Ruvers
RV
vk.com
image

Генерал любит собирать маленькие красные цветы

Причина посещения

Глава 69. Причина посещения Лэ Яо видел раньше, как многие люди хвалили этого мужчину на форуме, поэтому думал, что Олдрич будет довольно красив, но в реальности оказалось, что он всего лишь так себе. Лэ Яо держал руку Сюй Яо и возмущался в своем сердце: «У него лицо, как у лошади, и у него хватило смелости сравнить себя с моим мужем? Аргх!» – Когда вы двое вернулись? – спросил Лэ Фэйшань. – За пять минут до твоего возвращения, – ответил Лэ Яо. – Но некоторые люди не рады нам, поэтому мы планируем вернуться назад. – Что за чушь ты говоришь? Этот дом тоже твой, кто тебе не рад? Более того, дома произошел такой большой инцидент. Ты не хочешь помочь, как старший сын семьи, а вместо этого просто поворачиваешься, чтобы уйти? Как так можно? – Лэ Фэйшань посмотрел на Лэ Яо, говоря глазами: «Здесь посторонние, а ты смеешь говорить со мной так?» – Я не знаю, как устраивать похороны. Чем тогда я смогу помочь? Кроме того, если я не присутствую дома в такой ситуации, это ведь должно расцениваться как оказание услуги? Это избавит вас от дискомфорта, когда вы смотрите на меня, – Лэ Яо продолжил: – Тетя Цзян только что отругала меня за то, что я причинил вред Лэ Тяньюй, и она даже толкнула меня. Я не могу не бояться ее после этого происшествия. – Ты! – Цзян Синьдо не ожидала, что у Лэ Яо хватит смелости превратить предыдущие события в обвинение. Поэтому она попыталась защитить себя и взвизгнула: – Я не толкала его! – Хватит! Зачем ты начинаешь ссору? – затем Лэ Фэйшань повернулся и посмотрел на Сюй Яо: – Так как ты вернулся, иди и посиди со мной немного. – Давайте закончим на сегодня, генерал Лэ. У вас много гостей. Кроме того, Лэ Яо сейчас беременен детьми. Я не хочу, чтобы он слишком нервничал. Если вам что-то нужно от нас, пожалуйста, свяжитесь напрямую со мной. Лэ Яо и я останемся в Синду на некоторое время. Лэ Фэйшань явно был недоволен таким ответом и озадачен тем, что говорить дальше. В конце концов он просто кивнул в ответ: – Хорошо, тогда возвращайтесь к себе. Сюй Яо от начала до конца не обращал никакого внимания на Олдрича. Получив разрешение Лэ Фэйшаня на уход, он вывел Лэ Яо во двор и сел в их флаер. Олдрич также не открывал рта, пока Сюй Яо и Лэ Яо не ушли и не скрылись в своей машине. Он сообщил Лэ Фэйшаню: – Сюй Яо очень высокомерен. Услышав это, Лэ Фэйшань помрачнел. На самом деле, он не хотел приводить Олдрича домой в это время. Это Олдрич сказал, что ему есть что обсудить с ним, поэтому он не мог отказаться. Хотя тот был младше, он, в конечном счете, был из семьи Дэвис, и ему пришлось принять его, чтобы сохранить лицо перед Старым Дэвисом. Цзян Синьдо не хотела ни с кем разговаривать. Она коротко посмотрела на Олдрича, повернулась и поднялась наверх. Она не могла забыть, что причина смерти ее сына была неотделима от этого человека! В начале, если бы не было сравнения между Олдричем и Сюй Яо, Лэ Яо не стал бы извиняться, не говоря уже о несчастьях, которые последовали за этим. Во время последнего фиаско, если бы Олдрич вел себя немного лучше по отношению к Лэ Тяньюй, ее сын не был бы настолько огорчен и не оказался бы в таком состоянии. – Извините, ее состояние не очень хорошее, и она не может развлечь гостя, – сказал Лэ Фэйшань. – Ничего, – Олдрич посмотрел на дверь, и в его глазах мелькнуло раздражение. С другой стороны, Лэ Яо и Сюй Яо не спешили уходить после того, как сели во флаер. Машина взлетела, но двигалась не очень быстро. Лэ Яо положил перед собой бумажную куклу Цзи Фэнюй и прошептал: – Цзи Фэнюй, я тебя сейчас выпущу. Ну что, ты готов? – Хорошо, – сказал Цзи Фэнюй. Они специально договорились о времени прибытия своего рейса на Тало в ночное время, чтобы облегчить их «ночную операцию». Жун Гуй внезапно прервал их: – Подожди, отпусти сначала меня. – Зачем? – спросил Лэ Яо. Жун Гуй ответил: – Во всяком случае, я прожил достаточно долго и не боюсь исчезнуть. Если этот метод не сработает, и я уйду, Цзи Фэнюй может остаться и помочь вам. Лэ Яо колебался, но Жун Гуй продолжал убеждать его: – Не беспокойся. Через некоторое время дом семьи Лэ станет еще дальше. Мне будет сложнее летать. Просто сделай это. Лэ Яо знал, что Жун Гуй был добросердечным, и решил послушаться его после долгих размышлений. Затаив дыхание, он вынул запечатывающий талисман из бумажной куклы Жун Гуя… Весь флаер молчал. Все были обеспокоены возможным исчезновением Жун Гуя. В конце концов, Лэ Яо рассказывал, что ему не удалось вызвать Цзи Фэнюй, когда он был на Тало. В это время духовное тело Жун Гуя медленно выплывало из куклы, и со скоростью, видимой невооруженным глазом, он постепенно становился все больше, пока не достиг размера «оригинального» Жун Гуя, стоящего внутри летающей машины. – Как ты себя чувствуешь, господин Жун? – быстро спросил Лэ Яо. Жун Гуй ответил: – Все хорошо. Позволь мне остаться и понаблюдать за ними. – Хорошо, я вызову тебя к рассвету. Затем Жун Гуй вылетел из флаера. Лэ Яо все еще чувствовал себя неуверенно по поводу состояния Жун Гуя и попытался вызвать его обратно с помощью талисмана. Жун Гуй, который только что выплыл наружу, вернулся и спросил: – Почему ты меня уже вызвал? Лэ Яо улыбнулся: – Ничего такого. Я просто хотел попробовать и посмотреть, работает ли призыв, иначе буду чувствовать себя неуверенно. А теперь иди, будь осторожен и не дай им найти тебя. Ранее Жун Гуй подслушивал Ван Хао и его команду на Хуася, так что это был не первый его набег в качестве «шпиона». На самом деле, он совсем не боялся. Лэ Яо вызвал его обратно, и в голове призрака возникла мысль. Теперь он понял, что этот ребенок действительно заботится о нем. Вскоре после этого Цзи Фэнюй также спросил: – Лэ Яо, ты можешь тоже меня выпустить? – Что ты собираетесь делать снаружи? – спросил Лэ Яо в ответ. – Конечно, я обойду дом семьи Лэ с Лао Жуном и найду для тебя больше информации. Так как он смог уйти, то и у меня не будет проблем. Кроме того, мы можем защитить друг друга. Таким образом, печати на оставшихся четырех куклах были сняты. Их духи также вышли, затем вылетели и исчезли. Затем Лесли ускорил полет, и они полетели к резиденции Сюй Яо в Синду. Вскоре Лэ Яо спросил: – Муж, как ты думаешь, я мог допустить ошибку? Я рассчитал три раза, и результат все тот же… Лэ Тяньюй все еще жив. Но только что Цзян Синьдо не выглядела так, будто притворяется. Сюй Яо также чувствовал, что Цзян Синьдо не притворялась, что оставляло только одну возможность. – Весть о его смерти не должна быть настоящей. Вполне вероятно, что Лэ Фэйшань солгал Цзян Синьдо и сказал ей, что Лэ Тяньюй умер в аварии. Сюй Яо пришел к выводу, что Лэ Фэйшань действительно может быть таким безжалостным. Чтобы удостовериться в своем подозрении, он позже связался с Ван Хао и узнал личности людей, сопровождавших Лэ Тяньюй в «путешествии». Он узнал, что Лэ Фэйшань ценил только одного человека из этой группы, а все остальные были посредственны и не имели поддержки серьезных семей. То есть, даже если бы произошла большая авария, никто не заботился бы об их исчезновении. Почему он выбрал такую группу для защиты Лэ Тяньюй? Если бы он действительно заботился о пасынке, он определенно послал бы более способных охранников. Но Лэ Фэйшань этого не сделал. Разве это не противоречие? – Но ты также сказал, что там еще есть способный человек, – продолжил Лэ Яо. – Что насчет него? – Кто-то должен сбежать и заботиться о Лэ Тяньюй. В противном случае, ты думаешь, что такой незащищенный омега, как он, может позаботиться о себе? Не говоря уже о Лэ Тяньюй, даже Лэ Яо не мог выжить сам по себе. Затем Сюй Яо связался с Янь Цзе: – Янь Цзе, проверь, какие станции пересадки находятся ближе всего к месту аварии Лэ Тяньюй и посмотри, были ли какие-либо крупные космические операции за последние три дня. – Брат Сюй, ты подозреваешь, что Лэ Тяньюй действительно сбежал, притворившись мертвым? – Это не подозрение, а проверка, – сказал Сюй Яо. – Если бы Лэ Фэйшань действительно хотел убить Лэ Тяньюй, ему не было бы нужды покидать Тало. Лэ Яо подсчитал судьбу Лэ Тяньюй пальцами. Через некоторое время он сказал мучительным голосом: – Я не знаю, каково его состояние. Раньше я мог рассчитать это, когда мы были на Хуася, но сейчас он словно в далекой галактике. Я не могу рассчитать. – Не беспокойся. Посмотрим позже, получит ли господин Жун какую-либо информацию. В то же время семья Бэй из трех человек, Жун Гуй и Цзи Фэнюй прибыли в дом семьи. Решив не допустить, чтобы низкая температура посеяла в Лэ Фэйшане и других людях сомнения, они не пошли вместе, и только двое из них медленно приплыли в главный зал. В зале было тихо, там никого не было. Цзян Синьдо и ее племянник ушли в спальню, которая первоначально принадлежала Лэ Яо, в то время как Лэ Фэйшань и Олдрич отправились в кабинет. Цзи Фэнюй и Жун Гуй увидели фотографии семьи Лэ, которые висели в коридоре, поэтому знали, как выглядят Лэ Фэйшань и Цзян Синьдо. Даже если бы они не видели племянника Цзян Синьдо, также поняли бы их отношения друг с другом по разговору. Таким образом, в конце зала они решили разделиться. Один призрак отправился в кабинет Лэ Фэйшаня, а другой вошел в бывшую спальню Лэ Яо. Они были очень осторожны, чтобы не стоять слишком близко к цели, вместо этого втиснувшись в стену и тихо слушая. Жун Гуй не услышал никакой полезной информации от Цзян Синьдо даже после долгого наблюдения. Цзян Синьдо и ее племянник продолжали ругать Лэ Яо и были огорчены смертью Лэ Тяньюй. Казалось, что Цзян Синьдо действительно верила, что Лэ Тяньюй умер. Однако у Цзи Фэнюй ситуация была совсем другой. Чем больше он слышал, тем темнее становилось его лицо. Он посмотрел на Олдрича, который стоял напротив Лэ Фэйшаня, как на сумасшедшего. – Ты имеешь в виду, что именно ты был тем, кто изначально соответствовал Лэ Яо? – Лэ Фэйшань посмотрел на Олдрича с полным недоверием. – Кто-то вмешался в данные Центра бракосочетания? – Да, дядя Лэ, – подтвердил Олдрич. – Я только недавно узнал об этом вопросе. Хотя мы не выяснили, кто это сделал, я уверен, что у меня более высокая совместимость с генами Лэ Яо, чем у Сюй Яо. – Но Лэ Яо и Сюй Яо женаты. И он уже беременен детьми. Какой смысл говорить мне это сейчас? – Конечно, это факт, который нельзя опровергнуть. Давайте говорить открыто. Теперь Сюй Яо сумел получить Армию призраков для подразделения Летающих волков на Хуася с помощью Лэ Яо. Это все еще секрет для большинства людей, но не для семьи Дэвис. Вам не жаль, что способность Лэ Яо используется для 12-го армейского корпуса? – Как ты думаешь, я не хотел вернуть Лэ Яо обратно? Но он отказался. Что я могу делать? – Он отверг вас только потому, что Сюй Яо уже пометил его. Вы знаете, что омега естественным образом зависит от альфы, который его отмечает. Но метку не невозможно удалить. Хотя этот процесс очень болезненный, и у Лэ Яо также будут проблемы из-за детей в животе, но, если вы готовы мне помочь, не думаю, что это будет большой проблемой, – Олдрич улыбнулся: – Подумайте об этом. Вы хотите оставить Лэ Яо в 12-й армии или… Лэ Фэйшань нахмурился и спросил: – Ты здесь сегодня не из-за меня, а из-за Лэ Яо, верно? Олдрич рассмеялся и не стал этого отрицать. Он знал, что Лэ Яо вернется сегодня, поэтому у него разыгралось любопытство, и он решил навестить дом семьи Лэ. Все это было сделано, чтобы увидеть, какой человек должен был принадлежать ему, но вместо этого оказался передан Сюй Яо.