Ruvers
RV
vk.com
image

Континент Доуло

Превосходство паучьего короля

— Что, неужели думаешь, что сможешь победить? Не забывай, нас шестеро, а ты один, — в словах паучихи не слышалось и капли слабости. — Но, вероятно, сейчас только ты и можешь сражаться, — слегка улыбнулся Тан Сань. — Пусть я не знаю, почему ты сохранила разум и можешь командовать своими товарищами в таком состоянии, но все равно ты тоже подверглась побочным эффектам безумия. У тебя, может, и осталось немного силы духа, но ей далеко до своего максимума. И раз уж так получилось, бой должен закончиться нашим противостоянием, не думаешь? Бешенный Носорог уже практически пришел в норму, к нему вернулся человеческий облик, физическая подготовка позволяла мужчине терпеть боль. — Кто сказал, что я не боеспособен? Я смогу раздавить этого урода голыми руками. Гнев не покинул мастера вместе с силой духа, скорее, он никогда не был так зол, как сегодня. Он не смог проявить себя из-за сети Тан Саня, которая мгновенно сковала его и поставила в невыгодное положение. Не сказав больше ни слова, Бешенный носорог бросился к юноше. Женщина не остановила мужчину, она прекрасно понимала, что тот был настолько физически силен, что даже без использования духа он мог подвинуть здорового быка. Причиной ясного разума паучихи было действие ее тысячелетнего кольца. Оно давало не только токсичность и прочность с гибкостью, но и могло ослабить негативные эффекты на пятьдесят процентов. Другими словами, впав в безумие, девушка прочувствовала на себе только половину последствий. В результате чего она могла дольше сохранять разум, а также ее сила духа падала лишь наполовину. Но битва и состояние безумия истощили ее силу духа до тридцати процентов от максимальной. Тан Сань, увидев, как Бешенный носорог бросился к нему, решил не использовать лунную траву, чтобы сохранить энергию для последующего поединка с паучихой. Без силы духа Носорог походил на беззубого тигра. Кому нужна поддержка в виде духа, когда противостоишь такому противнику? Видя, как мужчина широко раскинул руки, кинувшись в атаку, Тан Сань вместо того, чтобы отступить, Поступью призрака, легко, словно перышко, пошел Носорогу навстречу. Он двигался хаотично, и, хотя казалось, что он бежит вперед, Бешенный Носорог не мог уловить его истинной формы. Слегка пригнувшись, юноша прошел рядом с мужчиной. Поставив левую ногу под ногу Носорогу и подняв левую руку, Тан Сань ударил мастера локтем по спине. Пусть юноша и не выглядел так же крепко, как и мужчина, на деле их физическая сила примерно совпадала. Когда-то он работал кузнецом, а ныне прошел курс укрепляющих тренировок. Все это подарило Тан Саню хорошую физическую форму. Носорог споткнулся о ногу Тан Саня, а мощная волна от удара сзади бросила его на пол. В этот момент начала действовать паучиха, у нее было недостаточно сил для использования третьего кольца, а потому оно исчезло. Но она воспользовалась тем, что Тан Сань опрокинул Бешенного носорога и выпустила бесчисленные нити. Они в мгновение ока закрыли юношу спереди, окутав пространство, которое Тан Сань мог использовать для уворота. — Ты не сдаешься? — нахмурился Тан Сань. На этот раз он не увернулся и позволил паутине оплести его тело. В одно мгновение его стянули, как цзунцзы, все его тело покрывал слой розовой паутины. — Быстро скинь его с ринга! Мы победим! — громко и с восторгом закричала женщина. Но вскоре она осознала свою ошибку, ибо никто из ее товарищей не отреагировал на приказ. Взглянув на них, паучиха увидела, что все они уже были связаны сине-пурпурными стеблями лунной травы. Без силы духа мастера под действием парализующего яда тут же потеряли способность разговаривать. Паучиха внезапно почувствовала, как сердце ее екнуло. Какое-то мутное ощущение накрыло ее, не давая сбросить связанного Тан Саня со сцены. От юноши чувствовалось мощное давление. Но это была не сила духа, скорее, особенная атмосфера. Но на паучиху она, несомненно, оказывала сильное давление. Странным образом паутина, которой был связан Тан Сань, внезапно растеклась, словно тающие лед и снег, вся паутина собралась на спине юноши. Теперь когда-то материальная субстанция больше напоминала энергию. Несколько мгновений спустя паутина на юноше исчезла. С ужасом женщина увидела, что Тан Сань смотрит на нее взглядом, полным жажды убийства. Паутинные нити находились у девушки в руках, и после того, как Тан Сань поглотил их, огромная сила потянула паучиху вперед. Прежде, чем она успела отреагировать, уже стояла рядом с юношей. Она хотела начать сопротивляться, но эта душащая атмосфера не давала ей даже двинуться. Паучиха не видела этого, но зрители позади Тан Саня прекрасно рассмотрели, как одежда на спине юноши исчезла, и восемь темно-фиолетовых сгустков выросли из его спины. Именно там паутина женщины порвалась и растаяла. Подняв правую руку, Тан Сань схватил женщину за шею, чтобы она не могла использовать силу духа и ударить его. В фиолетовых глазах юноши вспыхнул хищный огонек. Повернув голову, чтобы взглянуть на шумную публику, каждый зритель, который смотрел ему в глаза, не мог удержаться от того, чтобы опустить свою голову. Их била дрожь. Настолько зловещая атмосфера окружала Тан Саня. Юноша приложил указательный палец левой руки к губам, приказывая таким жестом затихнуть. Теперь ситуация на арене уже никак не переменится. Кроме паучихи, выброшенного Тан Санем Носорога и мастера поддержки без сознания, остальные члены команды были крепко связаны лунной травой. Шею женщины сжимала рука юноши. Этот бой закончился. Восемь темных сгустков на спине Тан Саня исчезли, собранная паутина была уничтожена. И атмосфера, давившая на женщину, тоже испарилась. — К-как? — спросила паучиха с озадаченным, но вызывающим выражением лица. Тан Сань, естественно, понимал, что она имела в виду. Продолжая сжимать шею, он притянул девушку к себе и ответил ей так тихо, что слышать его могла лишь она: — Потому что мое третье кольцо — тысячелетний человеколикий паук. Понимаешь? Паучиха вздрогнула. — Ты же мастер растения… почему ты можешь поглощать… — Это не невозможно, просто слишком много людей думают неправильно, и все. Мастера растений относятся к мастерам инструментов, твой товарищ с диском может поглощать звериные кольца. Почему же моя лунная трава не может сделать того же? Увидев ведущего, управляющего Ао, вышедшего на сцену, Тан Сань небрежно взмахнул рукой и отбросил паучиху на несколько метров. На этом бой закончился. То, что поглотило паутину, было, естественно, костью духа Тан Саня. Внешняя кость, принадлежащая человеколикому пауку очень сильно воздействовала на других представителей паукообразных. В начале боя юноша сдерживался, не используя силу своей кости, но в последний момент его сила духа тоже подходила к концу, а ему не хотелось больше медлить. В конце концов он дал волю ауре кости. Конечно, никто и не знал, что это было на самом деле. За дни тренировок Тан Сань обнаружил, что каждый раз, когда он использует Восемь копий, его настроение как-то менялось. Он словно поддавался влиянию жестокой ауры человеколикого паука. Когда же он прекращал, злые желания полностью исчезали. Именно поэтому юноша так высокомерно повел себя с аудиторией, что, несомненно, отличалось от его обычного «я». Тан Сань спросил Гуру об этом, и ответ оказался очень прост: так как поглощенный паук в настоящее время сильнее Тан Саня, то юноша не может полностью овладеть костью, а потому будет подвергаться давлению энергии Копий. Но беспокоиться не стоило, как только юноша станет сильнее, этот негативный эффект сойдет на нет. Но благодаря сильной воле, Тан Сань не терял своей натуры под влиянием кости. В лучшем случае его ждет только переменчивое поведение. «Семь дьяволов Шрека победили,» — будто пересиливая себя, объявил Ао. Он как-то по-особенному смотрел на человека, что стоял на арене, на Тан Саня. Сердце мужчины трепетало от какого-то неописуемого ощущения. Он по необъяснимой причине чувствовал, что эта семерка в масках станет фаворитом Великой арены Сото. Тан Сань добился заслуженного результата и, развернувшись, направился на выход. Именно тогда до его ушей донесся чарующий голос паучихи, в нем чувствовался страх и что-то еще особенное: — Не мог бы ты сказать мне свое имя? Тан Сань остановился, но головы не повернул. — Третий из Семь дьяволов Шрека, Тысячерукий асура. На этот раз юноша ответил не шепотом, так что услышали его и управляющий Ао, и публика. Когда Тан Сань сошел с платформы, первыми его встретили Сяо У и ее страстные объятия. — Сяо Сань, ты такой красавчик! Девушка обнималась с особенной манерой, которую, вероятно, ей продиктовали ее способности духа. Стройной фигурой она прижалась к юноше, обвила его талию ногами, а шею — руками. Лицо ее было красным от взбудораженности. Похоже, действовала Сяо У импульсивно, как и подобает маленький девочке, но Тан Саню по-настоящему уже было больше тридцати. А потому, видя такую игривую улыбку собеседницы, он не мог не покраснеть: — Сяо У, быстро слезай. — Сегодня мы одержали победу, — громко рассмеялся Дай Мубай. — Пойдемте, братья и сестры, я сегодня угощаю. Пойдем выпьем! Семеро юношей и девушек в масках зарегистрировали полученные очки под громкие аплодисменты, забрали свои награды и покинули арену. Уходя, многие зрители перешептывались, особенно когда видели просто одетого Тан Саня, который привлекал к себе больше всего взоров. В командной битве юноша сразу же связал Носорога, а также полностью контролировал происходящее на сцене. А в опасной ситуации он тут же вывел своих союзников из боя и в одиночку победил. Зрители, естественно, не понимали, что Безумцев свалили побочные эффекты от помешательства. Они видели лишь оглушительную победу Тан Саня. В толпе уже много кто выкрикивал его псевдоним, Тысячерукий асура. Подростки не стали задерживаться и быстро вышли из толпы. Встретившись с Гуру, Флендером и Чжао Уцзи, они покинули здание арены. Когда никто уже не обращал на них внимания, Дьяволы сняли маски. Глядя друг на друга, они не сдержались и рассмеялись. Они всегда сражались вместе на обычных тренировках, но никто из них не знал, каково это — драться с реальными людьми в месте, подобном арене духов. И сильнее всего это чувствовали Дай Мубай, Чжу Чжуцин и Сяо У, те, кого притянул к себе лунной травой Тан Сань. Тогда командная работа помогла им избежать ранений. Они мгновенно поняли, что именно имел в виду Гуру, когда говорил о командной работе. Вернувшись в гостиницу, Гуру попросил всех снова собраться в комнате Тан Саня, включая Флендера и Чжао Уцзи. Глядя на своих уставших, но возбужденных учеников, мужчина спокойно спросил: — Скажите, как вам сегодняшние бои? — В поединках мы были хорошо, — ответил Мубай. — Однако в командном нам не хватило координации. Все-таки мы впервые столкнулись с таким давлением. — Я был для всех обузой, — грустно заметил Оскар. — Когда уступаешь в количестве, трудно победить. Остальные тоже хотели что-то сказать, но Гуру поднял руку, останавливая их. Легкая улыбка постепенно осветила лицо мужчины. Все, кроме Тан Саня, подумали, что из-за усталости у них начались галлюцинации и принялись тереть глаза. — Вы все ошибаетесь. Я хочу сказать, что вы все сегодня очень хорошо поработали. Я невероятно доволен. Да, вы еще не очень хорошо кооперируетесь друг с другом, но вы впервые сражались вместе. Однако вы столкнулись с командой более высокого ранга, с серией из семи побед и полным составом. У противников были мастера контроля, защиты и поддержки, что превосходили свой собственный ранг. Но в этой сложной ситуации вы все равно одержали победу. Спасибо, что так приятно удивили меня. Похвала от улыбчивого человека кажется пустячной. Однако, когда суровый учитель-дьявол искренне оценил их успехи, подростки взволновались еще сильнее, чем, когда победили. Улыбки на лицах юношей и девушек исчезли, но в глазах их горело пламя. Даже самый спокойный Тан Сань и холодная Чжу Чжуцин не стали исключением. — Сяо Ао, — Гуру взглянул на Оскара, — не скромничай. Да, ты не можешь сражаться с другими спина к спине. Но ты никогда не переставал помогать друзьям. Если я прав, ты единственный, кто использовал всю свою силу духа. Все оказались в безопасности благодаря твоим грибным сосискам. Объективно говоря, Тан Сань контролировал ситуацию, но, если бы не твоя поддержка, мы бы не победили. Поскольку вы — команда, никто из вас не может быть просто выброшен. И признаем, ты как мастер системы пищи по-настоящему полезен не на арене духа. Если бы ты пошел на войну, непрерывная боеспособность, которую ты можешь каждому предоставить, превзошла бы Боевых безумцев. Флендер, стоявший до этого в стороне, услышав это, не удержался от смеха: — Гуру, ты же вернулся не только для того, чтобы похвалить их, правильно? — Конечно, нет, - улыбнулся мужчина. — Я хотел сказать им, что они лучшие, но не идеальные. Завтра я разрешу вам устроить себе отдых. Однако, кроме этого, вы должны подумать об увиденных преимуществах и недостатках. Послезавтра каждый расскажет мне об этом. Ладно, мне пора. Помните, когда нас здесь нет, не доставляйте окружающим проблем, особенно духовным мастерам. Есть высокая вероятность, что вы повстречаете мастера из влиятельной семьи. — Гуру прав, не влипайте в неприятности, — сказал Флендер. — Однако, если вас начнут задирать, не посрамите нашу школу. Ма Хунцзюнь мельком взглянул на Оскара, высунув язык, и громко рассмеялся. Несколько дней назад они просто напали на Духовного предка, а сам Жирок даже поджарил его достоинство. Гуру, Флендер и Чжао Уцзи покинули гостиницу. — Сяоган, эти дети удивляют меня все больше и больше, — произнес Флендер. — Похоже, это была хорошая идея — отдать их тебе на обучение. — Все дело в их таланте, — ответил Гуру. — Они победили команду высшего ранга, у членов которой было по три кольца. И это произошло не только из-за колец или духов. Их совместная работа также имеет решающее значение. — Но я все равно проигрываю, — вздохнул мужчина. — Ма Хунцзюнь сильно отстает от Тан Саня. После стольких лет преподавания я все еще хуже тебя. Признание Флендера заставило Сяогана улыбнуться: — Это очевидно, правда, ты редко признаешься в этом. — Разве я похож на того, кто не умеет проигрывать? — сердито спросил директор. Чжао Уцзи, стоявший рядом, метко перебил Флендера: — Так и есть. В прошлый раз, когда мы заключили пари, ты проиграл семьдесят золотых и так и не признал этого. — Ты... — Флендер, — рассмеялся Гуру, — мне вдруг захотелось выпить. Раз уж ты признал свой проигрыш, угости нас. — Ладно-ладно, посмотрим, как я вас обоих перепью, — яростно воскликнул Флендер, однако радость в глазах выдавала его настоящие эмоции. Он снова видел Сяогана, и потерянное когда-то чувство счастья возвращалось к нему. Поскольку учителя ушли, семеро подростков лишились всех ограничителей. Дай Мубай не позабыл своего обещания и тоже далеко не ушел. В тесном кафе он заказал целый стол прекрасных блюд и два бочонка хорошего вина, а после пригласил всех на ужин. — Сяо Сань, я поздравляю тебя. Спасибо за твою помощь тогда! — Дай Мубай поднял свою чашку и протянул ее Тан Саню. Юноша улыбнулся и тоже протянул свою чашку Мубаю. Они оба осушили свои порции. Конечно, Тан Сань знал, что тигр благодарит не за себя. Пусть его тоже притянули, но он был вне настоящей опасности. Дай Мубай благодарил Тан Саня за то, что тот спас Чжу Чжуцин. — Сяо Сань, я тоже тебя поздравляю. Пусть я не столь силен, как ты, но я уверен, что ты не так хорош в выпивке, — лукаво произнес Оскар, поднимая чашку. Сяо У не дала Тан Саню выпить. — Оскар, ты хочешь напоить его? Я выпью с тобой, — сказала девушка и проявила себя как «старшая сестра», мгновенно осушив свою порцию. Оскар тоже неохотно выпил, но краем глаза он заметил, что Тан Сань тоже выпил. — Прекрасно, хороший вкус в вине означает и хорошую мораль. Я всех вас поздравляю, — на этот раз это оказалась Нин Жунжун. Она не торопилась пить, девушка осмотрелась, и глаза ее покраснели. — Когда я только пришла в школу, то доставила вам множество хлопот. Сказанное Оскаром и третьим братом не было ошибочным. Если бы я продолжила вести себя так, как раньше, возможно, я никогда бы не смогла понять, что такое «друг» на самом деле. Мы столько дней вместе тренировались, сражались, мы вместе прошли через смертельные испытания. Спасибо вам, друзья. Я пью за всех вас, чтобы также сказать то, что мне никогда не удавалось сказать. Простите, — сказав это, Жунжун осушила свою чашку одним глотком. Две сверкающие слезинки стекли по ее щекам. — Жунжун, не пей с таким остервенением, — мягко напомнил Оскар. Пожалуй, именно он был счастливее всех, видя девушку такой. Только увидев ее, он определился со своей целью, но его ранили. Теперь Нин Жунжун была такой милой. Известно, что у детей очень гибкий характер, и лишь двенадцатилетняя Жунжун уже так сильно отличалась от себя самой в самом начале. — Жунжун, мы товарищи и даже братья с сестрами. Мы приняли тебя еще в лесу Синдоу. Не говори так в будущем. Давайте все выпьем! Но поменьше, вы все еще малы. — Жунжун, а почему ты зовешь Тан Саня третьим братом, а меня Сяо Ао? — внезапно спросил Оскар. — Тебе не кажется, что это немного несправедливо? Девушка тут же покраснела, она с несчастным видом посмотрела на юношу, но не ответила. Ма Хуцнзюнь как третья сторона увидел в этом подсказку. — Сяо Ао, неудивительно, что ты второй по старшинству, ты и правда глупый [1]. Хотелось бы и мне такой «несправедливости». Оскар был находчивым юношей и тут же передумал узнавать об этом. Взглянув прямо на Жунжун, он почувствовал такое сильное волнение, что чуть не рассмеялся. Он быстро произнес: — Да-да, я виноват. Я выпью в качестве наказания. Вино — тот вид напитка, который, чем больше пьют, тем сильнее привязываются друг к другу. Однако также, чем больше пьют, тем меньше себя контролируют. Мубай, который твердил всем меньше пить, в конце концов не стал исключением и пил без остановки. Несмотря на то, что подростки были еще довольно юны, они как духовные мастера переносили алкоголь лучше любого взрослого человека. Более того, после тренировок их метаболизм очень сильно возрос. Семеро дьяволов Шрека пили в течение четырех часов. На следующий день, протрезвев, они почти ничего не помнили. Только один человек, самый устойчивый к алкоголю, оставался бодрым. И это был не Дай Мубай со своим высоким уровнем силы духа и не Тан Сань, отличающийся физическим превосходством, а та, кто воплощал в себе дух стеклянной пагоды семи сокровищ, Нин Жунжун. Первым в сон повалился Ма Хунцзюнь, его устойчивость к выпивке явно не являлась чем-то необычным, вторым оказался Оскар. За ним последовала Сяо У. Кто бы мог подумать, что четвертым будет Дай Мубай, старший из подростков. Чжу Чжуцин и Тан Сань потеряли сознание одновременно. И в итоге только Нин Жунжун осталась бодрствовать. Она не только не уснула, но и выпила больше всех. Девушка осушала чашку одним глотком с такой яростью, как если бы она была преступницей. Но, по словам самой девушки, она впервые пробовала алкоголь. Когда остальные шестеро вспоминали об этом, в их умах Жунжун характеризировалась только одним словом — гений. Бои на арене продолжились. В течение следующего месяца битвы Семи дьяволов Шрека можно было описать, как дующий ветер и бушующие воды [2]. В этом месяце подростки приняли участие в двадцати семи командных боях. Двадцать семь сражений и двадцать семь побед. В пределах тридцатого ранга у них не было конкурентов. В других боях Три-Пять также достигли хорошего результата, тоже заполучив двадцать семь побед подряд. Тан Сань и Сяо У были настолько хорошо совместимы, и их командная работа была настолько безупречна, что противники ничего не могли против них предпринять. Пара Оскара и Мубая одержала шестнадцать побед, а также одиннадцать раз проиграла. Причиной такого расклада было то, что Дай Мубай сражался один. Сосиски Оскара же в бою могли сделать не очень многое. Чжу Чжуцин с Жунжун набрали немного больше очков, чем Мубай с Оскаром. В конце концов, девушки бились против Великих духовных мастеров. Таким образом, у Драгоценной виверры было двадцать две победы и пять поражений. Из них только восемь побед стали серией, что принесло девушкам совсем немного очков. Поединки же поражали больше. Дай Мубай, исключая два поражения мастерам контроля, двадцать пять раз победил. Тан Саню повезло ни разу не повстречаться с противником, что мог командовать огнем, а потому в категории тридцатых рангов юноша ни разу не проиграл. Все-таки сложно убежать от Сети, не имея способов сопротивляться ей, будучи одного с юношей ранга. Успехи Сяо У были не такими оглушительными. Ее телепортация была очень необычной способностью, но она несколько раз сталкивалась с противниками, что могли сдерживать ее способности, но все же девушке удалось получить двадцать побед. Ма Хунцзюнь был очень успешен в поединках, он победил двадцать три раза из двадцати семи. Личный рекорд Чжу Чжуцин не уступил юноше, она одержала лишь на одну победу меньше него. В общей сложности больше всех побед было у Тан Саня. Хотя очки, полученные в трех видах боев складывались отдельно друг от друга, если опираться на серии побед, то Тан Сань рос в рейтинге очень быстро. Если бы не правила арены, которые говорили, что дополнительные очки за серии начислялись в конце месяца, подростки бы уже бились не с железными значками. Однако ошеломительные успехи Семи дьяволов Шрека уже привлекли внимание арены. Возможно, подростков бы уже пригласили принять участие в боях на главной арене, если бы не минимальные требования, согласно которым бойцы должны иметь при себе хотя бы серебряный значок. И именно поэтому Семь дьяволов Шрека не подходили. Подростки пришли на арену во второй день месяца, всего тридцать, исключая отдых. Сегодняшние бои будут последними в этом месяце. Затем очки будут пересчитаны. Тогда Дьяволы точно не будут в «железной» категории. Что было еще более похвальным, так это то, что Злой глаз белого тигра, капитан Дьяволов, Дай Мубай получил тридцать восьмой ранг. И произошло это не только из-за усердных медитаций, но также и из-за тренировок и реальных сражений. В то же время Чжу Чжуцин и Нин Жунжун достигли двадцать восьмого и двадцать седьмого рангов соответственно, что приблизило их к тридцатому. Ночью в самом центре Сото арену ярко освещали огни. Зрители стекались со всех четырех концов города, время от времени можно было даже увидеть роскошные экипажи в сопровождении охраны, проезжающие в VIP-ворота. Это были либо представители влиятельных кланов, либо аристократы. Естественно, сражения в самом сердце Сото привлекали их внимание. Сегодня последний день месяца и выходной совпали, а это означало, что Великая арена Сото будет главным источником увеселения жителей города. Здесь можно не только увидеть зрелищные битвы мастеров, но даже попытать счастья, сделав небольшие ставки и поддержав так полюбившегося бойца. Гуру, Флендер, Чжао Уцзи и весь преподавательский состав школы Шрек рассеялись по арене. Дело было не в том, что им нужно скрывать свою личность, а потому, что это было необходимо. За месяц Дьяволы добились прекрасных успехов и стали центром внимания публики. Пусть они все еще сражались не на главной арене, но зрители в их окружении уже были знакомы. Название «Семь дьяволов Шрека» приобрело волнительную известность для толпы. Дабы избежать ненужных хлопот и столкновений, подростки десять дней назад стали заходить в здание, переодеваться внутри, а после регистрироваться на бой. Так попытка угадать, где сегодня бьются Дьяволы, превратилась в приятную традицию для публики. Сегодня юноши и девушки, как и предыдущие несколько раз, пришли на арену в обычной одежде, никто и не заметил бы таких подростков. Через несколько месяцев Тан Саню и Хунцзюнь исполнится тринадцать, а еще через несколько месяцев тринадцать исполнится Сяо У, Нин Жунжун и Чжу Чжуцин. Их возраст был лучшей маскировкой. И предусмотрительное решение Гуру надевать ученикам маски было действительно похвально. Хотя командные бои проводились в последнюю очередь, подростки записывались первыми. Это нужно было, чтобы сражения команд не совпадали с поединками и парными. Гуру приказал ученикам разбежаться по разным районам, чтобы не сталкиваться на сцене и не мешать сериям побед товарища. После Гуру регистрировал их на командный бой, выполняя роль их представителя. Сегодня Гуру выбрал восьмой ринг и помог ученикам записаться. Спустя месяц поначалу невероятно трудных для достижения серебра сражений всеобщие усилия по достижению серии побед были подтверждены. Теперь оставалось только дождаться конца сегодняшних боев и собрать дополнительные очки. Гуру не хотел, чтобы к его ученикам было приковано слишком много взглядов, ведь как только кто-то выкопает информацию об их возрасте, всемирное внимание принесет им множество проблем. Поэтому мужчина решил, что завтра он переведет подростков на третий этап своего специального обучения. *** [1] Глупый (кит. 二百五) — это также означает число 250, но Ма Хунцзюнь использует только сокращенный разговорный вариант «二», т.е. два/второй. Это каламбур, ибо Оскар — второй по старшинству. [2] Дующий ветер и бушующие воды (风起水涌) — громко, на весь свет. Источник идиомы — «История династии Цзинь» (书晋).