Ruvers
RV
vk.com
image

Генерал любит собирать маленькие красные цветы

Генерал-лейтенант Тан Е

Глава 20. Генерал-лейтенант Тан Е Как только Лэ Яо вошел в палату, он увидел, что мужчина, лежащий в стерильной капсуле, был полон не только обид, но и энергии Инь. В нем чувствовался след злых духов. Если его будут лечить согласно только официальной медицине, он проживет максимум четыре дня. Лэ Яо должен был помочь этому человеку, не только из-за его отношения к Сюй Яо, но и с точки зрения гуманизма. Но проблема заключалась в том, что помочь ему было необходимо как можно быстрее! Если бы это был обычный призрак, изгнать его было бы легко. Просто дать ему немного ладана или сладостей, и он ушел бы по собственной воле. Но злые духи были другими. Они либо совершали плохие поступки при жизни, либо страдали от большой несправедливости, прежде чем умереть. Причина, по которой злые духи назывались злыми, как раз и заключалась в том, что они имели зло в своих сердцах и были полны злобы по отношению к миру. Такого призрака трудно изгнать. Тридцатый день лунного календаря еще не наступил, и его кисть не была благословлена. Она не могла справиться даже со слабым злым духом, не говоря уже о таком, у которого было столько обид. Источник этой обиды принадлежал мертвым, и Лэ Яо понятия не имел, что это был за дух. Обида была настолько сильной, что, по его оценке, потребовалось бы полмесяца читать сутру, прежде чем она могла бы исчезнуть. Но у этого человека не было двух недель! – Действует ли лекарство, которое ему давали? – нерешительно спросил Лэ Яо. – Почему ты спросил? – Сюй Яо повернул голову и посмотрел на юношу с некоторым интересом. – Четыре дня назад дядя Мин сказал мне, что кто-то был ранен во время миссии, и сегодня ты снова пришел сюда лично. Думаю, что это, вероятно, тот самый человек, – ответил Лэ Яо. – Но прошло уже четыре дня, а его рана все еще не затягивается. Разве это не неразумно? Как элитное подразделение империи Тало, дивизион Летающих волков имел в больнице очень хорошее оборудование, но эти медицинские технологии не смогли залечить воспаленную рану. Можно сказать, что в стерильной кабине было нечто неопределенное, что повредило или заблокировало препарат, поэтому он вообще не воздействовал на этого человека. Сюй Яо посмотрел на маленькую жену, которая все хорошо проанализировала, и не произнес ни слова. Раньше он действительно не замечал, что юноша настолько наблюдателен. Честно говоря, Лэ Яо хотел кое-что выяснить у Сюй Яо. Юноша размышлял и время от времени смотрел на мужа, но затем все же спросил: – Как зовут этого человека? – Тан Е, он генерал-лейтенант дивизии Летающих волков, а также мой лучший друг. Как только Лэ Яо услышал, что он был лучшим другом, то осторожно спросил: – Если я смогу ему помочь, можешь мне кое-что пообещать? Сюй Яо поднял брови: – Ты сказал, что сможешь ему помочь? – Да, – ответил Лэ Яо. – Я не буду много просить. После того, как я помогу ему, тебе просто нужно купить мне материалы ручной работы в интернет-магазине в Синду. Ты заплатишь за вещи и доставку. Хорошо? Сюй Яо смотрел на серьезное лицо своей жены, но все еще не верил его словам: – О, тогда сначала скажи, как ты собираешься ему помочь? Подумав, Лэ Яо выбрал самый простой и эффективный способ объяснить это. – Не знаю, ходил ли он на кладбище или в братскую могилу. Сейчас у генерал-лейтенанта Тан много обид и энергии Инь в его теле. Если мы хотим, чтобы он поправился как можно скорее, мы должны сначала избавиться от обиды и энергии Инь. Я могу справиться с темной энергией самостоятельно, но ты должен помочь мне с обидой, потому что у него осталось не так много времени. Сюй Яо вообще не верил. Они спустились просто в пещеру, а не в могилу. Где могли быть те кладбища и братские могилы? Но его жена произнесла это так серьезно, а он не был настолько бездушен, чтобы сказать ему, что не верит. Он терпеливо спросил: – А потом? Как только Лэ Яо увидел, что Сюй Яо не опровергает его слова, он уже немного увереннее продолжил: – Тогда ты должен принести большую живую рыбу в стерильную кабину. Когда я перенесу все обиды на рыбу, ты быстро выйдешь с ней отсюда и отпустишь рыбу в море! Таким образом, не нужно было никого убивать или беспокоиться о нехватке времени. Хотя рыба некоторое время будет страдать от обид, она будет медленно восстанавливаться после возвращения в море. Он также прочитает несколько сутр этой рыбе. Сюй Яо воскликнул в своем сердце: «Я выслушал тебя!» Если держать большую рыбу в стерильной кабине, разве там не появятся бактерии? «Вздох». Он не хотел злиться на свою жену и просто сказал: – Иди домой и приготовь еду. Не говори здесь ерунды! Сюй Яо внезапно почувствовал, что у него болит голова, потому что он терпеливо слушал выдумки Лэ Яо. – Ах, я серьезно! – Лэ Яо был в панике. Он схватил одежду Сюй Яо и сказал: – Это будет очень опасно для него, если ты продолжишь в том же духе! – Думаю, что самая большая опасность здесь это ты! – Сюй Яо за воротник вытащил Лэ Яо из комнаты, как цыпленка, и шлепнул его по заднице. – Поторопись и иди домой! – А что будет с ним? – Лэ Яо подумал, что этот человек исчезнет менее чем через три дня, если он не сумеет ему сейчас помочь! – Сегодня утром медсестра дала ему новый препарат, и его состояние улучшается, – сказал Сюй Яо. – Не беспокойся об этом. – Причина улучшения заключается в том, что энергия Инь в его теле уменьшилась в течение дня. Но ночью все будет по-другому. Небо темное и облачное, это ухудшит его состояние, – Потому что призраки не могли появляться днем, но они могли делать это ночью! Лэ Яо хотел кричать: «Ты не понимаешь!», но, очевидно, Сюй Яо вообще не верил ему. Юноша был абсолютно уверен, что увидел след злого призрака на мужчине, а значит призрак обязательно найдет Тан Е ночью. На этот раз у Лэ Яо не было настроения покупать овощи. Когда они вышли из больницы, он побежал к их дому так быстро, как только мог. На самом деле он редко бегал в жаркие дни, но на этот раз он действительно торопился. Это была человеческая жизнь. Если Сюй Яо не захотел делать то, что он сказал, ему нужно найти другой путь и сделать все самому! Лэ Яо чувствовал сострадание даже к мертвым, не говоря уже о живом человеке. Как только вернулся домой, Лэ Яо быстро снял свой солнцезащитный костюм и пошел искать киноварную краску, которую он не использовал в течение нескольких дней. В это время солнце все еще было на небе. Он не мог попросить Цзи Фэнюй прийти и помочь ему, но сначала он мог сделать кое-что еще. Помыв руки, он достал лист рисовой бумаги и нарезал его тонкими руническими полосками, готовясь нарисовать духовные талисманы. Причина, по которой рана Тан Е плохо и медленно заживала, заключалась в том, что злой дух препятствовал этому, разделив тело и душу. Мужчина не мог проснуться, потому что его душа была неполной. Если душа не могла вернуться в течение долгого времени, даже если рана заживет, Тан Е мог навсегда остаться в состоянии глубокой комы. – Ты знаешь день рождения господина Тан? – прежде чем писать, Лэ Яо спросил своего мужа, сидящего на диване. – Что ты хочешь делать с этой информацией? – Сюй Яо был так беспомощен перед суеверием своей жены. Хотел ли тот снова исполнить Танец Бога? – Эй, просто позволь мне нарисовать для него карту перехода, – сказал Лэ Яо. – Я не причиню ему вреда, даже если сделаю это, но что, если я действительно смогу его спасти? Пусть даже немного, но я хочу помочь. Ты также говорил, что он твой лучший друг, разве ты не можешь позволить мне сделать это один раз? – … Вечный календарь, 21 августа 2525 года, в 12 часов. – Он родился на Хуася? – Если нет, то Сюй Яо не сказал бы так. – Да. Лэ Яо проверил дату в коммуникаторе, подняв запястье. В результате получилось выяснить, что он родился в 15-й день седьмого лунного месяца. «Вздох». Неудивительно. Он родился в такой пасмурный день. Этот человек был противоположностью Сюй Яо. Генерал имел сильную энергию Ян. Он принадлежал к тем людям, которые могут естественным образом отразить большинство призраков. Но Тан Е был из тех, кому легко попасть в неприятности даже без участия духов. После подтверждения восьми иероглифов времени рождения, Лэ Яо пошел за тремя кусочками благовоний, которые он считал лучшими. Затем он сказал Сюй Яо: – Далее, тебе некоторое время не позволено говорить. Не мог бы ты пока помолчать? Это решающий момент, сможет ли Тан Е очнуться или нет. Кроме того, у меня не так много ароматических палочек. Мне нужно использовать их осторожно. Если эта руна не будет правильно нарисована, потребуется много времени, чтобы восстановиться. Так что ты не должен сейчас говорить. И тебе лучше не впускать людей в наш дом, потому что мне нужно, чтобы все было завершено за один раз. – Хорошо, но… называй меня мужем. Лэ Яо был так зол, что крикнул: – Муж!! Сюй Яо посмотрел на свою серьезную и упрямую жену. Но его глаза были такими ясными, и все, что в них отражалось, было правдой. Он поднял коммуникатор и сказал Янь Цзе: – Никто не может подойти к дому или пройти мимо моего двора в течение часа. Постарайся молчать. Янь Цзе был ошеломлен и растерян, но быстро ответил: – Понял, брат Сюй. Сюй Яо поднял руку, как будто говоря: «Пожалуйста, начинай свое выступление». Лэ Яо совсем не чувствовал смущения. Он глубоко вздохнул, расслабил тело, благоговейно положил три столбика ладана, поднял лицо к небу и сказал: – Небо зеленое, земля зеленая, где боги? Ученик Лэ Яо находится в доме первой жилой зоны дивизиона Летающих волков. С тремя ароматными благовониями, превращенными в сотни миллиардов благовоний, сотрясающих землю, призывающих ветер и дождь, цветущие разноцветные облака, я прошу Небесного мастера ступить на благоприятные облака, чтобы дать ученику испытание и помочь ученику нарисовать духовные символы. Жалеть, защищать, благословлять и быть способным спасти мир… После этого Лэ Яо трижды поклонился, а затем положил ладан в небольшой алтарь на кофейном столике. В начале Сюй Яо хотел было рассмеяться, особенно когда услышал, как Лэ Яо сказал: «где боги?», но смотря на то, насколько серьезным тот был, почему-то уже совсем не мог смеяться. Он чувствовал, что его жена была как ребенок, который в обычные времена приносит везде радость. И теперь ребенок внезапно становится бессмертным. В этом белом и нежном лице был даже намек на торжественность. Лэ Яо совсем не смотрел вниз и не колебался. Воскурив три столбика ладана, он использовал киноварную краску, чтобы нарисовать руну на бумаге. Он четко наносил штрихи кистью. И между нанесением знаков на несколько кусочков рунической бумаги не было совсем никакой паузы. После он прочитал сутру, чтобы поблагодарить богов, а затем осторожно убрал талисман. – Все закончено. Теперь ты можешь говорить. Что бы ты хотел съесть вечером? Мы сегодня не ходили в холодный сарай, поэтому дома нет овощей. Остались только рыба и мясо. Может… приготовить пельменей? – Пельмени? Где ты их купишь? – подобные вещи редко продавались даже на Тало, и уж тем более их не было на Хуася. Поскольку люди Земли, которые переехали на Тало, после слияния генов в основном усвоили жизненные привычки местных, было не так много людей, которые знали про пельмени. – У меня вчера было время, поэтому я сделал их и заморозил в холодильнике, – объяснил Лэ Яо. – У нас будет простая еда сегодня вечером. Я схожу в магазин за продуктами завтра. – Хорошо, – сказал Сюй Яо. – Тогда я пока приму душ. – А потом опять выйдешь с голой грудью и полотенцем на талии? – тон Лэ Яо был таким кислым. – Нет, в будущем я буду носить, по крайней мере, халат. – Почему? – Чтобы ты не коснулся «рыбы». Лэ Яо: «……» Пельмени были быстро приготовлены и съедены. После еды Лэ Яо прибрал вещи, с которыми умный повар не мог справиться. К этому моменту почти стемнело. Он нашел чистый бумажный пакет, положил в него все благовония, которые недавно приготовил, а потом попросил у Сюй Яо зажигалку и три фарфоровые мисочки. – Что ты собираешься делать? – спросил его Сюй Яо. – Конечно, сожгу этот ладан в больнице, – сказал Лэ Яо. – Я соглашался на это? – В любом случае, если ты даже не согласен сейчас, то должен будешь согласиться позже. Лэ Яо думал о том, что мог еще позабыть. – Звон колокольчика! – сказав это, он вспомнил про волшебную палочку беззубого динозавра и как большой петух в темпе отправился в ванную. Некий генерал: «……» Сюй Яо задумался на мгновение, испытывая беспокойство, что это может повлиять на друга. Он связался с доктором, отвечающим за Тан Е, и спросил: – Как состояние Тан Е? Доктор Вэнь Янь, казалось, был очень счастлив и сказал: – Сообщаю генералу! Честно говоря, я как раз хотел с вами связаться. Генерал-лейтенант Тан очнулся. Я только что проверил его! Лэ Яо вызвал Цзи Фэнюй. Услышав слова, он быстро высунул голову из ванной и спросил: – Кто очнулся? – Тан Е, – сказал Сюй Яо. Как только он закончил говорить, свет в комнате внезапно замерцал, и несколько секунд спустя стало совершенно темно.