Ruvers
RV
vk.com
image

Континент Доуло

Связь, первый импульс

<div>Но, как правило, Духи и Титулы Доуло редко носили подобную церемониальную одежду. Она показывала не только статус владельца, но и имела некоторую торжественность. Поэтому мастера надевали ее только на дуэль с равным по силе противником и в особые случаи. И поскольку эти трое старейшин не собирались на бой, это могло значит только одно — они придали большое значение приходу членов школы Шрек. Более того, эти сильные мастера лично поприветствовали их у дверей.</div><div><br>Даже столь эгоистичный Флендер, столкнувшись с подобным, почувствовал себя несколько польщенным. Он всегда был человеком, дающим на один чи уважение десять в ответ. С другой стороны, видя такое трепетное отношение, он не мог не проявить себя.</div><div><br>Мужчина ускорил шаг и, остановившись, сложил руки в приветствии:<br>— Школа Шрек, Флендер. Кошка-сова, дух системы ловкости. Духовный император семьдесят восьмого ранга. Приветствую.</div><div><br>В мире Доуло таким образом младший мастер почтительно приветствовал старшего. Хотя самому Флендеру и было уже больше пятидесяти, это не имело значения в случае с этими восьмидесятилетними старейшинами. Поэтому декан вел себя исключительно вежливо.</div><div><br>Член совета в центре громко рассмеялся. Подойдя широкими шагами к Флендеру, он опустил его руки:<br>— Не нужно такой вежливости, декан Флендер. Мы давно ждали встречи с вами, правда, очень давно! Это честь для нас — принимать вас в академии. Уверен, вы принесете свет в наше скромное заведение. Я глава Совета, меня зовут Мэн Шэньцзи, дух темно-лилового чудовища, система контроля. Дух Доуло восемьдесят шестого ранга. Я познакомлю вас.<br>Мэн Шэньцзи представлял из себя худощавого, будто вовсе без мышц, мужчину среднего роста. Голос его звучал лукаво, но не неприятно. Волосы и борода у него были седыми. Также несмотря на худобу, этот старик вел себя очень бодро, а на его щеках еще играл румянец.<br>— Это второй член Совета, <em>Бай Баошань [1]</em>. Дух звездной печи, система защиты. Дух Доуло восемьдесят пятого ранга, — сказал глава, указав на мужчину слева от него.</div><div><br>Бай Баошань очень сильно отличался от Мэн Шэньцзи. Он был невероятно толстый, но невысокий: четыре чи в высоту и четыре в ширину (132 на 132 см). Его мягкая улыбка заставляла весь его жир шевелиться. Услышав, как Мэн Шэньцзи представил его, он кивнул Флендеру.</div><div><br>Указав на другого старика, глава произнес:<br>— Это третий член Совета. Чжи Линь, дух темной лозы, система контроля. Дух Доуло восемьдесят третьего ранга.&nbsp;<br>Третий член Совета, казалось, совсем не выделялся. Довольно заурядный, если не считать изредка вспыхивающий огонек в его глазах, из-за которого окружающие начинали чувствовать себя несколько странно.<br><br></div><div>Хотя Флендер и знал, что все они были мастерами выше восьмидесятого ранга, но он все равно испытывал трепет, когда Мэн Шэньцзи представлял их. Тем более, среди них неожиданно оказалось двое мастеров контроля.</div><div><br>Все знали, насколько сильна атакующая система, в то время как контроль давался многим с трудом и являлся наименее желанным противников. В поединке мастер того же уровня, что и его оппонент с системой контроля, с трудом мог превзойти его.</div><div><br>Флендер в ответ тоже представил преподавателей. Семь дьяволов Шрека все еще были учениками, поэтому он почти ничего о них не сказал. Но декан заметил, что Совет был больше заинтересован как раз в подростках, чем в них.</div><div><br>— Хватит формальностей, чувствуйте себя как дома. Прошу, заходите, — сказал Мэн Шэньцзи.</div><div><br>Старики не пользовались благами роскоши, напротив, дом, где они жили и занимались делами, выглядел несколько аскетично. Из украшений там имелось только несколько предметов первой необходимости и простые зеленые растения.</div><div><br>Хозяева и гости расселись друг напротив друга, подростки же из-за нехватки стульев остались стоять позади своих преподавателей. Глаза у всех горели, ведь они видели перед собой аж троих Духов Доуло.</div><div><br>Во всем мире мастера, способные достичь в своем совершенствовании таких высот считались такой же редкостью, как перья феникса или рога единорога. Также они были исключительно сильны. Даже если они не могли бросить вызов самим Небесам, они легко справлялись с армией в десять тысяч человек.</div><div><br>Мэн Шэньцзи попросил слуг подать чай и пирожные, взгляд его скользнул по Дьяволам. Глава улыбнулся и произнес:<br>— Мы слышали от Цинь Мина, что эти дети победили Императорскую команду нашей академии. Поистине, удивительная школа, где учатся монстры. Достижения Цинь Мина уже поразили меня, но я все еще не ждал, что вы вырастите стольких гениев.<br>— Школа Шрек уже прекратила свое существование, — горько усмехнулся Флендер.<br>— Нет, взгляните на этих юношей и девушек позади вас, — твердо сказал старик. — Пока они успешно не завершат свое обучение, все их достижения будут принадлежать школе Шрек. Цинь Мин очень четко объяснил нам это. Каждый, кто приходит в наше скромное заведение, наша ценность. Если вы не захотите, мы не будем возлагать на вас никаких преподавательских обязанностей. Здесь вы свободны, если вам что-то нужно, скажите мне. И я исполню ваше желание, пока оно пределах моей власти.</div><div><br>Все-таки Флендер обладал более, чем семидесятым рангом, поэтому прекрасно видел, что искренность, демонстрируемая Духами Доуло, не была фальшивой. И приходило понимание того, как сильно они нуждались в талантах. Настолько, что без каких-либо вопросов полностью доверились Цинь Мину.</div><div><br>— Я слышал от Цинь Мина, что среди вас есть особенно талантливый мастер контроля. Кто это? — спросил Чжи Линь.<br>— Слова «талантливый» недостаточно, — улыбнулся Гуру. — Тан Сань.<br>Юноша шагнул вперед и уважительно поприветствовал Совет:<br>— Мое почтение.<br>Чжи Линь ухмыльнулся, и аура вокруг него резко изменилась.</div><div><br>Другие ничего не чувствовали, но Тан Сань ощутил, как воздух вокруг него застыл, огромные волны силы духа вырвались наружу, и его тело отказалось двигаться. Чем-то эта мощь напоминала его лунную траву, юноша испытывал давление, но в нем не было злых намерений. Он понял, что его просто проверяли. Не говоря ни слова, он воспротивился вторжению с помощью Небесного навыка.</div><div><br>Все из школы Шрек знали, что делает Чжи Линь, но не произнесли и слова. Это был такой вступительный экзамен для Тан Саня. Флендер предвидел нечто подобное, поэтому он позволил Совету увидеть, насколько талантливого юношу он воспитал.</div><div><br>Первоначально мягкий взгляд Чжи Линя сменился на удивленный. Благодаря своей силе он тут же определил, что Тан Сань обладал тридцать третьим рангом, и это доказывало, что Цинь Мин не приукрашивал его таланты. Но так как его сила духа растения была родственной его, он просто не понимал, почему с этим юношей трудно иметь дело. Чжи Линь, проверяя Тан Саня, чувствовал, что его сила духа, хоть и не была грозной, обладала какой-то бесконечной стойкостью. Чем сильнее мужчина давил, тем гибче она становилась. Кроме того, этот юноша был вынослив не как мастер тридцать третьего ранга. Столкнувшись с таким давлением, он не выдавал никаких признаков боли.</div><div><br>На самом деле, Чжи Линь использовал давление, которое мастер тридцатого ранга с трудом мог выдержать.</div><div><br>Он не знал, что тело Тан Саня было усилено не только кольцом, слой духа, но и костью. Кость человеколикого паука, что невероятно сильно влияла на его характеристики. Иначе как бы Тан Сань привел Семерых дьяволов Шрека к серии побед над могущественными врагами? Даже Мубай смирился с тем, что никогда не сравнится с ним. Эта внешняя кость духа хорошо действовала не только явно, но и тайно.</div><div><br>Черная мантия даже не дрогнула, Чжи Линь просто сидел на своем месте, но Тан Сань чувствовал, как давление все нарастает.</div><div><br>Этот Дух Доуло действовал довольно добросовестно. Боясь, что Тан Сань не выдержит, он контролировал свою ауру, постепенно увеличивая давление. Как только юноша проявит малейшие признаки боли, он мигом прекратит.</div><div><br>Естественно, Тан Сань понимал, что этот человек испытывает его. Он понимал, что представляет не только себя, но и всю школу. Поэтому, несмотря на постоянно увеличивающееся давление и Небесный навык, что действовал все быстрее, юноша не показывал ни малейшей слабины.</div><div><br>Ни один тринадцатилетний подросток не был так закален годами совершенствования, бесчисленными тренировками и испытаниями, как Тан Сань. Он вытерпел разрывающую боль из-за кольца паука, так как он мог сдаться сейчас?</div><div><br>Тайно сжав кулаки, Тан Сань не изменился в лице. Он не выглядел ни смиренно, ни гордо. Вместе с Небесным навыком его тело окружил слабый слой белого тумана, испускающий легкий аромат. Чем быстрее внутри циркулировала внутренняя энергия, тем больше она сливалась с духом лунной травы.</div><div><br>Каждый раз увеличивая давление, Дух Доуло Чжи Линь поражался все сильнее. Неужели этому мальчишке всего тринадцать лет? Он не мог не заметить, что Тан Сань использовал собственную волю и физическую подготовку, чтобы противостоять этому вторжению, но у него до сих пор не получилось заставить этого ребенка освободить своего духа. Тан Сань уже превзошел все его возможные ожидания.</div><div><br>Каждый человек хотел выйти победителем, и Дух Доуло не был исключением. Вперемешку с желанием посоперничать и любопытством Чжи Линь, столкнувшись с гением, решил проверить, насколько далеко простираются его возможности.</div><div><br>Заметив кивок Тан Саня, мужчина перестал сдерживаться, подрагивающая мантия успокоилась. Увидев это, двое других старейшин не могли сдержать удивления. Они отлично знали друг друга и прекрасно понимали, сколько сейчас силы духа вкладывал их товарищ. Двое Духов не могли не выразить своего беспокойства, они знали, что Чжи Линь не переборщит, но они не хотели, чтобы юноша пострадал.</div><div><br>Но вскоре волнение сменилось изумлением. Тан Сань стоял, словно гора. Пусть давление и увеличилось, он вообще не двигался, лишь мышцы его лице немного напряглись.</div><div><br>Он даже духа не показал? Именно этот вопрос задавали себе все трое старейшин.</div><div><br>Как подобное вообще возможно? Чжи Линь содрогнулся на мгновение, он слишком хорошо знал свою мощь, даже мастер тридцать пятого ранга будет вынужден выпустить своего духа, более того, он бы не вел себя так спокойно, как этот юноша.</div><div><br>Если уж говорить о силе воли и умении сохранять эмоции, то когда-нибудь наступал тот момент, когда ничего из этого не работало.</div><div><br>В общем-то говоря, мастера низкого ранга, способные выдержать давление со стороны высших мастеров и поддерживать две трети силы духа, уже считались выдающимися, но если они могли сохранять даже собственную степень силы духа, это говорило только об их твердой воле. Но все это при условии того, что сам дух был освобожден. И сильнее всего это касалось тех, кто воплощал в себе зверей. Они были гораздо выносливее мастеров орудий. Преимущество вторых заключалось в том, что они могли пользоваться оружием.</div><div><br>Каждый из Совета знал от Цинь Мина о том, что Тан Сань обладал орудием. Но кто мог подумать, что он будет тем, кто сможет выдержать давление силы духа, превышающей его собственную на десять процентов, еще и не проявляя своего духа? Подобное казалось непостижимым.</div><div><br>Постепенно, вместе с тем, как сила духа становилась все гуще, начинали нервничать Флендер, Чжао Уцзи и другие преподаватели. Они сидели и смотрели на Тан Саня, опасаясь несчастного случая.</div><div><br>И только Гуру сидел, откинувшись в кресле, попивая чай, и наблюдал за происходящим. На его лице не было и намека на беспокойство.</div><div><br>Никто не понимал силы Тан Саня лучше, чем Юй Сяоган. Он знал пределы собственного ученика. И раз сейчас он даже не показал свою лунную траву, он и близко не был к тому, чтобы сломаться.</div><div><br>Можно даже утверждать, что до той самой конечной оставалась еще целая дорога. Гуру также понимал, что сила духа Тан Саня была полна энергии, как и его лунная трава. Неочевидная в бою вещь, ведь выносливость часто действовала на длительность ведения боя. Но вот перед лицом такого мощного давления еще хватало места для выхода этого аспекта силы духа.</div><div><br>И вот напряжение возросло до тридцать шестого ранга, за ним сразу последовали тридцать седьмой, тридцать восьмой и тридцать девятый. Когда давление поднялось до сорокового ранга или около того, Тан Сань наконец-то почувствовал боль. Лицо его исказилось, и он с некоторым усилием поднял руку.</div><div><br>Появился голубой свет, и лунная трава выросла из его ладони, словно только распустившийся цветок, чуть покачиваясь. Она образовала огромную клетку, закрыв собой Тан Саня. Стебли засветились сине-фиолетовым блеском, покачиваясь от движения воздуха. От каждого колебания появлялось какое-то странное ощущение, будто даже ветер следовал какому-то ритму.</div><div><br>Чжи Линь почувствовал это сильнее всех. В момент, когда дух Тан Саня наконец-то появился, он словно избавился от тяжелого бремени. И как раз когда он собирался прекратить, лунная трава повела себя странно.</div><div><br>Круглая клетка окружила юношу, между стебельками были лишь трещинки. Чжи Линь обнаружил, что каждый раз, когда он пытался мягко приложить еще силы, он трогал что-то упругое, и из-за этого давление ослабевало.</div><div><br>Этот ребенок таил в себе столько сюрпризов, что сначала удивленные старейшины довольно улыбнулись.</div><div><br>На самом деле, даже Тан Сань не знал, почему лунная трава так себя ведет. На первый взгляд он казался непоколебимым, но уже с сорокового ранга он уже испытывал трудности с дыханием, его поддерживало только нежелание уронить в глазах других свою школу.</div><div><br>Лунная трава появилась именно тогда, когда ее хозяин был готов вот-вот сломаться.</div><div><br>Он не управлял нынешними формой и движениям растения, но с этими ритмичными покачиваниями он чувствовал, как давление постепенно сходит на нет. В сознании юноши возникло название техники использования силы «<em>Четыре унции дают тысячу</em>»<em> [2]</em>.</div><div><br>Это обычное умение, которое использовали в прошлой жизни Тан Саня, так что, естественно, он знал ее. Но он не понимал, почему лунная трава начала действовать самостоятельно.</div><div><br>Подумав об этом, юноша пришел к выводу, что внутри него сокрыто множество всего, чего не понимает даже он сам.</div><div><br>Когда давление уменьшилось, напряженное лицо Тан Саня расслабилось. Но случившееся заставило Чжи Линя продолжить испытание. Сила духа стала возрастать, и на этот раз быстрее, чем до этого.</div><div><br>Четыре унции могут дать тысячу, но как насчет десяти тысяч? Как толкнуть их? С резко увеличенным давлением Тан Сань почувствовал, как каналы в его теле резко взорвались, его поразила сильнейшая боль, кожа постепенно покраснела от крови. И чем быстрее работал Небесный навык, тем больнее делали ему внутренние каналы.</div><div><br>Лунная трава разрасталась все сильнее, но все-таки она тоже была ограничена в возможностях сдерживать давление силы духа. Однако остальные, изолированные от Тан Саня растением, не могли видеть его и думали, что он все еще сопротивляется. Они не знали, что лицо его стало темно-красным, что наконец-то настал этот опасный момент. Нынешнее давление достигло сорок пятого ранга.</div><div><br>«Терпи. Я могу вытерпеть,» — вторил себе Тан Сань, выпрямив спину.</div><div><br>По мере того, как возрастала сила духа, ослабевало тело. Юноша уже не мог пошевелить даже пальцем.</div><div><br>Но в это мгновение он почувствовал, как внутри него что-то сломалось. Небесный навык тут же замедлился и все, что давило на него, вырвалось из спины за одну секунду.</div><div><br>Лунная трава разлетелась в стороны, все тело Тан Саня задрожало. И все увидели его, но стоило им узреть юношу, они не могла не начать беспокоиться.</div><div><br>Все тело Тан Саня распухло на один размер, из спины торчали Восемь копий, блестящие паучьи ноги пурпурного оттенка мягко двигались, словно крылья. И особенно ярко стало заметно изображение паутины на его лбу.</div><div><br>Тан Сань выглядел расслабленно, он вдыхал этот слой белого тумана через нос, будто реки, впадающие в море, и снова выдыхал через рот. Каждое повторение, казалось, делало этот дымок больше, и вместе с ним больше становился и Тан Сань.</div><div><br>— Кость духа? — практически одновременно с тревогой вскрикнули старейшины. Чжи Линь немедленно прекратил. Естественно, они увидели, что мальчишка уже достиг своих пределов. Если бы он продолжил, то мог бы просто убить его.</div><div><br>Концы Копий побелели, этот свет стал просачиваться через паучьи ноги. Тан Сань никак не изменился даже после того, как на него перестали оказывать давление. Он все еще дышал этим белым паром.</div><div><br>— Большое спасибо, что помогли завершить это, Дух Доуло Чжи Линь, — сказал Гуру с улыбкой и, встав, поклонился старику.<br>— Что за завершение? — спросил он, удивленно глядя на мужчину. Даже будучи грозным мастером, он совсем не понял, что случилось с телом Тан Саня. Внутренне он все еще нервничал.<br>— С тех пор, как Тан Сань получил свою кость, он сильно вырос, но его связь с ней была недостаточной. Благодаря вам, он наконец-то смог слиться со своей костью, теперь она по-настоящему стала частью его тела. Ее больше нельзя назвать «внешней».<br>Стоило прозвучать словам «внешняя кость духа», как трое Духов Доуло мигом вскочили со своих мест, а Цинь Мин так резко поднялся, словно обжег себе ягодицы.</div><div><br>Старейшины посмотрели друг на друга, естественно, они были гораздо проницательнее Цинь Мина. Они сразу же поняли, что эти паучьи ноги были не духом юноши, а его костью. Но они не думали, что это будет внешняя кость.</div><div><br>Одной ауры вокруг хватало, чтобы ощутить силу Восьми копий.</div><div><br>Ребенок тринадцати лет, получивший тридцатый ранг, обладающий внешней костью духа, вторым после кольца зверя в десять тысяч лет предметом. Что это вообще могло значить? Сколь огромен его потенциал? И его дух — обычная лунная трава?</div><div><br>— Это… и правда внешняя кость духа? — дрожащим голосом спросил Мэн Шэньцзи.&nbsp;<br>— Я уверен в этом, — кивнул Гуру. — Однако я попрошу Совет сохранить эту тайну. Пусть кость уже слилась с Тан Санем, и никто не сможет получить ее после его смерти, как другие кости, но хранить нефритовое кольцо — преступление даже для невинных людей. Я не хочу, чтобы его преследовали, когда он повзрослеет.<br>— Мы понимаем. Не волнуйтесь, клянемся собственными духами, что никому не расскажем об этом, — произнес глава, в глазах его отражалась благодарность.</div><div><br>Причина такого была проста: школа Шрек не скрыла от них наличие кости у одного из учеников. И это говорило лишь о том, что академии доверяют.</div><div><br>Внешняя кость духа действительно была очень ценна. Узнай о ней некоторые особенно злобные и сильные мастера, они бы не позволили Тан Саню расти.</div><div><br>На самом деле, Гуру не отличался беспечностью. Еще до начала их путешествия, он разузнал о академии Тяньдоу. В мире мастеров эти трое Духов почитались как добросердечные старейшины, иначе тайна его ученика не была бы так легко раскрыта.</div><div><br>Один лишь жар сейчас чувствовал Тан Сань. Неприятное чувство давления уже исчезло, но он словно жарился в доменной печи. Это ощущение походило на то, что он испытывал, поглощая кольцо паука. Но гораздо менее болезненное. Его обжигало, но оно не причиняло страданий.</div><div><br>Хотя Небесный навык замедлился, но с каждым новым циклом он будто становился больше и, казалось, атаковал какие-то особые каналы. То потрясающее чувство, испытанное Тан Санем, стало результатом соединения энергетических каналов.</div><div><br>В момент, когда давление достигло максимума, Тан Сань сам не заметил, как в его рука показался черный сгусток, однако он ощущал огромную силу, вырывающуюся из его сердца.</div><div><br>Если бы не то соединение каналов, возможно, он бы призвал свой второй дух.</div><div><br>Но сейчас у юноши не было возможности подумать об этом, ему оставалось только терпеть эту цепь молний внутри. Небесный навык поглощал ее, и с каждым разом Тан Сань чувствовал себя более умиротворенным. Он мог только продолжать двигаться.</div><div><br>Духи Доуло мигом успокоились, но вот Цинь Мину времени явно не хватило, он все еще выглядел очень взволнованным.<br>— Я не ждал, совершенно не ждал, — вздохнул Мэн Шэньцзи, — что в нашем мире появится такой гений. Я по-настоящему счастлив познакомиться с вами.<br>Флендер, вздохнув, бросил на Гуру пытливый взгляд. Тот слегка кивнул ему, намекнув, что с Тан Санем все будет хорошо.<br>— Мы не смеем приписывать себе заслуги этого ребенка, — обратился Флендер к главе Совета. — Он ученик Гуру. Более того, он талантлив от природы. За всю историю нашей школы эти семеро юношей и девушек — самые талантливые ученики, какие у нас только были. Они, как и Тан Сань, невероятно одаренные. Мы прибыли в академию в надежде, что здесь они смогут развить свои умения в наилучших условиях для этого. А вовсе не для того, чтобы хоронить их потенциал. Они последние наши ученики и ученицы. Как декан я искренне надеюсь увидеть их в качестве Титулов Доуло, мастеров, что превзойдут мои собственные достижения.</div><div><br>Сейчас Флендер говорил абсолютно искренне, в его глазах не было и намека на хитрость. Шестеро Дьяволов, что стояли позади него, почувствовали себя очень странно. Казалось, их декан стал еще старше, чем раньше, а от его фигуры сквозило одиночеством.</div><div><br>Декан, вынужденный отдавать своих учеников в другую академию для совершенствования. Как такой высокомерный человек как Флендер мог оставаться спокойным.</div><div><br>— Будьте покойны, декан Флендер, — кивнул Мэн Шэньцзи. — Мы втроем гарантируем вам, что обеспечим этих детей лучшими условиями по мере наших возможностей. Условия и вообще все, что вы попросите. Даже если в будущем они не захотят сражаться от имени Имперской академии Тяньдоу. Нам будет достаточно и того, что, когда они будут стоять на вершине мира мастеров, в их биографии будет значиться Тяньдоу.&nbsp;<br>Поднявшись, Флендер поклонился трем старейшинам:<br>— Спасибо, господа.</div><div><br>Наблюдая за происходящим, Гуру, наконец, улыбнулся и подумал: «Ох, Флендер-Флендер, если бы я не знал суть этих трех Духов, привел бы я тебя сюда? Что бы ни случилось в прошлом, в моем сердце ты все еще мой старший брат, и я хочу, чтобы ты провел свою оставшуюся жизнь в комфорте.»</div><div><br>И тут всеобщее внимание привлек протяжный стон.</div><div><br>Как раз вовремя Тан Саня выплюнуло из густого тумана. Он уже не был так слаб, как раньше, но замер. Он вдыхал носом, а выдыхал ртом, его бордовая кожа снова побелела, опухоль также спала. Казалось, юноша вернулся в норму.</div><div><br>Когда туман рассеялся, Тан Сань открыл глаза. В это мгновение всем они показались парой холодных звезд.</div><div><br>Несмотря на то, что этот свет быстро погас, каждый понял, что юноша изменился.</div><div><br>Восемь копий вернулись в спину хозяина в одно мгновение. И прошлая скорость не шла ни в какое сравнение с нынешней.</div><div><br>К несчастью, одежда на его спине была порвана. Возможно, единственный недостаток Копий заключался именно в этом. Такой бережливый человек, как Тан Сань мог лишь сожалеть о потере одежды.</div><div><br>Юноша заметил, что все внимание сосредоточено на нем. Сначала он поклонился трем Духам и, ничего более не говоря, с простодушным выражением лица зашел Гуру за спину.</div><div><br>Сейчас мозг юноши не работал для разговоров. Весь его разум сосредоточился на собственном организме. Он не понял, что произошло, когда его оглушило, и, конечно, не знал, что изменилось в нем. Но, придя в себя, он все осознал.</div><div><br>Во-первых, он поднял ранг, а также все его физические характеристики возросли.</div><div><br>И это не могло быть связано с получением нового ранга.</div><div><br>В основе своей связано это изменение было с тем, что он сломал себе энергетический канал, не только позволив Копьям полностью слиться с его телом, но также дав преобразованиям в теле произойти.</div><div><br>Сила духа достигла тридцать четвертого ранга, но физически юноши был равен сороковому.</div><div><br>Что касалось самого этого канала, то, возможно, даже Гуру не нашел бы объяснения этому, однако Тан Сань и сам все прекрасно понял. Ибо именно это было описано в «Небесном писании» как «<em>восемь необычных меридианов</em>».</div><div><br>В «Небесном писании» прямо говорилось о том, что, если восемь необычных меридианов сольются в один, то Небесный навык станет лучше, и это будет один из критериев его завершения. Помимо достижения восьмого уровня умения также существовало раскрытие всех восьми меридианов. «Небесное писание» утверждало, что тот, кто соединит все восемь меридианов, станет всемогущим что на Небесах, что в Диюе.</div><div><br>Хотя это были лишь слова, но они наглядно показывали, насколько огромным может быть эффект от полного вскрытия меридианов.</div><div><br>Тан Сань знал это из «Небесного писания», где эти восемь меридианов были описаны с необычайной подробностью.</div><div><br>В руках и ногах имелось восемь акупунктурных точек: Лецюэ, Хоуси, Нэйгуань, Вайгуань, Чжаохай, Шэньмай, Гунсунь, Цзулиньци, Ду, Иньвэй, Янвэй, Иньцяо, Янцяо, Чун, Дай, Бамай<em> </em>. Это значит, что эти точки могли по отдельности соединить голову, лицо и туловище с восьмью меридианами.</div><div><br>***<br>[1] Автор уже делал отсылку на маньяков, поэтому мы не уверены на этот счет, но все же считаем нужным поделиться. Персонаж Бай Баошань — тезка одного китайского серийного убийцы и грабителя, который жил в 1959 — 1998 гг.<br>[2] Четыре унции дают тысячу (кит. 四两拨千斤) — победить малыми силами.</div>