Ruvers
RV
vk.com
image

Феодал и дракон

Я тебя люблю

Дрянной господин, который слишком рьяно флиртует с драконами *** У всех имелись глаза, так что они точно могли увидеть, что Фулю стал намного сильнее. Теперь мне казалось, что он был настолько могущественный, что ему не составило бы проблем перелететь Мертвое море. Прошел уже год с нашей первой встречи, и мой феод приобрел славу самой сильной державы на северо-востоке материка, однако мы все еще не могли позволить Фулю уйти. По сути мы были зелеными выскочками по сравнению с военачальниками старой школы, такими как Аньсай и другие. Мы слишком быстро выросли, у нас было мало опыта, но очень много врагов. Они окружали нас со всех сторон. Несомненно, мы окажемся в чрезвычайно трудном положении, если Фулю уйдет. Чтобы заняться этой проблемы, Энди, мои приближенные и я провели тайный совет, на котором попытались разработать план, как бы заставить Фулю остаться с нами еще на некоторое время. Однако сложно придумать хорошие идеи заманивания кого-то, кто происходит из столь редкой на материке расы, что обычные люди о ней ничего и не знали. Энди, который в детстве тоже слушал истории странствующего барда, и я вспомнили две вещи, которые, по утверждению того сказителя, любили все драконы: сокровища и принцессы. Честно говоря, в последние дни Фулю не особо интересовали драгоценности в моей сокровищнице. Он отклонял мои предложения и даже упрекал меня в том, что я трачу деньги на обучение солдат и строительство укреплений. Что до принцесс… Мой отец был феодалом, но у него родилось только двое сыновей и ни одной дочери. С другой стороны, я тоже феодал, но я не был даже женат, что уж говорить о дочерях. Таким образом, Энди придумал план: мы выберем двух довольно привлекательных женщин и заплатим им много денег, чтобы они пошли к Фулю. Я и не знал, что Фулю придет в такую ярость, что крыльями оттолкнет этих красавиц. Мне оставалось только попросить Энди успокоить девушек, а сам я отправился говорить с Фулю. Он кружил моей крепостью и наблюдал за мной, пока я, прилагая огромные усилия, взбирался дюйм за дюймом на крышу, чтобы подобраться к нему поближе. Его глубокие синие глаза покраснели. «Фулюшка очень зол», — тихо пробормотал я себе под нос, дрожа, но чувствуя при этом раздражение. Почему он так зол? Дамы не происходили из знатных родов, но разве других их качеств было недостаточно? Независимо от того, в чем была проблема, мне оставалось только уговорить и успокоить его. Напрягшись, я на цыпочках подошел обнять его за шею. Фулю не уклонился от моих объятий, и это показалось мне странным. Однако я все равно подпрыгнул, чтобы дотянуться до его шеи. Дракон слегка опустил голову, позволив мне обхватить его. Я хотел улыбнуться, но не осмелился. Вместо этого я поднял голову и посмотрел на него с сожалением и грустью: — Фулюшка, это моя вина. Мне не стоило давать Энди делать этого. Не имело значения, чувствовал ли я настоящее раскаяние или только притворялся — жалостный вид был, определенно, безопаснее. Фулю хмыкнул и проигнорировал меня. Я прижался щекой к его шее и слегка потерся о его тонкую ледяную чешую: — Фулюшка, извини. Ты простишь меня? Фулю продолжал молчать, изящно спустившись на крышу. Я наклонил голову и прижался губами к чешуе на его шее. Я с трудом заговорил приглушенным голосом: — Фулюшка… Драконы казались мне очень странной расой. Они желали только королевских и знатных дочерей, более никого. Но я должен уважать их культуру. Поэтому я попытался объяснить ему ситуация: — Фулю, у моего отца правда были только сыновья… но если ты все еще злишься, то мне остается только предложить себя. Ты не против? Когда я сказал это, Фулю, наконец, с неохотой повернул голову и встретился со мной взглядом, а после снова хмыкнул. Я сразу почувствовал облегчение, поняв, что его гнев утих. Ласково сжав его лапы, я воскликнул: — Фулюшка, ты лучший. Ты правда самый сильный и замечательный дракон, которого я когда-либо встречал! Я вовсе не соврал, когда произнес это. Все-таки я встречал лишь одного дракона за всю свою жизнь. Воздух снова вышел из ноздрей дракона, но я ясно увидел легкую гордость в его ледяных синих глазах. Про себя я подумал, что тот странствующий поэт был прав. Драконы, и в самом деле, гордые и тщеславные создания. Я решил, что мы помирились, и перестал сдерживаться. Меня охватило сильнейшее чувство радости: я ласкал, облизывал и даже слегка кусал чешую на его шее. Все это я делал инстинктивно без всякой на то причины. Шея — слабое место всех живых существ, поэтому, когда один готов полностью открыть ее другой, это говорит об их доверии друг к другу. Когда я позже размышлял о своих действиях и о том, что Фулю позволил мне все это сделать, я пришел к выводу, что он очень мне доверял. Я едва укусил его два раза, как пара когтей уронила меня, надо мной нависла его большая тень. Дракон стал лизать мое лицо и шею в ответ, задевая даже нижнюю челюсть и бок шеи своими невероятно острыми клыками. — Ф-Фулюшка… Я испугался и запаниковал. Закрыв глаза, я попытался оттолкнуть его, но не смог даже на миллиметр сдвинуть его. Он так легко, словно бумагу, уложил меня, а я даже огромными усилиями не мог двинуть эту маленькую гору. — Фулюшка… хватит дурачиться, — тихо попросил я, обратившись к нему по имени. Именно тогда я почувствовал легкость, дракон поднял меня и бросил себе на спину. Я крепко обнимал его за шею, пока мы разрезали облака, и верил, что теперь у нас все хорошо. Я, смеясь, прижался к Фулю, чтобы спрятаться от сильного ветра. Не задумываясь, я внезапно выпалил причину всего нашего плана, а также свое личное желание: — Фулюшка, не оставляй меня, хорошо? Но ветер был настолько мощный, что я даже не знал, услышал ли Фулю меня. *** Примечание: В оригинале глава назвалась 521. 520 в китайских сетях — кодовое обозначение выражения «я люблю тебя». Такое обозначение пришло от даты 20.05 по нашему написанию, в Китае же она выглядит как 5.20. В этот день принято присылать тому, в кого ты тайно влюблен этот код, и тогда влюбленному могут ответить «521», что тоже созвучно с «я люблю тебя» и означает положительный ответ на признание. Как можно понять, название главы означает не признание, а положительный ответ на него.