Ruvers
RV
vk.com
image

Континент Доуло

Гуру — сущий дьявол

Дай Мубай свалился рядом с Чжу Чжуцин. Он тяжело дышал, его трясло. Полный беспорядок царил в волосах Сяо У, она вся истекала потом, а губы ее дрожали. Тан Сань подвинул Оскара и Хунцзюня так, чтобы те могли лечь на собственные корзины. Сам он убрал лишние камни. В этот момент он почувствовал, как перед глазами темнеет, но все же он еще находился в сознании. Для всех наказание закончилось здесь. Но для него оно продолжалось. Держась за стол, на котором стояла вода, с пятнадцатью килограммами на спине Тан Сань поднялся и стал шаг за шагом продвигаться вперед. Хотя ему уже и не нужно было заботиться о других, его ноги уже не держали его. — Гэ, я пойду с тобой, — сказала Сяо У, держась за стол и пытаясь подняться. Но она упала прежде, чем смогла сделать второй шаг. Физическая подготовка Сяо У была лучше, чем у Чжу Чжуцин, но она довольно долго несла на себе Нин Жунжун, а потому тоже была на пределе. — Сяо Сань, я тоже с тобой. Это оказался Дай Мубай. Он, держась самостоятельно, нетвердым шагом приблизился к Тан Саню. Они посмотрели друг на друга, на их бледных лицах играла улыбка. Почти одновременно они схватили друг друга за руки. В следующее мгновение двое самых выносливых и сильных упали на землю, последовав примеру всех остальных друзей. Семеро монстров школы Шрек, наказанные Гуру, лежали на земле, потеряв сознание. Гуру видел, как они падают друг за другом, но не двинулся с места. Когда Тан Сань и Мубай свалились, он улыбнулся: — Никогда не бросать, никогда не сдаваться. Хорошо, замечательно. Флендер привел Чжао Уцзи и нескольких преподавателей и тихо подошел к Гуру. — Да ты тоже хорош, Гуру. Безжалостен. Мужчина не обратил внимания на недовольство в голосе друга и махнул рукой: — Время отнести их туда. Все, включая Гуру, быстро сняли корзины с подростков и понесли их в сторону школы. Когда Тан Сань очнулся, он снова оказался в спальне. Тепло проникало в его тело, и это приятное ощущение почти заставило его застонать. Придя в себя, юноша понял, что сидит голый в огромной деревянной бочке. Она была наполнена серой водой. Оскар находился в другой и крепко спал. Два новых предмета интерьера заполнили собой комнату. Слегка шевельнувшись в воде, юноша почувствовал не слишком резкий лекарственный запах. Принюхавшись, Тан Сань все понял. Попав в этот мир, он немного узнал о здешней медицине, хотя никогда и глубоко ее не исследовал. Лекарства были очень похожи на те, что делали в его прошлой жизни. В бочке находилась смесь, которая помогала расслабить мышцы и укрепить тело. Вот почему он не чувствовал боли после таких изнурительных нагрузок. Лишь легкая боль в ногах и слабость. Позже Тан Сань узнал, что в эти бочки нужно доливать горячей воды, чтобы температура не падала. О девушках же заботилось несколько нанятых деревенских женщин. В стороне от бочонка лежала бумага, на которой почерком Гуру было написано: «Приходите поесть в столовую, когда очнетесь». Внезапно Тан Сань почувствовал, как у него заурчало в животе. Выйдя из воды, Тан Сань увидел, что рядом стояли бочки поменьше. В них была чистая вода, очевидно, чтобы они могли самостоятельно помыться. Вода оказалась холодной, поэтому, когда юноша прыгнул в нее, по его телу побежали мурашки. Он почувствовал, как разум яснеет, а боль уменьшается. Помывшись, Тан Сань переоделся в чистую одежду и вышел из домика. Удивительно, небо уже засыпали звезды. Тишину ночи нарушал щебет насекомых, который даровал юноше ощущение покоя. Когда он потянулся, все тело захрустело, словно его вытягивали. Вдохнув побольше свежего воздуха, Тан Сань направился к столовой. Вдали уже виднелся свет. Войдя, Тан Сань увидел, что кое-кто здесь уже хорошенько наедается. Услышав шаги, этот кто-то обернулся, это был Дай Мубай. Благодаря своей высокой силе духа он очнулся раньше всех. — Сяо Сань, давай садись есть. Очень вкусно! — лишь завидев Тан Саня, Дай Мубай улыбнулся. Его двойные зрачки уже пришли в норму. Эти двое юношей прошли через радости и горести, они вместе пережили несчастья и неприятности. И это теплое чувство между ними не нуждалось в объяснении. Каждый видел перед собой верного друга. Сев рядом с Мубаем, Тан Сань заметил еще шесть порций, которые явно предназначались остальным. На столе лежали записки от Гуру: «Когда закончите, помойте посуду. Вылейте воду из бочек в домах и почистьте их. Не спите, медитируйте до восхода. Встретимся рано утром на занятиях». Ужин был великолепен. Большая миска ароматного тушеного мяса, целых пять больших маньтоу [1], одна миска наваристого супа, а также блюдо с овощами и фруктами. Урчание не дало Тан Саню возможности вести светскую беседу. Юноша накинулся на еду, она стала исчезать, словно ее никогда и не было. Вкусно, очень вкусно, просто невероятно вкусно. После такого количества упражнений Тан Сань чувствовал, словно еда усваивалась организмом за мгновение. Мубай закончил с трапезой, а Тан Сань еще ужинал. Юноша облокотился на стол и посмотрел на друга. Заметив, что он почти доел, Дай Мубай спросил: — Сяо Сань, Гуру, несомненно, безжалостен. Он даже жестче, чем Флендер. Прочитав его послание нам, я подумал о том, что впереди нас ждет то еще испытание впереди. Он тебя точно так же учил? — Учитель преподавал мне в основном теорию, — покачал головой Тан Сань. — У меня это тоже первая подобная тренировка. Однако вчера учитель сказал, что для духовного мастера тело — основа основ. И я должен благодарить только свою хорошую физическую подготовку за то, что смог поглотить кольцо человеколикого паука. Лишь с крепким телом подобное можно провернуть. Возможно, поэтому учитель и захотел, чтобы мы стали физически лучше. — Это не так просто, как представляется, — горько усмехнулся Дай Мубай. — Гуру создал индивидуальные условия для каждого. Если бы не наша подготовка, мы бы провалялись без движения несколько дней. Хотя бочка со странной водой определенно помогла. — Я умираю с голоду, где тут у вас еда? — в помещение кто-то вбежал. Даже не поздоровавшись с друзьями, девушка тут же набросилась на еду. Это была Сяо У. Взглянув на ее розовеющее лицо, Тан Сань улыбнулся. Очевидно, она тоже оправилась от этой изнурительной тренировки. Сяо У увидела записку, пока поедала ужин. Она тут же махнула рукой Тан Саню, сказав тем самым, что они поболтают, когда она доест. Так хорошо поспав и поев, Тан Саня сморила неохота, ему совсем не хотелось двигаться. Как и Дай Мубай, он облокотился на стол и стал наблюдать за тем, как Сяо У не по-женски объедается. Еда у девушки ничем не отличалась от той, что была у юношей, исключая то, что маньтоу было всего два. У Сяо У был маленький рот, но это не стало препятствием для того, чтобы хорошенько поесть. В мгновение ока она поглотила все, что предназначалось ей. Четвертым вошедшим оказался не Оскар, последний мастер выше тридцатого ранга, а Чжу Чжуцин. Когда она зашла, ее лицо было спокойно. Но стоило ей увидеть Дая Мубая, как она заметно напряглась, но в ее глазах Тан Сань не видел неприязни. Чжуцин ела аккуратней и изящней Сяо У. Но за каждым утонченным движением скрывалась скорость. Если бы еда не исчезала так быстро, едва ли Тан Сань поверил тому, что можно есть так медленно и в то же время быстро. — Ах, я так хорошо покушала, — известила Сяо У и устроилась на плече Тан Саня. — Сяо Сань, ты добежал два круга? Тан Сань горько рассмеялся и покачал головой: — Нет, когда ты потеряла сознание, мы с Мубаем тоже свалились. Очнувшись, я обнаружил, что сижу в бочке с водой. — На тебе тоже ничего не было надето? — тихо спросила Сяо У, покраснев. В голове Тан Саня прошел легкий туман, и после юноша кивнул. — У нас в доме была записка. В ней говорилось о том, чтобы мы не беспокоились, нас раздели деревенские женщины. А еще сказали приходить в столовую. — Сяо У, ты такая миленькая, когда краснеешь, как спелое яблоко, — усмехнулся Тан Сань и нежно ущипнул ее за щечку. Сяо У лишь укоризненно посмотрела на брата, но останавливать его не стала. — Оскар и остальные еще не проснулись, — сказал Дай Мубай. — Видимо, утомились. Давайте вернемся к медитациям, мы еще не знаем, что за дьявольские тренировки придумал для нас Гуру на завтра. Тан Сань кивнул. Как только юноша стал убирать посуду, Сяо У остановила его. — Иди. Мальчишкам можно не мыть посуду. Предоставь это нам. Тан Сань чуть улыбнулся и вышел на улицу. Дай Мубай взглянул на Чжу Чжуцин. Она еще не закончила с ужином, но освободила одну руку и сложила тарелки юноши. Пусть она и молчала, ее действия говорили сами за себя. Мубай возликовал, он прекрасно понимал, насколько девушка застенчива, поэтому, ничего не сказав, вышел за Тан Санем. Стоило молодым людям выйти, как Сяо У крикнула им вслед: — Даже если вам не нужно мыть посуду, это не значит, что вы не идете чистить бочки. И проснитесь завтра пораньше и помогите нам! Тан Сань едва не споткнулся о порог. Юноша обернулся и увидел, как Сяо У с хитрой ухмылкой машет ему рукой. Остальная ночь прошла без разговоров. Когда Тан Сань проснулся, наступал рассвет. Его разбудили биологические часы. Вчерашняя тренировка здорово утомила его. Казалось, он полностью погрузился в энергию Небесного навыка. Даже не заметил, как Оскар отправился завтракать. Прошлой ночью перед тем, как приступить к медитации, Тан Сань почистил бочку. Теперь в доме снова было просторно. Оскар медитировал на собственной кровати, и он свою бочку тоже почистил. Тан Сань вышел из дома, чтобы заняться Глазами демона и поесть. После он пошел к дому Сяо У и постучался. Девушки уже проснулись и собирались идти завтракать. Тан Сань помог им с тяжелыми бочками. Прозвучал знакомый звон, и семеро монстров Шрека сразу же поспешили на площадь. Гуру уже стоял там в ожидании подростков. Глядя на его спокойное и застывшее лицо, никто, кроме Тан Саня, не мог не нервничать и даже слегка опасаться его. — Очень хорошо. Сегодня вы пришли вовремя, — кивнул мужчина, скользнув взглядом как обычно по каждому. — Вчера вы меня порадовали. Пусть кое-кто и не закончил свое наказание, но мне понравилось видеть в вас этот дух товарищества. Вы не сдались и никого не бросили. Как друзья вы должны легко показывать друг другу спины. Вам всем нужно доверять товарищам по оружию. Вы все хорошо постарались, полагаясь на друга, вы смогли лучше пройти вчерашнее испытание. Прежде, чем мы начнем, Тан Сань, закончи свое наказание. — Да, — юноша кивнул и повернулся к выходу из школы. — Сяо Сань, я пойду с тобой, как вчера и обещала, — сказала Сяо У и радостно подбежала к брату. — Я тоже пойду, — внезапно произнесла Жунжун. — Разве мы не одно целое? — Разминка тоже не помешает, — Оскар вскинул руку. — Мы не наказаны, просто поддерживаем его, так что нам не нужно тащить камни. — Похоже, мне и правда стоит похудеть, — пробубнил Жирок, нахмурившись. — А я с таким трудом растолстел! Дай Мубай и Чжу Чжуцин уже убегали: — Хватит болтать, догоняйте давайте! Единая сущность. Такая прекрасная единая сущность. Гуру потрясенно смотрел на убегающих подростков. Он подумал о том, что этих детей ждет великое будущее [2]. Пусть они и провели вместо лишь месяц, стало понятно, что их дружба навсегда останется крепка. Сжав руки в кулаки, мужчина твердо решил, что сделает все возможное, чтобы воспитать этих детей. С этого момента Юй Сяоган показал монстрам из школы Шрек, что такое дьявол во плоти. Что произойдет, если монстры повстречаются с дьяволом? Уроки Гуру оказались весьма простыми. Час-два уделялось на спарринг, и каждый день расстановка менялась. Противники выбирались случайно. Иногда один на один, иногда два на два, иногда три на три, а порой даже три на четыре. Каждый день Гуру ставил особенные условия. Например, какие способности использовать нельзя, а какие можно и так далее. После спарринга они приступали к физическим упражнениям. Как и в первый день, им было запрещено использовать силу духа, также они должны были заканчивать все одновременно. Гуру располагал множеством способов учить их. Самый простой — бег с грузом. Сложнее было лазание по холмам с тяжестью и все остальное. Но каждый способ должен быть заставить подростков достичь своего предела. Через некоторое время они уже привыкли приходить в себя в бочках с водой. Пусть эти дьявольские тренировки и давались с трудом, Гуру никогда не скупился на еду. Он старался делать рацион разнообразным и удовлетворять голод каждого ученика. Так за постоянными тренировками прошло три месяца. Ма Хунцзюнь, вероятно, из-за постоянной траты энергии на занятиях ни разу не посетил город Сото в поисках девушки. Инструменты Тан Саню доставили еще давно, но у юноши не было времени на то, чтобы сделать скрытое оружие. Он даже первую партию деталей не успевал собрать. Тан Сань, Оскар и Сяо У официально зарегистрировались и стали Духовными старейшинами. Чтобы не делать из этого сенсации, Гуру дал ученикам сделанные специально для них маски. Пусть это выглядело подозрительно, многие скрывали свою внешность и получали при этом свое ежемесячное жалование. За эти три месяца монстры Шрека не сильно продвинулись в совершенствовании силы духа. В этот период только Ма Хунцзюнь стал на ранг выше. Однако физическое состояние подростков претерпело изменения. Теперь Тан Сань и Мубай при пробежке, похожей на их самую первую, должны были взвалить на спину более пятидесяти килограмм, но даже тогда они не достигали своих пределов. Нужно понимать, что без силы духа это было страшное число. Каждый стал гораздо лучше. Интенсивные тренировки и правильное питание привели к изменениям в их росте. Дай Мубай окреп, в его злых глазах виделась сила. А тело было полно мощной энергией. Теперь он действительно походил на тигра, что спускался с холма [3]. Изменения в Оскаре оказались существеннее. Он стал гораздо стройнее, никто бы и не подумал, взглянув на него, что перед ними стоит мастер системы поддержки. Его сильная фигура определенно наводила на мысли о том, что этот юноша — мастер боевого духа. Конечно, его голос остался таким же мягким, борода продолжала стремительно расти, а глаза также напоминали цветом персики. Тан Сань едва ли стал выглядеть иначе. Внешность его по-прежнему была неприметной, но фигура окрепла. Он не смотрелся мощным или крупным, но прибавил в росте. Тан Сань походил на нормального подростка, которого едва можно выделить из толпы. Но он был уже тридцать второго ранга. И к этому привели не тренировки, а кольцо паука. За то, что он сделал невозможное и испытал сильнейшую боль, его по-настоящему щедро вознаградили. Все завидовали тому, что Тан Сань, кроме кольца и кости, получил еще и тридцать второй ранг. Конечно, они хотели так же, но никто не осмелился бы поглотить кольцо, старше необходимого порога. Ма Хунцзюнь сильно похудел, и уже не казался таким толстяком, каким был раньше. Пусть он все еще выглядел полным, но в нем также чувствовалась сила. Сила духа двадцать восьмого ранга с гордо поднятой головой упрямо стремилась к тридцатому. С новыми изменениями в теле Жирок стал смотреться острее. Сяо У осталась собой, как внешне, так и внутренне. Она даже не загорела в процессе. И она всегда оставалась живой и счастливой. Однако во время спаррингов она стала настоящим испытанием. Ее телепортация позволила ей внезапно исчезать и появляться где угодно. Даже Дай Мубай и Тан Сань терпели поражение. Хорошо, что Сяо У могла перемещаться лишь на пять метров. Однако в комбинации с Аркусом и Чарами ее атакующие способности в ближнем бою поражали. Нин Жунжун по сравнению с прежней собой стала гораздо менее надменной. Выражение ее лица приобрело некоторое мужество, а сдержанный характер добавил ей очарования. И сдавшийся Оскар снова загорелся надеждой. Хотя, конечно, у него не было сил проявлять внимание и ухаживать за девушкой все эти месяцы тренировок. Чжу Чжуцин же по силе духа могла сравниться с мужчиной. За все три месяца она ни разу не пожаловалась, она не только выдержала все тренировки, но и даже просила дополнительных нагрузок. Она похудела на целый круг, но как мастер ловкости, ее скорость с более сильным телом стала выше. Адские тренировки подошли к концу еще вчера. Гуру дал подросткам неделю на отдых, чтобы они могли привыкнуть к своему новому состоянию. Наконец-то, когда выдалась возможность отдохнуть, Оскар свалился на кровать и заснул. Тан Сань как обычно медитировал. Чжу Чжуцин настояла на том, что хочет еще позаниматься, Мубай решил поддержать ее в этом. Сяо У и Нин Жунжун решили поступить, как Оскар, и использовать эти редкие каникулы для отдыха. Под храп Оскара Тан Сань собирал детали, присланные ему из кузницы. Сегодня у него наконец-то появилось время. Мастерство братьев Те пришлось юноше по вкусу. Вскоре были созданы Бесшумный дротик, Злостная клевета, Тугой арбалет и множество другого оружия. Только над Божественным арбалетом Чжугэ Тан Сань еще работал, с ним требовалось быть очень внимательным. В эти дни юноша хотел не только заниматься медитациями, но также раздать другим оружие и научить им пользоваться. За сборкой механизмов время для Тан Саня пролетело незаметно. Лишь когда Оскар проснулся и позвал его ужинать, он понял, что просидел так целый день, и уже наступил вечер. Подростки вышли из дома и направились в столовую. Как раз тогда они увидели человека, что, шатаясь, подходил к ним. — Черт подери, кто это?! — вскрикнул Оскар. — И почему у него свиная голова?! Тан Сань сфокусировал взгляд. Этим шатающимся человеком неожиданно оказался Ма Хунцзюнь, только вот выглядел он очень потрепанным. Мало того, что вся его одежда была порвана, так еще и его лицо распухло и напоминало шар. Под глазами горели синяки, а в уголке рта все еще виднелось багровое пятно. — Жирок, что случилось? — бросился Тан Сань вперед, чтобы поддержать побитого друга. Оскар ловко создал сосиску и протянул ее Ма Хунцзюню. Он не отказался и тут же съел ее, и ему сразу стало немного легче. — Зараза, это все вышло довольно неловко, — в глазах юноши клокотала ненависть. Он с самого начала был очень толстый, а глаза его казались маленькими, теперь их едва было видно из-за опухлости. — Кто тебя избил? — в голосе Тан Саня слышались устрашающие нотки. Все эти три месяца они поддерживали друг друга. Они были не просто однокурсниками. И видя своего брата в таком состоянии Тан Сань не мог не злиться. — Меня побил какой-то омерзительный дядька. Стыдно, чертовски стыдно, — со злостью сказал Ма Хунцзюнь. — Жирок, он это сделал ведь не потому, что ты пытался подкатить к его девушке, правда? — нахмурился Оскар. — Какой еще «подкатить к его девушке»?! — закричал юноша. — Очевидно, я первый увидел эту девушку! А этот отвратительный парень вел себя просто бесстыдно. Услышав рассказ Ма Хунцзюня, Тан Сань кое-что понял. Очевидно, как и сказал Оскар, Жирка побили, когда тот отправился в город, чтобы утолить свой яростный жар внутри. — Давай сначала поедим, — произнес Тан Сань и похлопал друга по плечу. — В столовой и поговорим. Благодаря сосиске Оскара Ма Хунцзюню полегчало, затем все трое зашли в столовую. Там за столом сидел Мубай, жадно поедающий свой ужин, Чжу Чжуцин рядом не было. — Какого хрена, Жирок, что с тобой произошло? — обеспокоенно спросил Дай Мубай, увидев Ма Хунцзюня таким. Он был очень вспыльчивым, а потому от переизбытка эмоций тут же вскочил с места. В злых глазах сверкала ярость. — Босс Дай, отомсти за меня! — грустно сказал Жирок, нахмурившись. — Посмотри, как они меня избили! Теперь мое красивое личико испорчено! Как мне знакомиться с девушками теперь?! — Красивое, как моя задница, и опухшее, как у поросенка, — усмехнулся Оскар . — Что все-таки случилось, расскажи нам? Ма Хунцзюнь подвинул к себе стул, сел на него и наконец-то заговорил: — Я отправился сегодня в Сото, чтобы потушить свой огонь. Там я нашел по-настоящему сексуальную девицу в том маленьком борделе. Когда я хотел пригласить ее пойти со мной, пришел отвратительного вида дядька. На вид ему было около сорока, короткие волосы, и на первый взгляд он казался нормальным. Однако, стоило присмотреться, как я заметил его сальный взгляд. Одна его рука была перебинтована. Я настоял на том, что девушка пойдет со мной. Я спросил его: «Дядя, у тебя руки в таком состоянии, ты точно справишься?» Тогда он ответил: «Папочке не понадобятся руки для этого.» Никогда не встречал кого-то столь озабоченного. — И ты решил подраться с ним? — спросил Дай Мубай. — Конечно, он же унизил меня. Думаешь, я буду терпеть подобное? — Жирок выпятил грудь. — Сначала я хотел только прогнать его, но он оказался духовным мастером, Духовным предком с четырьмя кольцами. Через мгновение он избил меня и вышвырнул из борделя. Но самым невыносимым было то, что он щелкнул меня по члену и сказал, что он крошечный! Как мужчина я не мог вынести такого оскорбления. Поэтому я поднялся и снова напал на него, и вот я теперь выгляжу так. Вы, ребята, не видели его высокомерный вид! Босс Дай, второй брат Ао, третий брат Сань, вы должны отомстить за меня! Если бы не тренировки, я мог бы не вернуться домой! Ма Хунцзюнь, очевидно, сильно пострадал, особенно духовно. Тан Сань и остальные, слушая эти вопли и крики, нахмурились. — Как его зовут? — спросил Тан Сань. — Я слышал, как хозяин борделя назвал его Бу Лэ [4], но, может, это не его настоящее имя, — ответил Жирок, вытерев лицо рукавом. — Бу Лэ? Какой-то там Духовный предок избил моего брата?! Пойдем, Жирок, веди нас. Пойдем посмотрим на него. Сяо Сань, Сяо Ао, парни, вы со мной? Дай Мубай прекрасно понимал состояние Ма Хунцзюня. Ему приходилось сражаться за девушку, но в большинстве случаев он выходил из боя победителем. С тех пор, как здесь появилась Чжу Чжуцин, он прекратил этим заниматься. И Ма Хунцзюня очень сильно избили. У него не было переломов или разрыва сухожилий, но его все равно унизили. — Да, пойдем вместе, — кивнул Тан Сань. Такие моменты нельзя было оправдывать логикой. Пусть никто не мог сказать, кто прав, кто виноват, люди склонны верить своим. Мужчина не будет мужчиной, если не отомстит за побитого брата. — Конечно же, я с вами, — злобно усмехнулся Оскар. — Я хочу увидеть того, кто еще более озабоченный, чем Жирок. Даже если мы не победим его, с моими грибными сосисками мы сможем успешно сбежать. Услышав, как трое друзей были готовы идти мстить за него, Жирок не засиял от восторга. — Какие вы замечательные братья. А теперь пойдемте. Возможно, мы застанем его на выходе из борделя, — сказал он и выскочил из столовой так, словно его раны больше не болели. — Куда ты спешишь? — Мубай схватил Жирка. — Тебе все равно нужно поесть, тогда у тебя появятся силы. Кроме того, расскажи, что за дух у этого парня. Знание себя и врага — ключ к успеху. Ма Хунцзюнь хоть и был готов идти прямо сейчас, все же чувствовал голод, поэтому он сел за стол и начал рассказывать о бое. — Он невысокого роста, где-то сто шестьдесят сантиметров. Смуглое лицо, будто он только вылез из угольной шахты. Его дух не был странным. Это была не атака, не защита и не ловкость. Скорее… как у… - он взглянул на Тан Саня. — Как у третьего брата, только другой формы. — Система контроля? — одновременно сказали Тан Сань и Дай Мубай, посмотрев друг на друга. — Вероятно, она, — кивнул Жирок. — Его дух был похож на две розовые полукруглые обложки, размером с маньтоу. Когда он призвал свой дух, он оказался у него на голове. Даже не спрашивайте о том, насколько отвратительно это было. Он использовал только две способности духа, когда дрался со мной. Первый сделал эти две крышки большими, и они заблокировали мой Огненный поток. Вторая поставила первую крышку впереди, а вторую сзади, они окружили меня. Они оказались очень мягкими и эластичными. Я не знаю, что это за материал, но даже мой огонь феникса не смог повредить их. После он поймал меня, словно цзунцзы [5], и так я стал для него боксерской грушей. Похоже на две обложки? Что это за дух такой? Даже спустя множество лет обучения у Гуру, Тан Сань не мог понять. — Значит, у него есть еще две способности, которые он не использовал, — заключил юноша. — Третий брат, вы, трое Духовных старейшин и я, Великий мастер двадцать восьмого ранга, боитесь его? Кроме того, ты тоже мастер контроля! — произнес Жирок. Он не так понял Тан Саня, ему подумалось, что его старший названный брат испугался. — Мастера контроля особенные. В условиях поединка у них явное преимущество перед противником. Жирок, при встрече с ним ты должен сосредоточиться на атаках с дальнего расстояния. Босс Дай и я пойдем вперед, а Сяо Ао будет отвечать за наши силы. Этот Бу Лэ не сравнится с нами. Мастера контроля не похожи на мастеров боя. Пока они не смогут контролировать каждого противника на поле боя, они находятся в проигрышном положении. Если я правильно понял, его дух имеет естественную защиту от огня, иначе твое пламя не было бы бесполезным. Когда мы будем сражаться, я займусь контролем его движений. Хоть мой ранг и меньше, я смогу отвлекать его так, чтобы он не загнал нас в ловушку. В ближнем бою мастер контроля не сможет противостоять вашим атакам, даже если у него будет сороковой ранг. *** [1] Маньтоу (кит. 馒头) — булочка, приготовленная на пару. [2] Ждет великое будущее (кит. 天之骄子) — букв. гордость небес; обр. счастливчик, баловень судьбы. Также это выражение используется для людей, которые оказывают большое влияние на что-либо. [3] Тигр, что спускался с холма (кит. 猛虎下山) — идиома в значении «быстрый и храбрый». [4] Бу Лэ (кит. 不乐) — несчастье, печаль, тоска. [5] Цзунцзы (粽子) — китайское блюдо, клейкий рис с начинками, завёрнутый в бамбуковый, тростниковый или любой другой плоский лист, варёный на пару́.