуюся из него: — Стой на месте, — сказал он. Чжу Чжуцин же не обратила никакого внимания на его слова и не только не остановилась, но и прибавила шагу. — Ах, ты!.. — начал Дай Мубай, поднимая руку. В ладони собрался белый свет. Дай Мубай никогда не отличался добрым нравом, точнее говоря, он всегда был более раздражителен, чем любой другой человек. Однако в конце концов он все же смог проявить терпение, и белый свет в его ладони не вспыхнул. Молодой человек только тихо зарычал, как тигр, и пошел за Чжу Чжуцин обратно в Шрек. — Что происходит? — спросила Сяо У, моргнув. — Не знаю, — покачал головой Тан Сань. — Если вспоминать наш день экзаменов, то Дай Мубай не должен был знать Чжу Чжуцин. Но, кажется, с ней он ведет себя по-особенному. Может ли это быть связано только с тем, что их духи совместимы? Ах, забудь, нам не стоит совать нос в чужие дела. Сяо У коснулась живота Тан Саня. — Ты что делаешь? — удивился юноша. — Тебе все еще больно? — спросила девушка, глаза ее были чуть красными. — Из-за меня тебя ранили. Юноша понял, что она указывает на его рану. — Неважно. Я твой старший брат, — слегка улыбнулся Тан Сань, покачав головой, — а потому я не могу быть слабым. Пойдем догоним их, они уже скрылись из виду. Вернувшись в Шрек, брат и сестра не без удивления увидели двоих людей, стоящими перед входом в школу. Сегодня луна светила особенно ярко, потому Тан Сань и Сяо У сразу же узнали Оскара и Нин Жунжун, которые ждали их. Девушка, кажется, пришла в норму. Ее красивые маленькие щечки снова стали розовыми, и она снова улыбалась. Жунжун сидела на большом камне перед воротами Шрека и болтала ногами, задумавшись о чем-то. Оскар же выглядел несколько нерадостно, брови его были нахмурены, время от времени он украдкой поглядывал на девушку, и в глазах его светился какой-то грустный огонек. Чжу Чжуцин, словно не заметив этих двоих, тут же прошла через ворота и направилась к себе. Дай Мубай нахмурился, и холод его злых глаз стал еще сильнее. — Что ты здесь делаешь? — спросил он, сверкнув глазами. Жунжун спрыгнула с камня. — Жду тебя, конечно. Почему так долго? А где декан и Жирок? — Они заняты, — холодно ответил молодой человек. — Ты решила? Уедешь или останешься? — Конечно, останусь, это место слишком интересно, — уверенно ответила Жунжун. — Как я могла остаться в стороне? Что с тобой, ты что, труп [1] ? Тебя там Чжуцин побила? Ха-ха-ха, Оскар сказал, что ты очень опытный любовник, но не можешь справиться с одной девчонкой. Нин Жунжун больше не скрывала своей раскрепощенной натуры. С детства она отличалась острым умом, а потому многое видела на лице Дая Мубая и не стеснялась дразнить его. — Нин Жунжун, — начал Дай Мубай, все еще строго глядя на девушку. — Не испытывай мое терпение. Это школа Шрек, а не твой дом, другие могут бояться твоего клана Стеклянной пагоды, но я, Дай Мубай, нет. Осторожно, я сдерживаю себя от того, чтобы изнасиловать и убить тебя. Продолжай в том же духе, и я не сдержусь. — Ах, ты такой страшный! — хихикнула девушка, намеренно выпячивая свою все еще растущую грудь. — Давай покажи мне, как ты изнасилуешь меня. — Ты!.. Дай Мубай все-таки не смог сдержать свою ярость. Если сейчас Белый тигр не покажет свою мощь, она будет считать его больной кошкой. Гнев вырвался наружу, духовная сила окружила молодого человека в мгновение ока, и Жунжун буквально в одно мгновение была отброшена ударом. Оскар спешно сделал шаг вперед, чтобы поймать девушку, но сам от неожиданности упал на зад. — Мубай, — Тан Сань сделал шаг перед Нин Жунжун и использовал Захват дракона в обеих руках и послал силу духа в Дая Мубая. — Мы все однокурсники. И пусть так и останется. Даже при том, что Дай Мубай просто высвободил силу, не приступая к атаке, сила его удивила Тан Саня, который и так был ранен. Возможно, это и была подлинная сила Дая Мубая, мастера тридцать седьмого ранга. Он был гораздо мощнее, чем Тан Сань, и это потрясло юношу. Нин Жунжун с самого детства и до сегодняшнего дня, когда ее так унизили, не ожидала, что Дай Мубай действительно позволит себе тронуть ее. И пусть она не была ранена, боль по всему телу говорила о том, что все произошло взаправду. На мгновение глаза девушки заслезились, и она безмолвно уставилась на молодого человека. Дай Мубай взглянул на Тан Саня, что стоял перед ним, и выплюнул мутную ци, сдерживая свою силу духа. — Хорошо, Сяо Сань, сохраню тебе твою репутацию, — сказал Дай Мубай, а после перевел холодный и злой взгляд на Жунжун. — Ты прекрасно помнишь, что я сказал. Ты не дома, а потому не провоцируй меня, иначе я и не посмотрю на твой статус. Сказав это, молодой человек широким шагом зашел на территорию школы. — Тан Сань, — громко позвала Жунжун юношу, вытирая слезы. Подавив дискомфорт, Тан Сань повернулся к ней. Девушка говорила яростно: — Я найму тебя, убей его. Используй свое необычное оружие, чтобы убить его. Как только ты это сделаешь, ты станешь почетным гостем нашего клана Стеклянной пагоды. Я дам тебе денег, десять тысяч золотых, как насчет этого? Кроме того, у тебя будет безусловная поддержка клана Стеклянной пагоды семи сокровищ. Если бы обычный Духовный мастер стоял сейчас здесь, то, конечно, такое предложение для него было бы весьма заманчиво. Стеклянная пагода семи сокровищ, эти несколько слов были весьма весомы. Этот клан как один из семи величайших кланов на континенте обладал властью, которую нельзя представить. Любой духовный мастер мог быстро вознестись при поддержке клана. Особенно для такого гения, как Тан Саня, поддержка такого рода могла дать множество преимуществ. Тан Сань неторопливо подошел к Нин Жунжун, пристально глядя на девушку: — Нин Жунжун, в этом мире есть вещи, которые нельзя купить за деньги и влияние. Это школа, все еще школа. Мы все здесь ученики. Если ты продолжишь так вести себя и относиться столь высокомерно лишь из-за того, что ты родом из клана Стеклянной пагоды, то я рекомендую тебе покинуть школу. — Ты... разве не знаешь, насколько влиятелен наш клан? — девушке не хотелось смотреть на юношу. Тан Сань спокойно улыбнулся. Как он, человек, проживший две жизни, не мог понять эту двенадцатилетнюю девочку перед собой? — А что я знаю? Чего я не знаю? Это разве имеет к тебе какое-то отношение? Сяо У, пойдем. Тан Сань и Сяо У с сожалением покачали головами и тоже вошли на территорию школы. Смотря в спины юноши и девушки, Нин Жунжун вся напряглась. Если говорить о силе Дая Мубая, которая разозлила ее, то это жалостливое выражение лица Тан Саня разозлило ее еще больше. С самого детства и до сих пор она жила с золотой ложкой во рту под присмотром элиты клана Стеклянной пагоды. Она давно сформировала свое эгоистичное мнение, но сейчас, когда чужие слова били ее одно за другим, она задумалась: «Почему они ведут себя так со мной? Неужели я действительно неправа?» — Оскар, ты не хочешь помочь мне? — спросила девушка, обернувшись к юноше, который только-только поднялся с земли. Она не хотела верить в то, что сделала что-то не так. — Когда я впервые увидел тебя, я почувствовал, как вознесся на Небеса, — начал Оскар с разочарованием в глазах. — Я верю, что когда ты вырастешь, то станешь несравненной красавицей. Кроме того, мне очень нравилась твоя мягкость. Потому я решил, что буду следовать за тобой, несмотря на то, что я из обычной семьи, а ты дочка главы клана Стеклянной пагоды, мне все равно. Но потом я понял, что ошибся. Причем полностью ошибся. — Ошибся? Почему? — спросила Нин Жунжун. — Потому что ты не в моем вкусе, — слабо улыбнулся юноша. — Я не могу игнорировать лес ради одного дерева. Мне не сравниться с принцессой из клана Стеклянной пагоды семи сокровищ. Как мне помочь тебе, даже если хочется? За кого ты принимаешь меня? За слугу, да? Извини, но я лучше сам. Я думаю, что в твоем клане было бы очень много людей, желающих помочь тебе. Я не стою того, чтобы суетиться так из-за меня. Было понятно, что Оскар еще до возвращения остальных прочувствовал всю гнилую натуру Жунжун. И хотя все они были весьма юны, у Оскара тоже было несколько девушек. Никто из новеньких, включая Тан Саня, не знали о том, как на самом деле Оскар был умен. Как разумный человек, он полностью осознавал, что ему стоит выбрать. Пойти длинной дорогой? Нет, он был не настолько упертый, иногда лучше было сдаться. — Я тебе не нравлюсь?! — не сдавалась Нин Жунжун и кричала удаляющемуся Оскару вслед. — Даже ты не поддержишь меня?! — Тан Сань правильно сказал, — ответил юноша, не оборачиваясь. — Если ты все еще относишься к другим так, то уходи. Тебе не подходит наша школа. Только вот, если ты будешь вести себя так, слово «друг» станет для тебя пустой надеждой. И Оскар ушел. Одиночество, беспомощность, разочарование, боль – все эти чувства разом обрушились на юное двенадцатилетнее сердце Нин Жунжун. Пока по ее щекам стекали слезы, девушка задумалась о том, что, возможно, она действительно неправа. Были ли у нее друзья? Другие дети ее возраста, когда видели ее в школе, тут же кланялись, прятались или сохраняли дистанцию. За глаза ее называли маленькой чертовкой. Друзья, было ли это только пустой надеждой? Нет, нет и нет! Нин Жунжун вдруг почувствовала панику. Эта ночь неизбежно стала для девушки бессонной. Много-много лет спустя, когда Нин Жунжун как глава клана Стеклянной пагоды семи сокровищ вспоминала дела минувшей юности, она рассказала своим детям о ночи, что причинила ей сильнейшую боль, но в то же время изменила ее навсегда. Ранее утро. Тан Сань проснулся с ясной головой и начал медитацию. Каждодневное совершенствование Фиолетовых глаз демона стало для юноши уже чем-то инстинктивным. Сегодня Оскар не спал ночью, а медитировал, и он еще не закончил, когда Тан Сань тихо покинул домик и забрался на крышу. Там он начал совершенствоваться. Раны, что вчера Тан Сань получил в бою, уже практически затянулись, внутренние органы еще побаливали, но через два-три дня отдыха организм будет полностью восстановлен. Во время совершенствования в голове юноши всплывали эпизоды битвы с братьями Те, особое внимание было обращено на их последнюю атаку. Хозяева отпустили духов, и те стали преследовать противника, собирая все свои силы, чтобы обрушить их на соперника. Сила духа этих братьев явно была ниже, чем у Тан Саня, но если бы его ударили напрямую, то он бы понес тяжелые травмы. Даже если это была способность братьев Те, то она не казалась такой уж сложной для исполнения. У Тан Саня тоже был молот, и если он сможет использовать эту технику, то какой эффект это возымеет? И хотя молот, который имел в виду Тан Сань, не являлся его духом, юноша мог быть уверен, что в сравнении с братьями Те его молот был тяжелее. Что же касается преследования, то Захват дракона мог бы добиться этого, получилось бы что-то подобное скрытому оружию, которое Тан Сань выпускает из рукавов. К сожалению, два вида духов не могли быть использованы одновременно. Иначе молот, обернутый лунной травой, стал бы чем-то вроде Метеоритного молота. Подумав об этом, Тан Сань решил, что стоит освободить немного времени, чтобы проверить, можно ли было использовать его молот таким образом, с какой силой, как бросить его — все это требовало практики, а также многократных повторений. Однако все это не сейчас, ведь этот черный молот потреблял слишком много энергии, а раны еще не затянулись. Такая спешка наоборот могла легко навредить еще больше. После медитации Тан Сань немного поупражнялся во владении скрытым оружием, а потом пошел на завтрак. Юноша встал раньше всех, а потому, когда он закончил есть, в столовую пришел Дай Мубай. Выглядел он мрачно и, увидев Тан Саня, только коротко кивнул и ничего не сказал. Сразу после Мубая появилась Сяо У, а потом уже Чжу Чжуцин и Ма Хунцзюнь. Тан Сань уверил Сяо У, что с ним все в порядке, и девушка, успокоившись, села за стол. Ма Хунцзюнь выглядел посвежевшим, он словно сбросил несколько цзинь. Хотя Жирок и отличался прямотой, даже он был способен прочитать язык тела, а потому, заметив недобрый вид Дая Мубая, торопливо и молча завтракал. Что же касается Оскара и Нин Жунжун, то никто из них в столовой так и не появился. — Жирок, ты вчера вечером ходил кое-куда, — заговорил Дай Мубай, заметив, что юноша заканчивает завтракать. Ма Хунцзюнь кивнул и тихо произнес: — Да, Злой огонь успокоился, я буду нормальным где-то два дня. — Это хорошо. Оставайся сегодня дома, а я пойду искать тех близняшек с прошлого раза. — Босс Дай, — глаза толстяка засверкали, — то есть ты у нас тут мясо ешь, а я супа даже не хлебаю? — Насильно мил не будешь, — огрызнулся Дай Мубай. Говоря все это, молодой человек специально смотрел на Чжу Чжуцин. Девушка на это никак не отреагировала, словно и вовсе не слышала разговора. Эта ледяная юная леди продолжала пить свой рисовый отвар. Конфликт завис в воздухе, когда прозвенел звонок. Все поспешно закончили есть и направились на занятие на площадку. Ни декана, ни преподавателей еще не было, лишь один человек стоял на месте — Нин Жунжун. Оскара по-прежнему не было. Красивые белые щечки девушки были особенно бледны, глаза ее покраснели, а сама она выглядела весьма подавленной. Сегодняшние занятия у подростков все еще вел декан. Ребята прождали его не менее четверти часа, и вот он наконец-то появился. Сначала взгляд Флендера упал на Жунжун, однако он ничего ей не сказал: — Сегодня ваше второе занятие. А где Оскар? Неужели снова проспал? — Когда я уходил утром, он все еще медитировал, — поспешил ответить Тан Сань. — Возможно, ему не удалось вовремя закончить ее. — Сегодня мы не можем начать без него, — нахмурился Флендер. — Тан Сань, иди позови его. Тан Сань только собрался идти к себе, как в поле зрения появился Оскар. Однако он не выглядел так, будто переживал из-за опоздания, вместо этого он был полон возбуждения. — Оскар, снова хочешь пробежаться? — пристально посмотрел Флендер на юношу. — Нет, декан, выслушайте меня! Я получил тридцатый ранг! — Что? Не только Флендер, но все остальные, включая Нин Жунжун, обратились в сторону Оскара. Оскар был всего на год младше Мубая, ему было всего четырнадцать лет. Тридцатый ранг в четырнадцать считался чем-то невероятным, и это еще не считая то, что Оскар был носителем духа системы пищи, самой трудной системы для совершенствования. С определенной точки зрения тридцатый ранг Оскара был чем-то более весомым, чем тридцатый ранг любого другого мастера. И каждый новый уровень значительно усиливал эффекты пищи. На континенте мастера системы пищи тридцатого или выше ранга встречались довольно редко. Если бы они присоединились к армии, то им была бы обеспечено жалование командующего тысячи человек или даже больше. А вот сороковые ранги и выше встречались еще реже. А пятидесятый ранг были равны уже перьям феникса и рогам единорога. А шестидесятых рангов почти не было, даже если бы они и были, то совершенствовались бы в прославленных кланах или Духовном Зале. Если Великий духовный мастер был способен прокормить сотню, то Духовный старейшина, пусть он только получил титул, мог насытить пять сотен и даже больше. В то же время получение тридцатого ранга означало, что мастер мог делать третий продукт с другими эффектами. Естественно, помощь команде при этом улучшится. — Отлично, просто отлично, — глаза Флендера засияли. — Ты не подвел меня, Оскар! Ты второй среди всех, кто достиг тридцатого ранга. Поздравляю тебя от имени всей школы Шрек. Даже утренняя мрачность Мубая рассеялась, он подошел к Оскару и похлопал того по плечу. — Поздравляю тебя, Сяо Ао. И пусть ты совершенствуешься медленнее, чем я, но то, что ты мастер пищи делает тебя гениальнее, чем я! Неужто разбитое сердце помогло тебе стать сильнее?! Сяо Ао неловко посмотрел на Мубая, перевел взгляд на Жунжун с красными глазами и с кривой улыбкой произнес: — Вот как ты можешь сейчас говорить так о разбитом сердце, словно сам никогда не любил?! Не издевайся! Тан Сань, Сяо У и Ма Хунцзюнь один за другим подошли к юноше, желая выразить свою радость за друга. Нин Жунжун осталась стоять, как странно поглядывая на Оскара. Чжуцин же опустила голову, не зная, как вести себя. — Хорошо, давайте начнем наше занятие, — отвлек всех подростков Флендер от поздравлений. — Сегодняшнее занятие будет весьма простым. Оскар, ты сегодня исполняешь главную роль. Сегодня все, кроме Оскара, должны съесть хотя бы одну из его сосисок. — Что? — испуганно воскликнула Сяо У, услышав сказанное деканом. — Декан, что это за занятие такое? — Назовем это адаптацией, — величественно произнес Флендер. — Я спрошу вас, что важнее? Жизнь или репутация? Когда нужно выбрать только что-то одно, что вы выберете? У Оскара весьма вульгарные заклинания, однако он мастер с полной врожденной силой духа, при этом являясь чрезвычайно одаренным носителем духа системы пищи. В школе он один из вас, и вы будете учиться вместе. Если вы не достигните с ним взаимопонимания, то потеряете прекрасного помощника. В то же время это также тренирует ваше поведение, если даже эти заклинания для вас невозможны, то как в будущем вы выйдете в мир духовных мастеров? Для того, чтобы выжить, честно или подло, не говоря уже о несчастной сосиске, когда вы столкнетесь с ситуацией жизни и смерти, будет ли это крыса, таракан или дождевой червь, вы должны их съесть. Услышав последние слова Флендера, все три девушки одновременно побледнели и подурнели. Тем более, что Жунжун уже подташнивало. — Это занятие обязательно для всех. Иначе вам тут не место. Не сомневайтесь в моем решении, еще в первый день вам всем сказали, что здесь обучают монстров, а не людей. Оскар, начинай. *** [1] Труп (僵尸) — 1) закоченевший (высохший) труп; обр. живой труп, зомби; 2) вампир (в китайской мифологии).