Ruvers
RV
vk.com
image

Генерал любит собирать маленькие красные цветы

Неожиданные изменения

<div>Глава 89. Неожиданные изменения<br><br>– Ты, по фамилии Вань, совсем с ума сошел?! Ты хоть знаешь, что сейчас делаешь? – после того, как Сюй Яо подключился к системе связи другой стороны, он обрушил на этого человека свирепый рев в редком для себя проявлении сильных эмоций. Не имело значения, как они сражались с инопланетными врагами, но теперь на него напал противник, принадлежащий к его собственной расе. Его пребывание на Хуася означало, что у него не было особенно хороших отношений с Кровавой тюрьмой, но, в конце концов, все они были гражданами Тало. <br><br>– Хм… я никогда не был таким рациональным, как сейчас, – на экране появилось резкое лицо Вань Дэцина, полное апатии и легкой насмешки. – У нас одинаковые обязанности на далеких планетах, но ты наслаждаешься здесь солнечным теплом, в то время как наша семья Вань должна охранять холод и тьму на Кровавой тюрьме. Ты можешь сказать мне, почему так?!<br><br>– Это причина, по которой ты напал на своих?<br><br>– Если ты думаешь, что из-за этого, то так оно и есть, – Вань Дэцин рассмеялся. – В любом случае, война уже началась, и я не буду ее останавливать. Генерал Сюй, угадай, кто, по-твоему, выиграет эту битву? <br><br>– Мне нужно угадывать? Лаоцзы еще предстоит научиться писать слово «поражение» в этой жизни. Кроме того, неужели ты думаешь, что объединить силы с орками – это безошибочное решение? Император придает Хуася большое значение, гораздо большее, чем ты можешь себе представить.<br><br>– Император? Боюсь, он будет слишком занят, чтобы заботиться об этой проблеме. Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха…<br><br>На этом связь между ними прервалась. Сюй Яо обдумывал последние слова Вань Дэцина, и его лицо внезапно потемнело. <br>– Лесли, быстро свяжись с дядей Гуанем.<br><br>Гуань Сюэфэн не ответил на звонок. <br><br>Лесли сообщил: <br>– Генерал, командир на собрании.<br><br>– Брат Сюй, почему ты звонишь дяде Гуаню? – спросил Янь Цзе.<br><br>– Если Вань Дэцин смог втихую возглавить здесь армию, он также может атаковать Синду.<br><br>– Ни за что! У него мало людей. Если он решит атаковать Столицу, это приведет к трудной битве. Посмеет ли он встретиться с гарнизоном Синду, в котором столько солдат? <br><br>– Что еще он не посмеет сделать?! – Сюй Яо тоже сначала подумал бы, что это невозможно, но что, если Вань Дэцин уже давно отправил людей в Синду?<br><br>До сих пор преступники, приговоренные к длительному тюремному заключению и смерти, находились в заключении на Кровавой тюрьме. Более того, все заключенные по всей империи Тало, виновные в совершении тяжких преступлений, обычно перевозились на Кровавую тюрьму, что увеличивало концентрацию преступников на этой планете. Космический корабль сопровождения заключенных совершал полеты на планету один раз в месяц. Они освобождали из тюрьмы заключенных, которые отсидели срок, и доставляли новых, приговоренных к длительному тюремному заключению или смертной казни, на Кровавую тюрьму. В то же время происходила смена охраны.<br><br>Было бы хорошо, если бы эта ежемесячная рутина проходила так, как нужно. Но что если пара отца и сына Вань под лозунгом транспортировки заключенных тайно доставила своих людей на Тало?<br><br>Вань Дэцин не был стар, а его отцу было только за пятьдесят. Прошло уже десять лет с тех пор, как он занял пост главного надзирателя Кровавой тюрьмы. Если он действительно хотел восстать против Тало, то десяти лет было более чем достаточно для необходимых приготовлений. Кроме того, поскольку Вань Дэцин осмелился противостоять ему таким образом, он, очевидно, не боялся никаких последствий от тех, кто находится наверху.<br><br>– Лесли, свяжись с Императрицей от имени моего супруга и доложи о текущей ситуации, – он продолжил: – Снова свяжись с дядей Мином и скажи ему быть осторожным. Кроме того, скажите Хан Мо уделять пристальное внимание моей жене, не позволяйте ему подвергаться опасности.<br><br>– Да! – подтвердил Лесли.<br><br>Сидя внутри серебряного боевого меха, Сюй Яо на мгновение оглянулся в направлении больницы, затем решительно развернулся и бросился к центру битвы.<br><br>Все больше и больше раненых солдат отправляли в больницу. Сначала Лэ Яо пришел, чтобы проведать тех, кто получил серьезные ранения, и узнать, кто уже скончался и, следовательно, может быть вызван с наступлением темноты. В результате он закатал рукава, чтобы поучаствовать в посильной помощи. Он не мог особо помочь, но у него все еще была возможность очищать травмы и применять закрывающие раны агенты. Юноша также знал, что из-за большого живота и нарушения движений он не мог оставаться в больнице, где требовалась быстрая помощь каждому пациенту. Однако в отделении не хватало рабочей силы! <br><br>– Быстро! Дайте мне ножницы!<br><br>– Закрывающий агент! У кого есть закрывающий агент?!<br><br>– Господин Сяо Лэ, ваша одежда… – медсестра в ужасе посмотрела на Лэ Яо.<br><br>– Что? – Лэ Яо склонил голову, чтобы посмотреть, и сказал: – Все в порядке. <br><br>Его руки, одежда и штаны в какой-то момент стали мокрыми от крови раненых солдат. В первый раз, когда он заметил это, его живот напрягся, но теперь он чувствовал себя немного лучше и изо всех сил старался приспособиться к кровавой ситуации вокруг. Другими словами, у него не было времени подумать о своих чувствах, когда он сталкивался с ранеными солдатами.<br><br>Никогда бы не подумал, что однажды война будет так близко. Этого непередаваемого опыта уже было достаточно!<br><br>Шесть членов группы охраны всегда были рядом с Лэ Яо, следя за его безопасностью и одновременно помогая раненым солдатам. Тетя Юй также пришла на помощь. Но на этот раз орки Саэрны напали слишком внезапно и с беспрецедентной численной силой! Даже ветераны не были для них серьезными противниками, не говоря уже о ситуации, когда на них напали так неожиданно. Поэтому их ответный удар не мог не зависеть от действий противника. <br><br>Постоянный поток раненых людей прибывал в больницу. Только сегодня Лэ Яо осознал, что по сравнению с кем-то, кричащим изо всех сил, терпение и подавление боли, выраженной лишь приглушенными звуками, были для него более невыносимыми. Он уже познакомился с этими солдатами в те времена, когда жил на Хуася. Наблюдение за тем, как эти яркие жизни ослабевают одна за другой перед ним… заставляло его задыхаться. <br><br>– Господин Сяо Лэ, пойдемте, вы не должны здесь больше оставаться, – Хан Мо чувствовал, что настроение Лэ Яо сильно пострадало.<br><br>– Господин Хан прав. Господин Сяо Лэ, вы должны вернуться и отдохнуть, – тетя Юй добавила: – Вы можете не чувствовать усталости, пока заняты здесь, но вы почувствуете это, когда будете отдыхать позже.<br><br>– … Тогда брат Хан и вице-капитан вернутся со мной, а остальные четверо останутся здесь, чтобы помочь, – Лэ Яо закончил заботиться о раненом солдате перед ним и сказал: – Мне также есть чем заняться дома.<br><br>– Хорошо, – сказал Хан Мо. <br><br>Он согласился с предложением Лэ Яо, но также хитро подмигнул четырем другим, прежде чем уйти с ним.<br><br>Поняв намек, остальные четверо охранников не подали виду и некоторое время молчали, пока Лэ Яо не исчез, а затем тихо последовали за ним.<br><br>Однако никто не знал, что вскоре после того, как они ушли, кто-то звал тетю Юй на помощь, но она так и не пришла.<br><br>Дома Лэ Яо принял душ, переоделся и приготовил благовония, чаши с рисом, кисточку, киноварь и ряд других предметов, чтобы пригласить богов. По возвращении он не собирался отдыхать, но вместо этого решил помолиться о благословении и нарисовать талисманы. Он попросил Хан Мо помочь поставить стол в центре двора, а затем выставить все на него. <br><br>Этот конкретный ладан был намного толще, чем обычная палочка. Почти такой же толстый, как скалка. Он приготовил не только благовония, но и различные вазы с фруктами, закусками и другими подобными блюдами. На нем была одежда, о которой Хан Мо слышал, но никогда не видел. И впервые на Хуася он вышел без солнцезащитного костюма.<br><br>Температура на улице была более пятидесяти градусов. Без кулона «Сердце Галактики» на шее и запястье в качестве охлаждающего поля он боялся, что жара убила бы его за считанные минуты.<br><br>– Господин Сяо Лэ, что вы делаете? Солнце не зашло, и вы перегреетесь, если останетесь тут даже в течение короткого времени.<br><br>– Тише! – Лэ Яо сделал жест молчания. – Помоги мне следить за окружением, не позволяй людям проходить мимо. И молчи. <br><br>– Да, – Хан Мо не знал, что собирался сделать Лэ Яо. Казалось, это была церемония, но он не видел ничего подобного ранее.<br><br>Затем Лэ Яо положил камень в каждый из четырех углов двора и укусил свой палец. Пережив боль, он нарисовал руны на каждом, прежде чем вернуться к столу в центре двора. Он зажег три столба благовоний и воткнул их в чаши с рисом. Он закрыл глаза, успокоил свой разум, расслабил тело и начал петь: <br>– Лэ Яо приглашает Ли Лаоцзюня, даосского мастера Хунь Юаня, Вдовствующую Императрицу Сан Гунчжи, трех чиновников и девять божеств горы Лу… чтобы благословить всех солдат Летающих волков. Пожалуйста, помогите ученику спасти людей. Этот ученик посвящает себя поклонению Вам и предлагает Бессмертным быстрее спуститься…<br><br>Лэ Яо повторил это во второй раз, когда встряхнул медные колокольчики. Этот инструмент был не предыдущей погремушкой-динозавром, а настоящим с восемью маленькими медными колокольчиками, которые он изготовил во время своей недавней поездки в Синду. Когда он позвонил в колокольчики, он начал ходить вокруг стола. Даже с закрытыми глазами он не натыкался и не прикасался к столу и всегда поддерживал постоянный темп. Даже скорость пения молитвы не менялась, от начала и до конца ее произносили очень медленно. Как ни странно, этот медленный темп придал всему процессу чувство святости и неприкосновенности.<br><br>Хан Мо и несколько охранников, окружавших его, не смели говорить. Вскоре кто-то внезапно быстрым шагом вошел во двор. <br><br>Поскольку человек был в солнцезащитном костюме, Хан Мо потребовалось мгновение, чтобы опознать человека как тетю Юй.<br><br>Тетя Юй показала глазами, спрашивая, что делает Лэ Яо, на что Хан Мо слегка покачал головой.<br><br>Мгновение спустя порыв ветра внезапно появился и закружил вокруг стола, заставляя трепетать мантию Лэ Яо. Юноша остановился перед столом и больше не пел, но колокольчики продолжали звенеть.<br><br>Вспышка сомнений пронзила глаза тети Юй, когда Лэ Яо внезапно бросил колокольчик на стол. «Звяк!» После того, как раздался этот звук, ветер внезапно прекратился, и Лэ Яо продолжил петь. <br><br>Никто ничего больше не слышал, и никто не смел ничего говорить. Но потом они заметили, что лоб Лэ Яо постепенно покрывался потом. Они не смогли определить, было ли это из-за жары или из-за самой церемонии, проведение которой требовало много усилий.<br><br>Только после того, как Лэ Яо открыл глаза, группа людей в шоке обнаружила, что первоначально медленно горящие благовоние внезапно начали сгорать все быстрее! Много дыма поднималось вверх! Казалось, что-то пожирает весь этот дым.<br><br>Лэ Яо некоторое время наблюдал за дымом, прежде чем перевести взгляд на окружающее. <br>– Тетя Юй, почему вы пришли сюда?<br><br>Женщина показала обеспокоенное выражение. <br>– Я пришла, чтобы принести вам кое-что. <br><br>– На улице жарко. Давайте поговорим внутри.<br><br>Тетя Юй кивнула. Войдя в дом, женщина заметила, что охранники не последовали за ними. Она тайно улыбнулась и вынула маленькую бутылочку из кармана. <br>– Вы, должно быть, устали от помощи в больнице, а также можете испытывать стресс из-за взрывов. Дядя Лю волновался и сказал мне передать вам это успокаивающее лекарство. Оно безопасно для детей.<br><br>Когда Лэ Яо услышал, что это дородовое лекарство, он протянул руку, чтобы принять его. Бутылка была очень маленькой, а жидкость внутри бледно-зеленой. Он смотрел на лекарство в своей руке, когда внезапно в его сердце возникло странное чувство, которое невозможно объяснить. Его взгляд упал на лицо женщины. <br>– Спасибо, тетя Юй.<br><br>– Выпей, вкус должен быть нормальным. <br><br>Странное чувство усилилось. Лэ Яо все еще не решался пить лекарство, но уже начал открывать крышку, когда из коммуникатора раздался голос Лесли, слышный только ему. <br>– Господин, не пейте!<br><br>Лэ Яо поспешно закрыл крышку и медленно встал. <br>– Я выпью его позже, после того как сделаю перерыв, – затем он громко закричал: – Брат…<br><br>Слова «Хан Мо» еще не были произнесены, когда улыбающаяся тетя Юй внезапно протянула руку к шее Лэ Яо и начала душить его. Юноша боролся с этой рукой, но обнаружил, что ее сила слишком велика!<br><br>Нет, это была не тетя Юй! Хотя они действительно выглядели одинаково, теперь он понял, что феромон этого человека пах неправильно. Ранее он не заметил это. Но после того, как расстояние между ними сократилось, он смог уловить некоторые тонкие различия. На первый взгляд, это была все еще тетя Юй, но, если присмотреться, она больше не была тетей Юй. <br><br>Он паниковал и пытался стабилизировать свой разум, когда увидел, как Хан Мо врывается с другими охранниками. В этот момент другая рука фальшивой тети Юй держала «миниатюрный фонарик», которым она указала ему на живот!!!<br><br>– Вам лучше не действовать опрометчиво! – женщина ухмыльнулась, угрожая охранникам: – Моя миниатюрная звуковая пушка может в одно мгновение взорвать вашего господина в груду плоти и крови.<br><br>– Кто ты, черт возьми? – лицо Хан Мо было пепельным, а глаза вспыхнули от обострения ситуации.<br><br>– Кто я, не важно. Важно то, что на этот раз вы проиграете, – затем поддельная тетя Юй засмеялась и прижала «миниатюрный фонарик» к животу Лэ Яо, после чего пронзительный крик разнесся по всему дому. <br><br>– Ааааааааааааа! – жгучая боль пронзила его мозг и заставила Лэ Яо закричать!</div>