Ruvers
RV
vk.com
image

Хватит меня беспокоить, император

Инвестиции

Реферальная ссылка на главу
<div>– Почему ты этого не хочешь? – Юй Тан, казалось, слишком увлёкся этой ролевой игрой: он перевернулся и прижал Сун Сяо к кровати, проводя пальцем по его щеке.</div><br><div>– Этот слуга… не… – едва слова слетели с губ Сун Сяо, Юй Тан тут же накрыл их своими.</div><br><div>Властному председателю больше ничего не оставалось, кроме как начать действовать, чтобы не позволить маленькой соблазнительнице озвучить свой отказ и заставить подписать контракт.</div><br><div>– Как любовник по контракту, ты должен быть доступен в любое время. Когда у меня возникнет желание, ты должен удовлетворить его, – нависая над телом Сун Сяо, холодным голосом сказал Юй Тан.</div><br><div>– Тело этого слуги всё ещё не может… – Сун Сяо был совершенно беспомощен, поэтому он мог только подыграть императору.</div><br><div>– Оу, тогда Мы будем ждать тебя, – ответил Юй Тан безо всяких колебаний.&nbsp;</div><br><div><em>Пообещать стать любовником по контракту для своего бывшего мужа… У меня просто нет слов. Но если император счастлив, значит так тому и быть.</em></div><br><div>Тем временем Юй Тана занимали другие вопросы.&nbsp;</div><br><div><em>Хотя бизнес семьи Сун Сяо незначителен по сравнению с делами семьи Юй, всё-таки семья – это опора человека до тех пор, пока он не станет самостоятельным. Если его отец обанкротится, то Сун Сяо не сможет жить нормальной жизнью. Кроме того, он всё ещё остаётся человеком высоких моральных устоев, так что если мы не вступим в брак, то Сун Сяо никогда не воспользуется деньгами семьи Юй.&nbsp;</em></div><br><div>Юй Тан медленно сделал глоток колы.&nbsp;</div><br><div><em>Мне стоит разобраться с этим вопросом. Шутки шутками, но я не могу просто взять и бросить Сун Сяо банковский чек, как в романе. Кроме того, не так просто совершить внезапное вливание средств в зарегистрированную на бирже компанию.&nbsp;</em></div><br><div>***</div><br><div>Стоимость акций Xinghai Entertainment резко упала, и акционеры остались этим очень недовольны. К тому же совет директоров постоянно оказывал давление на Сун Цзычэна, надеясь, что он уйдёт в отставку и передаст пост председателя кому-нибудь другому.</div><br><div>Тем временем в Dari Media Юй Дань злорадствовал по поводу страданий Сун Цзычэна. Юй Дань лично связался с ним и сообщил о своём намерении приобрести Xinghai Entertainment, но тот наотрез отказался.</div><br><div>Он тяжело работал ради этой компании чуть ли не половину своей жизни, вкладывая в неё всю свою душу, и не собирался продавать её другим, чтобы ни случилось. Даже если её ждет делистинг из котировального списка фондовой биржи и возвращение к статусу самой обычной компании, она всё равно останется в его собственности.&nbsp;</div><br><div>Зная об этом, Юй Тан не стал выдвигать предложение о приобретении компании. Вместо этого он попросил людей из Dayu Capital связаться с Xinghai Entertainment.</div><br><div>Dayu Capital была финансовой компанией, которая в основном занималась денежными операциями и инвестициями, в том числе финансированием и краткосрочным кредитованием бизнеса. На данный момент Сун Цзычэну было проблематично занимать у кого-либо деньги, поэтому он мог получить их только через финансовые компании.</div><br><div>Условия, предлагаемые Dayu Capital, были очень строгими – по ним Сун Цзычэн практически не получит никакой прибыли после завершения проекта, но, по крайней мере, таким образом компания сможет продолжать свою деятельность. После преодоления кризиса у компании всё ещё останется надежда на восстановление. В конце концов, Сун Цзычэн принял средства от Dayu Capital.</div><br><div>Когда руководитель Dari Media услышал новости о вмешательстве Dayu Capital, его недовольству не было предела. Юй Дань тут же отправился искать Юй Фу.</div><br><div>– Разве мы не договорились ещё тогда? Почему ты вдруг вмешиваешься в дела Xinghai Entertainment? – Юй Дань был очень зол.&nbsp;</div><br><div>Он продал Юй Фу акции по низкой цене в надежде получить покровительство и занять доминирующее положение в индустрии развлечений. И первым его шагом к этой цели было поглощение Xinghai Entertainment. Однако в самый удачный момент вмешалась Dayu Capital, что позволило Xinghai Entertainment продолжать конкурировать с ним. Юй Дань буквально взял камень и уронил его на собственную ногу.*</div><br><div>(* китайская поговорка, что означает «в попытке навредить кому-то, сделать хуже только себе»)</div><br><div>– Не беспокойся об этом, – Юй Фу подписал документ, находящийся у него в руках, а затем медленно поднял глаза, – у всех инвестиций Dayu Capital есть определённая цель.</div><br><div>Это предложение заставило Юй Даня подавиться. Семья Юй была очень большой и владела обширной сетью компаний, а потому каждый их шаг был просчитан до мелочей. Юй Даню, не осмелившемуся продолжать расспросы, оставалось лишь удалиться.&nbsp;</div><br><div>После того, как он ушёл, взгляд Юй Фу помрачнел, и он позвонил в Dayu Capital.&nbsp;</div><br><div>– Что за дело с Xinghai Entertainment?</div><br><div>***</div><br><div>Происшествие на празднике фонарей сильно напугало Юй Мяо, отчего по возвращении домой у неё началась лихорадка. Юй Тан был в ярости и отдал приказ проследить за информацией, полученной из бюро общественной безопасности.</div><br><div>Сначала двое торговцев детьми настаивали на том, что они пытались сделать доброе дело, и отказывались признавать, что они занимаются продажей детей до тех пор, пока в полицию не пришла семья похищенного ранее грудного ребёнка.</div><br><div>– Малыш! Моё маленькое сокровище! – рыдающая мать едва стояла на ногах, отчего посторонним то и дело приходилось поддерживать её, чтобы она не упала. Как только женщина увидела своё дитя, то резко выпрямилась и бросилась забирать ребёнка.&nbsp;</div><br><div>– Проклятые торговцы детьми! Когда я наклонилась, чтобы завязать шнурки, вы украли дитя! – бабушка ребёнка осела на пол, плача и причитая.&nbsp;</div><br><div>Она прогуливалась с коляской неподалёку от места проведения фестиваля фонарей. Когда она подняла голову, ребёнка уже не было, и ей удалось лишь смутно разглядеть торопливо уходящую женщину. Однако старушка не могла догнать её, и к тому же на празднике было слишком много людей. В мгновение ока та женщина пропала из виду.</div><br><div>Как она могла объяснить сыну и невестке потерю ребёнка? Пожилая женщина была готова утопиться в реке.</div><br><div>Отец ребёнка мигом бросился на похитителя и начал избивать его, а полиция всё никак не могла его успокоить.</div><br><div>– Господин, не волнуйтесь, мы доложим о случившемся нашему начальству. Суд определенно накажет этих подонков по всей строгости закона, – полицейский пытался убедить мужчину, пока несколько человек оттаскивали его от задержанного. потому что иначе “его” будет относиться к полицейскому.</div><br><div>– И что случилось дальше? – когда Юй Тан вернулся домой, человек, которому было поручено проследить за ходом этого дела, подошёл к нему с докладом.</div><br><div>– Полиция припугнула их, сказав, что они получат серьёзное наказание. Женщина упорно молчала, но мужчина запаниковал и признался, что они получили заказ, – эти слова были сказаны очень тихо, чтобы Юй Мяо, спавшая наверху, не услышала.</div><br><div>– Этот человек сказал, что несколько богатых на вид людей приказали им украсть Юй Мяо и даже показали её фотографию. Однако они были очень осторожны и не дали им ни фото, ни какой-либо контактной информации. Они только сказали привести девочку к западному входу в парк, где заплатят на месте по факту передачи ребёнка.&nbsp;</div><br><div>На этом ниточка, ведущая к злоумышленникам, обрывалась.</div><br><div>Юй Тан чуть прищурил глаза. В этот момент он увидел свою матушку, спускающуюся по лестнице в сопровождении роскошно одетой женщины. При виде парня гостья улыбнулась.</div><br><div>– Сяо Тан, верно? Сколько лет прошло с тех пор, как я видела тебя в последний раз? Ты стал уже таким большим.</div><br><div>Юй Тан поднял голову и поприветствовал:&nbsp;</div><br><div>– Седьмая тётя.</div><br><div>– Ох, ты всё ещё меня помнишь! – седьмая тётя была женой его седьмого дяди. В поколении отца Юй Тана было много родственников. Родных братьев и сестёр было немного, большинство из них были кузенами со стороны отца, которых объединили в одну линию.</div><br><div>В отличие от Юй Даня, который был дальним родственником семьи, упомянутый седьмой дядя приходился Юй Тану младшим двоюродным дядей по отцу и относился к главной ветви семьи Юй. В настоящее время влияние семьи Юй в Китае было поделено на две части, и седьмой дядя контролировал вторую половину.</div><br><div>– Тан гэгэ, пятый дядя зовёт тебя, – тринадцатилетний мальчик вышел из кабинета и позвал Юй Тана сверху.</div><br><div>Юноша поднялся и бросил взгляд на своего младшего кузена.</div><br><div>– Похоже, что пятый дядя злится. Будь осторожен, – прошептал парнишка Юй Тану с дружелюбной улыбкой на лице.</div><br><div></div><br><div>Автору есть что сказать:</div><br><div>{ Маленький театр }</div><br><div>Рыбка Тан: до меня дошли слухи, что в университете мы сможем совершать аморальные поступки.</div><br><div>Сяо Сяо: Что?.. Что ещё за аморальные поступки?</div><br><div>Рыбка Тан: Открыто списывать домашнее задание.</div><br><div>Сяо Сяо: О…</div>