Войти

Регистрация




Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону - Глава 16

Подножие горы секты Чунюнь, город Циян.

Близлежащий город процветал под защитой секты Чунюнь. Его благоденствие также было связано с участием жителей в различныx сферах деятельности пиков. Например, в охоте, являющейся основным источником дохода секты. Также большинство прибывших в эту местность совершенствующихся останавливались в гостиницах, принадлежащих секте, поскольку безопасность постояльцев там была гарантирована. Даже несмотря на высокую стоимость проживания они всегда были заполнены.

Те, кто прибывал специально для посещения секты Чунюнь, иногда пропускали предназначенное для этого время, поэтому оставались в городе в ожидании новой возможности.

Цзи Цинюань с последователями секты Ванцзянь поселился в самой большой и роскошной гостинице города Циян, называемой «Бессмертная таверна». Вернувшись в свою комнату, он взял талисман передачи сообщений. Нежная улыбка ни на миг не сходила с его лица, и в глазах не было и капли неискренности. Влив в артефакт духовную силу, он произнес:

– Старший брат, мы прибыли в город Циян и завтра отправимся в секту Чунюнь.

После отправки сообщения нежная улыбка Цзи Цинюаня превратилась в усмешку. Если Юй Тяньи и секта Чунюнь объединятся, то это, несомненно, укрепит позицию нынешнего главы. Означает ли это, что тогда он никогда не сможет занять желаемое положение?

Что он должен сделать, чтобы получить шанс увидеть Му Чэня? Цзи Цинюань размышлял про себя. Убийственное намерение мелькало в его

глазах при мыслях о Алхимике. Но очевидно он еще не принял окончательного решения.

В этот момент он божественным восприятием почувствовал надвигающееся убийственное намерение, направленное на него. Духовная сила, казалось, была не меньше его собственной. Длинный меч, закрепленный к спине Цзи Цинюаня, воспринял обрушившееся на него давление и самопроизвольно издал предупреждающий звук. Стремление к сражению выплеснулось из клинка…

Будучи спровоцированным, Цзи Цинюань стал полностью серьезным, а его лицо заледенело. Его фигура мелькнула, и вот он уже стоит на крыше гостиницы.

На противоположной стороне Цзи Цинюань заметил человека, стоящего на крыше светло-серого здания. На нем были белоснежные одежды с широкими рукавами. Казалось, под лунным светом от него исходило серебряное свечение. Один взгляд на одеяние другого мог сказать, что этот мужчина был из высшего сословия.

Внешний облик также не был обычным. Прекрасная как нефрит кожа как будто излучала собственное сияние. К сожалению на красивом лице отражались только безразличие и холод. Под ночным небом незнакомец казался бессмертным, сошедшим с луны. Даже когда он без движения стоял там, сильная аура, исходящая от него, заставляла окружающих держаться на расстоянии. Даже воздух вокруг него замер.

Цзи Цинюань в удивлении приподнял брови. Он не помнил, когда успел оскорбить такого человека. Возможно, у того была ненависть к самой секте Ванцзянь? Потому что при взгляде, брошенном на него, казалось, что этот необычный совершенствующийся смотрит на что-то несущественное или даже мертвое.

Только посмотрев на Му Чэня, Цзин Мин понял, что ничего хорошего между Мастером и человеком перед ними не произойдет. Подобные вещи случались не впервые. Поэтому он вынул большую сумку духовных камней среднего качества и возвысил голос:

– Сегодня у Хозяина дворца моей семьи есть личная обида к Цзи Цинюаню из секты Ванцзянь. Во избежание несчастных случаев не могли бы вы покинуть это место, взяв в качестве компенсации духовный камень среднего уровня?

Когда он заговорил, окружающие, наконец, заметили, что за спиной одетого в белое мужчины был кто-то еще. Вполне вероятно, из-за сокровища, скрывающего присутствие от других, так что он сумел остаться незамеченным позади необычного совершенствующегося. Внешность подростка была очень приятной, однако из-за внушительной ауры его Мастера его присутствие было не так заметно.

Большая часть присутствующих, являлась странствующими совершенствующимися. Увидев этого Мастера, они знали, что это не являлось дурацкой шуткой. Как только они услышали о возможности получения духовного камня, не желая попасть под раздачу, большинство из них отказалось от идеи посмотреть разыгравшийся спектакль. Все они быстро покинули опасную зону.

Зрачки Цзи Цинюаня слегка сузились. Только необычный человек мог так спокойно раздавать духовные камни среднего уровня. В прошлом он всегда вел себя как благоразумный и щедрый человек. Он был добрым и милосердным, поэтому привлекал к себе людей. Если бы он встретил кого-то вроде этого мужчины, его первой реакцией было бы подружиться с ним. Кроме того, внешность этого человека была настолько замечательной, что запомнилась с первого взгляда. Но на данный момент Цзи Цинюань так и не смог вспомнить, встречались ли они раньше.

Может произошло какое-то недопонимание?

Как только он подумал о такой возможности, то сложил руки в приветствии и вежливо спросил:

– Как зовут уважаемого друга? Я не помню, чтобы когда-либо оскорбил старшего.

Рукава Му Чэнь встрепенулись, и его фигура исчезла с места. Он полетел прямо к Цзи Цинюаню, чтобы ударить того по лицу. Такому бесстыдному предателю бесполезно пытаться спрятаться за фасадом достойного человека. Сейчас совершенно не нужно беспокоиться об именах и тому подобном!

Молодой человек не ожидал, что Му Чэнь начнет действовать, не сказав ни слова. Цзи Цинюань поднял меч, чтобы заблокировать ногу нападающего, но обнаружил, что его рукав был сожжен белым огнем с подошвы обуви Му Чэня. В одно мгновение он превратился в пепел. Цзи Цинюань отступил на несколько шагов. Выражение лица совершенствующегося изменилось, когда он смотрел на то место, где ранее находилась утерянная часть одежды.

Цзин Тин положил последний духовный камень, чтобы активировать массив. Место, где сражались мужчины, внезапно превратилось в широкое пространство с белой выровненной землей. Все вокруг них было заполнено широким белым полем без конца и края. Простой взгляд вокруг подсказал Цзи Цинюаню, что вырваться из этого заклинания будет непросто.

Выражение лица молодого человека смягчилось, он попытался мирно разрешить ситуацию.

– Уважаемый друг, есть ли какое-то недопонимание между нами?

Он знал, что с человеком перед ним будет нелегко справиться. У Цзи Цинюаня также сложилось впечатление о уникальности его противника. Таким образом, он хотел устранить любые недоразумения между ними. Молодой человек очень хотел сделать Му Чэня своим другом, а не быть ему врагом.

Му Чэнь уже знал настоящую личность человека перед ним. Таким образом, не сказав ни слова, он снова направился, чтобы ударить противника по лицу. Он не собирался давать Цзи Цинюаню возможности говорить.

Цзин Мин, который вел себя как мальчик, разбрасывающий деньги, прибежал назад и остановился рядом с братом. Цзин Тин сфокусировал все внимание на поле битвы. Люди внутри заклинания не могли легко выйти, однако те, кто находился снаружи, могли ясно видеть, что происходит внутри. Заметив, что Му Чэнь не сдерживается, Цзин Мин топнул ногой и неосознанно мотнул задом. Подросток радостно воскликнул:

– Давно я не видел, чтобы Хозяин дворца избивал кого-то подобным образом! Этот парень определенно нехороший человек. Любой, кого бьет Мастер, не очень хороший.

Цзин Мин был типичным безмозглым поклонником. Он искренне верил, что Му Чэнь никогда не ошибается.

Ученики секты Ванцзянь, наблюдавшие за боем, услышали, как Цзин Мин неуважительно говорит о Цзи Цинюане. Некоторые из них уже вытащили свои мечи.

– Мальчик, что ты сказал?

Цзин Тин бросил взгляд на них, затем глазами подал знак Цзин Мину.

– Если ты их побьешь, то я куплю тебе новую книжку-раскраску.

Все тело Цзин Мина вздрогнуло, а уши задрожали. Он нерешительно спросил:

– Правда?

Цзин Тин кивнул с непроницаемым выражением лица. С IQ Цзин Мина, обмануть его было проще простого. Если не его тут обманывать, то кого же еще?

Цзин Мин больше не сомневался и достал бамбуковую флейту. Затем он бросился вперед. Когда он избивал последователей чужой секты, он также возбужденно болтал:

– Вы – всего лишь двуногие животных на стадии Формирования ядра, но у вас есть смелость спускаться со своих пиков и вести себя так ужасно? В чем разница между вами, мертвой креветкой или соленой рыбой? С вашей скоростью совершенствованием вы можете вернуться сюда лет через двести!

Люди, высматривающие происходящее издали, были совершенно поражены тем, что Цзин Мин легко избивал остальных. Откуда взялись эти дети? Для них избиение культиваторов на стадии Формирования ядра по сложности было сравнимо с прополкой редьки? Противники совершенно не могли оказать достойного сопротивления.

Чуть далее Му Чэнь беспощадно бил Цзи Цинюаня. Молодой человек не мог коснуться огня, окружающего теле соперника. Он даже не мог ударить в ответ, так как, когда меч касался пламени, его меридианы начинали гореть. Цзи Цинюань внезапно вспомнил о ледяной Ци Юй Тяньи. Ему также было невозможно нанести ответный удар, как и этому человеку. Самым раздражающим было то, что он не знал, чем обидел другого человека.

Му Чэнь атаковал очень яростно. Ему хотелось бить Цзи Цинюаня, пока тот не умрет. Таким образом, он вообще не сдерживал силу своих атак. Окружающие, наблюдающие за этим зрелищем, были ошеломлены. Мужчина легко сумел подавить культиватора меча с высочайшей атакующей силой и так сильно побил его. Никто из них не мог опознать личность Му Чэня.

– Это старейшина Му! – среди толпы оказался ученик из секты Чунюнь, который сразу узнал одного из Старейшин. Когда другие услышали это, их глаза расширились. Настолько неистовый алхимик, что культиватор меча должен отступить перед ним? Вы шутите? Если бы все создатели таблеток могли так хорошо драться, то как тогда быть остальным?

В тот момент, когда внимание всех было отвлечено, Му Чэнь безжалостно нанес удар по лицу Цзи Цинюаня. Силы было достаточно, чтобы отправить того в полет, прежде чем молодой человек с огромной силой врезался в землю. Белоснежная фигура Му Чэня последовала за Цзи Цинюанем, и алхимик снова яростно пнул ногой, прежде чем противник сумел подняться. Удар, как и раньше, пришелся на лицо.

Сила обоих мужчин была сопоставима. Чтобы Му Чэнь сумел полностью подавить культиватора меча, ему нужно было иметь огромный опыт в бою. Можно сказать его реакция была отточена между жизни и смертью. Кроме того, контроль Му Чэня над духовной силой также был выше, чем у Цзи Цинюаня. Имея на сто лет больше опыта, чем противник, Му Чэнь не мог проиграть.

Как только он закончил избиение, Му Чэнь с холодным выражением лица застыл в воздухе, смотря на поверженного противника. Его настроение было ужасным. У него было всего несколько друзей, и он относился к ним искренне. Мужчина также был щедрым, когда помогал другим. Он доверял человеку перед ним, потому что они вместе пережили несколько ситуаций на грани смерти. Но все закончилось тем, что этот человек предал его, как только он встретил несчастье.

Эти два удара были нанесены не из-за нелепой дружбы, которая когда-то случилась между ними. После предательства ее не стоило больше упоминать. На самом деле пинки были из-за того, что он собрал так много сокровищ в своей прошлой жизни, но в итоге все они были украдены этим недобросовестным волком! Там было так много всего, что ему оставил Учитель Дан Янцзы. И он сам также усердно трудился, чтобы передать их

своему ученику. Тем не менее, все они были похищены этим бесстыдным человеком.

Впервые Цзи Цинюаня унизили так явно. Это было невозможно стерпеть кому-то вроде него, чья внутренняя суть отнюдь не была праведной. Цзи Цинюань был разгневан и обнажил свой клинок. Намерение убить вскипало изнутри. Выражение лица Му Чэня также изменилось, и в его руке появился длинный красный меч. Белое пламя на клинке снова превратилось в стайку танцующих бабочек. Независимо от того, был ли это ближний или дальний бой, ему совершенно нечего было бояться!

– Ты… Му Чэнь?! – Цзи Цинюань узнал меч в руке мужчины. Он был на седьмом месте среди самых смертоносных видов оружия. Его имя было «Алая заря» [1]. Когда-то он находился в коллекции, принадлежавшей Дану Янцзы, Алхимику номер один в Бессмертном мире. После этого Мастер передал меч своему единственному наследующему ученику как дань уважения.

Однако единственным учеником Дана Янцзы был Му Чэнь.

В глазах Цзи Цинюаня постепенно появилось намерение убивать.

P.S. В этой главе нет шоу от автора.

_____________

[1] 赤霞 [chì xiá] – красный, алый; заря.

Комментарии (2)

This comment was minimized by the moderator on the site

Спасибо!

This comment was minimized by the moderator on the site

спасибо!
так в этой главе нет ученика, поэтому нет и шоу - не над кем поприкалываться

Комментарии отсутствуют

© 2019 Ruvers.ru
Копирование материалов сайта с платной подписки запрещено к распространению.
✉ ruvers.ru@yandex.ru