Ruvers
RV
vk.com
image

Феникс на девятом небе

<div>Резиденция третьей принцессы размещалась за городом, в месте, выбранном лично ею. В императорском дворце жила вдовствующая императрица, а между ней и покойным третьим принцем-консортом Гуй Сэнем были немного запутанные отношения, поэтому, естественно, третьей принцессе удобнее было жить за городом.<br><br>Питая любовь к горам и рекам, принцесса выбрала живописное место, окружённое ими. Резиденция хоть и не достигала тех строгости и величия дворца матери императора, однако была удивительно изящной и уединённой.<br><br>Уже глубокой ночью, будучи застигнутой врасплох приездом дорогих гостей, женщина спешно приказала подготовить комнату.<br><br>Цю Лань и девушки проворно прислуживали императору Жун Тяню. А сам Жун Тянь прислуживал господину Фэн Мину, помогая мыться. Чувствуя себя превосходно и поддавшись действию алкоголя, Фэн Мин не только притянул Жун Тяня к себе, громко распевая «попсовые» песни, но и ещё, отбросив былую стыдливость, непрестанно целовал его в губы. В конце концов, будучи успокоенным Жун Тянем, юноша крепко заснул.<br><br>На следующее утро, когда солнце уже было на высоте трёх шестов [1], Фэн Мин открыл глаза. Жун Тянь сидел на краю кровати давно одетый.<br><br>— Государь впервые пропустил заседание, как князь Мин возместит мне это?<br><br>— Ха? — Фэн Мин уселся, потирая заспанные глаза. — Где мы?<br><br>Вошедшая с горячей водой Цю Юэ со смехом сказала:<br><br>— Вчера князь Мин сильно напился и требовал поехать сюда, в резиденцию третьей принцессы.<br><br>— А-а, оказывается, мы у третьей принцессы, — посмеялся Фэн Мин.<br><br>Переодевшись, юноша вместе с Жун Тянем отправился повидаться с хозяйкой.<br><br>Третья принцесса уже приказала слугам приготовить димсам, желая позавтракать у ручья.<br><br>— Князь Мин проснулся? — Третья принцесса, всё так же являясь красавицей, улыбкой дарила тепло. Указывая изящным пальцем на вырезанные из камня кресла, она сказала, звонко смеясь:<br><br>— Скорее садитесь, димсам уже давно приготовлен.<br><br>— Простите, побеспокоил принцессу. — Фэн Мин потянул Жун Тяня сесть. Он сейчас не являлся наследным принцем Силэй и, естественно, не мог называть её царственной тётушкой. Юноше только и оставалось, что звать её принцессой.<br><br>Приятный пейзаж ручья словно уносил прочь от всяческих непрекращающихся распрей, что творились во дворце, позволяя чувствовать себя легко и свободно. Вкушая ещё горячий димсам, трое человек тихо беседовали.<br><br>— Вчера князь Мин напился, а сегодня разве не страдает головной болью?<br><br>Жун Тянь ответил:<br><br>— Он уже принял дворцовое снадобье от похмелья.<br><br>Принцесса мягко засмеялась, говоря:<br><br>— Ваше Величество действительно внимателен к князю Мину. Не удивительно, что князь Мин согласился пойти на риск и, притворившись наследным принцем, отправился в Фаньцзя.<br><br>Фэн Мин смутился и, сложив руки в знак почтения, сказал:<br><br>— Прошу принцессу простить за тот обман.<br><br>— Если говорите о том лживом положении князя Мина, то это сущий пустяк. Однако если говорите про другое дело, то я собираюсь князя Мина обвинить и призвать к ответу.<br><br>В этих словах таилось что-то неуловимо важное, что заставило Жун Тяня и Фэн Мина переглянуться.<br><br>Фэн Мин с растерянностью на лице спросил:<br><br>— В чём принцесса меня обвиняет?<br><br>— Князь Мин тогда обратился ко мне, ручаясь, что он может попросить государя показать мне искусство исчисления, однако до сих пор вы не сдержали слово…<br><br>— А-а! — Фэн Мин внезапно понял и, хлопая себя по лбу, сказал: — Верно, дел было много, так же много, как шерстинок у быка, и я невольно запамятовал об этом. Хи-хи, ещё раз приношу извинения принцессе. Жун Тянь на самом деле не обладает искусством исчисления, я тогда не хотел отдавать принцессу замуж за отвратительного императора Ли, поэтому солгал.<br><br>На лице третьей принцессы отразилось разочарование:<br><br>— А...<br><br>Фэн Мин тогда ради судьбы Силэй использовал ныне неведомые этому миру аспекты математики и репутацию Жун Тяня, чтобы обманом увезти третью принцессу в Силэй.<br><br>Третья принцесса так или иначе являлась принцессой Фаньцзя и знаменитой красавицей, у которой, к сожалению, была горькая судьба. После смерти мужа и отца ей нельзя было оставаться в собственной стране из-за разразившейся борьбы за трон.<br><br>«К тому же подверглась обману с моей стороны. Вспоминая это, невольно чувствую угрызения совести».<br><br>Фэн Мин тотчас же поспешил исправить ситуацию:<br><br>— Однако принцессе не стоит беспокоиться, я изучал искусство исчисления, резиденция принцессы чудесная и большая, я поживу здесь несколько дней, и мы с принцессой будем учить друг друга.<br><br>— Хорошо. — Третья принцесса, конечно же, обрадовалась, глаза засияли, а сама она уже хотела было кивнуть, но боковым зрением внезапно заметила, как Жун Тянь помрачнел. Будучи умной женщиной, принцесса отступила от своего слова: — Однако здесь, вдалеке от столицы, нет такой безопасности, как во дворце. Положение князя Мина очень ценно, поэтому лучше быть чуточку осторожнее. Лучше подожду, когда у князя появится свободное время и он приедет сюда. Тогда-то мы вновь будем обмениваться знаниями.<br><br>— Хорошо, — согласился без колебаний Фэн Мин.<br><br>После завтрака гости распрощались и вернулись во дворец.<br><br>Фэн Мин сдержал слово. На следующее утро, после того как Жун Тянь отправился на собрание, юноша тотчас же, взяв с собой Ле Эра и Жун Ху, отправился навестить третью принцессу.<br><br>Он обладал самыми лучшими знаниями, которые собирались тысячелетиями, каждая сказанная им истина заставляла даже принцессу вздыхать от изумления.<br><br>Несмотря на то, что у него уже был Жун Тянь, красавица — это всё же красавица, одна улыбка которой радовала и сердце, и глаз. Мысли третьей принцессы обгоняли эту эпоху, и Фэн Мину с ней было необычайно комфортно. В результате юноша задержался аж до самого вечера.<br><br>А примчавшись на всех парах во дворец, он получил сильный нагоняй от Жун Тяня.<br><br>Стоящие рядом Цю Лань и ещё несколько слуг, дрожа от страха, смотрели на терпящего ругань Фэн Мина. Ле Эр сказал:<br><br>— Князь Мин вышел развеяться — это же хорошо. Хоть он весь месяц вёл себя благонравно, но всё же я боялся, что он с тоски заболеет.<br><br>— Верно, — Цю Юэ кивнула и, вновь нахмурившись, сказала: — Однако третья принцесса является красавицей. Боюсь, если князь Мин будет подолгу у неё засиживаться, то неизбежно…<br><br>— Это не имеет значения, видишь, Его Величество не запрещает князю Мину видеться с ней, значит, третья принцесса совершенно не влияет на нашего князя.<br><br>Цю Син, промолвив «угу», искренне протараторила:<br><br>— Кроме государя, по-моему, на князя Мина никто не может повлиять.<br><br>Четверо слуг засмеялись, а Жун Ху, молчаливо сидящий за дверью, сказал одну фразу:<br><br>— У вас нисколько нет приличия, даже над государем и князем Мином осмелились смеяться.<br><br>Ле Эр, прикрывая рот, ответил:<br><br>— Старший брат, вот когда долго прослужишь князю, тоже последуешь нашему примеру.<br><br>Жун Ху с безысходностью на лице только и мог, что покачать головой.<br><br>Фэн Мин, подвергшись ругани Жун Тяня, после страстной ночи с Его Величеством, который мучил его до полусмерти, на утро не мог подняться с постели. После того как Жун Тянь ушёл на заседание, Фэн Мин долго боролся с собой, лёжа в кровати, обдумывая, стоит ли смиренно вставать и ехать на встречу с принцессой.<br><br>Вчера с принцессой он обсуждал примеры законов физики, которые могли с большим успехом послужить во благо народа. Оказалось, было много серьёзной работы, эффективность которой с помощью знаний физики и спроектированных инструментов можно было поднять, что действительно было бы благоприятно для страны и принесло пользу простым людям.<br><br>Поскольку оборудование ещё не было спроектировано, да и вчерашний скандал не выходил из головы, желания что-либо рассказывать Жун Тяню у Фэн Мина не наблюдалось.<br><br>Ох, хочется поразить Жун Тяня, нехорошо целый день всё держать в себе и не делиться этим с ним. Юноша вспомнил высоко поднятый и развевающийся на ветру флаг князя Мина, и его настроение внезапно улучшилось.<br><br>Мысли об этом наполнили тело силой, отнятой за ночь Жун Тянем. Фэн Мин поднялся с постели и переоделся.<br><br>— Ле Эр, едем к третьей принцессе.<br><br>— Сегодня?<br><br>— Конечно, знания третьей принцессы в сравнении с уроками дворцового учителя потрясают, я хочу ездить к ней каждый день.<br><br>Взяв с собой Ле Эра и Жун Ху, юноша вновь покинул дворец.<br><br>В отличном расположении духа добравшись до резиденции принцессы, все трое испугались.<br><br>Ещё вчера вокруг простирался прекрасный пейзаж, и резиденция была окружена идеальной тишиной, свойственной хозяйке. А сегодня территория внезапно погрузилась в тяжёлые тучи и густой туман[2]. Все слуги были облачены в белые одежды [3], повсюду висели белые ткани, большие ворота украшал белый фонарь, на котором красными большими буквами было написано одно слово — «ненависть».<br><br>Фэн Мин резко изменился в лице и прошептал:<br><br>— Что произошло? — Торопливо спешившись, юноша вошёл в большие ворота.<br><br>Приближённая служанка третьей принцессы, Фэнь Янь, как раз в этот момент в крытой галерее утирала слёзы. Увидев, что Фэн Мин приехал, девушка поприветствовала его:<br><br>— Князь Мин нанёс визит. Сегодня принцессе нездоровится, она не в состоянии принимать гостей, прошу князя Мина приехать в другой день.<br><br>— Фэнь Янь, что случилось? — спросил юноша. — Снаружи везде развешаны белые полотна, а перед дверью фонарь… В конце концов…<br><br>Услышав вопросы Фэн Мина, девушка, не сдержавшись, крепко прикусила губу и уронила две слезинки, которые оставили мокрый след на щеках.<br><br>— А принцесса? Где принцесса?<br><br>Стоящий на улице Ле Эр, крепко схватив слугу, притянул его и шёпотом спросил. Его лицо постепенно приобретало серьёзность, подойдя к Фэн Мину, юноша тихо сказал:<br><br>— Князь Мин, в Фаньцзя глубокий траур.<br><br>— Глубокий траур? Лун Тянь умер?<br><br>Лун Тянь был вторым принцем-консортом Фаньцзя. Жун Тянь тогда предположил верно: унаследовал престол не Гуй Сэнь, а не выдающий себя ни звуком, ни видом Лун Тянь.<br><br>Ле Эр покачал головой:<br><br>— Нет, Лун Тянь, он… — Юноша уже хотел было объяснить, как внезапно из комнаты донёсся голос третьей принцессы.<br><br>— Раз уж князь Мин прибыл, то пусть войдёт в комнату.<br><br>Фэн Мин посмотрел на Ле Эра и вошёл в покои принцессы.<br><br>Третья принцесса была облачена в белый наряд, и на ней не было ни одного украшения. Она, по-видимому, скорбела и была немного рассеянной. Бросив взгляд красных заплаканных глаз на Фэн Мина, женщина прошептала:<br><br>— Мне следует извиниться перед князем Мином. Вчера обсуждаемый чертёж аграрных инструментов ещё не готов.<br><br>— Не волнуйтесь, не волнуйтесь. — Фэн Мин сел и, наклонившись вперёд, заботливо спросил: — Принцесса, что-то случилось?<br><br>— Это трагедия Фаньцзя и не касается князя Мина.<br><br>— Принцесса, расскажите мне, позвольте мне тоже разделить это горе.<br><br>Женщина, тяжело вздохнув, с печальным видом и скорбным голосом проговорила:<br><br>— Князь Мин когда-то приказал генералу Туну сказать мне, что болезнь отца-императора могла быть вызвана ядом. Князь Мин ещё помнит об этом?<br><br>Фэн Мин кивнул:<br><br>— Да, я помню.<br><br>— Яд, которым отравили отца-императора, под названием шэмань, является самым редким ядом в мире. — Фэн Мин обернулся, переглянулся с позади стоящим Ле Эром. То, что старый император Фаньцзя умирает именно от этого яда, они прекрасно знали, только хранили в секрете от третьей принцессы. Но сейчас, когда принцесса узнала правду, то, должно быть, что-то случилось.<br><br>Принцесса, тихо вздохнув, стала не спеша рассказывать:<br><br>— После глубокого траура по отцу-императору на Фаньцзя обрушилось наводнение, и могилу императора затопило. Чтобы защитить тело отца-императора от повреждений, стража, охранявшая могилу, следуя вековым традициям, попросила временно вытащить гроб. Возможно, на небе отец-император обладает душой. Когда достали гроб, то он внезапно раскололся, предоставляя всеобщему вниманию тело отца-императора. Тело с головы до пят было чёрным, как смоль, и окоченевшим, словно древесина, лишь на горле были сиреневые следы. — Она остановилась, но потом всё же продолжила: — Только яд шэмань способен сотворить такое с человеком.<br><br>Именно так всё и раскрылось. Фэн Мин со вздохом произнёс:<br><br>— Небесные сети необъятны [4], возможно, дух императора Фаньцзя действительно обижен. Не знал, что под глубоким трауром подразумевается…<br><br>— Как только это выяснилось, Фаньцзя охватила паника, царствующий дом выдвинул желание отомстить негодному сыну. Второй принц-консорт Гуй Сэнь по собственной инициативе тайно планировал наказать предателя. Сердце Лун Тяня, как у злодея, дрожит от страха [5], он уже прибрал военную власть к рукам и смог показать свою силу, в итоге… — Принцесса со скорбью поглядела в окно и, задыхаясь от слёз, сказала: — В итоге Лун Тянь закрыл небо одной рукой [6] и ночью послал войска, учинив восстание и схватив многочисленное семейство царствующего дома Фаньцзя.<br><br>Фэн Мин вытаращил глаза:<br><br>— Он… он пленил весь царствующий дом Фаньцзя…<br><br>— Исключая вторую старшую сестру, которая сидела под надзором в царской опочивальне, других же… — Третья принцесса, скрежеща зубами, процедила страшные слова: — Казнил.<br><br>— Казнил? — внезапно поднялся Фэн Мин.<br><br>Порывы загробного ветра с пронзительным свистом подули из Фань Цзя в Си Лэй прямо в резиденцию третьей принцессы.<br><br>Более тысячи членов семьи царствующего дома Фаньцзя в беспросветной ночи захлёбывались слезами и стенали, находясь в роскошном главном зале. Независимо, старик или ребёнок, беременная женщина или младенец — кровь их всех окрасила белоснежное лезвие меча.<br><br>Впервые Фэн Мин понял, насколько жестокой и кровавой может быть древняя борьба за власть.<br><br>Несчастная третья принцесса в рассветной тишине получила весть о полном разорении и гибели семьи. Не только огромный императорский род за утро был уничтожен, но даже единственная оставшаяся в живых, из-за того что была супругой Лун Тяня, вторая сестра, не вынесла такого удара и сошла с ума.<br><br>Фэн Мин возмутился:<br><br>— Не думал, что Лун Тянь станет таким безумцем. Он обязательно должен сдохнуть!<br><br>Женщина внезапно встала на ноги и, посмотрев в сторону Фаньцзя с горящим гневом в глазах, тихо процедила сквозь стиснутые зубы:<br><br>— Лун Тянь, клянусь, я убью тебя.<br><br>Принцесса была охвачена внезапным горем, и Фэн Мин не осмелился затрагивать тему сельскохозяйственных оборудований. Глубоко сочувствуя судьбе принцессы, юноша остался в резиденции, чтобы утешить несчастную. Однако после долгих уговоров Ле Эра обеспокоенному Фэн Мину всё же пришлось покинуть приунцессу, но перед самым отъездом женщина сказала ему:<br><br>— Князю Мину не стоит беспокоиться обо мне. Пока Лун Тянь не умрёт, я буду жить. Здесь из-за белых полотен и ритуальных денег [7] витает тяжёлая аура. Высокочтимый князь Мин, всё же не следует часто приезжать сюда.<br><br>— Пустяки. — Психологией доказано, что, сталкиваясь с ужасным горем, человек становится стойким, однако, если не поддержать и не утешить его, вероятнее всего, он погибнет. Фэн Мин с натиском произнёс: — Завтра я снова приеду навестить Вас.<br><br>С тяжёлым сердцем Фэн Мин вернулся во дворец наследного принца, где его уже ждал Жун Тянь.<br><br>— Жун Тянь, можно ли объявить войну Фаньцзя? — прямо спросил Фэн Мин, увидев мужчину.<br><br>Жун Тянь тоже утром получил известие о трагедии и, нахмурившись, сказал:<br><br>— Ты сегодня ездил повидаться с принцессой?<br><br>— Верно. — Не сводя взгляда с Жун Тяня, юноша спросил: — Можно ли объявить войну Фаньцзя?<br><br>— Тебе хочется отомстить за принцессу.<br><br>— Не только ради мести за кого-то, но и в знак наказания Лун Тяня, так как его деяние не соответствует моральным принципам. — Сложив руки в рукава, Фэн Мин возмутился: — Косить людей, как коноплю [8] — бесчеловечно. С помощью царствующего дома Фаньцзя он стал императором, ох, завладев престолом, он продолжит уничтожать всё без остатка.<br><br>Жун Тянь задумался на миг:<br><br>— Армия Фаньцзя неплохая, Лун Тянь всех, кто ему противостоял, уже уничтожил, поэтому военная власть должна быть ещё сплочённее. К тому же Силэй как раз прекратил войну на границе с государством Тун, солдатам требуется отдых.<br><br>— Тогда…<br><br>— Фэн Мин, ты не заметил, Лун Тянь осмелился пойти против всех и за одну ночь уничтожил царствующий дом Фаньцзя, что крайне странно.<br><br>Юноша нахмурился и сел, бормоча себе под нос:<br><br>— Верно, прибрав к рукам императорскую власть, мог постепенно уничтожать инакомыслящих. Неужели… — Он обернулся и поглядел на Жун Тяня.<br><br>Двое юношей в один голос воскликнули:<br><br>— Жо Янь!<br><br>— Не понимаю, зачем Жо Янь так спровоцировал Лун Тяня? — Фэн Мин покачал головой, не понимая: — Чтобы Лун Тянь охотно помог ему захватить власть над Фань Цзя? — И вопросительно посмотрел на Жун Тяня.<br><br>Задумавшись на какое-то время, Жун Тянь покачал головой, сказав:<br><br>— Жо Янь весьма умно расставляет свои камни [9], я пока тоже ничего не могу понять. Неужели он хочет как можно скорее завоевать мир и прежде всего начал с Фаньцзя?<br><br>Фэн Мин поджал губы, задумавшись, и вскоре, подняв голову, спросил:<br><br>— Уж не начал ли Лун Тянь выходить из-под его контроля, и Жо Янь учинил кровавую драму, чтобы против Лун Тяня ополчились все страны, таким образом Лун Тянь сможет сохранить царское положение лишь с помощью Ли и не станет предавать Жо Яня.<br><br>После долгих дискуссий они так и не пришли к каким-либо выводам.<br><br>На следующий день Жун Тянь объявил о торжественной церемонии. Из-за внесённых Фэн Мином предложений о террасах и водяном колесе Силэй получила богатый урожай, поэтому по всей стране было объявлено торжественное празднество.<br><br>Тяжёлые тучи и густой туман окутали Фаньцзя, однако в Силэй было как раз наоборот — всё было охвачено радостным волнением.<br><br>Фэн Мин из-за случившегося в Фаньцзя вёл беседы с Жун Тянем до глубокой ночи. Однако ранним утром Жун Тянь всё равно вытащил его из постели, хоть и с трудом.<br><br>— Скорее переодевайся, мы должны встретиться с народом.<br><br>— Встретиться с народом?<br><br>— Сегодня торжественная церемония, и, естественно, нужно присутствовать там. Ты являешься князем Мином и тоже имеешь небольшие обязанности. — Жун Тянь потянул разомлевшего Фэн Мина с кровати и помог надеть нижнее бельё, тщательно скрывая несколько маленьких следов, оставленных на коже.<br><br>Цю Лань и девушки нарядились в праздничные платья. Разодевшись в прелестные пурпурно-алые наряды, девушки подали горячую воду и завтрак, заливаясь смехом:<br><br>— Князь Мин наконец-то проснулся, к счастью, Его Величество здесь, иначе мы не в силах были бы Вас разбудить.<br><br>Позавтракав вместе с Жун Тянем, юноша покинул дворец.<br><br>Большие ворота императорского дворца открылись, вызывая приветственные возгласы народа.<br><br>— Да здравствует государь!<br><br>— Огромного счастья князю Мину!<br><br>— Да здравствует Силэй!<br><br>…<br><br>Снаружи десять тысяч людей двигались скопом, Фэн Мин, восседая на Байюне, пристально смотрел вдаль, народу было видимо-невидимо. В толпе царила радость, вчерашняя скорбь третьей принцессы под шумные крики толпы словно уносилась прочь, и беззаботность вновь охватывала душу.<br><br>— Хорошо веселиться.<br><br>Жун Тянь обернулся и одарил его лёгкой улыбкой:<br><br>— Веселье последует. На базаре два дня и две ночи будет идти пиршество, пусть народ пользуется свободой, также пускай наполнит едой и питьём кувшины и, отнеся домой, разделит трапезу вместе с родными.<br><br>Стоящий в стороне Ле Эр захихикал:<br><br>— Боюсь, князю Мину безразлично пиршество, он, пожалуй, обрадуется конному театру и обезьянам.<br><br>И действительно, глаза Фэн Мина тотчас же заблестели:<br><br>— Конный театр? Обезьяны?<br><br>— Уже являешься князем Силэй, а всё ещё как ребёнок. — Жун Тянь покачал головой и сказал со вздохом: — Я тоже хочу посмотреть, но, к сожалению, сегодня государю необходимо соблюдать правила и целый день восседать на коне, позволяя народу смотреть на него с почтением. Тебе хочется пойти и посмотреть, тогда иди.<br><br>Фэн Мин подмигнул:<br><br>— Лучше я составлю компанию тебе.<br><br>Мужчина, поглядев на упрямую мордашку юноши, которая не могла не позабавить, с улыбкой сказал:<br><br>— Не стоит, я привык к такому. Тебе же не следует скучать, вволю развлекайся. Не забудь взять с собой Ле Эра и Жун Ху.<br><br>Фэн Мин громко воскликнул, обернулся и, многозначительно поглядев на Ле Эра, спешно и незаметно улизнул от взгляда толпы. Жун Ху, беззвучно кивнув на поданный Жун Тянем знак, молча последовал за ними.<br><br>Ле Эр потащил Фэн Мина обратно во дворец в маленькую хибарку, где время от времени отдыхали слуги.<br><br>— Вчера государь специально приказал знаменитым артистам приехать в столицу с выступлениями, сказав, что это повеселит народ, но разве всё это на самом деле не ради князя Мина? — Ле Эр вытащил свёрток с одеждой простолюдина и маской и расхохотался, хвастаясь: — Что касается того, чтобы пойти поглазеть на базарную шумиху, так я, естественно, заранее подготовился.<br><br>Фэн Мин радостно кивнул:<br><br>— Ле Эр и впрямь смышлёный, как ты узнал, что я хочу переодеться?<br><br>Парни рассмеялись, переоделись в одежду простолюдин и, покинув хибарку, неожиданно увидели за дверью держащего меч Жун Ху, который уже внезапно переоделся в потёртое платье воина. С суровым лицом юноша был вылитый скитающийся по свету воин.<br><br>Фэн Мин с любопытством оглядел Жун Ху с обеих сторон и, цокая языком, подытожил:<br><br>— Кто бы мог подумать, что незаметный Жун Ху, обычно заторможенный, на деле окажется таким шустрым. Он даже переоделся быстрее нас.<br><br>Ле Эр надменно кивнул:<br><br>— Конечно, иначе как государь мог выбрать его?<br><br>Жун Ху, подвергшись взглядам пары совершенно непорядочных глаз, почувствовал себя неловко и, дважды покашляв, проговорил:<br><br>— Куда хочет пойти князь Мин? Мы пойдём.<br><br>— Сначала отправимся в конный театр! — Фэн Мин и Ле Эр, воскликнув в один голос, шагнули вперёд.<br><br>Жун Ху беспомощно покачал головой и последовал за ними.<br><br>На рынке было чрезвычайно оживлённо, всюду толпились люди. Чтобы узнать, что происходит в центре, нужно было изо всех сил протиснуться сквозь толпу.<br><br>Фэн Мин и Ле Эр четыре-пять раз шутливо толкались, с жадностью глядели на забавляющихся обезьян и развлекались, ну а после остановились перед лотком с дрессированными змеями.<br><br>Жун Ху, боясь, что кто-нибудь, воспользовавшись суматохой, может напасть, был сосредоточен и, внимательно оглядываясь, встал за Фэн Мином, отгораживая теснящую толпу и не переставая крепко сжимать за пазухой рукоять меча.<br><br>Ле Эр, который с виду казался поглощённым развлечениями, на самом деле в рукаве прятал кинжал. Юноша непрерывно осматривался, не наблюдает ли кто за князем Мином. Только весёлый Фэн Мин действительно развлекался и беззаботно радовался.<br><br>Насмотревшись на дрессированных змей и протиснувшись сквозь толпу, юноши направились в центр базара, где находился банкетный стол. Достаточно много людей наперебой наполняли кувшины царской едой и отличным вином. Фэн Мин тоже решил принять участие и, найдя кувшин, встал в очередь за вином. Взмокший юноша протиснулся сквозь толпу, получив полный кувшин терпкого напитка и вдобавок жареное мясо.<br><br>— Я сегодня хочу хорошенько повеселиться, но мне нельзя пить. — Фэн Мин многозначительно поглядел на Ле Эра. Хихикнув и поняв друг друга без слов, юноши взяли кувшин с вином и стали вливать его в Жун Ху.<br><br>Юному воину, который из всех троих являлся отличным мастером военного искусства, сегодня было поручено развлекать Фэн Мина, к тому же не позволять ему пить уличную выпивку. Ему только и оставалось, что в смятении позволить им издеваться над собой, как вздумается.<br><br>Кусок жареного мяса был отдан так кстати появившейся ребятне, которая с огромной радостью и держа в руках отданное мясо отправилась восвояси.<br><br>Сумасшествие длилось до полудня, утомив даже самого игривого Фэн Мина. Постоянно напряжённые Жун Ху и Ле Эр уже давно были вымотаны. Ле Эр умоляюще заговорил:<br><br>— Скоро обед, нам нужно возвращаться во дворец.<br><br>— Жун Тянь в полдень вернётся во дворец наследного принца?<br><br>— Государь в полдень будет составлять компанию вдовствующей императрице на верхнем этаже императорского дворца, где будет обедать вместе с народом.<br><br>Это также можно было считать держащей под контролем чувства народа политикой Силэй. Каждое большое торжество государь вместе с придворной высокопочтенной женщиной обедал в башне на городской стене, желая, чтобы живущий за пределами дворца народ обедал вместе с ними.<br><br>Услышав, что Жун Тянь не вернётся во дворец наследного принца, у Фэн Мина пропало настроение возвращаться. Юноша, задумавшись на миг, поднял голову и сказал:<br><br>— Нам следует навестить третью принцессу.<br><br>Здесь повсюду играла музыка, а там у неё царило горе. Сравнив тепло и холод людских настроений тут и там, юноша волей-неволей стал испытывать угрызения совести.<br><br>Ле Эр, в глубине души зная, что сердце князя Мина доброе, сказал сквозь смех:<br><br>— Тогда ладно, мы отправимся навестить третью принцессу. Только... князю Мину всё же лучше снять одежду простолюдина и переодеться в белое, тогда мы поедем.<br><br>— Хм, ты прав, — кивнул Фэн Мин.<br><br>Втроём они вновь направились в боковую дверь дворца, где Ле Эр хранил множество разных вещей, которые как раз оказались полезными.<br><br>Фэн Мин шёл впереди, а Ле Эр, специально отстав от него на два шага, прошептал Жун Ху на ухо:<br><br>— Князь Мин хочет покинуть столицу, нужно отправить сотню лучших телохранителей, которые будут охранять сзади. Только им не следует слишком близко следовать за нами, иначе князь Мин их заметит.<br><br>Жун Ху покачал головой и медленно проговорил:<br><br>— Две сотни.<br><br>— Хорошо, две сотни. Мне нужно идти помогать князю Мину переодеться. Старший брат подготовит людей. — Ле Эр и Жун Ху засмеялись и, сделав пару шагов, вновь шли плечом к плечу с Фэн Мином.<br><br>Переодев князя в белое платье, Ле Эр приказал подать Байюня и ещё двух жеребцов.<br><br>Трое человек, оседлав коней, покинули столицу и помчались к резиденции третьей принцессы.<br><br>Добравшись до места и посмотрев на мрачную и укутанную в чисто-белый цвет резиденцию, к которой не имели никакого отношения столичные весёлые песни и пляски, Фэн Мин протяжно вздохнул и невольно опечалился.<br><br>Прошлой ночью он с Жун Тянем долгое время обсуждал дальнейшие действия, окончательно решив: пока не вскроется подоплёка в этом деле, они не пойдут войной на Лун Тяня. Такое решение хоть и было разумным, однако Фэн Мин всё же немного чувствовал себя виноватым перед третьей принцессой.<br><br>Третья принцесса, узнав о прибытии Фэн Мина, пригласила князя в покои и, усевшись подле окна, деланно улыбнулась:<br><br>— Не думала, что в торжественную церемонию Силэй князь Мин неожиданно сможет приехать сюда.<br><br>— Третья принцесса уже знает о сегодняшнем празднике?<br><br>Женщина обернулась и, глядя в окно, еле слышно проронила:<br><br>— Звуки музыки разносятся на десять тысяч ли, ах, нет никого, кто бы её не слышал. В этом мире лишь тихий плач не многие могут услышать. — Её взгляд медленно заскользил и упал на песочницу, где обычно, упиваясь математикой, она чертила бамбуковой палочкой, которая сейчас спокойно лежала в стороне. Женщина одарила её безгранично равнодушным взглядом. — Раньше я всем сердцем предавалась исчислениям, не обращая внимания на всеобщий беспорядок, и в итоге получила полное разорение и гибель семьи. — На безжизненном лице появилась грустная улыбка, а в уголках губ сгущалась горечь.<br><br>Фэн Мин опечалился:<br><br>— Третьей принцессе не стоит горевать, в будущем мы наверняка сможем схватить Лун Тяня и рассечь его на множество кусков.<br><br>Принцесса покачала головой, говоря:<br><br>— Легко сказать, но не сделать. Лун Тянь уже стал хозяином одной страны, а я, как оказалось, являюсь лишь несчастной женщиной. Ох, зачем князь Мин сегодня приехал сюда?<br><br>— А?<br><br>— Печальное настроение и князь Мин абсолютно не совместимы, князю Мину лучше вернуться. Посреди торжественной церемонии как князь Мин смог пропасть? Ах, я помню, в детстве в каждое торжественное событие старшая сестра и вторая старшая сестра тайком сбегали из дворца и прятались на базаре, чтобы только поглазеть на шумиху. По возвращении отец-император ругал их, тогда мать-императрица заступалась за нас. — Взгляд женщины скользнул куда-то сквозь Фэн Мина, застывая. Воспоминания о детстве вызывали лёгкую улыбку, а из глаз мгновенно покатились слёзы.<br><br>В душе Фэн Мин понимал, что сам когда-то считался родственником третьей принцессы и несколько раз называл её «царственной тётушкой». Все близкие третьей принцессы неожиданно погибли, и он должен был что-нибудь сказать, чтобы её утешить. Сейчас лучше переключить её внимание, не позволяя женщине погрузиться в печаль. Хорошенько всё обдумав, юноша тихо сказал:<br><br>— В человеческой памяти рано или поздно останется множество разных воспоминаний. Принцесса, знаете, есть такая штука, называется «видеокамера», она может сохранять изображение и звук на память, а через несколько лет, вновь включив её, можно воскресить и оживить воспоминания.<br><br>Женщина с изумлением спросила:<br><br>— Есть такая сказочная вещь? Изображение и звук… Как такое возможно?<br><br>— Внутри есть специально углублённые математические истины. — У людей этой эпохи физика также относилась к математике. — Я не спеша объясню третьей принцессе.<br><br>Фэн Мин всем сердцем и душой старался отвлечь женщину от грусти и, увидев, что она проявила любопытство, обернулся к Ле Эру, говоря:<br><br>— Отправь людей к Жун Тяню, пусть передадут, что я сегодня вечером с третьей принцессой в её резиденции веду оживлённую математическую беседу и не вернусь во дворец.<br><br>Третья принцесса слегка вздрогнула:<br><br>— Князь Мин сегодня не уйдёт?<br><br>— Ага, останусь, составлю компанию третьей принцессе и всё расскажу.<br><br>Ле Эр и Жун Ху переглянулись: снаружи находились две сотни лучших солдат, если даже кто-то внезапно нападёт, они с лёгкостью защитят князя. Жун Ху кивнул, Ле Эр, выскочив на улицу, подозвал охранника и, передав устное сообщение князя Мина, отправил его в столицу.<br><br>Фэн Мин, увидев, что Ле Эр отправил устное сообщение, стал объяснять основные принципы работы видеокамеры:<br><br>— Принцесса, сначала мы поговорим отдельно про звук и изображение. Сперва обсудим изображение: вопрос изображения касается оптики, в прошлый раз мы уже говорили про основные элементы оптики, прямолинейное распространение света…<br><br>Беседа затянулась на полчаса.<br><br>Прежде никогда не слышавшие о таких интересных вещах Ле Эр и Жун Ху заслушались рассказом юноши.<br><br>Третья принцесса словно перенасытилась печалью и, увидев, что Фэн Мин замолк, тихо спросила:<br><br>— Князь Мин действительно хочет здесь переночевать?<br><br>— Конечно. — Юноша посмотрел принцессе в глаза: — Фэн Мин уже дал слово, что будет обходиться с третьей принцессой, как со вдовствующей императрицей, Жун Тянь занят и не может составить компанию, так проявите к Фэн Мину снисхождение.<br><br>После этих слов черты лица принцессы наполнились теплом, и, задумавшись на миг и вытерев платком уголки глаз, она обернулась и приказала Фэнь Янь:<br><br>— Фэнь Янь, принеси чай.<br><br>— Слушаюсь. — Фэнь Янь удалилась, подав четыре чашки горячего чая.<br><br>Принцесса сказала:<br><br>— Цисян — знаменитый чай Фаньцзя, я очень люблю его пить. К сожалению… в нынешнем Фаньцзя уже никто не заварит мне его.<br><br>Фэн Мин взял одну чашечку и слегка отпил, пробуя на вкус. Благоуханный запах не заставил себя ждать, распространяясь во рту, и юноша воскликнул:<br><br>— Действительно вкусный. — Когда с лица сошли лишние эмоции, юноша серьёзно заверил: — Я обязательно из года в год буду готовить этот ароматный чай, позволяя принцессе каждый день наслаждаться им.<br><br>Жун Ху наклонил голову и выпил:<br><br>— Хорошо пахнет!<br><br>— Цисян славится своим ароматом, к тому же он очень редкий. Мы удостоились милости князя Мина. — Засмеявшись, Ле Эр отпил чай, его лицо неожиданно застыло: — Слишком ароматный, словно тайсян.<br><br>Будучи за границей, юноша научился хорошо разбираться в снотворных травах.<br><br>Как только Жун Ху услышал это, резко вскочил и широко распахнул глаза. Послышался звон металла. Вытащив меч, юноша направил его на принцессу.<br><br>Фэн Мин, изменившись в лице, воскликнул:<br><br>— Жун Ху, перестань, нельзя делать всё, что взбредёт в голову. На третью принцессу как можно… — Юноша не успел закончить фразу, как голова резко закружилась.<br><br>Звяк. Чашечка, что была в руках Ле Эра, упала на пол.<br><br>Вновь раздалось звяканье, на этот раз упала чашечка Фэн Мина.<br><br>Принцесса, будучи невозмутимой и не испуганной, холодно посмотрела на остриё меча Жун Ху.<br><br>В третий раз послышалось звяканье, и меч Жун Ху так же упал вниз.<br><br>Послышались глухие звуки, и три человека друг за другом рухнули на пол, теряя сознание.<br><br>В комнате неожиданно воцарилась тишина.<br><br>Женщина безэмоционально поглядела на юношей и тихо вздохнула:<br><br>— Очень сильное снотворное. — Она обернулась и поглядела на Фэнь Янь, растягивая губы в лёгкой горькой улыбке: — Фэнь Янь, я никогда не думала, что ты неожиданно окажешься шпионом Ли.<br><br>Служанка, сделав шаг, опустилась на колени перед принцессой и, подняв голову, произнесла:<br><br>— Фэнь Янь хоть и подослана императором Ли, однако много лет прислуживала Вашему Высочеству и считает принцессу своей настоящей госпожой. Третья принцесса этим утром тайно встречалась с посланником Ли и согласилась обменять князя Мина на голову Лун Тяня, князь Мин уже схвачен, и врагу царствующего дома Фаньцзя вынесут приговор. Неужели принцесса не желает этого?<br><br>— Один князь Мин в обмен на голову Лун Тяня, и Фаньцзя не подвергнется нападкам государства Ли на целых десять лет. — Взгляд третьей принцессы упал на бесчувственного Фэн Мина. После долгого молчания женщина, вздыхая, тихо сказала: — Князь Мин, не вините меня за чёрствость, просто ненавистный враг государства ненавистен настолько, что невозможно не ответить. Я уговаривала Вас не оставаться здесь, но Вы как назло не уехали. Неужели мои родные и впрямь на Небе обладают душой и вынуждают меня отомстить, используя Вас? — Она подняла голову и поглядела в окно, тихо говоря: — Князь Мин уже пойман, как вывезти его из Силэй? Ты наверняка всё подготовила.<br><br>— С самого начала это было очень рискованно, но кто бы мог подумать, что князь Мин сообщит Жун Тяню, что сегодня останется здесь, Небо действительно благоволит принцессе. — Фэнь Янь сказала со смехом: — Снаружи две сотни охраняющих князя Мина солдат не знают, что творится внутри. Мы, воспользовавшись прорытым под резиденцией туннелем, тихо скроемся, с рассветом произошедшее обнаружат, но уже будет слишком поздно.<br><br>Принцесса, задумавшись на миг, кивнула, говоря:<br><br>— Хорошо, сделаем так, как ты говоришь.<br><br>— Принцесса и я вместе отправимся в путь, доберёмся до границы Силэй и разделимся. Император Ли уже всё подготовит в Фаньцзя. Как только принцесса доберётся до Фаньцзя, то сразу вступит на престол как императрица. Правление страны вновь вернётся в прежнее русло. Ваша рабыня заранее поздравляет принцессу. — Фэнь Янь, обратившись к женщине, с чувством поклонилась в землю.<br><br>— Став вынужденной императрицей, мне нужно будет выбрать нового принца-консорта в надежде сохранить кровь царствующего дома и поддержать огонь в очаге, не дав ему потухнуть [10].<br><br>— Время ценно, мы должны отправляться.<br><br>— Угу.<br><br>В необъятных сумерках музыка и песни в столице не прекращались, а двести лучших охраняющих Фэн Мина солдат тихо скрывались за пределами резиденции и были начеку на случай внезапной атаки.<br><br>Император Силэй, получив сообщение Фэн Мина, долго хмурился. Развернувшись, он покинул дворец наследного принца и от безысходности отправился выполнять императорский долг, принимая участие в пиршестве и выпивая вместе с придворными министрами.<br><br>Цю Юэ во дворце наследного принца в свете свечей шила князю Мину новое платье для верховой езды. Поскольку сейчас его конём был белый Байюнь, девушка выбрала белую ткань, украсив красивой голубой каймой.<br><br>Цю Лань в маленькой кухоньке готовила новый соус для жареной куропатки, которую собиралась приготовить Фэн Мину на завтрак.<br><br>Цю Син дважды зевнула и, отлынивая от работы, ускользнула в комнату, где легла спать.<br><br>Яркая луна светила высоко в небе, в пригороде столицы тихо пели летние насекомые, а повозка, запряжённая одинокой лошадью, медленно тронулась в путь. Копыта животного были обмотаны толстой хлопчатобумажной тканью, а в самой лошади был кляп, не позволяющий ржанию тревожить тишину.<br><br>Давно спланированный коварный замысел с волей Неба внезапно приобрёл непредсказуемое развитие.<br><br>Похищение неожиданно увенчалось выдающимся успехом.<br><br>Император Силэй Жун Тянь и князь Мин в непредвиденный день и при непредвиденных обстоятельствах разлучились.<br><br>***<br><br>Примечания:<br><br>[1] Обр. в знач.: солнце уже высоко, т.е. позднее утро.<br><br>[2] Обр. в знач.: мрачный, чёрный как туча. <br><br>[3] Белый цвет в Китае ассоциируется с трауром.<br><br>[4] То же, что «у правосудия длинные руки».<br><br>[5] То же, что «нечистая совесть покоя не даёт».<br><br>[6] Обр. в знач.: пользоваться неограниченной властью. <br><br>[7] Сжигаются на похоронах. <br><br>[8] Обр. в знач.: поголовно истреблять людей, производить резню, массовые убийства.<br><br>[9] Жун Тянь имеет в виду, что Жо Янь играет в го, умно распределяя свои камни на гобане.<br><br>[10] Принцесса говорит, что хочет сохранить род, не дав ему исчезнуть бесследно, и вновь вдохнуть жизнь в царствующий дом Фань Цзя.</div>