Ruvers
RV
vk.com
image

Генерал любит собирать маленькие красные цветы

Интеллигентный подонок

Глава 83. Интеллигентный подонок Янь Цзе не хотел ничего говорить, поэтому, естественно, Лэ Яо больше не расспрашивал. Он просто присматривал за другом. Ведь все должно быть хорошо, если позволить ему самостоятельно решить свои проблемы. Тем не менее к полудню в день их вылета на Хуася Янь Цзе сам нашел его. После того как встреча на космическом корабле закончилась, Янь Цзе тихо окликнул Лэ Яо, как только они вышли из зала. Роль Лэ Яо, как члена проектной команды, состояла в том, чтобы направлять строительную бригаду и гарантировать, что строительство будет проходить в правильных местах и не нарушит определенные «особые» зоны. Будучи главнокомандующим, Сюй Яо первым покинул зал после окончания встречи и вышел вместе с Лэ Яо. Пара шла впереди, а Янь Цзе догнал их позже. – В чем дело, Янь Цзе? – спросил Лэ Яо. – Господин Сяо Лэ, у меня есть вопрос о талисманах. Задать его сейчас будет удобно? – Янь Цзе добавил: – Это срочно. Срочность была ясно написана на его лице. – … Хорошо, – Лэ Яо увидел, как Ян Хэнтянь приблизился к ним, и улыбнулся: – Пошли. «Ха ~» Янь Цзе слегка вздохнул. Когда парень обернулся, он увидел, что холодный взгляд Сюй Яо был сосредоточен на нем, и почувствовал, как кожа головы покалывает в ответ. Однако, внимание Сюй Яо было все же лучше, чем совместный обед с Ян Хэнтянем. Он действительно не хотел есть с ним! Лэ Яо также понял, что Янь Цзе избегает кого-то. Не желая его раскрывать, вместо этого он спросил Сюй Яо: – Должны ли мы вернуться в нашу комнату или поедим в столовой? Сюй Яо посмотрел на Янь Цзе и бесчеловечно ответил, совершенно не обращая внимание на просящие глаза друга: – Столовая. Янь Цзе: «……» Брат, ты специально это делаешь?! Разве вы не всегда ели у себя в эти дни? Хотя я виноват в том, что нарушил твой «мир только для нас двоих», разве это не особый случай? Только один раз, ты не мог просто следовать тому же порядку? Сюй Яо посмотрел на Янь Цзе: – Постепенно ты поймешь, – и повёл Лэ Яо в столовую. Вскоре прибыл Ян Хэнтянь, и Сюй Яо позвал его: – Президент Ян, хотите присоединиться к нам? Ян Хэнтянь задумался на мгновение, прежде чем согласиться и направиться к ним. На нем была белая рубашка с бежевыми брюками. Он редко носил повседневную одежду, которая в отличие от обычно менее привлекательного наряда заставляла его выглядеть довольно очаровательно. Он сел напротив Сюй Яо, рядом с Янь Цзе. Янь Цзе: «……» Было бы лучше вернуться в мою комнату и съесть лапшу быстрого приготовления! На этот раз на Хуася также летела первая партия команды проекта восстановления, состоящая из 162 человек. Половина из них на долгое время останется работать в дивизии Летающих волков, а другая половина проведет предварительные исследования. Кроме того, часть людей должна была путешествовать туда и обратно между Хуася и Тало, чтобы утвердить дальнейшие детали проекта. Независимо от того, была ли это первая или вторая группа, все они являлись очень важными людьми. Однако Сюй Яо позвал только Ян Хэнтяня, чтобы тот присоединился к ним за трапезой. Янь Цзе полагал, что Сюй Яо был осмотрительным в своих действиях, но, если он встанет и уйдет, его намерение избежать другой стороны станет вполне очевидным. Ранее он использовал предлог, чтобы найти Лэ Яо, поэтому было бы неразумно, если бы он вдруг ушел, собираясь поесть в одиночку. Садясь, Ян Хэнтянь намеренно не разговаривал с Янь Цзе, а вместо этого говорил напрямую с Сюй Яо: – Генерал Сюй, две военные базы дивизиона Летающих волков используют одну и ту же сетевую систему? – Может да, а может и нет, – ответил Сюй Яо. – Я немного знаю об этом. Пусть Янь Цзе объяснит вам это. Янь Цзе: «……» Черт возьми, хитрый человек, разве ты не можешь лучше понять ситуацию? Однако Янь Цзе не посмел так говорить с Сюй Яо, поэтому, дважды прокляв его в своем сердце, он стал рассказывать: – Они не работают совместно, но оборудование и инфраструктура с обеих сторон одинаковы. Они могут работать независимо или объединяться. Сетевая система, размещенная в командном центре, используется в качестве главной системы, поскольку в противном случае передатчик сигнала потребляет слишком много энергии. Вторичная система связывается с внешним миром через выбранную основную систему. Президент Ян, что вы хотите сделать? Ян Хэнтянь сказал: – В настоящее время вы используете то же оборудование, что и три года назад. Хотя его все еще можно использовать, стабильность, энергосберегающая эффективность и скорость работы несопоставимы с новейшим оборудованием. Мне было интересно, смогу ли я использовать старое оборудование для гражданской сети и перестроить военную сеть с новым оборудованием. Поскольку строительство военной сети включало в себя военные секреты, многие вопросы обсуждались в небольших группах. Ян Хэнтянь не упомянул это предложение на только что состоявшейся встрече. Он уже думал об этой идее на раннем этапе, когда план реконструкции только начинался, но он не был уверен, подходит ли она или нет, поэтому не выдвинул ее до этого момента. – После создания гражданской сети трафик между двумя планетами, несомненно, будет расти день ото дня. Вы уверены, что текущее оборудование сможет справиться с нагрузкой? – спросил Янь Цзе. – Конечно, это можно определить, только посмотрев на ситуацию в реальности. На данном этапе, даже если объем передачи данных большой, это пока не будет особой проблемой. Настоящая проблема может возникнуть после того, как Хуася будет восстановлена до определенной степени, когда между двумя планетами будет перемещаться больше людей. По крайней мере, у нас должно быть несколько лет, чтобы подготовиться к этому. Янь Цзе не смог опровергнуть его слова и просто закрыл рот, ничего не сказав. На самом деле лично он был согласен с точкой зрения Ян Хэнтяня. Просто было слишком неудобно есть и обсуждать вопросы с этим человеком. Ему всегда хотелось поспорить с его мнением. Чтобы больше людей посетило Хуася, а также чтобы оценить влияние реконструкции на окружающую среду, император Кинтар сначала выступил за развитие туристической индустрии, чтобы облегчить принятие данного решения гражданами Тало. Таким образом, все больше и больше туристов в будущем будет заинтересовано в посещении Хуася. Если однажды на Тало возникнет проблема, и им потребуется мигрировать, адаптировать планету будет уже не так сложно. В целом он надеялся, что когда-нибудь люди смогут относиться к обеим планетам как к своему дому. Обе были бы домами, а не просто приютами. – Кстати, генерал Сюй, почему я не видел дядю Мина? – спросил Ян Хэнтянь. Из-за того, что Янь Цзе время от времени избегал возвращения на Тало, он иногда общался с дядей Мином. В конце концов, кроме Янь Цзе и Сюй Яо, дядя Мин был человеком, который больше всего знал о дивизии Летающих волков. Более того, возможно, поскольку Янь Цзе и его младший брат были хорошими одноклассниками, дядя Мин так же относился к нему хорошо. Сюй Яо ответил: – У дяди Мина еще есть чем заняться, поэтому его здесь нет. Вам что-то от него нужно? – Ничего. Я просто хотел поиграть с ним в шахматы, чтобы скоротать время. Поскольку его нет, возможно, мы сможем сыграть в следующий раз, – сказал Ян Хэнтянь, прежде чем встать. В это время их еда еще не была доставлена. – Господин Ян не будет есть с нами? – спросил Лэ Яо. – Нет, чтобы у кое-кого не случилось расстройства желудка, – сказал Ян Хэнтянь, прежде чем слегка похлопать по плечу Янь Цзе и направиться к другой стороне столовой. Янь Цзе, сидя на стуле, напрягся, став похожим на телефонный столб, и на него посмотрели две пары глаз. Он чувствовал себя действительно неловко. – Брат Сюй, господин Сяо Лэ, почему вы так смотрите на меня? – Какого черта ты с ним сделал? Ты всегда выглядишь таким виноватым, когда видишь его, – спросил Сюй Яо. – Почему нельзя предположить, что это именно он был тем, кто сделал что-то со мной? – С твоим характером, если бы он сделал что-то, что разозлило тебя, ты бы с самого начала не стал его терпеть. Но вместо этого ты ведешь себя при встрече как невеста, избегающая брака [1]. Почему? Сразу после этого Янь Цзе с трудом встал: – Почему умный повар сегодня так медлителен? Я пойду и посмотрю, готовы ли блюда! Лэ Яо: «Пфф!» Сюй Яо покачал головой и сказал: – Он снова избегает этого. – Похоже, что на этот раз Янь Цзе будет в горячей воде, – сказал Лэ Яо. – Но что делает дядя Мин? Я не видел его с тех пор, как мы прибыли сюда. – Дядя Мин не вернется с нами. Он все еще на Синду. Есть некоторые вещи, которые я не могу доверить другим, поэтому я позволил ему остаться. – Что за вещи? – спросил Лэ Яо. Сюй Яо уклонился от вопроса и с улыбкой сказал: – А вот и еда. Давай сначала поедим. Лэ Яо был очень голоден, поэтому больше ничего не спрашивал и вместо этого начал думать о других вещах. Он считал, что не будет приглашен в команду проекта. Но затем он не просто был добавлен в команду, но и получил очень важное задание. Его задачей оказалось помочь в создании музея Хуася. Человек, который больше всего знает о китайской цивилизации, а также тот, кто легче всего соприкасается с захороненными древними культурными реликвиями, все это сделало его лучшим кандидатом на эту роль. Но на самом деле это оказало на Лэ Яо большое давление. Он не боялся усталости или тяжелой работы. Он боялся, что не справится. Три малыша в его животе также росли день ото дня. Он не знал, до каких пор он сможет продолжать помогать, и к тому же у него также были свои заботы. Многие люди в интернете говорили, что тройняшки обычно рождаются преждевременно, что делает его немного неловким, потому что он не может понять, когда родятся дети. Видя, что Лэ Яо ел немного меньше обычного, Сюй Яо спросил его: – Что случилось? Твое настроение внезапно испортилось. – Все нормально. Я хочу пойти в уборную. Сюй Яо не стал спрашивать слишком много и осторожно поддержал его, чтобы юноша встал и пошел в ванную. Поскольку в уборной рядом со столовой слишком многолюдно, им пришлось пройти около пятидесяти метров, прежде чем добраться до туалета, который расположен дальше от столовой, но там было меньше людей. Эта уборная находилась в задней части космического корабля и имела подсобное помещение. После решения этой проблемы Сюй Яо хотел отвести Лэ Яо в ангар с флаерами. Кто бы мог подумать, что прежде, чем они выйдут из туалета, они услышат знакомый голос, эхом раздавшийся из соседней подсобки? – Брат Ян! Президент Ян! Я спрашиваю, какого черта ты от меня хочешь? Разве я уже не извинился перед тобой за все, что сделал на вечеринке в том году? – это был голос Янь Цзе. – Да, – медленно произнес Ян Хэнтянь: – Но я помню, что в то время не принял твои извинения. Ты должен знать, что это был мой первый поцелуй. Когда ты слишком много выпил, ты держал меня за руку и угрожал мне, говоря, что, если мы не поцелуемся, ты не будешь работать на семью Ян. Я согласился и поцеловал, но что насчет тебя? Ты не взял на себя ответственность после поцелуя. Первоначально у меня была мизофобия. Ты заставил меня потерять мой первый поцелуй, но все равно не остался с семьей Ян. Разве ты не должен сейчас дать мне компенсацию? – Ты! – Янь Цзе внезапно неуклюже отвел глаза, и мысль о том, что прежде он притворялся невежественным, разозлила его. – Так что ты собираешься делать? – Разве я не говорил тебе раньше, ты заставил меня поцеловать себя, поэтому я поцелую тебя в ответ, чтобы все выровнялось. – Невозможно! – У Янь Цзе началась головная боль. Ситуация уже была достаточно смущающей. Если бы Ян Хэнтянь снова поцеловал его, он был бы еще более смущен позже, ясно?! Им пришлось бы провести столько времени друг с другом в этом проекте. Как я смогу встретиться с тобой после того, как ты поцелуешь меня?! У него было предчувствие, что «поцелуй» Ян Хэнтяня определенно не будет простым поцелуем. – Тогда кажется, что его можно заменить только другой формой компенсации, – сказал Ян Хэнтянь. – Какая компенсация… Ммм! Глаза Янь Цзе расширились, прежде чем он успел закончить вопрос. Властный поцелуй завладел его губами. Он вполне хорошо был физически развит для беты, но, в конце концов, другой стороной был альфа, и очень сильный альфа, поэтому он не мог сопротивляться. У Янь Цзе остались в голове только два слова: «Интеллигентный подонок!» ___________________ [1] 小媳妇儿 [xiǎo xífur] – девушка, выданная замуж своими родителями, также можно перевести как козел отпущения.