Ruvers
RV
vk.com
image

Генерал любит собирать маленькие красные цветы

Запах совершенно изменился

<div>Глава 25. Запах совершенно изменился<br><br><br>Мгновение спустя Сюй Яо уже назначил кого-то принести ведро с водой и кинул в него рыбу, а затем отправил этого человека выбросить ее в море. Затем он легко запрыгнул в палату через окно и вытащил две дезинфицирующие салфетки из коробки в верхней части аптечного шкафа.<br><br>Он медленно вытер руки и не произнес ни слова, но мощного давления, исходящего от него, было достаточно, чтобы напугать Лэ Яо. <br><br>В панике Ле Яо легко делал глупые вещи, поэтому он «покашлял», чтобы набраться смелости, глядя в воздух, он громко сказал: <br>– Братья! Позвольте представить вам моего мужа. Это выдающийся генерал, Сюй Яо! – сказав это, он, казалось, испугался, что Сюй Яо не поверит, и сказал, глядя на него. – Генерал, сегодня хороший день. Мои сто мертвых братьев пришли посмотреть, как у меня дела. Хотя ты не можешь видеть их сейчас, тебе не нужно сожалеть. Через два дня, 30-го, я могу благословить свою кисть. Тогда я открою тебе зрение и покажу, как они выглядят.<br><br>Цзи Фэнюй, которого назвали «сотней братьев», но который действовал в одиночку: «……»<br><br>Сюй Яо усмехнулся: <br>– Кроме Цзи Фэнюй, откуда здесь взялись сто братьев? <br><br>Черт побери! Как ты это узнал?<br><br>Лэ Яо был настолько ошеломлен, что едва не выпалил это. На мгновение он даже засомневался, не может ли Сюй Яо видеть дух напрямую. Но когда Цзи Фэнюй перешел на другую сторону, он обнаружил, что Сюй Яо не последовал за ним взглядом.<br><br>В это время Сюй Яо сунул руки в карманы, на мгновение склонил голову, посмотрев на Тан Е в асептической кабине, и сказал: <br>– Господин Цзи, хотя я тебя сейчас не вижу, ты друг Лэ Яо. Естественно, ты и мой друг тоже. Если в будущем тебе что-то понадобится, а Лэ Яо не сможет помочь, ты можешь обратиться ко мне. Думаю, у тебя должен быть способ дать мне знать.<br><br>Цзи Фэнюй удивленно посмотрел на Сюй Яо. Мгновение спустя он «вытащил» салфетки из коробки и написал на стерильной переборке: «Спасибо». <br><br>Лэ Яо был так зол, что закричал: <br>– Эй! Чей ты брат?<br><br>Цзи Фэнюй беспомощно сказал: <br>– Лэ Яо, думаю, тебе лучше отдохнуть. Как ты хочешь бороться с ним своим IQ? Поторопись, зажги мне ладан, мне нужно съесть достаточно и вернуться. Я не хочу находиться здесь больше.<br><br>Лэ Яо: «……»<br><br>Он неохотно зажег ладан перед Цзи Фэнюй, затем на мгновение поколебался извиняться перед Сюй Яо или нет, и, наконец, медленно сказал: <br>– Хм, генерал, можешь ли ты отпустить меня на этот раз? <br><br>– Хм? Почему я должен?<br><br>– Почему бы и нет? Ты только что смотрел на меня как торговец людьми, который собирается меня продать!<br><br>Сюй Яо обернулся, поднял брови и взглянул на Лэ Яо: <br>– Как это возможно? Разве я такой человек?<br><br>Не такой? Почему эти слова звучат так знакомо? <br><br>Лэ Яо не мог не сделать шаг назад: <br>– В любом случае, я прошу тебя не пугать меня, или я не смогу помочь Тан Е, если не сумею сосредоточиться. Ты должен пообещать мне, что не будешь издеваться надо мной или наказывать меня за то, что я сейчас сделал, чтобы я мог помочь ему, хорошо?<br><br>Сюй Яо радостно сказал: <br>– Хорошо, я обещаю тебе.<br><br>Лицо Лэ Яо все еще было подозрительным, он не мог так легко ему поверить: <br>– … Правда?<br><br>– Слова твоего мужа всегда имеют вес.<br><br>Лэ Яо попытался вспомнить, обманывал ли его когда-нибудь Сюй Яо. Хотя он всегда издевался над ним и злил, мужчина, казалось, делал почти все, что говорил. Слова этого человека были совершенно правдивыми.<br><br>– Это хорошо. Не волнуйся, – сказал Лэ Яо, – я тоже заслуживаю доверия.<br><br>Затем он посмотрел на Тан Е, который все еще лежал в стерильной кабине, и жестом велел Сюй Яо выключить коммуникатор.<br><br>Когда Сюй Яо увидел, что юноша хочет произнести заклинание, он не только попросил Лесли перевести коммуникатор в беззвучный режим, но и специально велел никому даже не проходить мимо палаты и не шуметь возле них в этот период.<br><br>Лэ Яо увидел, что Сюй Яо слегка кивнул, и понял, что может начинать. Он вынул талисманы, которые нарисовал заранее, и положил их на Тан Е. Вчера вечером он положил только по одному талисману на грудь охранников, но сегодня на теле Тан Е их было три. <br><br>На этот раз действия Лэ Яо были не такими, как прежде. Сначала он обмакнул пальцы в воду, предназначенную богам, затем очистил путь от окна до стерильной кабины. Потом он поднял горящий ладан высоко над головой и трижды поклонился в сторону окна. Он возводил ладан над головой Тан Е, верхней и нижней частью тела соответственно три раза. Каждый раз, он говорил: <br>– Дух небес и дух земли, пожалуйста, почтите поклоном и попросите Небеса взять под защиту и вернуть истинного владыку дома. Дух небес и дух земли, пожалуйста, почтите поклоном и попросите Небеса взять под защиту и вернуть истинного владыку дома…<br><br>После прочтения молитв он быстро смахнул три талисмана, почти одновременно схватив их, подбросил вверх и сжег огнем ладана. Он поднял погремушку динозавра и ритмично встряхнул ею: «динь-линь-динь-линь». Это звучало как направляющий голос, необычайно ясный в тишине палаты.<br><br>Души двух охранников, которые были рассеяны, появились через двадцать секунд после того, как Лэ Яо сжег талисман, но призыв души Тан Е занял много времени. Ладан горел более минуты и только потом Лэ Яо смутно увидел вдалеке огонек души.<br><br>Казалось, что душа не хочет возвращаться в свое тело. Лэ Яо стоял у окна и продолжал звонить в колокольчик: <br>– Тан Е, пожалуйста, вернись, твой брат ждет тебя, а твои подчиненные беспокоятся о тебе. Вернись, пожалуйста, вернись… <br><br>Этот огонек души медленно вплыл в окно и посмотрел на свое настоящее тело.<br><br>Когда Лэ Яо увидел, что он все еще колеблется, то испугался, что душа снова исчезнет, если решит не возвращаться. Поэтому он быстро нарисовал на руке руну, схватил душу у окна и, взмахнув, бросил ее в тело Тан Е!<br><br>Его движения были просто возмутительны! Душа упала, и, хотя Сюй Яо не мог ее видеть, движение и выражение были ясны.<br><br>– Вставай! – три пальца Лэ Яо были прижаты друг к другу и касались лба Тан Е. <br><br>– Шш… – человек на кровати внезапно дернулся и, казалось, выглядел очень болезненно. А в следующую секунду он медленно открыл глаза.<br><br>Сюй Яо: «……»<br><br>Лечащий врач узнал от умного помощника, подключенного к стерильной кабине, что Тан Е проснулся, и быстро побежал в палату. Как только он увидел, что Лэ Яо здесь, он понял, что тот снова проводил свой ритуал. Мужчина поспешил к стерильной кабине для осмотра и тихо спросил: <br>– Вы слышите меня, господин Тан?<br><br>У Тан Е болели голова, грудь и спина. Он чувствовал боль по всему телу, потом медленно вспомнил, что произошло раньше, и попросил хриплым голосом: <br>– Воды. <br><br>Доктор быстро подал Тан Е чашку воды.<br><br>– Как долго я был без сознания? – спросил мужчина.<br><br>Его голос был очень низким, но он был не таким глубоким и тяжелым, как когда Сюй Яо заигрывал с Лэ Яо, он был низким и в то же время легким. Как и у его командира, он звучал немного холодно.<br><br>– Пять с половиной дней, – ответил доктор. <br><br>– Как ты себя чувствуешь? – спросил Сюй Яо.<br><br>Тан Е потребовались некоторые усилия, чтобы повернуть голову. <br>– Все хорошо.<br><br>Лэ Яо увидел его глаза и прошептал: <br>– Какие красивые глаза.<br><br>– Я должен нарисовать ему еще один талисман. В противном случае он может плохо спать по ночам, что будет не очень хорошо для его восстановления. <br><br>Тан Е нахмурился. Когда он проснулся, то почуял, что в комнате была омега, поэтому он предположил, что это жена его брата. Но он не ожидал, что тот будет говорить так странно. Какой талисман? Он не совсем понял.<br><br>Однако еще более странным было то, что Сюй Яо и доктор Чжао не возражали. Сюй Яо просто покосился на свою жену и согласился, в то время как доктор Чжао с уважением спросил: <br>– Мы должны сейчас выйти или нам можно остаться?<br><br>– Просто отойдите немного и подождите. Вам лучше рассказать ему все заранее, чтобы у него не было вопросов.<br><br>Сюй Яо сказал Тан Е: <br>– Знаю, у тебя много вопросов, но это длинная история. Я не могу объяснить это сейчас. Пока молчи, я, естественно, расскажу тебе позже, когда мы сможем нормально поговорить. <br><br>Не колеблясь, Тан Е согласился: <br>– Хорошо.<br><br>Затем Лэ Яо глубоко вздохнул, расслабил тело и сжег три ароматические палочки. Он высоко поднял ладан над головой, благочестиво опустился на колени к окну и сказал: <br>– Пожалуйста, поклоняйтесь великому милосердию Гуаньинь. Добрая женщина, держащая нектар в левой руке и вербу в правой руке, корону из пяти зубцов на голове, наступающая на тысячи листьев лотоса, сидящая в цветке лотоса в одежде из ста листьев, в молитвенном кругу появляется тысяча рук и тысяча глаз… Еще раз, пожалуйста, второй раз, третий раз, с уважением приглашаю великое сострадание и великое вдохновение Гуаньинь, дарящую ученику Лэ Яо талисман безграничного покоя. Ученик снова и снова преклоняется.<br><br>После этого Лэ Яо трижды поклонился, а затем положил ладан в миску, которую принес. Его рюкзак был полон реквизита.<br><br>Отложив ладан, он окунул кисть в киноварную краску, нарисовал руны, похожие на текущие облака и воду, и все время повторял мантру Будды. Затем он налил немного благословенной воды в рот и «пфф!», распылил ее на талисман! Затем свернул бумагу в маленький треугольник. Он отдал сложенную бумажку Сюй Яо и сказал: <br>– Просто положи его под подушку заместителя командира Тан. <br><br>– Мне это не нужно, – отказался пациент.<br><br>Доктор Чжао сказал с улыбкой: <br>– Господин Тан, все в порядке. Не нервничайте. Это хорошая вещь, которую жена генерала дает вам.<br><br>Тан Е без слов посмотрел на доктора, который всегда был атеистом. Его глаза, казалось, говорили: «Что хорошего! Он плюнул на него!»<br><br>Сюй Яо взял маленький треугольник-талисман, хотел ли этого Тан Е или нет, и положил его под подушку: <br>– На этот раз он не такой, как предыдущий талисман. Есть разница? <br><br>– Цель другая. Естественно, я рисую другую руну и приглашаю других божеств, – ответил Лэ Яо.<br><br>Тан Е: <br>– … Кто мне это объяснит?<br><br>Сюй Яо не мог решиться рассказать ему все. Поэтому Лэ Яо сказал: <br>– Вам лучше сначала поспать и отдохнуть, заместитель командира Тан. Он не может вам сейчас это объяснить, сейчас вы должны спать.<br><br>Тан Е почувствовал, что эта «маленькая невестка» была совершенно сумасшедшей. Как он мог просто взять и заснуть после таких странностей? Но когда он уже захотел опровергнуть его слова, мужчину охватила сильнейшая сонливость. Наконец он неразборчиво проговорил что-то, чего даже сам не запомнил, и упал без сознания. <br><br>Доктор Чжао: «Это магия? Гипноз?»<br><br>Сюй Яо: <br>– Он спит?<br><br>Лэ Яо: <br>– Ну, так лучше. По его лицу видно, что раньше он плохо спал. Он должен иметь возможность хорошо отдохнуть сегодня ночью, это полезно для его выздоровления. Не волнуйтесь, его сон будет спокойным, а утром он нормально проснется.<br><br>Когда Сюй Яо увидел свою маленькую жену, все еще смотрящую на Тан Е, он выудил его и заключил в свои объятия. <br>– Кажется, вам снова придется усердно работать сегодня вечером, доктор Чжао. <br><br>– Это не сложно. С тех пор, как он проснулся, ему будет лучше. <br><br>Сюй Яо кивнул, сразу же собрал вещи Лэ Яо и собрался покинуть палату вместе с ним.<br><br>Юноша быстро сказал: <br>– Почему бы нам не остаться здесь и не охранять его сегодня ночью?<br><br>Здесь он всегда чувствовал себя в большей безопасности, чем дома! Но Лэ Яо не посмеет произнести такое вслух. <br><br>Сюй Яо не хотел слышать его оправдания и закинул Лэ Яо на плечо:<br>– Кого ты хочешь охранять, а? Пойдем домой!<br><br>– Ааа!! – Лэ Яо ударил его по ягодицам и воскликнул: – Сюй Яо! Отпусти меня!<br><br>Сюй Яо позволил ему продолжать бороться. Он смеялся и нес Лэ Яо всю дорогу домой, а, войдя, бросил его на кровать.<br><br>Лэ Яо всю дорогу возмущался и брыкался, но в этот момент он был напуган, как цыпленок. Через некоторое время он прошептал робким голосом: <br>– Генерал, ты пообещал мне не наказывать меня и не издеваться надо мной за мои поддразнивания, верно?<br><br>Услышав тихий голос, Сюй Яо почувствовал, что его сердцу стало щекотно. Он сказал, словно уговаривая ребенка: <br>– Как я могу запугивать или наказывать тебя? Я не хочу делать тебе больно.<br><br>– Тогда… если я скажу тебе правду, ты можешь перестать дразнить меня?<br><br>– Хм? Скажи это.<br><br>– Кажется, запах твоего феромона изменился на запах вонючей соленой рыбы! <br><br>Сюй Яо: «!!!»</div>