Ruvers
RV
vk.com
image

Феодал и дракон

Драконья жемчужина

<div><em><br>Маленький феодал действительно втрескался.</em></div><div><br>По правде говоря, у ухода Фулю имелись свои плюсы.</div><div><br>Теперь я мог уделять больше времени беспокойству о людях, что меня окружали. Например, о моем младшем брате.</div><div><br>Я лишь недавно заметил, насколько он вырос. И более того, кажется, он во многом походил на меня. Как и я, говорил по-философски поэтично.</div><div><br>Однажды он сказал мне: «Брат, кажется, ты живешь каждый день в ожидании следующего, но следующий день, как и предыдущие ты снова проводишь в ожидании.»</div><div><br>Звучит, действительно, по-философски, правда?</div><div><br>Я чувствовал, что мой брат обладает многообещающим талантом, и поэтому я передал ему свою драгоценную «Антология поэта Хайдера. Собрания со всего мира».</div><div><br>Год шел медленно и неторопливо, а наша сила на материке все укреплялась.</div><div><br>Однажды, когда я вернулся в крепость, я застал мать и Анну в приемной. Рядом с ними стояла худая, сморщенная пожилая женщина в пурпурном платье. Мать представила ее как ведьму и сказала, что та появилась в год моего рождения, благословила меня и предложила назвать меня Адамом.</div><div><br>«Милорд, я знаю, что жить мне осталось недолго, но я могу использовать свои последние минуты, чтобы ответить на три любых ваших вопроса,» — объявила старуха мне. — «Я, в свою очередь, всего лишь прошу немного места для моей могилы.»</div><div><br>Я согласился.</div><div><br>Сначала я спросил о том, чем меня накормил Фулю перед уходом. Она ответила, что это была драконье жемчужина — величайшее сокровище, с которым дракон никогда не расстанутся добровольно. Исключение составляла только смерть. Как сказала ведьма, мой случай относился к редчайшим.</div><div><br>Затем я спросил ее, что дает драконий жемчуг. Ведьма призналась, что многого не знает. Известно ей было лишь то, что я получу половину продолжительности жизни Фулю, а также повышенные защитные способности наравне с расой драконов, пока сам Фулю будет жить. Когда дракон умирает, все способности, дарованные его жемчужиной, исчезают.</div><div><br>Я поспешно спросил, повлияет ли это на Фулю. Она посмотрела на меня спокойными глазами и ответила:<br>— Дракон, потерявший свою жемчужину, будет отвергнут своим племенем. Вы приобретаете то, что он теряет — останется только половина его жизни, он также станет слабее<br>Я тихонько пробормотал, еле слышно:&nbsp;<br>— … смогу ли я его дождаться?<br>Ответа не последовало.</div><div><br>Когда я взглянул на нее, старая иссохшая ведьма сидела на стуле, а глаза ее были закрыты. Она уже ответила на три вопроса, и смерть настигла ее.</div><div><br>С тревогой на сердце я приказал похоронить ведьму.</div><div><br>Все-таки я никогда не интересовался у Фулю, как его, столь могущественного дракона, могли так сильно ранить, что он был вынужден перелететь Мертвое море. Я также никогда не спрашивал у него, зачем ему возвращаться. Если это что-то важное или, возможно, опасное, то почему он оставил мне свою жемчужину, которая так важна для его расы?!</div><div><br>Я всегда себя считал крохотным пятнышком в жизни Фулю — в конце концов, драконы живут несколько тысяч лет. Я даже надеяться не смел, что он когда-нибудь вернется, а теперь внезапно оказывается, что я значил для него все.</div><div><br>Он буквально отдал мне половину своей жизни, и я буду жить до тех пор, пока живет он.</div><div><br>Под моим началом была организована экспедиция.</div><div><br>С помощью древних чертежей я привлек квалифицированных мастеров для создания пилотируемых летающих линкоров и огромных кораблей, которые могли пересечь Мертвое море.</div><div><br>Мои мотивы были очевидны, а любые противоположные мнения немедленно пресекались.</div><div><br>Семь месяцев спустя три больших корабля, которые предположительно могли выдержать опасное путешествие к Иканнами, были наконец полностью построены.</div><div><br>Я подготовил тысячу солдат, и мы отправились в плавание.</div><div><br>Двадцать дней спустя мы прибыли на небольшой остров.</div><div><br>Разведывательная группа, которая отправилась заранее, сообщила, что на острове есть пресная вода, и это делает его пригодным для привала. Прибытие сюда говорило о том, что мы были на полпути к нашей цели.</div><div><br>На острове имелись развалины старых башен и укреплений. Выслушав отчет разведчика, я решил построить здесь крепость.</div><div><br>До одного момента все шло очень гладко по плану, я не предвидел лишь одного — предательства Энди.</div><div><br>Он был одним из тех, кому я доверял больше всего. Мы выросли вместе и разделяли одни и те же радости и горести. Я никогда не думал, что он окажется предателем. Я оставил всех моих верных помощников в Фаньнане, и поэтому все, кто присоединился ко мне в этом путешествии, были его последователями. Теперь, когда я подумал об этом, это, вероятно, тоже было частью его плана.</div><div><br>Должно быть ему было трудно отправиться в рискованное путешествие после того, как он уже покорил весь континент Фаньнан.</div><div><br>Он сказал, что дьявол околдовал меня, я потерял рассудок и взял людей на верную смерть, решившись вот так отправиться на Иканнами.</div><div><br>Но, возможно, из-за нашей старой дружбы, он не убил меня, вместо этого решив запереть в башне на острове с несколькими сподвижниками, которые бы охраняли меня. Затем он принял командование и вернулся в Фаньнан с новостью о том, что «лорд внезапно заболел и скончался во время путешествия».</div><div><br>Однако один из охранников, оставленных Энди, хотел меня убить.</div><div><br>У меня не было возможности узнать, хотел ли этого Энди или это была его собственная идея, но, вероятно, все потому, что он считал, что пока я жив, я буду препятствием для нового. Стало быть, я должен быть убит.</div><div><br>Он испробовал много разных методов: от открытого удара ножом и рубящего удара мечом до отравления, поджога, а затем утопления ...</div><div><br>И все же, я не умер. Я не мог.</div><div><br>Я был очень спокоен, но, казалось, он вот-вот сломается. Он смотрел на меня, как на чудовище.</div><div><br>Во тьме ночи и подумал о собственных чувствах и пришел к выводу, что я действительно монстр, как меня и видели люди. Если бы он захотели меня убить, им бы пришлось приложить минимум столько же усилий, сколько нужно для умерщвления дракона. Все-таки в моем сердце жил дракон, и я знал, что он защитит меня.</div><div><br>Неожиданно меня отпустил помощник сторожевого.</div><div><br>Когда я посмотрел на этого человека с легким недоверием, он сказал, что обязан мне своей жизнью: в той битве с лордом Морганом он был раненым солдатом, которого я прикрыл и отправил обратно.</div><div><br>«Милорд, простите мою некомпетентность,» — извинился он, но ему удалось найти небольшую лодку, наполненную необходимыми припасами — для меня этого было более, чем достаточно.</div><div><br>Он пообещал, что позаботится обо всем здесь, чтобы я мог с легкостью сбежать, поэтому я сел в лодку и отправился по океанскому течению к континенту Иканнами.</div><div><br>Меня не заботило, ярко ли вокруг меня или темно, были ли волны грубыми или нет; даже если я не мог видеть своими глазами, мое сердце было моим компасом.</div><div><br>Я верил, что глубоко внутри меня скрывалась сила, которая вела вперед.</div><div><br>Возможно, в этом мире чудеса действительно существуют. Спустя неопределенное время перед моим взором появилась изморось из ослепительного света.</div><div><br>Инстинктивно я закрыл глаза руками, а затем медленно, недоверчиво убрал их...</div><div><br>Передо мной вдали виднелась серая линия, открывавшая вид на совершенно новый, великолепный континент.</div><div><br>И я мог его видеть.</div>