Ruvers
RV
vk.com
image

Континент Доуло

Начало первого этапа особой тренировки

Гуру взял большую миску и налил туда два половника из кастрюли, из которой пахло чем-то мясным, и передал Тан Саню. Сбоку мужчина взял две дымящиеся булочки и два яйца и положил их на тарелку перед учеником. — Ешь. Вы все еще растете, поэтому вам, непременно, нужно хорошо питаться. Тело — основа совершенствования, только благодаря ему вы можете поддерживать такую огромную силу духа внутри себя. Вчера я тщательно подумал над тем, с чем вам пришлось столкнуться в Синдоу, больше всего, конечно, твое поглощение кольца человеколикого паука, выходящего за пределы твоих возможностей. Тот факт, что ты смог сделать это, по общему признанию, связан с твоей силой воли, но также этому поспособствовало и твое крепкое тело. Очень многие мастера делают упор на развитие силы духа, забывая о фундаменте под названием тело. Возможно, в краткосрочной перспективе это и не будет сильно иметь значения, но на высоких рангах станет довольно сложно без должной тренировки твоего физического воплощения. Взяв протянутую Гуру миску, Тан Сань тут же ощутил себя голодным, густой мясной бульон кипел уже давно, маленькие кусочки мяса были тщательно прожарены, легкий лекарственный аромат щекотал ноздри. В животе юноши заурчало. Стряпня Гуру оказалась лучше, чем можно было представить. Бульон пах восхитительно, а мясо таяло во рту, а также были булочки и яйца. Впервые с тех пор, как Тан Сань прибыл в Шрек, он ел до тех пор, пока не почувствовал себя сытым. Теплое и приятное чувство расходилось от живота по всему телу. Тан Сань только закончил есть, как снаружи послышался голос Сяо У: — Как вкусно пахнет. Кажется, сегодня мы хорошо поедим. В столовую вошли двое. Это были Сяо У и Нин Жунжун. Сяо У не могла себе позволить быть невежественной в отличие от других, для которых характер Гуру был загадкой. Тан Сань приходился мужчине учеником, и спустя столько лет подле него он тоже мог похвастаться знаниям о нраве Юй Сяогана. — Доброе утро, Гуру, — почтительно поприветствовала Сяо У Гуру. Мужчина кивнул ей, но не улыбнулся, как Тан Саню. Вообще очень малое количество людей могли похвастаться тем, что видели, как этот человек улыбается. Нин Жунжун принюхалась. Ее сюда притащила соседка, поэтому девушка еще пребывала в полусонном состоянии, но этот насыщенный аромат заставил ее проснуться. Гуру дал каждой по миске бульона, булочке и яйцу, то есть вполовину меньше, чем Тан Саню. Ведь девочки ели меньше. — Быстро ешьте и не отвлекайтесь на разговоры. Голод девушек разбудил запах мяса, и они немедленно принялись за завтрак. Увидев, что Сяо У привела Нин Жунжун, Тан Сань встрепенулся. Он должен был позвать Оскара! Он знал Гуру лучше Сяо У, и мужчина, отнюдь, не был таким спокойным, каким казался. Он был упрямым и строгим человеком, как и предписывало ему его имя [1]. Подумав об этом, Тан Сань попрощался с Гуру. Ему нужно было не только разбудить Оскара, но и разобраться с остальными. Стараниями Тан Саня все вовремя позавтракали. И если сначала они ругались на него за то, что тот разбудил их так рано, то теперь они хвалили готовку Гуру. Через час прозвенел звонок и ознаменовал собой начало занятий. Солнце осветило все вокруг, подарив свою энергию, растения цвели под его лучами. Начинался новый день. Гуру, убрав руки за спину, стоял в центре площади. Он осматривал семерых учеников, что выстроились перед ним по возрасту. Сегодняшнее занятие проводил один учитель. Флендер объявил, что теперь все преподаватели подчинялись Гуру. — Надеюсь, завтра я увижу каждого из вас в столовой еще раньше, — сказал мужчина, скользнув строгим взглядом по каждому. — После еды вы должны подождать, пока она переварится, нельзя сразу после заниматься тренировками. Я готовлю хороший завтрак на рассвете, и, если вы не придете в течение часа [2], вы остаетесь без еды. Мужчина нахмурился, чтобы придать взгляду строгости. Он понимал, что некоторые его не слушали, но повторяться не стал. — Я уже изучил каждого вашего духа, а также способности. С сегодняшнего дня я начну укрепляющие тренировки. Дай Мубай, шаг вперед. Мубай вышел вперед, в его злых глазах пульсировал свет. Может быть, в личной беседе он и казался несдержанным, на занятиях этот юный господин был прилежным учеником. Слова учителя для него — закон. — Я дам тебе задание, — Юй Сяоган смерил высокого юношу взглядом. — Начиная с этого момента, ты должен победить каждого из шестерых, не причиняя им никакого вреда [3]. — Что? — Мубай удивленно уставился на Гуру. — У тебя тридцать седьмой ранг, у них максимально — тридцать первый. Что-то не так? — спросил мужчина с жестким выражением лица. Дай Мубай повернул голову ко всем, его взгляд упал на Тан Саня. Остальные не так сильно волновали юного господина, как виртуоз скрытого оружия Тан Сань. — Тан Сань, шаг вперед, — приказал Гуру. Юноша вышел и стал рядом с Мубаем. — Тебе запрещено использовать скрытое оружие и третью способность. — Погодите, — сказал Мубай. — Гуру, разве это честно, если Тан Сань не может использовать всю свою силу? Какой смысл тогда в сражении? Его ранг ниже моего, и с ограниченными способностями разрыв между нами будет слишком велик. Пусть третье кольцо Тан Саню и досталось от человеколикого паука, я в себе уверен. — Если он воспользуется третьей способностью, у тебя не будет и шанса, — спокойно объяснил Гуру. — Мастера контроля являются сильнейшими в поединке, если не брать духов, против которых они слабы. Раз уж ты сам просишь, пусть Тан Сань использует третье кольцо. Вы товарищи, так что должны понимать друг друга. Все остальные отступили, Гуру тоже отошел назад. Сила Старейшин выше тридцатого ранга была большой, и без должного контроля она могла нанести вред посторонним. Злые глаза Дая Мубая покраснели. Пусть противник и был ниже него на шесть рангов, он не собирался проявлять небрежность. Все ученики школы Шрек были сильными, но единственным монстром, который пугал его, был Тан Сань. — Сяо Сань, береги себя. Я не буду снисходителен, — сказал Мубай. Тан Сань в ответ только кивнул, не произнеся ни слова. Он ясно чувствовал, как напряглись мускулы на теле юноши, а сам он напоминал стянутую пружину или горного тигра. Белый свет вырвался из тела Дая Мубая, руки его вытянулись в стороны, а грудь как будто вздулась. Кости захрустели, а мышцы в мгновение ока налились силой. Одежда едва выдерживала изменившегося юношу. От него исходила дикая и нетерпеливая аура. Дух белого тигра полностью изменил тело Дая Мубая. Голубое сияние полилось из Тан Саня, измененная новым кольцом лунная трава поднялась из-под земли рядом с хозяином. — Дай Мубай, если сможешь сломить мою третью способность, ты победил, — сказал Тан Сань и указал рукой на юношу. Дай Мубай был поражен. Не только он, но и другие ученики, что наблюдали за боем, внимательно следили за Там Санем. Они хотели увидеть, насколько сильную способность принесла ему та жуткая боль, что разрывала его на части. На мгновение двойные зрачки тигра слились. Он даже не раздумывал над тем, чтобы активировать третье кольцо. Оно вспыхнуло, и третья способность, Трансформация белого тигра Ваджры, активировалась. Уже усиленное тело стало еще больше, мускулы вздулись сильнее, разрывая одежду и обнажая тем самым пугающие очертания мышц. На коже появились черные полосы, тигриные лапы стали больше, острые когти покрылись ярким серебром, а все тело окутало, словно позолотой. В кроваво-красных глазах можно было прочитать жажду боя, от Дая Мубая исходила подавляющая аура царя зверей. Когда они с Тан Санем впервые столкнулись, Дай Мубай использовал именно третью способность, чтобы пробить второй прием Тан Саня. И сейчас, снова оказавшись с ним в бою, он использовал свою самую сильную способность. Мубай собирался использовать свои когти, чтобы разрезать лунную траву противника. — Береги себя, — сказал Тан Сань, лунная трава тут же поползла от юноши. Одни стебли поднялись в воздух, другие продолжили двигаться по земле, а третьи огибали. Растения устремились к Мубаю со всех сторон. Дай Мубай был мастером, что опирался на силу, а не на ловкость. Поэтому он, видя, как трава стремительно приближается к нему, не пытался уклониться. Золотой свет усилился и столкнулся с нападающей лунной травой. Мубай успел сделать только три шага, прежде чем полностью остановиться. Путы лунной травы стянули его тело. Юноша, как и в прошлый раз, хотел положиться на силу, чтобы разорвать стебли, но в ту секунду, когда он набрался сил, он обнаружил, что что-то было не так. Из-за третьего кольца лунная трава стала гораздо тоньше и прочнее. Даже с огромным усилием Мубай не смог разорвать стягивающие его путы, стебли лишь сильнее впивались в его кожу. Если бы не третья способность белого тигра, что делала его кожу твердой, яды призрачной лозы и паука давно бы проникли внутрь и принесли юноше ужасные страдания. Но с мастером тридцать седьмого ранга было не столь легко справиться. Поняв, что грубая сила бесполезна, Мубай тут же двинул связанными руками. Он выпустил когти, которые с яростью впились в лунную траву. Через мгновение они уже начинали разрезать стебли. Когда Мубай использовал всю свою силу духа, лунная трава не могла сдержать его. Однако Тан Сань и не надеялся, что его дух сможет напрямую сковать противника, все-таки это был Духовный старейшина тридцать седьмого ранга. Юноша лишь хотел на некоторое время сдержать Дая Мубая, чтобы активировать третью способность. В этом и состояло предназначение духовного мастера системы контроля — управлять противником с самого начала битвы и до ее конца. Когда когти стали разрезать стебли, голубовато-зеленая сфера уже раскрылась. Дай Мубай, естественно, видел ее, но он все еще был связан и не мог пошевелиться. Он понимал, что этот шар — третья способность Тан Саня. В этот момент Мубай не в силах что-либо сделать, двинулся в сторону и упал на землю. Время, ему нужно только время. С достаточным количеством времени юноша был уверен, что с помощью своей силы духа тридцать седьмого ранга и мощи Трансформации белого тигра Ваджры он сможет победить третью способность Тан Саня. И тут перед изумленными взглядами всех наблюдающих в небе развернулась пятиметровая сеть, которая тут же упала на Дая Мубая. Пусть он и перевернулся, он все еще не вышел из ее зоны поражения, а скорость, с которой расходилась эта сеть, была слишком большой. Кроме того, Тан Сань использовал метательные стрелы, что значительно увеличивало скорость сети. С характерным звуком паучья сеть внезапно обернулась вокруг Дая Мубая, он почувствовал, как все его скованное паутиной тело напряглось. Когти тигра врезались в лунную траву, но, когда юноша начал царапать стебли, его словно парализовало. Даже защита Ваджры не могла помочь рассеять это оцепенение. Мубай почувствовал себя клецкой, настолько сильно к нему прилипла эта сеть. Паутина продолжала стягивать его тело, острые края когтей коснулись нитей, но не оставили на них и царапин. Юноша высвободил всю свою силу, надеясь справиться с параличом и сетью, но чем больше он старался, тем туже его стягивала паутина. Собственная беспомощность приводила Дая Мубая в уныние. Паутина стягивалась сильнее и сильнее, а силы духа на сопротивление ей становилось все меньше. Чем больше нити связывали Мубая, тем громче начинали хрустеть кости в его теле. Тан Сань спешно подбежал к юноше и стал убирать рукой сеть. Странным образом липкие нити стали легкими и начали сливаться с рукой Тан Саня, пока не исчезли. Даже лунная трава, чтобы сковывала Мубая стала светом и буквально растворилась. — Это моя третья способность духа Паучья сеть, — объяснил Тан Сань, помогая товарищу подняться и тем самым впитывая яд в себя. Гуру подошел к подросткам и, взглянув на мрачного Дая Мубая, спокойно объяснил: — Контроль. Это типичная способность для мастера контроля. Вообще говоря, сила атаки таких мастеров слаба, но они исключительно хороши в контроле противника. Мастер контроля ниже шестидесятого ранга в полной мере способен потягаться с мастером атаки, что сильнее его на десять рангов. Если нельзя преодолеть способности мастера контроля, значит, нужно не попадать под их путы. Но так как ты мастер силовой атаки, мастера духов системы контроля — твоя слабость. Таким образом, тебе стоит держать дистанцию с такими противниками, — окинув взглядом других учеников, Гуру продолжил. — У каждого мастера есть свои сильные и слабые стороны. В этом мире нет идеального мастера, однако... есть идеальные команды. Одному человеку никогда не достичь совершенства, но вот группа с прекрасной координацией может стать лучшей из лучших. Доверие и опора внутри команды помогут в противостоянии с любым противником. Контроль Тан Саня хорош, но у него есть множество слабостей. Например, если выйти из зоны действия сети, она не сдержит вас. Вы все — одно целое. Во время битвы вы должны заполнять пробелы друг друга. Если преимущества каждого в отдельности полностью проявятся в команде, вы станете непобедимы. Дай Мубай, продолжим. Сейчас ты сойдешься с дуэтом Чжу Чжуцин и Нин Жунжун, а также с Оскаром и Ма Хунцзюнем. Мубай уже деактивировал Трансформацию Ваджры. Но в злых глазах все еще пульсировал свет, не сказав и слова, юноша кивнул. — Раз ты использовал третью способность на Мубае, ты можешь заменить его в спарринге один на один, — обратился Гуру к Тан Саню. — Сяо У, я хочу увидеть твою третью способность. — Сяо Сань, будь осторожен, — хихикнула Сяо У, направляясь к брату. Оба спарринга начались одновременно. Тан Сань бился против Сяо У, а Дай Мубай — против Ма Хунцзюня и Оскара. Увидев, что босс Дай пребывал в плохом настроении, Жирок почувствовал слабость. — Босс Дай, ты ведь не станешь испепелять меня своим яростным огнем, да? — У тебя одного тут яростный огонь! — рявкнул Мубай. — Меньше болтай, вперед, — сказал он и рванул к Ма Хунцзюню. Жирок не посмел проявить небрежность, он быстро трансформировался и схватил две сосиски, что протягивал ему Оскар, а после отступил. Столкнувшись лицом к лицу с Даем Мубаем, Ма Хунцзюнь не осмеливался подпускать его близко, он мгновенно активировал вторую способность, Омовение огненного феникса. Интенсивное фиолетовое пламя взметнулось вверх, жар в одно мгновение заполнил пространство. Огонь был гораздо сильнее того, что был у Жирка в лесу. После опасностей, встреченных в Синдоу, не только Тан Сань и Сяо У стали сильнее, другие также достигли определенного успеха. Ученики школы Шрек были вундеркиндами, поэтому в кризисных ситуациях их сила росла едва ли не сама собой. Почувствовав пламя Ма Хунцзюня, Мубай и не подумал отступить. Он рванул вперед, огонь Жирка могло ранить его, но не причинить серьезного вреда. Однако, если Ма Хунцзюнь позволит Мубаю атаковать себя с близкого расстояния, он, несомненно, проиграет. В прошлом Жирок бы голову потерял от страха, заметив приблизившегося босса Дая, пусть у него и был немаленький ранг, боевым опытом, как Дай Мубай или Тан Сань, он никогда не отличался. Ма Хунцзюнь всегда полагался на мощь своего пламени. Но сейчас, глядя прямо на Мубая, Жирок не только не запаниковал, но даже усмехнулся. Белый тигр, естественно, не собирался отказываться от атаки, только увидев выражение лица противника. В момент удара первое кольцо Ма Хунцзюня засияло, и Огненный поток толщиной в руку вырвался изо рта юноши. Сражаясь в лесу, Жирок заметил, что его первая способность становится вдвое сильнее при активной второй, хотя это также тратило больше энергии. Однако результат предвосхищал эти потери. По силе это могло сравниться с некоторыми третьими способностями духа, преимущество по-настоящему сильного духа. Дай Мубай холодно фыркнул, он, казалось, только и ждал этого действия от Ма Хунцзюня. Оба первых кольца белого тигра вспыхнули, и Барьер со Световым лучом активировались. Интенсивный белый свет и яростный фиолетовый огонь столкнулись в воздухе. Пусть под Омовением Поток феникса и был сильнее, все же разрыв между Хунцзюнем и Мубаем составлял десять рангов. Он проигрывал. Фыркнув, Жирок поспешил отступить. Опытный же Мубай выставил когти и, словно настоящий тигр, в одно мгновение сблизился с противником. — Босс Дай, я же сражаюсь не один, — сказал юноша, ничуть не смущенный стремительным рывком Дая Мубая, и воспарил на десять метров от земли. Мубай бросился вверх, разрезая воздух, но тут же остановился. Дух Ма Хунцзюня мог летать, но его нынешней силы для этого еще не хватало. Вспомнив слова Жирка, юноша все понял. Это была грибная сосиска Оскара! Съев ее, Ма Хунцзюнь был способен целую минуту летать со скоростью фениксохвостой змеи, Дай Мубай пришел к выводу, что он ни за что не догонит его. «У тебя только одна минута, лишь одна,» — подумал юноша, усмехнувшись и увернувшись от Огненного потока. Словно белый тигр, Дай Мубай бросился на свою добычу в лице Оскара, стоящего неподалеку. Если разобраться с поддержкой, бой закончится через минуту. К сожалению, Оскар предсказал, что Мубай сменит свою цель на него, потому, не дожидаясь приближения противника, он проглотил сосиску и тоже взмыл в воздух. Пусть Луч света и мог атаковать на расстоянии, однако его дальность действия не превышала двадцати метров. Для большего необходимо было истратить очень много силы духа. В прошлом бою с Тан Санем юноша истратил слишком много, поэтому сейчас не решился действовать на пределах возможностей. Оскар и Ма Хунцзюнь висели в воздухе, первый с молниеносной скоростью скармливал второму сосиски, а тот непрерывно выпускал Огненный поток. Он не беспокоился о том, что его энергия закончится, ведь его напарник прекрасно восстанавливал ее. Вместе с Омовением феникса Огненный поток становился очень мощным. На земле, куда попадало пламя, оставались характерные борозды. Еще больше Дая Мубая разозлило, что из-за постоянной атаки огнем, он и так плохой в уклонениях, был просто измучен и изранен. Только благодаря Барьеру белого тигра он мог неоднократно блокировать пламя Жирка. Мубаю оставалось только попусту тратить Световой луч, не надеясь достать до противника. Пока эта парочка поглощала сосиски, Мубай истощал себя, еще немного, и он потратит все силы в ноль. Когда Хунцзюнь съел еще грибную сосиску, чтобы поддерживать полет, Дай Мубай уже был на пределе. Если бы он столкнулся с Жирком на пике своих возможностей, он бы смог положиться на глубокую силу духа, чтобы истощить противников. Все-таки сосиска Оскара восстанавливала довольно небольшое количество энергии. Постоянно создавая грибные сосиски, он тратил много сил, и через некоторое время эти двое точно должны были приземлиться. Но ранее Мубай использовал Трансформацию Ваджры, к тому же, Оскар теперь был тридцатого ранга. Он за мгновение создавал сосиски и отдавал их Хунцзюню, будто и не тратил силы духа вовсе. При такой поддержке Жирок мог оставаться на высоте своих возможностей довольно долго. Когда Ма Хунцзюнь отправил в рот третью грибную сосиску, Световой луч белого тигра уже не мог на равных сталкиваться с Огненным потоком феникса, силы духа уже не хватало на то, чтобы постоянно тратить ее. В то же время с другой стороны радостно бились Тан Сань и Сяо У. Когда Мубай атаковал Ма Хунцзюня, брат с сестрой уже начались сражаться. Тан Сань не знал, сколь много раз он дрался с Сяо У, в первое же мгновение лунная трава покрыла собой область вокруг юноши, и стоило девушке только ступить в эту зону, как ее тут сковывали путы. Тан Сань очень хорошо знал Сяо У, как вообще могло быть иначе? Несмотря на то, что с третьим кольцом лунная трава претерпела изменения с момента последнего поединка Тан Саня и Дая Мубая, Сяо У, пристально понаблюдав за ними, примерно поняла суть этих перемен в духе старшего брата. — Сяо Сань, тебе обязательно всегда быть таким осторожным? — обиженно спросила Сяо У. Тан Сань с подозрением поднял голову, чтобы посмотреть на нее. И только когда он сделал это, он осознал свою ошибку, но было уже поздно. Он увидел, как порозовела радужка глаз Сяо У. Девушка активировала свою вторую способность — Чары. Голова у Тан Саня тут же закружилась. К счастью, он сразу же закрыл глаза, чтобы не позволить способности Сяо У проявить себя в полной мере. Но все умения духа Сяо У стали сильнее после достижения ею тридцатого ранга. На мгновение юноша потерял сознание. Тан Сань проклинал свою глупость, с тех пор, как они пришли в школу, он ни разу не дрался с Сяо У, что расслабило его. Если бы он сразу же активировал Фиолетовые глаза демона, то не попал бы в такое затруднительное положение. Эта техника видения могла стать для Чар Сяо У естественным врагом. Даже сама девушка не ожидала, что ее уловка окажется удачной. Но, заметив, как Тан Сань закрыл глаза, а лунная трава потеряла свое сияние, Сяо У тут же воспользовалась появившейся возможностью. Она бесшумно прыгнула к Тан Саню. Если строго определять специальность Сяо У, то, пожалуй, это будет ловкость. Единственная разница между ней и Чжу Чжуцин заключалась в том, что Сяо У нужно было держаться к противнику как можно ближе, чтобы реализовать весь свой потенциал, в то время, как носительница духа виверы использовала тактику «бей и беги». Пусть на мгновение разум Тан Саня и был затуманен, он, ведомый инстинктами, без колебаний вытянул руку, и сине-зеленый свет окутал ее. В мгновение ока сгусток развернулся в пятиметровую сеть, благодаря которой к юноше теперь нельзя было приблизиться. И атака Сяо У не стала исключением. Казалось, что девушка вот-вот столкнется с растянутой ловушкой, не имея возможности сменить направления. Даже Дай Мубай не смог справиться с этой паутиной, ему оставалось только упасть парализованным на землю без возможности ответить. Но Сяо У, как и Ма Хунцзюнь, которому помогла грибная сосиска, столкнувшись со способностью Тан Саня, не запаниковала. Как и говорил Гуру, на каждое действие есть противодействие. До столкновения с сетью оставалось совсем немного, как третье кольцо Сяо У засияло. Впервые она использовала свою новую способность перед всеми. Фиолетовое кольцо вспыхнуло и неожиданно обволокло девушку, через мгновение она исчезла прямо в воздухе. Только к этому времени Тан Сань полностью избавился от тумана, вызванного Чарами. Благодаря Глазам демона, силе воли, а также Небесному навыку из прошлой жизни, что позволял противостоять этой способности одурманивать, Тан Сань пробыл в беспамятстве всего секунду. Придя в себя, он стал свидетелем удивительного исчезновения Сяо У. Девушка исчезла, а паутина никого не захватила. Снова фиолетовое сияние, но уже за пределами сети, прямо перед Тан Санем. Стройные икры легли на плечи Тан Саня, очаровательный смех оглушил его: — Сяо Сань, ты проиграл. Как и всегда, если она оказывалась близко, а он не мог использовать скрытое оружие, он становился беспомощен. Получив тридцатый ранг, Сяо У стала гораздо сильнее. Тан Сань даже через ткань ее брюк чувствовал невероятную мягкость ее икр. Ноги девушки обняли его шею, и Аркус сработал в мгновение ока, бросая Тан Саня на землю. Эта способность тоже стала гораздо мощнее, теперь сила талии Сяо У при использовании Аркуса увеличивалась на сто двадцать процентов. Ни один мастер, специализирующийся на силовых атаках, не мог сравниться с этим. Чувствуя, как на его шею давят, удивленный Тан Сань не мог произнести напоследок: — Или нет. Сине-зеленый свет снова вспыхнул, но на этот раз Тан Сань использовал его на себе. Сеть в мгновение ока раскрылась и плотно скрутила юношу и девушку. Аркус сработал, но в такой ситуации у девушки не получилось использовать его во всю мощь. С глухим звуком оба подростка упали на землю. Тан Сань впервые испытал на себе мощь Паучьей сети, она в мгновение ока стянула их, прижав их тела очень близко друг к другу. Ноги Сяо У крепко обнимали шею Тан Саня, девушка выгнула спину, из-за чего ее круглый и теплый зад прижался к груди юноши. К тому же, они плотно касались друг друга и в другими участками тела из-за паутины. Тан Сань, уткнувшись лицом в Сяо У, почувствовал странный жар. Девушка не могла снова использовать свою третью способность. Яд не действовал на Тан Саня, но был очень эффективен против Сяо У. Она почувствовала, как немеют ее конечности, жжение разошлось по телу, лишив ее возможности собрать силу духа, чтобы вновь телепортироваться. В это же мгновение Мубай, участвуя в другом бое, был полностью истощен, он не мог продолжать спарринг. — Хорошо, вы все можете остановиться, — своевременно сказал Гуру. В это же мгновение Оскар грохнулся на землю. Только теперь Мубай вспомнил, что на собственного хозяина эффект грибной сосиски действовал хуже. К сожалению, он был слишком слаб для того, чтобы вовремя и удачно увернуться. Убрав сеть, Тан Сань помог Сяо У подняться, оба выглядели несколько смущенными. Нежное и маленькое личико девушки покраснело, как спелое яблоко, она чувствовала отчетливый запах Тан Саня на себе еще некоторое время. Она опустила голову и положила косу на грудь, она никак не могла поднять глаза, чтобы взглянуть на своего названного старшего брата. Гуру, казалось, не заметил этого напряжения в воздухе между Сяо У и Тан Санем. Он позволил Ма Хунцзюню рухнуть на землю, а после окинул взглядом всех пятерых. — Расскажите, что думаете. Мубай был чрезвычайно подавлен. Он проиграл третьей способности Тан Саня, но все-таки это был мастер контроля. Однако этот толстяк Ма Хунцзюнь никогда не мог сравниться с ним. Неожиданно потерпев такое поражение, юный тигр не мог с этим смириться: — Если бы я был на пике своих сил, у них не было бы и шанса. *** [1] Юй Сяоган (玉小刚) — 玉 — нефрит, яшма; 小 — маленький; 刚 — непреклонный, твердый. Речь идет именно о втором иероглифе имени. [2] Интересный момент. Гуру говорит « в течение половины большого часа» (时辰) — стар. большой час (одна двенадцатая часть суток, был равен 2 часам). Таким образом, половина большого часа — наш обычный час. [3] Причинить вред (伤筋动骨) — букв. повредить мышцы, переломать кости (обр. нанести тяжелые увечья, живого места не оставить, разбивать все в пух и прах). Тут у нас наоборот, НЕ переломать кости.