Ruvers
RV
vk.com
image

Хватит меня беспокоить, император

Признание

Реферальная ссылка на главу
<div>Яркий свет бенгальских огней позволил чётко разглядеть выражение лица Сун Сяо, от вида которого Юй Тан оцепенел, осознав, насколько двусмысленными были его слова.</div><br><div>Для Сун Сяо, человека, получившего образование учёного-чиновника, и так было нелегко добровольно лечь под императора, а получить подобный приказ тем более казалось унижением. Поэтому в прошлой жизни император Цзинъюань никогда не заставлял его делать это.&nbsp;</div><br><div>– Это… Это не то, что Чжэнь имел в виду… – Юй Тан поспешно выхватил деревянную шкатулку и открыл, показывая её содержимое.</div><br><div>На бархатной подложке цвета голубого сапфира лежала тёмно-зелёная нефритовая флейта. В этот момент бенгальские огни потухли и вокруг стало темно; только лунный свет, отражаясь, отбрасывал мягкие блики на музыкальный инструмент.&nbsp;</div><br><div><em>Правда… Я просто просил… Сыграть на флейте… И всё!</em></div><br><div>Сун Сяо кашлянул, а затем потянулся и взял флейту, наслаждаясь тёплым и вместе с тем прохладным ощущением нефрита в руке.&nbsp;</div><br><div>Как выдающийся гений семьи Сун, носивший титул Чжуан Юань, Сун Сяо, конечно же, овладел "шестью искусствами"*; в четырёх занятиях ученого* его навыки также были превосходными, однако больше всего ему всё же нравилась играть на флейте.</div><br><div>(*К "шести искусствам", которыми должен был владеть учёный в древности относится: этикет, музыка, стрельба из лука, управление лошадьми, каллиграфия, математика. **Четыре занятия учёного: игра на цине, шахматы, каллиграфия, живопись).</div><br><div>Флейта была прямой и тонкой, а её звучание – глубоким и безграничным, что идеально соответствовало благородному и дальновидному джентельмену, похожему на устойчивый стройный бамбук.&nbsp;</div><br><div>– Какую мелодию желает услышать Император? – два подростка сидели на траве плечом к плечу. Первым делом Сун Сяо проверил звучание инструмента. Флейта была сделана очень искусно, потому и качество звука было хорошим.&nbsp;</div><br><div>Юй Тан посмотрел на пару тонких белоснежных рук, держащих зелёную флейту, и на долю секунды почувствовал себя так, словно вернулся в императорский дворец на тысячу лет назад.</div><br><div>***</div><br><div>– Ваше Величество вызвал этого слугу в Императорский сад*, но я не знаю… – опустив взгляд, тихо произнёс облачённый в официальную одежду заместитель министра, стоя перед цветами бегонии в императорском саду.&nbsp;</div><br><div>(* Императорский сад находится в Запретном городе)</div><br><div>– Чжэнь слышал, что его дорогой* министр искусен в игре на флейте. Чжэнь получил сегодня нефритовую флейту, но не умеет на ней играть, и поэтому хочет преподнести её в подарок своему дорогому министру, – Юй Цзиньтан вложил в ладони Сун Сяо нефритовую флейту, и их руки на мгновение соприкоснулись.</div><br><div>(* император действительно мог обращаться к своим чиновникам в такой манере)</div><br><div>Юй Цзиньтан убрал руку и спрятал её в рукав. Безмолвно глядя на пару тонких белоснежных рук, он задумался об ощущении недавнего прикосновения и медленно дотронулся до кончиков своих пальцев.&nbsp;</div><br><div>***</div><br><div>Сун Сяо повернул голову и, глядя на Юй Тана, который, погрузившись в мысли, смотрел на его руки, тоже невольно вспомнил былые времена.&nbsp;</div><br><div>Он не смог сдержать улыбку, но в то же время его сердце наполнилось печалью.</div><br><div><em>Ведь в те годы император просто хотел держать меня за руку, однако обстановка той исторический эпохи вынуждала его подавлять и сдерживать свое желание, довольствуясь лишь кратким прикосновением в момент, когда он передавал свой дар.&nbsp;</em></div><br><div>Поднеся флейту к губам, Сун Сяо глубоко вздохнул и постепенно начал выдыхать.</div><br><div>Раздался мрачный протяжный звук, который перенёс двух человек во времена тысячелетней давности. Это была та самая мелодия, которую Сун Сяо играл тогда в императорском саду.</div><br><div>Бесконечная, трагичная и беспокойная, это была «Бегония* под луной».&nbsp;</div><br><div>(* в слове «бегония» есть иероглиф «тан», тот же самый, что и в имени Юй Тана)</div><br><div>«Император подобен бегонии под луной, безотрадный и величественный в лунном свете. Эта мелодия для императора, не способного ни обуздать свою любовную тоску, ни избавиться от тревоги».&nbsp;</div><br><div>Рука Юй Тана резко сжалась в кулак от узнавания. В былые времена он был озабочен лишь тем, чтобы смотреть на Сун Сяо, и не смог оценить очарования этой мелодии. Ещё до того, как они поженились, Юй Тан, листая дневник Сун Сяо, случайно наткнулся на эту короткую фразу*, которая была единственным доказательством чувств Сун Сяо к нему.&nbsp;</div><br><div>(* это лирика – строки, написанные на мелодию)</div><br><div>Это позволило Юй Цзиньтану, тайно радуясь и не спрашивая согласия Сун Сяо, издать императорский указ, вынуждающий молодого чиновника выйти за него.</div><br><div>Мелодия закончилась. Сун Сяо медленно убрал флейту и сразу же посмотрел на Юй Тана.</div><br><div>– Сыграв эту песню для Чжэня… Что ты хочешь сказать? – Юй Тан сделал вид, что не понимает смысла услышанного и наклонился ближе к Сун Сяо.</div><br><div>Юноша поджал губы.</div><br><div>– Ни… Ничего… Этому слуге просто нравится эта мелодия.</div><br><div>– «Император подобен бегонии под луной…» – Юй Тан приблизился к уху Сун Сяо и тихо процитировал эту короткую фразу.</div><br><div>Уши Сун Сяо, которые только что остыли, вмиг зарделись снова.&nbsp;</div><br><div>– Ты… Как ты мог тайно прочитать мой дневник?</div><br><div>– Под небесами нет ничего, что не принадлежало бы императору. Ты принадлежишь Чжэню и, конечно же, твой дневник тоже принадлежит Чжэню, – бесстыдно сказал Юй Тан, медленно привлекая к себе Сун Сяо за плечи. – Цзюньчжу, тогда я тебе тоже нравился, верно?</div><br><div>Сун Сяо опустил глаза и ничего не сказал.</div><br><div>Увидев это, Юй Тан снова занервничал.&nbsp;</div><br><div><em>В прошлой жизни Сун Сяо действительно испытывал ко мне чувства, но между нами лежало слишком много преград в виде людей и обстоятельств. Кроме того, перед смертью я своевольно приказал Сун Сяо последовать за собой в могилу. Даже если он по-прежнему любит меня, в его сердце неизбежно осталась незаживающая рана.&nbsp;</em></div><br><div>– Небеса действительно были милостивы ко мне, позволив встретить тебя ещё раз. В прошлом…&nbsp; – с грустью вздохнув, Юй Тан решительно выпалил, – в прошлой жизни мы не смогли дожить до седых лет, но в этой жизни я обязательно буду хорошо к тебе относиться. Ты…</div><br><div>Сун Сяо поднял голову и, глядя на императора, который говорил немного бессвязно, не мог не прищурить глаза от улыбки.</div><br><div>– Да.</div><br><div>– Да? – Юй Тан всё ещё вспоминал признание, написанное в дневнике, но прежде чем он успел что-либо сказать, Сун Сяо ответил согласием. &nbsp;</div><br><div>Несколько озадаченный Его Величество Император смотрел на своего возлюбленного широко распахнутыми глазами. Смотря в улыбающиеся глаза Сун Сяо, он вновь позабыл обо всём и медленно приблизился, желая лишь крепко его поцеловать.&nbsp;</div><br><div>Сун Сяо с улыбкой потянулся к нему навстречу.&nbsp;</div><br><div>– Что это вы там делаете?! – волнительную атмосферу внезапно нарушил разъярённый голос.</div><br><div>– Ах! – из павильона неподалеку с криками выбежала какая-то парочка. Завуч погнался за ними, и свет от фонаря в его руке осветил фигуры людей на склоне.</div><br><div>– Кто там? Идите сюда! – заорал завуч. Сразу после окончания экзаменов руководство школы приняло решение провести внезапную вечернюю “облаву”, чтобы поймать не вернувшихся в свои общежития учеников. Тех подвергнут публичному порицанию и запишут в специальный список, а их родители будут вызваны в школу.</div><br><div>Юй Тан резко вскочил и побежал, потянув за собой Сун Сяо.&nbsp;</div><br><div>В это время по всему школьному кампусу бегали влюблённые парочки. Согласно школьным правилам, никому не разрешалось встречаться: пойманных на свиданиях ожидал выговор и звонок родителям, а учеников из обычных классов так и вовсе могли исключить из школы. Визги учениц и крики учителей заполнили всё спортивное поле. &nbsp;</div><br><div>Как специалист по укрытиям, Дугу Ань знал все потайные уголки на территории школы. Ведя за собой по маленькой дорожке влюблённых императора и императрицу, он сделал по пути семь-восемь поворотов, а затем свернул во двор жилого здания и нырнул в переулок. Тот представлял собой чрезвычайно узкую щель между двумя зданиями и был настолько тёмным, что обычный человек даже не заметил бы его.</div><br><div>Юй Тан обнял Сун Сяо, и они вдвоём втиснулись в узкий переулок.</div><br><div>– Туда, я видел, как они побежали туда! – чтобы догнать одну стремительно убегающую парочку, завуч даже сел на мопед.</div><br><div>Послышался звук шагов, и Юй Тан закрыл Сун Сяо своим телом; промелькнул свет фонаря, но их так и не обнаружили.</div><br><div>Сун Сяо был зажат между стеной и Юй Таном так, что его лицо уткнулось тому прямо в грудь. Поэтому молодому человеку пришлось приложить усилие, чтобы поднять голову. Встретившись взглядами, они не смогли удержаться от смеха.&nbsp;</div><br><div>Они оба были мальчиками, так почему же они убежали? Даже если бы их поймали, то подумали бы, что они просто развлекались и поэтому поздно возвращались в общежитие, а вовсе не то, что они были влюблённой парочкой!</div><br><div>Они всё смеялись и смеялись, прежде чем Юй Тан вдруг опустил голову и накрыл губы Сун Сяо своими.</div><br><div>Как только их губы соприкоснулись, им уже было трудно остановиться. Они целовались так страстно, словно желая съесть друг друга. Это было совершенно не похоже на те несколько раз, когда они останавливались в своих ласках, едва начав. Нежный поцелуй постепенно углублялся, и двое сливались в одно целое, не способные расстаться друг с другом. &nbsp;</div><br><div>На второй день после окончания промежуточных экзаменов начинались каникулы. Утром школьники поспешно разъехались по домам, и только двое горячо влюблённых всё никак не хотели расставаться. Юй Тан медленно проводил Сун Сяо до ворот жилого комплекса, и там они снова остановились, чтобы поговорить ещё немного. Как раз в этот момент они случайно встретили Сун Цзычэна, который только что вернулся после сверхурочной ночной работы.</div><br><div>– Вы двое, наверное, ещё не завтракали? – Сун Цзычэн посмотрел на часы. – Сяо Тан, зайди позавтракай у нас перед уходом, иначе к тому времени, когда вернёшься домой, ты будешь сильно голоден.</div><br><div>Сун Сяо нахмурился и собирался было возразить, но Юй Тан вдруг согласился:</div><br><div>– Хорошо, извините за беспокойство.</div><br><div>Пока Сун Цзычэн шёл впереди, Юй Тан сзади тайком взял Сун Сяо за руку. Тот попытался высвободиться, но безуспешно – хватка этого парня была чертовски крепкой.</div><br><div>– Мой папа сейчас заметит! – тихо предупредил его Сун Сяо.</div><br><div>– Если он увидит, то мы сразу же перейдём к брачному предложению, – прошептал Юй Тан рядом с ухом Сун Сяо.</div><br><div>Сун Цзычэн не спал всю ночь и пребывал в не очень хорошем настроении. Тем не менее он настоял на том, чтобы позавтракать вместе с двумя детьми, прежде чем, наконец, поднялся наверх спать.</div><br><div>Юй Тан последовал за Сун Сяо в его комнату и оглядел «покои» своей императрицы. Некоторое время они играли в игры, а затем тётя Чэнь позвала их в гостиную поесть фруктов.&nbsp;</div><br><div>По телевизору сейчас показывали новости из сферы развлечений, и глаза тёти Чэнь были прикованы к экрану.</div><br><div>«Несколько дней назад Чжо Цзинцзин сделала сенсационное заявление о том, что “Xinghai Entertainment” хочет на время приостановить сотрудничество с ней. Из-за этого множество сочувствующих фанатов обвинило “Xinghai Entertainment” в излишне строгом обращении со своими артистами. Компания никак не подтвердила и не опровергла данную информацию, и только вчера мы получили официальное заявление. Подробности в репортаже».&nbsp;</div><br><div>Это была развлекательная новостная программа с довольно высокими рейтингами, которая транслировалась только в дневное время в субботу и вечером в воскресенье, так что можно сказать эта передача была ведущей в индустрии развлечений.&nbsp;</div><br><div>«Вплоть до пресс-конференции, руководство компании не планировало приостановку деятельности мисс Чжо, – спокойно заявил перед камерами представитель “Xinghai Entertainment”. – Перерыв в работе мисс Чжо был вызван её словами о беременности и потребности в отдыхе, после которых она добровольно вызвалась присоединиться к рекламной компании фильма…»</div><br><div>После взрыва кассовых сборов “Розовой зимы” компания “Xinghai Entertainment” наконец пошла в контратаку. Во-первых, они передали из якобы анонимного источника для публикации в СМИ и сетевых изданиях информацию, что Чжо Цзинцзин использовала свою беременность, чтобы попытаться устроить скандал с руководителем компании и обманом заставить его жениться на ней.</div><br><div>Чжо Цзинцзин ранее утверждала, что беременна и готовится выйти замуж за господина Сун. После сравнения этого заявления с её слезливыми жалобами, стало понятно, что она сознательно избегала вопросов о своей беременности, ограничившись словами о том, что компания намеренно притесняет её.</div><br><div>Когда общественность вдруг осознала это, “Xinghai Entertainment” сделало официальное заявление с подтверждением, что они не собирались замораживать карьеру Чжо Цзинцзин, и что всё это было лишь фарсом, поставленным и разыгранным самой актрисой.</div><br><div>– Почему она так поступила? – Сун Сяо нахмурился.&nbsp;</div><br><div><em>Какая польза ей от клеветы на своего начальника и компанию?&nbsp;</em></div><br><div>Юй Тан злорадно усмехнулся.&nbsp;</div><br><div><em>Почему? Просто Чжо Цзинцзин почувствовала, что больше не может сотрудничать с “Xinghai Entertainment”, и захотела сменить кормушку*. Но Юй Дань не такой надёжный, как Сун Цзычэн, так что Чжо Цзинцзин сделала не самый удачный выбор.&nbsp;</em></div><br><div>(*обр. менять работу, переходить на другое место работы)</div><br><div>Сун Цзычэн вчера всю ночь работал сверхурочно именно для того, чтобы проверить проект отдела по связям с общественностью.&nbsp;</div><br><div>На этот раз Чжо Цзинцзин окончательно разозлила его. Теперь он хотел не просто "заморозить" её – он хотел получить достаточно прибыли, а затем уничтожить её!</div><br><div>Один камень поднял тысячу волн, и после заявления “Xinghai Entertainment” общественность снова была сбита с толку. С какой целью Чжо Цзинцзин сделала всё это?&nbsp;</div><br><div>Вскоре в интернете распространилась инсайдерская информация о том, что Чжо Цзинцзин действительно была беременна, но ребёнка больше нет.&nbsp;</div><br><div>[ В тот день я была в роддоме "Dayu" и увидела со спины знакомую фигуру. Теперь, думая об этом, я понимаю, что это определённо была Чжо Цзинцзин! ]</div><br><div>[ Чжо Цзинцзин уже привыкла делать аборты, и все в индустрии развлечений знают об этом. Иначе, как вы, ребята, думаете, каким образом актриса из массовки за три года смогла стать популярной хуадань*? ]&nbsp;</div><br><div>(*хуадань - амплуа актрисы, хорошая хороша в роли молодой и горячей кокетки. В современную индустрию развлечений это понятие пришло из традиционной китайской оперы.)</div><br><div>[ Комментатору выше: Пожалуйста, расскажите всё! ]</div><br><div>[ Комментатору выше: Вы, похоже, инсайдер круга развлечений! Пожалуйста, расскажите всё! ]</div><br><div>Военно-морской флот* продвигал эту информацию в социальных сетях и в прессе, чтобы предать огласке это дело.&nbsp;</div><br><div>(* люди, оставляющие заказные комментарии за деньги)</div><br><div>Из-за привычных абортов Чжо Цзинцзин не смогла вынудить Сун Цзычэна жениться на ней и решила вернуться к работе. Теперь, захотев "сменить кормушку", она предала своего изначального работодателя и планировала использовать общественное мнение, чтобы отказаться от выплаты компенсации за нарушение контракта. Такое странное поведение актрисы сразу же стало объектом всеобщей критики.</div><br><div>Что было более важным, так это то, что Чжо Цзинцзин начала свою карьеру с образа невинной и чистой девушки. Внезапного появления информации о привычных абортах уже было достаточно, чтобы разрушить её имидж, даже без явных доказательств.&nbsp;</div><br><div>Что касается родильного дома “Dayu”, о котором в последние дни упоминалось множество раз, то он воспользовался случаем ненавязчиво прорекламировать себя, участвуя в обсуждениях горячих тем на различных форумах.</div><br><div>[ Ван цзэ, что мне делать, если у меня незапланированная беременность? Ничего страшного, родильный дом "Dayu" – твой верный помощник. Сегодня сделаем операцию, и уже завтра сможешь пойти на работу! ]</div><br><div>В настоящее время в интернете были популярны обращения "гэ" и "цзэ". Например, "Лапша быстрого приготовления гэ", "Одиночество гэ", "Императрица цзэ" и так далее.&nbsp;</div><br><div>( *гэ - старший брат, цзе - старшая сестра)</div><br><div>Чжо Цзинцзин тоже получила прозвище “Ван цзэ”. &nbsp;</div><br><div></div>