Ruvers
RV
vk.com
image

Хватит меня беспокоить, император

Ты должен сопровождать Чжэня в могилу!

Реферальная ссылка на главу
<div>Зимой седьмого года эпохи Цзин Юань, на третий день октября, шёл сильный снегопад.<br><br></div><div>– Чего вы так боитесь, лекари? Если он не исцелится, то каждый из вас будет заживо похоронен вместе с ним! – голос человека, который все ещё казался довольно юным и незрелым, создавал эхо в покоях императора. Он обернулся и всхлипнул от горя:&nbsp;<br><br></div><div>– Старший брат...<br><br></div><div>На императорской кровати лежал мужчина с плотно закрытыми глазами. Его несравненно красивое лицо теперь было бледным от болезни. Тем не менее, его тело даже в таком состоянии всё ещё излучало неуловимое величественное достоинство, которое требовало уважения.<br><br></div><div>Это был Его Величество Юй Цзинь Тан, император эпохи Цзин Юань.<br><br></div><div>Император Цзин Юань взошёл на трон в возрасте 25 лет и, хотя он правил страной всего 7 лет, Его Величество сделал всё возможное, чтобы принести процветание своей стране.<br><br></div><div>Когда хунны напали в мае этого года, император лично возглавил армию для борьбы против агрессоров и сумел отогнать вражеские войска на 300 ли. Вся страна радостно праздновала его подвиг.&nbsp;<br><br></div><div>Однако в это же время распространилась весть о тяжёлом ранении императора, и армия не могла не вернутся обратно в столицу.<br><br></div><div>В императорских покоях, за пределами зала для государственных церемоний, длинная лестница из драгоценного нефрита казалась серой под облачным небом. Снегопад заметал ступени, но все же никто не взял на себя инициативу почистить их.<br><br></div><div>Вооруженные имперские гвардейцы стояли по бокам лестницы, делая и без того тяжёлую атмосферу еще более мрачной.&nbsp;<br><br></div><div>Великая династия Юй была в самом расцвете сил, но все же случилась такая внезапная катастрофа... Мало того, что младший брат императора горько рыдал на коленях, так даже генерал, который сопровождал императора при возвращении во дворец, не мог сдержать слёзы, скопившиеся в его свирепых глазах.<br><br></div><div>У императора не было сыновей, и он заранее назначил своего младшего брата своим наследником и преемником. Тем не менее, младший брат императора был всё ещё молод, и все боялись, что если Его Величество не пойдет на поправку, то величие династии Юй может пошатнуться.&nbsp;<br><br></div><div>По этой причине генерал не мог удержаться от того, чтобы не плюнуть в человека, который был привязан к колонне, увитой драконами, перед императорской комнатой. Однако даже после этого его гнев не утих, и мужчина занес руку для удара.<br><br></div><div>– Учёный скорее умрёт, чем будет унижен. Я, Чжан Сяожэнь, искренне предан нашей стране. Зная это, ты поднимаешь свой кулак против меня?!<br><br></div><div>Пленник, привязанный к драконьей колонне, был одет в придворное платье гражданского чиновника. Даже взгляда на замысловатый узор на ткани было достаточно, чтобы сказать, что его одеяние было очень высокого качества. Мужчине было около 40 лет и, не смотря на свое положение, он держал подбородок высоко и непреклонно.<br><br></div><div>– Предан своей стране? Ты вступил в заговор с хуннами и пытался убить императора! – с налитыми кровью глазами генерал ударил Чжан Сяожэня в лицо, стирая с него это честное и гордое выражение.<br><br></div><div>– П-ха, – пленник выплюнул кровь, заполнившую его рот. – Император был слишком упрям и своенравен. Он захотел сделать какого-то мужчинку своей императрицей – это противоречит небесному порядку! Я сделал это для нашего народа, для нашей страны, для... &nbsp;<br><br></div><div>Прежде, чем он успел закончить свои слова, генерал ударил его в солнечное сплетение.<br><br></div><div>Лязгающий звук доспехов распространился по округе, привлекая внимание генерала, потерявшегося в печали и гневе. Он ошеломлённо поднял голову, чтобы посмотреть на источник звука.<br><br></div><div>Вооруженные имперские гвардейцы, стоявшие по обе стороны лестницы, опустились на колени один за другим. У подножья нефритовой лестницы стоял человек в желтой мантии с широкими рукавами, расшитой изображением феникса. Под взглядом генерала, мужчина начал медленно подниматься вверх.<br><br></div><div>Он был молод и элегантен, обладал ясными чертами лица и телом, похожим на высокий и тонкий бамбук. Даже серый цвет пасмурного неба, что ложился на его бледное утонченное лицо, не мог скрыть такой красоты.<br><br></div><div>– Выражаю почтение Его Величеству! – генерал немедленно опустился на колени в знак приветствия, в то время как Чжан Сяожэнь рядом с ним скривил рот и презрительно фыркнул.<br><br></div><div>Прибывший человек был первым мужчиной-императрицей в истории с момента основания Великой Империи Юй – Сун Сяо.<br><br></div><div>Он сдал экзамен в провинциальной государственной службе в возрасте 14 лет и участвовал в столичном экзамене в возрасте 17 лет. Из-за его подавляющего таланта в столь юном возрасте он получил титул Чжуан Юань (*дарованный тому, кто занял первое место на императорском экзамене) и был замечен предыдущим императором. К двадцати годам он уже стал заместителем министра в министерстве доходов.<br><br></div><div>У него было безграничное будущее, и даже всегда холодный Чжан Сяожэнь признавал его талант. Вот только два года назад внезапный императорский указ превратил заместителя министра в императрицу...<br><br></div><div>Его Величество Императрица не обратил никакого внимания на неуважительное отношение Чжан Сяожэня, и, в отличие от обычного, даже не ответил на приветствие генерала. Вместо этого он продолжил идти уверенными шагами, входя в императорскую палату.<br><br></div><div>Комната была наполнена запахом лекарств. Тринадцать императорских врачей молча стояли на коленях, уткнувшись лбами в пол. Младший брат императора, одетый в абрикосово-желтые цвета наследного принца, стоял на коленях рядом с драконьей кроватью, уткнувшись головой в одеяло, а потому выражение его лица не было видно никому из присутствующих.<br><br></div><div>Костлявая рука медленно высунулась из-под ярко-желтого парчового покрывала и потрепала младшего брата по голове.<br><br></div><div>– Ты запомнил? – заговорил низкий, глубокий и приятный голос, в котором не было ни капли слабости.<br><br></div><div>– Вуу.... – младший брат поднял голову и кивнул старшему. Почувствовав чьё-то присутствие позади себя, он медленно повернул голову назад и увидел императрицу, стоявшего рядом с имперскими врачами с лицом, лишенным каких-либо эмоций. Он стоял молча, не говоря ни слова и не двигаясь.<br><br></div><div>Сун Сяо, который в этот момент слушал шёпот главного лекаря, почувствовал на себе пристальный взгляд двух братьев и повернул голову, чтобы посмотреть на них.<br><br></div><div>Хотя лицо его супруга всё ещё было пепельно-серым, оно выглядело чуть лучше, чем раньше. Бледность отступила, и на щеках появился некоторый намёк на цвет. По крайней мере сейчас император выглядел даже более энергичным, чем Сун Сяо с его лицом цвета снега.<br><br></div><div>– ...Старая болезнь Его Величества так и не была излечена, а погода на северной границе очень холодная. Не говоря уже о том, что стрела умудрилась повредить его сердце. Мы бессильны помочь ему.... – дрожащим голосом сказал глава императорских врачей, опустившись на колени.<br><br></div><div>Сун Сяо слегка поднял руку, заставляя лекаря умолкнуть.<br><br></div><div>– Оставьте нас, Чжэню*... кха, кха-а... есть, что сказать императрице... – император не смог закончить фразу и закашлялся, разбередив рану на груди, и тонкая струйка холодного пота скатилась по его лбу.<br><br></div><div>(*Чжэнь - императорское именование себя в третьем лице)<br><br></div><div>– Старший брат! – наследный принц хотел подбежать, чтобы поддержать его, но был отослан жестом, так что юноше оставалось только выйти вместе с остальными, беспокойно оборачиваясь назад с каждым сделанным шагом.<br><br></div><div>Император откинулся на большую подушку и наблюдал, как Сун Сяо медленно приближался к нему. Сцена перед его глазами начала расплываться, и на мгновение он увидел сияющего юношу в одеждах Чжуан Юаня с гордой улыбкой победителя. В следующее мгновение он увидел Сун Сяо в алом свадебном одеянии феникса. Его глаза были полны паники, но он все еще пытался притворяться спокойным...<br><br></div><div>Когда он закрыл глаза, видения весенних дней на празднике Лу Мин (*для тех, кто успешно сдал императорский экзамен) и красных свечей их свадебной комнаты исчезли. Единственное, что осталось – это нежное, красивое лицо, да спокойные глаза, глядящие на него.<br><br></div><div>– Больно? – Сун Сяо медленно поднял руку и слегка дрожащими пальцами коснулся повязки, пропитанной кровью.<br><br></div><div>Тёплая и сильная рука потянулась вперёд, чтобы крепко сжать ладонь Сун Сяо. После минутного молчания, мужчина внезапно сказал:&nbsp;<br><br></div><div>– Чжэнь написал императорский указ – ты должен сопровождать Чжэня в могилу!<br><br></div><div>Сун Сяо поднял голову, спокойно глядя на него. Глубокие темные глаза императора покраснели, демонстрируя очевидное упрямство в своем жестоком намерении.<br><br></div><div>В тот год, когда ему исполнилось 22 года, на банкете в честь окончания экзамена Юй Цзинь Тан увидел улыбающиеся глаза Сун Сяо и в тот же миг решил жениться на нём.<br><br></div><div>Поскольку это было невозможно осуществить без титула императора, он решил захватить трон. Даже когда все родственники выступали против него, а придворные угрожали ему смертью, называя своевольным, и вызывали внутренние беспорядки во время иностранной агрессии, он пошёл вперёд и подавил вражескую армию, прогнав хуннов.<br><br></div><div>Теперь, когда он был на смертном одре, как он мог отпустить свою любовь, которую с таким трудом заполучил?&nbsp;<br><br></div><div>– Поскольку Ваше Величество желает моей смерти, если я не умру – это будет предательством, – Сун Сяо опустил глаза, не чувствуя ни малейшего удивления от факта, что его супруг хотел, чтобы он последовал за ним даже в смерти. Император всегда был таким человеком – независимо от того, что он делал, он никогда не спрашивал мнение Сун Сяо и просто принимал решение за него.<br><br></div><div>Мужчина слегка нахмурился, крепко сжимая руку Сун Сяо. Острая боль распространилась от его груди, а лицо начало бледнеть, теряя цвет. Пока его сила медленно исчезала вместе с болью, он продолжал упрямо смотреть на своего супруга и хрипло говорил:&nbsp;<br><br></div><div>– Ты – мой, и можешь быть только моим!<br><br></div><div>Из-за крепкого захвата тонкие пальцы побледнели, а на запястье Сун Сяо проступило кольцо синяков фиолетового цвета. Рука императора начала медленно ослабевать и в итоге безжизненно упала на золотые простыни с глухим стуком.<br><br></div><div>Сун Сяо рассеянно схватился за эту неподвижную руку, чувствуя, как удушающее онемение начинает распространяться по всему его телу. Он хрипел в течении нескольких минут, прежде чем постепенно смог восстановить дыхание.<br><br></div><div>Осторожно поправив подушку за спиной императора, чтобы ему было удобнее, мужчина нежно пригладил растрепавшиеся волосы на висках императора.<br><br></div><div>– Юй Цзинь Тан, Вы просто умрёте вот так? – Сун Сяо поднял палец и мягко погладил лицо, которое теперь было очень бледным. – Я только стал императрицей, а Вы даже не выплатили мне жалование за этот год... это же были Ваши слова, что жалование императрицы выше, чем у заместителя министра, вот почему я согласился выйти за Вас замуж.<br><br></div><div>Он снова и снова говорил у кровати, не умолкая ни на минуту. И только осознав, что этот человек никогда больше не сможет ответить ему, Сун Сяо встал, снимая обоюдоострый меч, который висел на стене.<br><br></div><div>Мо Е - имя этого меча, который император случайно нашёл за Великой Стеной. Согласно легендам, если этот древний меч богов поместить в императорскую спальню, то он сможет оградить его от тёмных духов и прочего зла.<br><br></div><div>Звук меча, извлекаемого из ножен, был похож на крик дракона, и свет, отраженный от его острого лезвия, на мгновение ослепил Сун Сяо. Он замахнулся мечом на свою шею.<br><br></div><div>– Невестка, вы не посмеете! – младший брат императора распахнул дверь с громким стуком и бросился как стрела, чтобы выбить оружие из рук Сун Сяо.<br><br></div><div>– Ваше Величество! – генерал, ворвавшийся вместе с ним, тотчас же бросился к императорскому ложу, с громким стуком рухнул на колени и безутешно зарыдал.<br><br></div><div>Главный евнух Цао подал обитую парчой шкатулку, и императорский брат одной рукой отдал шкатулку Сун Сяо, удерживая меч другой.<br><br></div><div>– Невестка, это – императорский указ, – сказал он с красными от слёз глазами. – Вы должны зачитать его вслух.&nbsp;<br><br></div><div>Сун Сяо хотел забрать меч обратно, но младший брат был опытным воином и, определенно, был намного сильнее него. Императрица бросил взгляд на солдат, стоявших на страже снаружи, прежде чем снова посмотреть в решительные глаза младшего брата умершего императора. Этот человек теперь стал новым правителем, и Сун Сяо не мог ослушаться, поэтому ему оставалось только протянуть руки и взять императорский указ в нарядной шкатулке.<br><br></div><div>«Чжэнь взошёл на престол в 25 лет и работал день и ночь на благо страны – ни одно важное дело не осталось незавершённым. За семь лет правления в стране не было ни раздоров, ни проблем в отношениях с другими странами, враги были изгнаны с севера, на нашей земле царил мир и спокойствие. И, все же, Чжэнь чувствует, что подвел небеса и землю, подвёл своих предков...» – Сун Сяо стоял в передней части зала, читая слова императорского указа одно за другим, строчку за строчкой. Это были слова Юй Цзинь Тана, идущие из глубины его сердца.<br><br></div><div>Сотни чиновников стояли на коленях у нефритовой лестницы, прислушиваясь к ясному и сильному голосу императрицы, простираясь ниц и горько плача.&nbsp;<br><br></div><div>«...К сожалению, у Чжэня нет сыновей, и трон переходит к младшему брату Цзинь Линю. Ему 15 лет, и он всё ещё молод и неопытен, поэтому Чжэнь назначает императрицу Сун Сяо принцем Дуань Хуэй, дабы он действовал как регент, чтобы помочь новому императору...» – этот человек снова всё спланировал для него. Что же касается приказа похоронить себя вместе с ним, то, возможно, это было внезапный импульс момента, когда император осознал, что увидел свою императрицу в последний раз.<br><br></div><div>Дочитав, Сун Сяо медленно закрыл императорский указ, поднял обе руки над головой, опустился на колени и передал свиток новому императору.<br><br></div><div>– Невестка, послушайте, старший брат ничего не говорил о том, чтобы вас похоронили заживо вместе с ним! – после прочтения императорского указа, новый император подошёл, чтобы помочь Сун Сяо подняться с земли, глядя на него глазами, полными надежды. Его всё ещё детское круглое лицо было заплаканным.<br><br></div><div>Сун Сяо медленно кивнул:&nbsp;<br><br></div><div>– Я знаю.&nbsp;<br><br></div><div>Он повернулся, чтобы посмотреть на Чжан Сяожэня, который до сих пор был привязан к колонне, увитой драконами.<br><br></div><div>– Ха! Он пошел против воли небес, отклоняясь от естественных отношений между Инь и Ян, как он может быть достойным своих предков! – Чжан Сяожэнь знал, что его смерть не будет легкой в любом случае, поэтому он открыто демонстрировал свою истинную сущность.<br><br></div><div>– Чжан Сяожэнь, скажи мне, что такое верность? Что такое праведность? – тихо спросил Сун Сяо, возвращая меч Мо Е в свои руки. – Ты пренебрёг безопасностью нашей страны, вступил в сговор с иноземным врагом, чтобы убить императора. Это и есть твоя так называемая «верность»? Ты стал причиной смерти мудрого правителя, не считаясь с благополучием граждан, – это ты называешь «праведностью»?&nbsp;<br><br></div><div>Зрачки Чжан Сяожэня расширились, но он всё равно оставил свою шею вытянутой, гордо подняв голову.<br><br></div><div>– Нынешний мир и процветание нашей страны существуют только благодаря его трудолюбию. Единственное, чего Юй Цзинь Тан когда-либо желал, – это провести остаток своей жизни вместе с заместителем министра из министерства доходов. Он так много сделал для мира, так почему же мир не позволил ему быть счастливым ни единого дня?!<br><br></div><div>Говоря всё это, Сун Сяо становился всё более взволнованным, и в итоге он пронзил мечом сердце Чжан Сяожэня. Юй Цзинь Тан был великим императором, решительным в войне и справедливым в жизни. Сказать, что он был лучшим императором эпохи, не было бы неуместным. Он был достоин этой чести!<br><br></div><div>Брызнула кровь, новый император не мог удержаться и закрыл глаза. Когда он снова открыл их, то увидел, как Сун Сяо уже вытащил обоюдоострый меч из груди предателя и плавно полоснул себе по шее его лезвием.<br><br></div><div>– Невестка! – в этот раз новый император не успел остановить его, и свежая кровь уже окрасила желтую мантию феникса в алый цвет.<br><br></div><div>Сун Сяо смотрел на тусклое облачное небо, медленно моргая.&nbsp;<br><br></div><div><em>Первый император великой династии Юй должен быть похоронен вместе со своей императрицей. В противном случае, когда он отправится в загробный мир и встретится с предыдущим императором, необщительный Юй Цзинь Тан, наверняка, будет снова избит своим отцом.<br></em><br></div><div>Зимой седьмого года эпохи Цзин Юань, на третий день октября, шел сильный снегопад.&nbsp;<br><br></div><div>Его Величество Император Юй Цзинь Тан скончался. Его Величество Императрица Сун Сяо скончался вскоре после этого и был похоронен вместе с ним..<br><br></div><div><strong>Автору есть, что сказать:&nbsp;<br></strong><br></div><div>Автор: Первым появляется гун*. (* он же верх, 1, актив))<br><br></div><div>Младший братишка: Это я??<br><br></div><div>Рыбка* Тан: Проваливай! В прошлой и в этой жизни, с древних времён и до настоящего времени, Чжэнь всегда был гуном! Единственный подходящий вариант!&nbsp;<br><br></div><div>*Автор называет Юй Тана - рыбкой Тан, потому что Юй в его имени звучит также, как слово рыба.<br><br></div><div><br><br></div>