Ruvers
RV
vk.com
image

Хватит меня беспокоить, император

Возрождение

Реферальная ссылка на главу
<div>Тонкие пальцы задержались на строчке «Император и императрица были похоронены вместе в Мавзолее Чжао». Сун Сяо тихо вздохнул, закрыл книгу и нажал кнопку у изголовья кровати.<br><br></div><div>Вместе с громким звоном в комнату ворвалась пухленькая медсестра в светло-розовом платье и спросила:&nbsp;<br><br></div><div>– Ты готов вытащить иглу?<br><br></div><div>– Да, – Сун Сяо кивнул головой и поднял левую руку, в которой была воткнута игла капельницы, – прости, что беспокою тебя, цзецзе*. (*старшая сестренка).<br><br></div><div>– Ах, ах!! Не нужно быть таким вежливым! – от вида нежного и красивого молодого человека, называющего ее старшей сестрой своим приятным голосом, ее сердце растаяло, словно пломбир на солнце.<br><br></div><div>Медсестра улыбнулась так широко, что ее глаз даже не было видно. Она умело размотала медицинскую ленту и одной рукой прижала ватный тампон к месту вкола, а другой быстро вытащила иглу, после чего велела молодому человеку прижать ватку к маленькой ранке.<br><br></div><div>Сун Сяо нажал на место, откуда только что извлекли иглу, и благодарно кивнул девушке. Ожидая, когда его рука перестанет кровоточить, он взял книгу по истории с тумбочки возле кровати и начал читать снова.<br><br></div><div>– Этот молодой господин семьи Сун отличается от того, что болтают в новостях! – с этими словами пухленькую медсестру с улыбкой на лице отвела в сторонку ее коллега, кивнув подбородком в сторону юноши, тихо читающего в больничной палате.<br><br></div><div>– Айя, как ты можешь верить этим таблоидам? В прошлом году кто-то даже распространил слух, что в нашей больнице при переливании крови пациенту с группой крови AB вводили кровь группы А в левую руку и кровь группы B в правую! – пухленькая медсестра скривила губы, повернулась в сторону молодого человека в палате и двумя руками сделала «сердечко». - Как такой хрупкий молодой человек мог ввязаться в драку? Над ним, наверняка, кто-то издевался...<br><br></div><div>Услышав слова девушки, ее коллега вздрогнула и потерла руки, чтобы избавиться от мурашек, после чего она отправилась проверить температуру пациента в соседней комнате.<br><br></div><div>После того, как медсестра ушла, Сун Сяо потер место между бровями. Снова он услышал слово, которое не понял.<br><br></div><div><em>Что вообще такое этот "таблоид"?<br></em><br></div><div>Прошло уже несколько дней с момента его пробуждения, и он все еще был сбит с толку всем происходящим вокруг. Он перерезал себе горло, ожидая увидеть желтые истоки (*загробный мир), когда откроет глаза.&nbsp;<br><br></div><div>Он был готов отправиться на мост Найхэ (* "мост беспомощности", который должна пересечь каждая душа перед входом в преисподнюю), чтобы найти Юй Цзинь Тана, но он никогда не ожидал, что дорога в загробный мир на самом деле окажется маленькой, белой и квадратной комнатой. Открыв глаза, он увидел человека в белом одеянии, держащего гибкую веревку с круглым металлическим наконечником, раскачивающимся перед его глазами.<br><br></div><div>– Могу ли я спросить, уважаемый, вы – Бай Учан? (*белый дух, забирающий души в загробный мир) – Сун Сяо медленно сел и торжественно поприветствовал человека перед ним, думая, что та мягкая веревка была веревкой, которая используется, чтобы связать души.<br><br></div><div>"Бай Учан" казался шокированным словами Сун Сяо. Зависнув на некоторое время, он положил круглый металлический наконечник "веревки души" на грудь юноши и убрал его через некоторое время. Затем он с недоумением посмотрел в его глаза и коснулся головы, спрашивая:&nbsp;<br><br></div><div>– У тебя болит голова?<br><br></div><div>Теперь настала очередь Сун Сяо быть ошеломленным. Руки этого человека были теплыми, и он мог понять его речь, несмотря на очень странный акцент. Он неловко оглянулся вокруг – мужчины были коротко подстрижены, а женщины были одеты очень странно.<br><br></div><div><em>Может быть, я не умер, а вместо этого попал на чужую землю?<br></em><br></div><div>– Это место...? – Сун Сяо не осмеливался говорить больше, испугавшись, что эти люди заметят отличия в его речи. В конце концов, люди обычно очень враждебно относятся к чужакам.<br><br></div><div>– Это третья народная больница. Ты пробыл в коме 3 дня, у тебя что-нибудь болит? – тепло расспрашивал его человек в белом халате.<br><br></div><div><em>В больнице? Похоже, этот человек на самом деле лекарь.<br></em><br></div><div>– Мы слышали, что он очнулся, и пришли сюда, чтобы записать его показания, – пока доктор говорил, в палату зашли еще два молодых человека в странных маленьких халатах синего цвета с короткими рукавами, держащих в руках палочки и листы бумаги. – Сун Сяо, ты знаешь, кто тебя ударил?<br><br></div><div>Сун Сяо слегка нахмурился.&nbsp;<br><br></div><div><em>О чем говорят эти люди?<br></em><br></div><div>– Пациент только что пришел в сознание. Неужели вы не можете вернуться в другой день? – хотя врач и был недоволен, он все же не стал выгонять этих двух людей.<br><br></div><div>Вместо этого он повернулся к Сун Сяо и спросил:&nbsp;<br><br></div><div>– Ты помнишь, что произошло до того, как ты потерял сознание?<br><br></div><div>Сун Сяо покачал головой. Он использовал лезвие Мо Е, чтобы перерезать себе горло и определенно умер тогда. Тем не менее, его нынешняя ситуация была очень необычной, и он не мог просто ответить, хорошенько не обдумав ее.<br><br></div><div>Гораздо позже он узнал, что два человека в синем одеянии были полицейскими, которые являлись эквивалентами судебных чиновников, ответственных за поимку преступников.<br><br></div><div>После того, как врач и офицеры тщательно допрашивали его в течение некоторого времени, они пришли к очень шокирующему выводу – Сун Сяо потерял память. Он не мог вспомнить где живет, кто его родители, не говоря уже о том человеке, который нанёс ему тот удар.&nbsp;<br><br></div><div>Все, что он помнил, было его собственным именем.<br><br></div><div>– Ах, бедное дитя! – тетя Чэнь (*не родная тетя, просто женщина средних лет), которая была нанята семьей для заботы о Сун Сяо, обняла подростка и разрыдалась.<br><br></div><div>Сун Сяо молча наблюдал за своим окружением в течении нескольких дней, не произнося ни единого слова. Он попросил тетю Чэнь купить ему несколько книг для чтения и постепенно осознал невероятный факт.<br><br></div><div><em>Великая Империя Юй пала почти тысячу лет назад, и сейчас 21-й век!<br></em><br></div><div>Стоя перед зеркалом в туалете, он смотрел на отражение молодого человека, который выглядел в точности как он сам, когда ему было шестнадцать или семнадцать лет. Единственная разница была в том, что его нынешнее лицо было намного бледнее, а он сам не выглядел настолько энергичным, как в тот год, когда стал Чжуан Юанем.<br><br></div><div>Этого подростка также звали Сун Сяо, и в этом году ему только исполнилось 16 лет. Мать его умерла очень давно, и единственной семьей, которая осталась у этого ребенка, был отец.<br><br></div><div>– Чем занимается моя семья? – Сун Сяо предположил, что не пил суп Мэнпо (*суп забвения) перед реинкарнацией, но по какой-то причине он не мог вспомнить события прошлых 16 лет здесь. Поэтому он решил, что Юй Цзинь Тан, возможно, тоже перевоплотился.<br><br></div><div>Но в настоящее время больше всего его беспокоил вопрос семейного происхождения, потому что со статусом дворянина он мог бы снова участвовать в императорском экзамене.&nbsp;<br><br></div><div><em>Если я стану чиновником, то у меня будет больше возможностей найти того, кого я хотел бы увидеть снова.<br></em><br></div><div>– Твой отец управляет агентством развлечений, – тетя Чэнь достала фрукты, которые только что купила, и начала чистить для него яблоко.<br><br></div><div>– А чем занимается агентство развлечений? – Сун Сяо слегка нахмурился.&nbsp;<br><br></div><div><em>Похоже, это как-то связано с торговцами.&nbsp;<br></em><br></div><div><em>Хотя социальное положение торговца не слишком хорошее, по крайней мере, я все еще смогу учиться.<br></em><br></div><div>– О, они нанимают группу симпатичных молодых людей, которые поют, танцуют и играют, чтобы заработать деньги, – с улыбкой сказала тётя Чэнь. Она много лет работала экономкой в доме Сун и заботилась о Сун Сяо с самого детства.&nbsp;<br><br></div><div><em>Раньше этот ребенок не любил разговаривать с другими людьми и всегда был странным, а господин Сун говорил, что у его сына низкий IQ и какое-то аутистическое расстройство, и просил меня уделять ему больше внимания.&nbsp;<br></em><br></div><div><em>И вот теперь кто-то избил Сун Сяо и ударил по голове. Но несмотря на то, что у него нет воспоминаний о прошлом, он стал выглядеть более сообразительным и разговорчивым. Так что, наверное, все даже к лучшему.<br></em><br></div><div>Сердце Сун Сяо колотилось.&nbsp;<br><br></div><div>Слушая слова тёти Чэнь в течении последних нескольких дней, он поначалу решил, что его семья была довольно богатой и знатной, но для него стало полной неожиданностью, что на самом деле его отец владел театральной труппой!<br><br></div><div><em>У актеров очень низкий ранг в обществе, и если мой отец родился от актера, это значит, что у меня не будет возможности принять участие в императорском экзамене!<br></em><br></div><div>Сун Сяо тяжело вздохнул и удрученно поднял новую книгу, которую тетя Чэнь купила ему для чтения.&nbsp;<br><br></div><div><em>Слова в этой книге такие странные – в каждом символе всего несколько штрихов. Это похоже на какие-то дикие каракули, но хорошо, что я всё ещё могу понять большинство из них.<br></em><br></div><div>– Сун Сяо! – из-за двери донесся громкий и ясный голос. Сун Сяо повернул голову и увидел очень красивого юношу примерно своего возраста, заглянувшего в палату. Увидев, что никого постороннего нет, тот поспешно вошел внутрь, закрыл дверь и снял солнцезащитные очки.<br><br></div><div>– Вы*... – от природы одаренный необыкновенной памятью Сун Сяо прочитал тысячи книг с тех пор, как он был ребенком. За последние дни он уже освоил интонацию и диалект, которые использовали современные люди, вот только он до сих пор не совсем привык к употреблению некоторых слов. (* использует устаревшее вежливое обращение)<br><br></div><div>– Это же я, Дэвид! Ты действительно не помнишь меня? – колоритный молодой человек в шоке обошел вокруг него и вздохнул, продолжая. – Ты действительно потерял память? Я не поверил, когда твой отец сказал мне об этом!<br><br></div><div>Юноша со странным именем Дэвид снова обошёл его, оглядывая с сочувствием, и начал безостановочно рассказывать о себе. Оказалось, что его настоящее имя было Ли Вэйвэй, а имя Дэвид являлось его сценическим псевдонимом. Он был артистом, работающим в компании семьи Сун Сяо, который начал сниматься в возрасте 8 лет и был ребенком-звездой до мозга костей.<br><br></div><div>Из-за странной личности у Сун Сяо не было друзей с самого детства, поэтому его отец иногда просил единственного ребенка в компании играть с ним. Спустя долгое время Дэвид стал единственным другом Сун Сяо. Конечно, это были только слова Ли Вэйвэя, и их правдивость нуждалась в подтверждении.<br><br></div><div>Сун Сяо спокойно наблюдал за молодым человеком, который с энтузиазмом продолжал болтать. Хотя он одевался как нищий, а его волосы были раскрашены в странные цвета, у Ли Вэйвэя была пара ясных и больших глаз. Пробыв в кругу чиновников столько лет, Сун Сяо и сейчас всё ещё обладал способностью читать людей. Он мог чувствовать дружелюбие от юноши сквозь его многословную речь.&nbsp;<br><br></div><div>– Тебя уже выписали из больницы? Твой отец занят участием в премьере нового фильма и попросил меня прийти вместо него, чтобы забрать тебя, – закатывая глаза, сказал Ли Вэйвэй. – Ради этой старой женщины он смог пренебречь своим собственным сыном. Если бы он не был моим боссом, то я бы уже очернил его в СМИ.<br><br></div><div>– Он даже не навещал тебя в эти дни, не говоря уже о том, чтобы забрать в день выписки, – жалуясь, вторила ему тетя Чэнь, одновременно собирая вещи.<br><br></div><div>Сун Сяо нахмурил брови.&nbsp;<br><br></div><div><em>Кажется, мой отец в этой жизни стал человеком, который балует себя женской красотой.<br></em><br></div><div>Он узнал о фильмах из книг и понял, что это была современная разновидность пьесы, где играли актеры.<br><br></div><div>Другими словами, у его отца в любовницах была актриса, и чтобы поддержать выход ее нового фильма, он без колебаний проигнорировал своего тяжело раненого сына.<br><br></div><div>– Сыновья не должны осуждать отцов за ошибки. У него должны быть свои причины, чтобы не появиться сегодня, – выходя из туалета после переодевания, Сун Сяо услышал, что эти двое продолжают ругать его отца, перечисляя его проступки, и заговорил, пытаясь остановить их.<br><br></div><div>Сун Цзычэн, который не спеша прибыл в больницу после премьеры, случайно услышал эту фразу и в шоке замер за дверью.<br><br></div><div><strong>{ Маленький театр }<br></strong><br></div><div>Рыбка Тан: Императрица, ты сейчас хорошо живешь?<br><br></div><div>Сун Сяо: Не очень хорошо, мой отец – актёр из театральной труппы QAQ<br><br></div><div>Дэвид: Эй, это же развлекательная компания!<br><br></div><div>Рыбка Тан: Не волнуйся, Чжэнь не повернётся к тебе спиной из-за твоего происхождения!<br><br></div><div>Дэвид: А у тебя – пруд для разведения рыбы! Куда тебе поворачиваться!<br><br></div><div>Сун Сяо: Благодарю Ваше Величество за милость!<br><br></div><div>Дэвид: _(:з」∠)_<br><br></div><div>Автор: Кхм, не доверяйте маленькому театру, маленький гун – не продавец рыбы ха-ха-ха!&nbsp;<br><br></div><div>** Юй Тан – "продавец рыбы", потому что иероглифы имени Юй Тана звучат также, как "пруд, где разводят рыбу".&nbsp;<br><br></div><div><br><br></div>