Ruvers
RV
vk.com
image

Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону

Глава 31.1. Маленький мастер решил, что я стал бессильным! У дверей главного зала Дворца Яньян с письмом в руках стоял ребёнок-совершенствующийся и молча ожидал. По крупно написанному слову «Чэнь» на конверте сразу становилось очевидно, кто послал письмо. Во всяком случае, Му Чэнь из числа всех, носящих фамилию «Чэнь», воспринимал только Чэнь Мо, хотя тот и был слишком болтливым. Вдобавок Чэнь Мо обычно не писал ему писем, а отправлял Му Чэню устные сообщения, так как знал, что Му Чэнь не в настроении читать их. Гу Юньцзюэ взял письмо из руки слуги. Прежде, чем юноша успел открыть его, Му Чэнь извлёк его двумя пальцами из его рук, словно брал кусок мусора, и бросил в корзину для бумаг. Он достал носовой платок, вытер руки и бросил его Гу Юньцзюэ, показывая, что тот также должен начисто вытереть свои «лапки». Гу Юньцзюэ подавил желание рассмеяться и послушно вытер руки. Затем он достал пакет конфет, который стал тёплым в его руках, выбрал синюю и засунул её Му Чэню в рот. Улыбаясь, он смотрел, как отреагирует его маленький мастер. Кисло! Лицо Му Чэня мгновенно исказилось. Ни семья Чэнь, ни семья Му больше не удостаивались его внимания. Теперь его разум был заполнен другим: «Как может быть на свете такой ужасный вкус? Это совершенно недопустимо!» – Я ошибся! – Гу Юньцзюэ виновато посмотрел на учителя, поспешил вытащить из маленького свёртка ещё одну конфетку, теперь розового цвета и снова сунул её Му Чэню в рот. Во рту распространился сладкий вкус и, наконец, спас вкусовые рецепторы от разрушения. Му Чэнь постепенно расслабился. Он потянул Гу Юньцзюэ за руку, чтобы вытащить из пакета все синие конфеты, и с сильным чувством праведности выбросил их, не позволяя «рыбе выскользнуть из сети». – Для твоих зубов вредно есть слишком много кислой пищи. Никогда не покупай их снова, – предупредил Му Чэнь с суровым лицом. Гу Юньцзюэ серьёзно кивнул с самым послушным выражением лица: – Учитель прав, ученик будет помнить об этом! Вошла служанка, несущая чай с женьшенем, и с тревогой посмотрела на учителя и ученика. Двое, которые уже отошли от приёма смертной пищи, сидят вместе посреди ночи и серьёзно обсуждают, что кислые конфеты могут навредить зубам? Что с ними не так? Великий мастер благослови! Му Чэнь пришёл в лучшее расположение духа после того, как съел конфеты и выпил чашку чая с женьшенем. Он чувствовал, что его душа стала намного сильнее в последние дни, поскольку не чувствовал усталости даже в такой поздний час. Он просто сидел и смотрел, как Гу Юньцзюэ наполовину закончил игру в шахматы. Игра Гу Юньцзюэ не показывала убийственного намерения, что заставило Му Чэня спонтанно нахмуриться: «Это игра в шахматы? Он просто собирает их по кусочкам!» Лёгкая улыбка вспыхнула в глазах Гу Юньцзюэ, когда он заметил взгляд Му Чэня. Он махнул рукой и призвал гуцинь, а затем спросил с нежной улыбкой: – Если Учитель не устал, как насчет того, чтобы послушать, как ученик играет на гуцине? Брови Му Чэня искривились – он должен подтолкнуть этого ребенка не тратить время на гуцинь, шахматы, каллиграфию или рисование. В противном случае его слабая натура принесёт ему поражение или даже разрушение в предстоящем соревновании. Думая об этом, Му Чэнь холодным голосом произнёс: – Хорошо отдохни сегодня! Завтра я проведу для тебя специальную тренировку. Что касается соревнования между четырьмя сектами, несомненно, у тебя более глубокое совершенствование, чем у других. Но если ты проиграешь из-за отсутствия боевого опыта, я выброшу тебя на задний склон горы. Гу Юньцзюэ с несчастным видом подошёл, обнял Му Чэня со спины и сказал с тоном обиды, уткнувшись носом в шею своего Мастера: – Учитель такой жестокий! Му Чэнь серьезно ответил: – Это ради тебя самого. Увидев, что его собственные волосы переплетаются с волосами Му Чэня, Гу Юньцзюэ очень обрадовался и схватил прядь волос: – Что ж, этот ученик будет ягнёнком и будет вечно подчиняться тебе! До тех пор, пока Учитель не покидает его, даже в течение тысяч лет Гу Юньцзюэ будет слушаться мастера, если он жив. Если же Гу Юньцзюэ однажды умрёт, он пообещает свою следующую жизнь маленькому мастеру, чтобы он снова мог подчиняться его капризным и необоснованным требованиям. Он выслушает всё, что говорит Учитель, будет баловать его до тех пор, пока это не сделает его маленького мастера счастливым. Гу Юньцзюэ отрезал прядь волос кончиками пальцев и поместил её в пространственное кольцо прежде, чем Му Чэнь заметил. Его тон был очень низким и торжественным, как будто он давал обещание. Му Чэнь удивился. Не поворачивая головы, он погладил правой рукой лицо Гу Юньцзюэ и сказал: – Глупый мальчик! С глубоким совершенствованием Му Чэня для него не было проблемой не спать и не отдыхать в течение месяца или двух. Однако Гу Юньцзюэ настоял, чтобы Му Чэнь лежал и отдыхал по два часа каждый день. Сначала Му Чэнь чувствовал, что это пустая трата времени, потому что каким-то образом он безо всякой причины всегда спал более двух часов. Однако на следующий день он обнаружил, что сила его души и духовная сила оказались более значительными, чем после ночи медитации. Постепенно он привык отдыхать каждый день. Му Чэнь в нижних одеждах лениво лежал на кровати. Глядя на красивое лицо своего маленького ученика за оконной занавеской, он был рад, что вырастил это маленькое существо, и медленно закрыл глаза. Лунный свет косо проник из окна и облачил его в серебряный слой марли. Взгляд Гу Юньцзюэ упал на лицо Му Чэня. Спустя некоторое время он больше не смог сопротивляться своим сильным чувствам, поднял занавеску и подошёл к Му Чэню. Гу Юньцзюэ посмотрел на длинные ресницы Учителя и осторожно ткнул в них пальцем. Сердце Гу Юньцзюэ слегка чесалось, а ресницы дрожали. Несмотря на то, что его маленький мастер был загипнотизирован, он всё ещё оставался бдительным. Уголки губ Гу Юньцзюэ приподнялись. Он склонил голову и поцеловал Му Чэня в лоб. Он просто планировал заснуть, обнимая этого человека, когда Му Чэнь, казалось бы, осознавая, кто находится рядом с ним, ослабил бдительность и положил голову на плечо Гу Юньцзюэ с выражением большого облегчения на лице. Тело Гу Юньцзюэ окоченело. Глядя на внешний вид Му Чэня, он внезапно не сумел заснуть. На следующий день, когда Му Чэнь проснулся, он почувствовал что-то тёплое позади себя и руку, крепко обвившую его за талию. Му Чэнь несколько потерял дар речи от того, что его маленький ученик всегда спал в такой позе более десяти лет. Он собирался разбудить человека позади себя, но внезапно почувствовал твёрдый предмет на внутренней стороне бедра. Он ощущал жар даже сквозь нижнее белье. Му Чэнь особо не задумывался об этом. Он протянул руку, чтобы схватить и сжать его без колебаний, думая, что этот непослушный ученик лёг спать с оружием! Гу Юньцзюэ застонал и задохнулся от боли. Му Чэнь тоже оказался ошеломлён – это не похоже на оружие… Му Чэнь поспешил встать с постели. Тело и разум казались оцепеневшими, его взгляд был непостижимым. Не говоря ни слова, он просто исчез в мгновение ока. Он ворвался в комнату для приготовления таблеток, захлопнул дверь и установил барьер, который предполагал запрет на приближение. Гу Юньцзюэ схватился за простыни, чувствуя, как интимная часть его тела болит, словно обжигая. Он усмехнулся – шокирован и напуган настолько, чтобы спрятаться?! Он понятия не имел, что его маленький мастер робкий кролик! «Рано или поздно я исправлю тебя!» В комнате для приготовления таблеток лицо Му Чэня было очень тёмным. Он собрал несколько трав, чтобы посмотреть на них, а затем выбросил их с выражением отвращения. Он подбежал к раковине у стены и несколько раз помыл руки. Это было похоже на горстку насекомых, пушистых и ошеломляющих, от которых даже невозможно избавиться. Как он мог схватить своего ученика...?! Му Чэнь стыдился и не знал, как описать своё настроение. Он продолжал укреплять свой ум, говоря себе, что в этом нет ничего страшного – он уже видел это, когда его ученик был ребенком. Теперь он просто немного вырос из крохотного ростка фасоли. Смущаться нечего. Как Учителю, всё, что он с ним сделал, можно простить. Нечего стыдиться, потому что это он воспитал ученика. Думая так, Му Чэнь почувствовал большое облегчение. Однако позже ему стало ещё хуже. «Не повредил ли я ему что-то?… Может, мне приготовить какие-нибудь таблетки, чтобы вылечить это?» Ближе к вечеру Му Чэнь вышел из комнаты для приготовления таблеток. Его безупречное красивое лицо уже вернуло свой обычный равнодушный вид. В синей мантии на теле он казался скорее элегантным, чем холодным. – Хозяин дворца! – несколько горничных с коробками для еды прошли мимо, остановились и поклонились, чтобы выразить почтение, когда увидели Му Чэня. Му Чэнь ответил кивком. Он увидел коробку с едой в целости и сохранности, и спросил: – Юнь'эр ничего не ел? Первая горничная склонила голову и обеспокоенно сказала: – Молодой мастер ничего не ел с самого утра. Му Чэнь почувствовал укол в сердце. «Конечно же! Он был повреждён! Мой маленький ученик решил поститься из-за горя и возмущения». Когда он вошёл в спальню, Гу Юньцзюэ, как и ожидалось, лежал на кровати в одежде, как будто спал. Он немного отодвинулся с приходом Му Чэня, но не повернулся к нему. Похоже, он был в приступе обиды и досады, что не могло быть более очевидным. С холодным лицом Му Чэнь сел рядом с кроватью и похлопал ученика по спине. Он успокоил Гу Юньцзюэ: – Не беспокойся. Я могу тебя вылечить. Не видя ответа, Му Чэнь достал таблетку и сунул её в ладонь Гу Юньцзюэ. Гу Юньцзюэ сел, вены на его лбу вздулись. Держа таблетку, Гу Юньцзюэ скривился и несчастно спросил: – Что это? – Лекарство от твоей болезни, – Му Чэнь взглянул на нижнюю часть тела Гу Юньцзюэ. Гу Юньцзюэ сердито рассмеялся. – Думаю, что Учителю лучше проверить это. Боюсь, что что-то может пойти не так, если сразу же принять таблетку, – с этими словами он начал снимать одежду. Му Чэнь снова схватил таблетку, поймал Гу Юньцзюэ за подбородок и затолкал её ему в рот. – Нет необходимости проверять. Я уверен, что ты восстановишь силы, если будешь принимать лекарство. Через мгновение Гу Юньцзюэ почувствовал, как тёплый поток стекает к нижней части тела, а его интимная часть поднимается прямо вверх. Увидев, что Му Чэнь с нетерпением ждал возможности проверить эффективность пилюли парой своих чистых глаз, Гу Юньцзюэ потемнел лицом и почувствовал импульс подавить Учителя и жестоко надругаться над ним. Он хотел целовать всё его тело, чтобы оставить любовные укусы на этом холодном человеке, а также яростно занять и проникнуть в него, чтобы заставить его эмоционально стонать и рыдать, совершенно не сдерживаясь! Он так хотел соединиться с этим человеком, чтобы их кровь и кости слились воедино и больше никогда не могли быть разделены!