Ruvers
RV
vk.com
image

Континент Доуло

Летящие божественные когти

Реферальная ссылка на главу
<div>— Прекрасно, — кивнул Тан Сань, подумав. — Вообще, это не что-то, что нужно держать в секрете. Просто чему-то нельзя научить.<br><br>Как с такой славой оружия Тан могло не быть подделок? Но в его мире клан Тан занимал высокую позицию на протяжении веков, и не появилось оружия, способного превзойти работу членов Тан. Обычный специалист скрытого оружия обучался на протяжении десяти лет. Тан Сань был очень одарен, но у него также ушло двадцать лет на множественные исследования и производства, чтобы стать лучшим мастером механизмов. Подделки были практически исключены.<br><br>— Так даже лучше. Не нужно возвращаться первой. По правде говоря, я немного боюсь, что папа не отпустит меня обратно. В наши каникулы мы не обязаны тренироваться, так что мы можем хорошенько повеселиться. Сяо У, куда пойдем? Тан Сань, хочешь с нами?<br>— Учитель наказал нам совершенствоваться каждый день, — нахмурился юноша. — Ты забыла, Жунжун?<br>— Неважно, — улыбнулась девушка, высунув язык. — Я не буду развлекаться каждый день. И я знаю, что мне нужно много работать, так как я самая слабая из нас. Но также стоит иногда расслабляться и сохранять баланс между трудом и отдыхом.<br>— Жунжун правду говорит, — кивнула Сяо У. — Сяо Сань, пойдем со мной на прогулку?<br>— Ну и ладно, — покачал Тан Сань головой. — У меня еще есть дела. Идите и будьте осторожны.<br>Сказав это, он тут же ушел. Ему было неуютно в женской комнате.<br><br>Тан Сань уже давно распланировал, что делать в эти два месяца, прежде чем отправиться в дорогу.<br><br>Несмотря на опасность, пережитую им в Великом лесу Синдоу, Тан Сань все больше убеждался, что его собственных сил недостаточно. У него было преимущество перед противниками, равными по рангу, из-за внешней кости духа, но, когда разрыв станет крупнее, он не сможет ничего сделать. В схватке с врагами до сорокового ранга Тан Снаь был уверен в своей победе. За его пределами все зависело от категории и способностей мастеров. Если у противника будут силы, которые он может сдерживать, Тан Сань верил, что не окажется в минусе благодаря оружию. Но если случится наоборот, то вырвать первое место у него получится с огромном трудом.<br><br>Печь, что юноша приобрёл в кузнице в прошлый раз, уже давно доставили. И сегодня он перед возвращением заглянул в кузницу и заказал там партию металла. Бои принесли ему больше пяти тысяч золотых монет, так что купить первоклассный материал не составило труда. Вместе с металлами, которые он взял в прошлый раз, он был готов увеличить за эти два месяца свой арсенал, а также участить тренировки с его использованием.<br><br>При недостаточном количестве внутренней энергии скрытое оружие клана Тан не может проявить своей истинной силы, поэтому Тан Сань был вынужден в основном полагаться только на его механические виды.<br><br>План школы Шрек был непродуманным, но при этом занимало учебное заведение довольно большую территорию. К тому же, учеников с учителями жило здесь немного, поэтому Тан Сань, как только прибыла печь, попросил у Флендера использовать пустой дом. Конечно, это обошлось ему в некоторую сумму денег.<br><br>Покинув домик Сяо У и Жунжун, Тан Сань сразу же пошел в свою мастерскую. Это было простое здание из кирпичей. Пусть оно не отвечало стандартам строительства, но было крепким и долговечным. Самый обычный дом, построенный простолюдинами.<br><br>Небольшая комната, около тридцати квадратных метров, внутри нее расположились кузнечная печь, обжигатель, наковальня и, конечно, молот. Все, что нужно. Но из-за того, что у Тан Саня не было времени пользоваться всем этим, оно немного проржавело. В углу лежали большая куча угля и куски всевозможных металлов, большинство из которых не подвергались никакой обработке.<br><br>Тан Сань навел в комнате порядок. Стоило юноше взять молот, и в его сердце зародилась ностальгия. Он невольно вспомнил, как отец учил его кузнечному делу.<br><br>Несмотря на то, что Тан Хао недолго наставлял сына, в то время юноша был к нему ближе всего с самого своего рождения. Тан Сань вспомнил каждую фразу, сказанную ему отцом. «Хороший кузнец не тот, кто использует хороший материал для изготовления прекрасных инструментов, а тот, кто может из обычного сырья создать шедевр,» — пробормотал Тан Сань сказанное Тан Хао. Кузнечный молот в руке юноши двигался вместе с ногами, порождая силу.<br><br>Без какой-либо цели со свистом молот танцевал в руках Тан Саня. Каждый взмах был наполнен внутренней энергией. Развернувшись полубоком юноша безупречно соединял движения в цепь.<br><br>Тело его изменилось, что позволило исполнять Хаотичную технику с новым уровнем мастерства. Несмотря на то, что он не собирался что-либо создавать сейчас, сам только выход накопившейся энергии избавлял его от всякого беспокойства.<br><br>Тан Сань остановился после девяти тысяч девятьсот восьмидесяти одного непрерывного взмаха. Одежда его уже промокла от пота. Вне себя от радости, по-настоящему вне себя юноша поднял кузнечный молот. Перед его глазами пробежали дни, когда он трудился под руководством Тан Хао, собственного отца, и на мгновение его сердце заполнили всевозможные чувства.<br><br>Тринадцать лет, уже тринадцать лет он принадлежит этому миру. И здесь он получил то многое, чего никогда не имел прежде: семью, друзей, духа и способности духа. Все это стало частью его самого.<br><br>Протянув левую руку, он взял кусок металла. «Клан Тан, клеймо, которое никогда не забудется. Ты с блеском расцветешь в этом мире,» — сказал юноша в сердцах.<br><br>Бросив железо в печь, Тан Сань привычными движениями сложил уголь в кучу, поджег его и привел в действие мехи. Ритмичный звук мех отдавался эхом в каменном доме. Буквально через мгновение вспыхнуло черно-красное пламя, и кузнечная печь начала работать.<br><br>Тан Сань никогда не забывал слов отца. Он также понимал, почему Тан Хао сказал, что настоящий ремесленник создает шедевры из обычного железа. Это был вопрос не только мастерства, но и упорства.<br><br>Даже самый обычный метал, по которому ударят более десяти тысяч раз, станет прочней.<br><br>Клан Тан очень строго относился к своим творениям, и Тан Сань как бывший известный мастер скрытого оружия был еще придирчивей, чем другие. Он совершенно точно не позволит своим работам просесть в качестве, из-за чего хозяин может подвергнуться опасности.<br><br>Железо горело темно-красным, словно огромный рубин. И когда оно достаточно раскалилось, юноша мог видеть внутри примеси. Кузнечный молот лег в руку Тан Саня и начал свой танец.<br><br>Бам-бам-бам. Ритмичный стук отдавался эхом в каменном домике. Тан Сань вернулся к ковке.<br><br>С того дня Тан Сань не возвращался к себе, исключая завтраки, обеды и ужины. Каждый день он занимался ковкой. Уставая, он садился на пол и медитировал. Как только его энергия восстанавливалась, он возвращался к работе.<br><br>Никто не знал, чем занят Тан Сань, даже Гуру. Но он никогда и не посещал его кузницу. Он был абсолютно уверен в том, что его ученик не предпочтет кузнечное дело медитациям и совершенствованию.<br><br>Лишь один человек навещал там Тан Саня. Сяо У приходила туда каждый день, она не беспокоила брата, только оставляла чистую одежду, наливала немного воды и чистила фрукты, а после она уходила. Дело было вовсе не в том, что она не хотела говорить с ним, просто она впервые видела Тан Саня, так сильно погруженного в работу.<br><br>Юноша весь пропитался запахом металла, а тело покрыл слой железной пыли и кокс.<br><br>Сяо У беспокоило нынешнее состояние Тан Саня. Она успокаивалась только тогда, когда, придя на следующий день в кузницу, видела его в чистой одежде, а тарелка с фруктами и стакан с водой были пустыми.<br><br>Дни шли, а стук в кузнице становился все громче. Каждый день, еще до рассвета, слышались звуки удара молота о наковальню, и прекращались они только с наступлением глубокой темноты.<br><br>Тем временем даже во время общего обеда в столовой Тан Сань был задумчив и необщителен. Из-за этого Мубай даже обратился к Флендеру и Гуру, но Гуру сказал, чтобы они не беспокоили Тан Саня.<br><br>Глубокая синева неба сменилась густой тьмой, а на далеком горизонте появилась великолепная чуть неясная нить света. Снова приходил рассвет.<br><br>Дверь кузницы открылась, и из нее вышел растрепанный юноша, покрытый железной пылью. Он был обнажен по пояс и весь измазан коксом и копотью, что обрамляли его налитые силой мускулы. Выглядел он еще сильнее, чем раньше, и, кажется, прибавил в росте. Его пронзительные, могущие поглотить сердце и душу глаза горели фиолетовым огнем. Он посмотрел вдаль на эту золотую постепенно увеличивающуюся полосу, и его глаза заполонил фиолетовый свет.<br><br>Подняв руки, он напряг их. Все мышцы налились силой, стали твердыми, словно сталь. Юноша выглядел, как гепард, готовящийся к прыжку. Воплощение красоты дикой силы.<br><br>«Сорок девять дней. Это заняло у меня сорок девять дней, но я наконец-то закончил,» — сказал он, медленно раскрыв ладони. В его руках лежала пара идеально круглых металлических шариков черного цвета.<br><br>Несмотря на то, что светило солнце, они никак не нагревались. Поток холодного воздуха вырвался из шариков. В кузнице за спиной Тан Саня лежало еще шестнадцать таких же шариков. Как отреагируют его друзья, если узнают, что всю свою энергию он потратил на восемнадцать таких снарядов?<br><br>Играясь с шариками в руке, юноша пробормотал: «Не хватает только яда. Я хочу создать еще один Лотос ярости Будды и незаконченную Иглу цветка груши. Жаль, что в этом мире сырье так ограничено.»<br><br>Его рука выбросила два предмета. Один слева, а второй справа, оба они не издали ни единого звука. Описав причудливую дугу, они вернулись в руку хозяина. Шарики не перестали вращаться, даже оказавшись на его ладони. И за это время ни разу друг с другом не столкнулись.<br><br>После привычного совершенствования Фиолетовых глаз демона Тан Сань вернулся в кузницу. Ничего из металла не осталось, включая и тот, который он приобрел позже.<br><br>Он провел правой рукой по столу, и все остальные шарики исчезли в глубинах Двадцать четвертого моста.<br><br>Тан Сань бросил взгляд в угол. На единственном чистом стуле лежал новый комплект одежды. Его Сяо У принесла еще вчера. В глазах юноши отразилась нежность.<br><br>Больше всего его восхищало в этой девушке то, что она чувствовала ситуацию. Она всегда была очень весела и жизнерадостна, но, когда он просил тишины, она никогда его не беспокоила. Все, что она делала, — молча, казалось бы, незначительно заботилась о нем. Но эту заботу он никогда не забывал.<br><br>Сейчас было слишком рано, и никто из школы в это время не вставал.<br><br>Тан Сань набрал холодной воды, вымылся и надел чистую одежду, которую принесла Сяо У. Он почувствовал свежесть и прохладу.<br><br>Приведя себя в порядок, он расслабился. Тан Сань выставил перед собой руку, из его ладони вырвался голубой свет, выросла лунная трава. Растение тихо покачивалось на ветру. «Похоже, я снова стал лучше,» — улыбнулся юноша.<br><br>Для него сорок девять дней стали испытанием физической и умственной сил такого же уровня, что и адская тренировка Гуру.<br><br>Каждый день он без перерыва ковал и занимался, а также размышлял. Нагрузка была такой же, что и во время пробежки. Если бы не его выносливость и крепость, а также поддержка внутренней энергии, он бы давно остановился.<br><br>Но именно из-за каждодневных упражнений его мышцы стали больше. Заметнее всего это отразилось на его руках, они увеличились на один размер, и на них не было и грамма жира. Каждый бугорок его мышц был четко очерчен. Плечи стали шире, и при каждом движении его мускулы красиво сокращались.<br><br>Но кисти Тан Саня все также оставались тонкими и стройными, а кожа не покрылась мозолями. Совершенней стали не только его выносливость и сила духа, но и Нефритовая рука. Он стал тридцать третьего ранга. Конечно, предыдущие месяцы тоже сыграли свою роль, не только два последних.<br><br>Четыре месяца спустя его сила духа снова возросла. Ужасающая скорость. Хотя он прорвался через тридцатый ранг, каждый следующий нуждался в накоплении. Нормальные люди потратили бы на это больше полугода. А менее талантливые, и целый год.<br><br>Когда Тан Сань зашел в столовую, он удивился тому, что все уже поднялись и сейчас завтракали. Оказалось, они не первый раз поднимаются так рано, но юноша был слишком увлечен кузней, чтобы заметить это.<br>— О, наш железный человек пришел. А почему же он такой чистый сегодня? — с улыбкой произнес Мубай.<br><br>Он всегда был очень высокомерен и достаточно силен, чтобы чувствовать себя уверенно. Но с Тан Санем он никогда так себя не вел. Никогда.<br><br>Несмотря на то, что Тан Сань уступал Мубаю в силе духа, он прекрасно понимал, что в настоящем бою не выйдет победителем. Из всех семи монстров школы Шрек Тан Сань, несомненно, имел особую важность. Но также Мубай знал, что юноша добился своих успехов не только благодаря таланту. Сорок девять дней каждый, хоть и не знал, что именно делал Тан Сань, слышал звуки удара молота о наковальню. Сколько силы воли нужно, чтобы завершить эту работу?<br><br>Благодаря влиянию Тан Саня не только Мубай, но даже ленивейший Оскар и все остальные усердно работали над совершенствованием силы духа.<br><br>Гуру предложил им заменить сон медитациями. Кроме необходимых тренировок способностей и физических упражнений, день их занимали медитации. Это был скучный, но полезный процесс.<br><br>За это время Сяо У поднялась на тридцать второй ранг. Сила духа других также незначительно выросла.<br><br>И сейчас у Семи дьяволов Шрека была такая сила духа:<br>Злой глаз белого тигра Дай Мубай, Духовный старейшина тридцать восьмого ранга.<br>Сосисочный монополист Оскар, Духовный старейшина тридцать первого. <br>Тысячерукий асура Тан Сань, Духовный старейшина тридцать третьего ранга.<br>Яростный огненный феникс Ма Хунцзюнь, Великий духовный мастер двадцать восьмого ранга.<br>Очаровывающий кролик Сяо У, Духовная старейшина тридцать второго ранга.<br>Стеклянная драгоценность Нин Жунжун, Великий духовный мастер двадцать седьмого ранга.<br>Адская виверра Чжу Чжуцин, Великий духовный мастер двадцать восьмого ранга.<br><br>— Я уже закончил, так что, естественно, я пришел, — улыбнулся Тан Сань.<br>— Третий брат, что же полезного ты смастерил на этот раз? — полюбопытствовала Жунжун. — Покажи нам.<br>— На самом деле, я сделал не так много, потому это очень хлопотно мастерить. Кроме нескольких видов скрытого оружия, я также сделал кое-что интересное для вас.<br>— О, что-то и для нас? — Жунжун мгновенно пришла в восторг.<br><br>Все остальные тут же расплылись в улыбке. Тан Сань очень строго относился к своей работе. У них всех уже имелся целый набор высококлассного оружия. Если Тан Сань мастерил его так долго, то оно ни за что не могло оказаться плохим.<br><br>— Третий брат самый лучший, — усмехнулся Ма Хунцзюнь. — Даже росу с дождем делит поровну [1], покажи!<br>— Какая роса? Как грубо! — Сяо У пристально посмотрела на Ма Хунцзюня. — Сяо Сань еще даже не позавтракал, пусть сначала поест.<br>— Сяо У действительно по-прежнему заботится о Тан Сане, — улыбнулась Жунжун.<br>Сяо У высунула язык и дала предназначенный юноше завтрак.<br><br>С приходом Гуру еда в Шреке сильно изменилась. Конечно, дети сами оплачивали свои обеды. Бюджет школы был таким же, и Гуру этого не скрывал. За месяц боев подростки получили большую сумму денег, так что никто не переживал о мелких расходах на еду.<br><br>— Хорошо, сначала я поем. Позже пойдем, и я продемонстрирую вам оружие. Столовая слишком маленькая для этого, — сказал Тан Сань и одарил Сяо У улыбкой. Недавняя нагрузка была слишком большой, так что аппетит юноши тоже возрос. Среди всех учеников он ел больше всех.<br><br>Остальные уже поели, они в нетерпении ожидали, когда же Тан Сань позавтракает и представит им свое новое творение.<br><br>Находиться под всеобщим вниманием было не слишком приятно, особенно когда ты ешь. Тан Сань быстро справился с едой и немедленно встал:<br>— Будете так смотреть на меня, я слягу с несварением. Пойдемте, я покажу вам оружие снаружи.<br>Сяо У как обычно стала собирать тарелки и палочки Тан Саня, но он поймал ее руку и сказал:<br>— Этим можно заняться и позже. Сначала улица.<br><br>Семеро подростков на площадь в школе. Она была совершенно пуста, солнечный свет ложился на землю. Сейчас уже была середина лета, а сама территория Шрека располагалась в центре континента, поэтому даже по утрам сейчас здесь было очень тепло.<br><br>— Сяо Сань, покажи! Что же это такое? — в нетерпении произнесла Жунжун.<br>Тан Сань легко улыбнулся, коснулся пояса и вытащил нечто необычное.<br><br>Металлический предмет цилиндрической формы, поверхность казалась посеребренной. Чем-то он напоминал ручной дротик, но был больше и толще. Юноша, чтобы каждый мог увидеть и понять работу этого оружия, завернул рукав на левой руке и вытянул обе руки, и цилиндр открылся с одной стороны. Все увидели, что внутри он обит тканью.<br><br>Тан Сань закрепил его с обратной стороны руки, длины этого приспособления хватило как раз на то, чтобы закрыть ее часть. Поправив его, он взмахнул рукой. Цилиндр без каких-либо проблем плотно прижался к его коже.<br><br>— Сяо Сань, что это такое? Оно мощнее ручного дротика? — не удержалась даже Сяо У от любопытства.<br>— Если говорить точно, это что-то вроде полезного инструмента, — покачав головой, ответил Тан Сань. — Я называю его Летящими божественными когтями. Внимательно следите, что я делаю.<br><br>Тан Сань потянул за коготь спереди, вытащил пять колец и надел их на пальцы, сразу же за эти он сжал руку в кулак. С резким и чистым звуком вылетел металлический конус, который, пройдя ладонь, разросся на пять когтей. Они холодно поблескивали на солнце и напоминали звезды.<br><br>— Я использовал сплав нескольких металлов для того, чтобы создать эти когти, — сказал Тан Сань, поднимая камень с земли. — Мне потребовалось пройти через тяжелую работу и множество раз исправлять их. Они очень твердые, их хватит, чтобы пробить металл или камень. Этот коготь — его ключевая способность, как только он раскрылся, достаточно лишь легкого касания, чтобы пружины и шестеренки начали двигаться, сжимая его.<br>Сказав это, он вложил камень в клешню. С легким свистом под ошеломленные взгляды инструмент пронзил камень, как тофу. Коготь проник в него наполовину.<br>— Как только инструмент закрепится, есть пять способов его использовать. Первый, с сжатым кулаком вытянуть указательный палец, тогда коготь снова распрямится. Второе, если вытянуть средний палец, коготь пробьет жертву со всей силы, а ее достаточно для того, чтобы повредить стальную пластину. Что касается остальных функций, у них есть особые возможности.<br>Тан Сань вытянул средний палец, с треском поднялось облако пыли. Обычный кусок каменя превратился в крошку.<br><br>Увидев это, Семь дьяволов сглотнули. Они не могли себе даже представить, как сделать такой сильной коготь. На самом деле, то, что Тан Сань назвал «тяжелой работой и исправлениями» нельзя было посчитать преувеличением. Когда металл был сплавлен, даже кузнечный молот никак не мог заставить его изменить форму. Тан Сань потратил огромное количество силы духа, используя свой второй дух молота, чтобы добиться успеха.<br><br>В процессе работы Тан Сань также обнаружил некоторые особенности этого маленького молота. Стоило ему коснуться металла, как тот мгновенно размягчался. Использование его для создания скрытого оружия равнялось тому, как если бы у тигра отрасли крылья. Но, к сожалению, трата силы духа и выносливости была колоссальной, из-за чего Тан Саню постоянно приходилось медитировать, чтобы восстановиться. Именно по этой причине он и добрался до тридцать третьего ранга.<br><br>— А какой толк в этом металлическом когте? — с содроганием в сердце спросил Мубай. — Если он работает только так, то для меня удобней будет использовать собственные когти тигра. <br>С духом тигра он мог пробить золото и расколоть нефрит, о каком камне вообще могла идти речь?<br>— Конечно, это не единственная его функция, иначе он бы не назывался Летящим божественным когтем. Основное его назначение — «полет». Он ложный, но этот инструмент все равно очень полезен. Взгляните, это его третья функция.<br><br>Тан Сань снова раскрыл клешню, а затем поднял руку и посмотрел на большое дерево примерно в двадцати метрах от него. После он вытянул большой палец, и со свистом коготь вылетел, словно молния, и, оставляя за собой свет, в мгновение ока увяз в стволе дерева.<br><br>Все прекрасно видели, что к когтю была прикреплена тонкая, как нитка, металлическая леска.<br><br>После этого Тан Сань вытянул безымянный палец и оттолкнулся от земли ногами. В одно мгновение он оказался на том большом дереве. Едва касаясь пальцами ног ствола, он, полагаясь на силу инструмента огибал дерево.<br><br>Вытянув указательный палец, Тан Сань спустился вниз.<br>— Где-то коготь может хорошо себя проявить, также он полезен при захвате людей. Длина проволоки — тридцать метров, а максимальный вес, который она может выдержать — три сотни цзиней (150 кг). До тех пор, пока вес тела не превысит этого числа, мы можем успешно подниматься с помощью этого когтя.<br><br>Внутреннее строение каждого когтя было невероятно сложным, так как создан он был из большого количества пружин и шестеренок. Но, конечно, не это приспособление заставило Тан Саня так много трудиться. Основной его целью были те восемнадцать шариков, что пребывали в пространстве пояса.<br><br>Юноша выставил мизинец и когти вернулись в рукав. После Тан Сань дернул запястьем, и кольца отделились и сложились обратно, возвращая инструменту свой первоначальный вид.<br><br>— Это просто незаменимый инструмент для прыжков по крышам и стенам, проскальзываний в двери и открываний замков! — восхитился Хунцзюнь.<br>— Что ты имеешь в виду под «проскальзываниями в двери и открываниями замков»? — возмутился Тан Сань. — Следи за своим весом, если ты однажды превысишь эти триста цзиней, Когти станут бесполезны для тебя. Когда вы получите его, не забудьте снять дротик. И, Мубай, когда ты используешь свой дух, твои мышцы меняются, поэтому я добавил к твоему Когтю эластичные веревки. Таким образом, он не повредится.<br><br>Шестеро подростков молча поняли друг друга и, выйдя вперед, вытянули правые руки.<br><br>Хотя Летящие божественные когти и не были слишком сильными, но каждый мог представить ряд преимуществ, которые они давали. Что же касается конкретных применений, то все это требовало знакомства с инструментом.<br><br>Тан Сань вытащил шесть когтей и раздал их друзьям. Инструменты были сделаны индивидуально для каждого. Поскольку подростки еще проходили стадию взросления, и их руки увеличивались в размерах, когти были оборудованы эластичными лентами.<br><br>Играясь с Летящими божественными когтями, Дай Мубай не удержался и сказал:<br>— Сяо Сань, я правда не понимаю, как устроен твой мозг. Ты способен придумать нечто такое. Удивительно.<br>Тан Сань усмехнулся и подумал, что он не мог бы просто так создавать подобные вещи в голове. Все это было плодом многолетних усилий клана Тан. Он просто понял, как создавать все это, вот и все.<br><br>Время шло быстро, и в мгновение ока два месяца отдыха и подготовки прошли. Именно Флендер купил землю, на которой стояла школа, и не то чтобы это было дорогое приобретение. Другие учителя согласились уйти вместе со всеми. И вот наступило то самое время. По команде декана все собрали свои вещи и подготовились к путешествию в Имперскую академию Тяньдоу.<br><br>В тот день светило прекрасное солнце и дул умеренный ветер. Никаких облаков не было видно.<br><br>Стоя у ворот школы, Флендер смотрел на доску, на которой был выгравирован знак Шрека, и на секунду его сердце заполнило множество чувств. Двадцать лет. Он жил здесь двадцать лет, и эта школа каждый день занимала в его сердце все больше и больше места. Мужчина почувствовал, как у него щиплет в носу.<br><br>— Не смотри, пойдем, — сказал Чжао Уцзи, обняв Флендера за плечи. — Наш уход вовсе не значит, что мы не вернемся. Если дело дойдет до худшего, мы, твои братья, уйдем на покой вместе с тобой.<br>— Хочешь сказать, я старик? — мужчина смерил друга суровым взглядом.<br>— Нет, — усмехнулся он. — Нам обоим всего по пятьдесят, никакие мы не старики. Однако кое в чем мы все же особенные. Например, никто из нас так и не женился.<br>— Это потому что твои стандарты слишком высоки, — фыркнул Флендер. — Ты думаешь, отыскать женщину-мастера легко? Ты не знаешь, что они составляют лишь десятую часть от общего числа всех мастеров?<br>— А ты? Разве твои стандарты не высоки? Почему ты еще не женился? — спросил Чжао Уцзи с претензией в голосе.<br>— Я? Я… — растерялся на мгновение Флендер, не зная, что ответить. Он взглянул на Гуру и заметил, что тот тоже смотрит на него. В глазах обоих появилось нечто болезненное, мужчины одновременно покачали головами. — Пойдем, — сказал декан, приведя свои мысли в порядок.<br><br>Группа из десяти человек отправилась в путь, оставляя школу Шрек позади.<br><br>Столица империи Тяньдоу, расположенная в самом сердце северо-востока страны, была ядром политической власти Тяньдоу, а также одним из самых крупных городов на всем континенте. На всем материке только столица Синло могла потягаться с ним.<br><br>Хотя подчиненные двум империям герцогства и не признавали контроля, все же они еще считались частью государств. Включая столицу, непосредственно сама Тяньдоу управляла еще тремя военными округами, которые в сумме насчитывали три миллиона человек.<br><br>В каком-то смысле Тяньдоу не могла ограничивать герцогства, которые считали себя суверенными. И у Синло, и у Тяньдоу герцогства обоих государств располагались на границе. А потому, если бы вспыхнули боевые действия, они бы стали первыми, кто понес бы основные потери.<br><br>Конечно, все это было из-за отсутствия лучше альтернативы. Какой монарх откажется от всеобщего господства?<br><br>Однако сейчас на континенте никто в принципе не допускал мысли об объединении.<br><br>***<br>[1] Делить дождь и росу поровну (кит. 雨露均沾) – т.е. быть благодетельным, делиться благом со всеми, независимо от того, кто они.</div>