Ruvers
RV
vk.com
image

Хватит меня беспокоить, император

Контракт

Реферальная ссылка на главу
<div>После седьмого дня китайского Нового года взрослые, как обычно, отправились на работу. Юй Тан и Сун Сяо, будучи ещё детьми, продолжали отдыхать. Сун Сяо уже закончил заданную на каникулы домашнюю работу для них обоих, так что ему нечем было заняться. Поэтому он каждый день играл с Юй Таном в онлайн-игры.&nbsp;</div><br><div>К этому времени Сун Сяо уже научился пользоваться компьютером, по крайней мере играть по сети для него не составляло проблем.&nbsp;</div><br><div>– Завтра праздник фонарей*. В Парке Мира будет фестиваль, хочешь сходить? – спросил Юй Тан у него в игровом канале.&nbsp;</div><br><div>(* Праздник фонарей проходит 15 числа первого месяца по китайскому лунному календарю)</div><br><div>– Хочу! – без колебаний согласился Сун Сяо. В простых и суровых условиях жизни в древние времена, праздники фонарей и речных фонариков были самыми живыми и интересными событиями, и он ежегодно посещал эти фестивали.&nbsp;</div><br><div>В первый год, когда Сун Сяо попал во дворец, ему было трудно приспособиться к новым реалиям, поэтому Его Величество Император тайком выбрался с ним из дворца, чтобы посмотреть на фестиваль фонарей. Воспоминания о том, как они шли по освещённой разноцветными огоньками улице Чаннин и император держал его за руку под прикрытием рукава чанпао*, были всё ещё свежи в памяти Сун Сяо.&nbsp;</div><br><div>(* длинный традиционный китайский халат)</div><br><div>Вечером в день праздника Сун Цзычэн так и не вернулся домой – ему нужно было посетить званый ужин. В последнее время компания испытывала нехватку средств, а в новом году были запланированы новые крупные проекты, поэтому Сун Цзычэн искал возможность взять кредит или привлечь инвестиции. В последнее время он очень рано уходил из дома и поздно возвращался.&nbsp;</div><br><div>Юй Тан заехал за Сун Сяо, и в машине обнаружилась маленькая принцесса Юй Мяо, держащая брата за руку.&nbsp;</div><br><div>– Мяо Мяо тоже хочет посмотреть, – беспомощным тоном объяснил Юй Тан своему возлюбленному.&nbsp;</div><br><div>– Добрый вечер, Ваше Высочество, – Сун Сяо взял Юй Мяо за другую руку.</div><br><div>– Добрый вечер, саоцзы гэгэ, – Юй Мяо рассмеялась, демонстрируя в улыбке рот с отсутствующим резцом. – Моё присутствие помешает вашему свиданию?&nbsp;</div><br><div>Сун Сяо был поражён словами малышки, и его уши покраснели:&nbsp;</div><br><div>– Какое свидание? Мы собираемся посмотреть на фонари.</div><br><div>Юй Мяо прикрыла рот рукой и рассмеялась, многозначительно подмигивая брату. Император сделал вид, что не заметил этого и потянул за собой обоих на улицу.&nbsp;</div><br><div>До берега реки в Парке Мира оставалось ещё два километра, но проехать туда было невозможно, поэтому ребята вышли из машины и пошли дальше пешком, а водитель отправился искать место для парковки.&nbsp;</div><br><div>Как только они подошли к парку, то услышали сотрясающие небо и землю звуки гонгов и барабанов. У входа труппа исполняла танец льва, но мало кто останавливался возле них, поскольку все спешили войти внутрь и посмотреть на фонари. Теневой страж прищурился, глядя на людей, исполнявших танец льва. Убедившись, что это не убийцы и у них нет оружия, он последовал за императором, чтобы посмотреть на фонари.</div><br><div>В древности убийцы часто маскировались под танцоров, артистов шоу или торговцев с лотков, поскольку такие люди имели возможность легко спрятать оружие и собрать вокруг толпу людей, в окружении которых они могли тихо поджидать свою цель.</div><br><div>Парк Мира назывался так, потому что его тематика – это различные страны мира. У каждой страны было своё небольшое здание: небольшая египетская пирамида, сделанная из гранита Триумфальная арка и цементная статуя Свободы. Теперь все они были украшены разнообразными фонарями.</div><br><div>Статуя Свободы держала в руках связку больших красных фонарей, а между передними лапами Сфинкса поместили разноцветную сферу. В целом всё это смотрелось довольно забавно.&nbsp;</div><br><div>– Гэгэ, мне не видно! – Юй Мяо была слишком маленького роста, а вокруг находилось слишком много людей. Ей были видны только чужие задницы, а не фонари, отчего малышка начала беспокойно подпрыгивать.&nbsp;</div><br><div>Обернувшись, Юй Тан бросил взгляд на свою младшую сестрёнку, а затем на толпу вокруг них. Многие молодые отцы брали детей на руки или сажали на плечи, чтобы их детей не зажало в толпе и они не потерялись. Последовав их примеру, парень подхватил малышку на руки, позволяя ей сесть ему на шею.&nbsp;</div><br><div>Сун Сяо изумленно посмотрел на Юй Тана.</div><br><div><em>Это просто невероятно! Его Величество Император позволил кому-то кататься на его плечах!&nbsp;</em></div><br><div>Юй Тан потянулся, чтобы взять Сун Сяо за руку, и встретил его потрясённый взгляд. Он сказал с улыбкой:&nbsp;</div><br><div>– Когда ты в Риме, поступай как римляне.&nbsp;</div><br><div><em>Кроме того, я больше не император, а забота о семье и Сун Сяо теперь мой приоритет.</em></div><br><div>***</div><br><div>Во время праздника фонарей в своей последней жизни он лишь ненадолго взял Сун Сяо за руку, но из-за этикета вскоре отпустил, и тогда его супруга в мгновение ока снесло толпой людей. В то время такие чудаки, как Чжан Сяожэнь, который хотел убить императора, были редкостью, но было немало людей, желавших забрать жизнь Сун Сяо. От этой мысли Юй Тан запаниковал и немедленно приказал стражникам ввести военное положение на всей улице.&nbsp;</div><br><div>Но, стоило ему обернуться, как он увидел, что императрица стоит под самым ярким фонарём на обочине дороги и слегка улыбается ему.&nbsp;</div><br><div>Он усиленно искал его в гуще толпы, но тот оказался в стороне. &nbsp;</div><br><div>Так как Сун Сяо не смог найти императора, он встал на самое видное место, где его было легко заметить. Юй Тан поспешно подошёл и оттащил его:&nbsp;</div><br><div>– Так выделяешься, хочешь стать мишенью для убийц?</div><br><div>***</div><br><div>– В этой жизни я буду крепко держать тебя и больше никогда не потеряю, – тихо сказал Юй Тан, крепко сжимая руку Сун Сяо.&nbsp;</div><br><div>Перерождение в современном обществе, возможно, и лишило его статуса императора, но оно же дало ему величайшее преимущество. По крайней мере, теперь он мог ходить по улицам, держа за руку своего любимого, мог посадить на плечи свою младшую сестру, и теперь Юй Тану не нужно было беспокоиться о том, что его любовь разрушит страну и жизненные устои его предков…&nbsp;</div><br><div>– Гэгэ, там загадки! – сидящая высоко Юй Мяо теперь видела очень далеко. Она указала на красный фонарь вдалеке и возбуждённо заговорила, дергая брата за ухо и показывая, чтобы он шёл туда.</div><br><div>За отгадывание загадок о фонарях полагались призы – тот, кто успешно отгадает десять загадок, получит маленький фонарик в виде кролика.</div><br><div>Парень опустил малышку на землю, та обежала вокруг призового стенда и вернулась обратно, указывая на маленький фонарик в виде кролика и с надеждой глядя на старшего брата:&nbsp;</div><br><div>– Гэгэ, я хочу этот фонарик!&nbsp;</div><br><div>– Хорошо, – Юй Тан кивнул, а затем ткнул пальцем в ямочку на пояснице своей императрицы, – иди ты.</div><br><div>Сун Сяо бросил взгляд на Юй Тана.&nbsp;</div><br><div><em>В тот момент, когда я погрузился в трогательные воспоминания, этот парень сразу же начал мне снова приказывать. Но кто виноват, что я такой умный? Я действительно хорош в стихах и загадках.&nbsp;</em></div><br><div>[ Бассейн показывает свое дно (Одно слово)*]&nbsp;</div><br><div>– Пот, – ответив, Сун Сяо немедленно взял картонку из-под фонаря и передал её Юй Тану.</div><br><div>(* Бассейн показывает свое дно = вода высохла. Обозначение воды 氵+ высушенный - 干 = 汗 (пот))&nbsp;</div><br><div>[ Сверху 凤, снизу 虎 (Одно слово)* ] &nbsp;</div><br><div>– 几. &nbsp;</div><br><div>(*визуальная загадка – символ 几 включён в упомянутые иероглифы )</div><br><div>Сун Сяо отвечал очень быстро, особенно когда дело доходило до отгадывания анаграмм и стихотворений. Окружающие с любопытством наблюдали за ним, изумленно переглядываясь.</div><br><div>Когда он сосредоточился на очередном ответе, сзади него раздался громкий возглас боли. Обернувшись, Сун Сяо увидел, что Дугу Ань прижимал к земле неприятного вида мужчину, а стоящая рядом Юй Мяо рыдала в голос.</div><br><div>Двое парней тут же забыли о загадках и поспешили к ним.&nbsp;</div><br><div>– Что случилось? – Юй Тан нахмурился. Только что он был поглощён отгадыванием загадок и не заметил, что сестра отошла от него всего на три шага.</div><br><div>– Это торговец детьми, – громко заявила Юй Мяо, указывая на мужчину.</div><br><div>Только что она смотрела, как её невестка-старший братик отгадывает загадки одну за одной, как вдруг кто-то закрыл ей рот и потащил назад. К счастью, Дугу Ань обнаружил это и одним движением уложил мужчину на землю.</div><br><div>– Я... это не я! – сказал мужчина, пытаясь сопротивляться.&nbsp;</div><br><div>– Мой ребёнок тоже пропал! – в это время к ним подбежала женщина с красными и опухшими от слёз глазами. – Это сделала ваша банда?&nbsp;</div><br><div>Услышав это, все окружающие начали проверять, на месте ли их собственные дети и указывать на торговца детьми.&nbsp;</div><br><div>– Я просто увидел, что эта девочка была одна, и хотел отвести её в полицию, – запротестовал мужчина.</div><br><div>– Ты врёшь! Ты ведь закрыл мне рот – твои руки до смерти воняют! – Юй Мяо с отвращением выдохнула, достала из кармана носовой платок и вытерла рот.</div><br><div>– Что ты делаешь?! – женщина средних лет подошла к ним из толпы, держа на руках спящего младенца. – У моего мужчины психическое расстройство, не будьте такими как он.&nbsp;</div><br><div>Когда все услышали, что мужчина психически болен, они не могли не почувствовать разочарование. В последние годы многие люди, похищающие детей, утверждали, что у них психическое расстройство и во время задержания некоторые из них предъявляли подтверждающие этот факт документы. Так им удавалось избежать ответственности.</div><br><div>Юй Тан смотрел на эту пару, и его взгляд был наполнен убийственным намерением.</div><br><div><em>Если бы теневой страж вовремя не заметил, то куда они собирались увезти Юй Мяо? Продать её в бесплодную семью в качестве дочери или продать в отдалённый горный район в качестве невесты, которая с детства воспитывается в доме мужа?</em></div><br><div>Подав знак своему телохранителю, Юй Тан подхватил на руки сестру и закрыл ей глаза.&nbsp;</div><br><div>Дугу Ань быстро всё понял. Он поднял мужчину, нанес ему несколько ударов и снова повалил на землю.</div><br><div>– А-а-а! – мужчина закричал, как свинья на бойне. Его жена тут же перестала спорить и подбежала, чтобы оттащить Дугу Аня, но младенец возле её груди никак не отреагировал, продолжая крепко спать.</div><br><div>Когда окружающие обратили на это внимание, то поняли, что здесь что-то нечисто. Какой ребенок может спать так крепко?&nbsp;</div><br><div>Один за другим они подходили, чтобы схватить эту пару, а некоторые в общей суматохе даже добавляли им удары руками и ногами.&nbsp;</div><br><div>Поначалу тайный страж умело нанес мужчине внутренние повреждения, которые нельзя было увидеть, но теперь благое дело было испорчено чрезмерно ретивой толпой.</div><br><div>Вскоре подоспела полиция, забрав торговцев детьми и спящего младенца. Женщина, потерявшая своего ребенка, также последовала за ними в местный полицейский участок, надеясь, что сможет получить хоть какую-нибудь информацию.</div><br><div>Стоящий за пределами парка чёрный внедорожник, получив известие о том, что похитители провалили свою миссию, тронулся с места и медленно уехал прочь.</div><br><div>Столкнуться с чем-то подобным во время фестиваля фонарей было поистине отвратительно, и Сун Сяо почувствовал, что это дурное предзнаменование.</div><br><div>Конечно, сразу после первого лунного месяца у “Xinghai Entertainment” начались неприятности.</div><br><div>Весна была в самом разгаре цветения, и в живописном горном районе Аймая на юго-западной границе Китая наступил благоприятный сезон для туризма. Многие группы фотографов и художников взяли своё оборудование и отправились в путешествие, но как только они прибыли на место, как им сообщили, что природному парку нанесён серьёзный экологический ущерб и он временно закрыт.&nbsp;</div><br><div>– Экологический ущерб? Как это возможно? – оператор с национального телеканала, который приехал снимать документальный фильм об экологии, начал возмущаться оттого, что его работа так внезапно сорвалась.&nbsp;</div><br><div>– Эй, мы ничего не можем с этим поделать. Посмотрите сами, – увидев, что эти люди из национальной станции телерадиовещания, сотрудники, сами с трудом сдерживающие гнев, пропустили команду на территорию парка.&nbsp;</div><br><div>Когда группа операторов и журналистов увидели, во что превратилась некогда живописная местность, они были просто шокированы. Большие пятна краски покрывали траву и камни. Драгоценные кордицепс* и другие дикие грибы погибли, а в чистом озере Аймая также плавали ошмётки застывшей краски.</div><br><div>(* Лекарственный гриб, средняя цена за 10 грамм — 200-300$)</div><br><div>– Раньше в озере был даже пластик, листы бумаги и обрывки брезента. Нам пришлось приложить немало усилий, чтобы выловить это всё, – вздохнул сотрудник.</div><br><div>Драгоценная Аймая была первозданной экологической зоной с прекрасными пейзажами, из-за которых её часто арендовали для съёмок. Практически все члены съёмочных групп очень дорожили этим местом, не смея повредить ни одной травинки. Вот только в прошлом году съёмочная группа&nbsp; фильма «Тайна», потратившая огромную сумму денег, чтобы на два месяца арендовать это место, зашла так далеко, что разбрызгала повсюду краску для спецэффектов, тем самым разрушив уникальную экосистему.&nbsp;</div><br><div>Операторы с национального телевидения были полны ярости, покидая это место. Они подробно засняли представшую их глазам трагическую картину, а журналисты написали статьи и уже ночью отправили в редакцию. На следующий день всё это было представлено публике.&nbsp;</div><br><div>[ Компания “Xinghai Entertainment”, разлившая краску в природном заповеднике, может столкнуться с огромными штрафными санкциями! ]&nbsp;</div><br><div>И снова компания “Xinghai Entertainment” попала в заголовки на первых страницах.</div><br><div>Когда Сун Цзычэн узнал об этом, он разбил чайный сервиз в своем кабинете и немедленно позвонил Лян Синьму. Однако в то время тот находился за границей и дозвониться не удалось.</div><br><div>Лян Синьму был режиссёром и главным ответственным за фильм лицом, поэтому вся съёмочная группа должна была слушаться его. По сути именно он был главным виновником случившейся в национальном парке экологической катастрофы. Но в контракте было указано, что этот фильм снимался при финансировании “Xinghai Entertainment”, и в случае инцидентов они также должны понести ответственность.&nbsp;</div><br><div>Интернет наполнился проклятиями.</div><br><div>[ Моя Аймая! Я ведь планировал поехать туда в этом году! ]</div><br><div>[ Этот известный режиссер просто известный лжец! Этот человек, не имеющий даже малейшего чувства ответственности перед обществом, должен быть приговорен к тюремному заключению! ]</div><br><div>[ Я думаю, что его не стоит больше называть Лян Синьму, называйте его Му Лянсинь!* ]&nbsp;</div><br><div>(* от перестановки символов его имя принимает значение “мертвая совесть”)</div><br><div>Титул «Му Лянсиня» быстро стал популярным в СМИ. Если изначально все с уважением относились к этому ветерану кинематографа, то после такого инцидента было действительно трудно продолжать относиться к нему с уважением.</div><br><div>Юридический отдел “Xinghai Entertainment” пытался придумать все возможные способы переложить основную ответственность на плечи Лян Синьму, но самое большое опасение вызывала возможность того, что прибыль более чем в сто миллионов юаней, полученную с этого фильма, компании придётся использовать для оплаты штрафов, и этого ещё может не хватить.&nbsp;</div><br><div>В настоящее время “Xinghai Entertainment” едва сводила концы с концами. С большим трудом им удалось договориться о кредите, и они должны были использовать его, чтобы залатать все дыры в бюджете. Стартовые средства, полученные для новых проектов, снова были потрачены, и волосы Сун Цзычэна ещё сильнее поседели от беспокойства.&nbsp;</div><br><div>В один из этих дней глубокой ночью Сун Цзычэн сел перед телефоном и выкурил три сигареты подряд, только после этого он снял трубку и позвонил за границу.&nbsp;</div><br><div>В трубке долгое время стояла тишина, а затем раздался мужской голос:</div><br><div>–&nbsp; ...Цзычэн?</div><br><div>Сун Цзычэн не смог сказать ни слова и повесил трубку.</div><br><div>Нахмурившись, Сун Сяо смотрел на изможденный вид своего отца.&nbsp;</div><br><div><em>У труппы большие проблемы, кажется, что она вот-вот рухнет. Но я все ещё учусь в школе и у меня нет ни знаний об управлении бизнесом, ни связей. Как мне помочь отцу?&nbsp;</em></div><br><div>Вернувшись в общежитие, Сун Сяо увидел Юй Тана, читающего книгу на английском языке. Изысканное оформление её переплета могло бы показаться впечатляющим, если бы саму книгу не держали вверх ногами.</div><br><div>Потянув её на себя, Сун Сяо обнаружил, что между страницами, как и ожидалось, обнаружилась тонкая книжка в розовой обложке.&nbsp;</div><br><div>Это снова была новелла «Властный президент влюблён в меня».&nbsp;</div><br><div>Застуканный женой за чтением развлекательной литературы, Юй Тан смутился и откашлялся:&nbsp;</div><br><div>– Что ты делаешь?</div><br><div>С улыбкой Сун Сяо забрался на кровать и прислонился к изголовью:&nbsp;</div><br><div>– “Xinghai Entertainment” вот-вот рухнет. Ты разбираешься в управлении бизнесом, скажи, что мне теперь делать?</div><br><div>Юй Тан знал, что в последнее время Сун Цзычэн повсюду искал инвестиции. Глядя на нервное выражение лица своей императрицы, семья которой скоро разорится, он не смог удержаться от сдержанной усмешки.&nbsp;</div><br><div>Внезапно в его голове вспыхнуло озарение.</div><br><div><em>Его семья становится банкротом, а отец оказывается в долгах – разве это не та возможность, о которой говорилось в книге?*</em></div><br><div>(* имеется в виду «Властный президент влюблён в меня»)</div><br><div>Юй Тан чуть прищурился, а затем потянулся, чтобы заключить Сун Сяо в объятия:&nbsp;</div><br><div>– Сейчас твой отец не испытывает недостатка ни в чем, кроме денег. Пока у него есть деньги, он сможет спасти “Xinghai Entertainment”.</div><br><div>Сун Сяо моргнул.</div><br><div>Его Величество Император протянул палец и, подцепив подбородок Сун Сяо, напористым тоном сказал:&nbsp;</div><br><div>– Я дам тебе денег, а ты подпишешь со мной контракт и станешь моим любовником по контракту на три года.</div><br><div>Уголок рта Сун Сяо дернулся:&nbsp;</div><br><div>– Не создавай проблем… император…&nbsp;</div><br><div>&nbsp;&nbsp;</div><br><div>[ Маленький театр ]</div><br><div>Генеральный директор Рыбка Тан: Будь моим любовником по контракту до тех пор, пока я не устану от тебя.</div><br><div>Бедняжка Сяо: Хорошо</div><br><div>Генеральный директор Рыбка Тан: Так легко сдаёшься? Где глаза, полные слёз и непокорности?&nbsp;</div><br><div>Бедняжка Сяо: Мы старая супружеская пара, какой смысл упрямиться?</div><br><div>Генеральный директор Рыбка Тан: ...</div>