Ruvers
RV
vk.com
image

Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону

Только поcмeй прикоснуться к моему ученику, тогда я порублю тебя на куски, убью и сожгу!

Глава 19. Только поcмeй прикоснуться к моему ученику, тогда я порублю тебя на куски, убью и сожгу! Цзин Mин заметил, как «сосредоточенно» Гу Юньцзюэ смотрит на окружающий иx пейзаж. Мальчик даже не обращал никакого внимания на его слова. Подросток рассмеялся и ткнул его в плечо. – Я отведу тебя посмотреть на духовных животных, которых выращивает Хозяин дворца. У каждого есть красивый мех. Их упитанность – самая важная часть. Если их запечь, то их мясо наверняка будет нежным и сочным, а рот окажется заполнен вкусным жиром! Неожиданно Гу Юньцзюэ резко оглянулся назад, его взгляд остановился на верхушке золотого платана. За листьями пряталась черная утка. Ее красные глаза были прикованы к ребенку. Когда обе пары глаз встретились, птица так испугалась, что прижала голову к телу. Крича, она свалилась и попыталась бежать, взмахивая крыльями. Глаза Гу Юньцзюэ сузились, прежде чем он вдруг улыбнулся. Эта утка уже обнаружила странность его души. Как он мог просто позволить ей уйти? Мощное божественное чувство охватило птицу, удерживая ее на месте и не давая сдвинуться. Юньцзюэ медленно подошел ближе, прежде чем поднять ногу и пнуть птицу. Он с презрением щелкнул языком. Ее крик прозвучал так ужасно! _________________ Юэ Минцзэ предположил, что Му Чэнь уже закончил свои дела. Поэтому послал людей встретиться со старейшиной Син Сюанем и отправить его во Дворец Яньян. Из-за конфликта между Му Чэнем и Цзи Цинюанем глава беспокоился, что при встрече они возобновят сражение. По этой причине Юэ Минцзэ пытался убедить Цзи Цинюаня подождать некоторое время здесь. К сожалению, гость не оценил его доброту. Bместо этого лишь риторически спросил: – Как я могу передать старейшину Син Сюаня незнакомцу? Я почувствую облегчение, только увидев процесс лично. Юэ Минцзэ усмехнулся про себя. Этот парень действительно не может отличить хорошее от плохого. Подождите, пока дядя Му скажет что-то вроде «Цзи Цинюань и собаки не могут входить». Тогда посмотрим, как вы с этим справитесь. Как и ожидалось, выражение лица Му Чэня изменилось при виде Цзи Цинюаня с расслабленного на заледеневшее. Он вытянул тонкий палец и указал вниз с горы. – Либо ты сам убираешься отсюда, либо я тебе помогу. Юэ Минцзэ потер подбородок, наблюдая, как Цзи Цинюань уходит с пепельным лицом полным ненависти, стискивая зубы, но не осмеливаясь что-либо сказать. Молодой глава мысленно сказал в своем сердце: «Вы это заслужили! Вам настолько необходимо было уйти лишь после того, как вы получите нагоняй?» Юй Тяньи наблюдал за исчезающей фигурой Цзи Цинюаня из гостиной Му Чэня. На лице мужчины было задумчивое выражение. Этот младший брат действительно имел такую злобу. Он никогда не видел этого прежде. Затем Му Чэнь указал на старейшину Син Сюаня, прежде чем холодно сказал: – Все остальные выйдите на улицу, не заходите внутрь. Они действительно загрязняли его территорию. Лица совершенствующихся секты Ванцзянь покраснели. Казалось, гнев вот-вот разорвет их грудь. Они никогда не встречали такого высокомерного человека, ни во что не ставящего их секту. Культиватор меча в сине-серой одежде, выглядящий несколько невзрачно на фоне других, хотел защитить душу Даоса Син Сюаня. Поскольку он вел себя тихо и послушно, Му Чэнь позволил ему остаться. Син Сюань страдал от отравления Затмением Семи Трупов. Это было очень разрушительное и мощное оружие, на которое полагались совершенствующиеся, идущие по демоническому пути. Поэтому большинство этих людей были очень зловещими. Затмение Семи Трупов – это, своего рода, яд, разъедающий душу. Когда он нанесен на меч, даже если противник и не был убит сразу, этот яд все равно неизбежно забирал его жизнь позже. Хотя Му Чэнь не знал зачем Даос Син Сюань отправлялся в Демоническое Царство, он мог сказать, что должны были быть какие-то секреты, видя, насколько большое значение Юй Тяньи придает этому. В своей прошлой жизни по просьбе Юй Тяньи он дал этому старику восстанавливающую таблетку. У него также были хорошие отношения с Цзи Цинюанем. Тем не менее, оба эти человека оказались теми, кто кусает руки, что их кормят. Му Чэнь не хотел снова тратить эту таблетку на умирающего старика. Вместо этого он поднял Старейшину Сюаня на ноги и потащил в просторное место, как мертвую собаку. С помощью удара ладонью по груди старика Му Чэнь вывел токсины через горло. Поскольку он много говорил и очень хотел жить, то теперь он может просто жить как немой. _________________ После того, как Цзи Цинюань вышел наружу, он заметил, как богато украшен Дворец Яньян и что вокруг в изобилии произрастали духовные травы. Люди, которые выросли с золотой ложкой во рту, почему они вообще существуют? Для людей, пытающихся взрастить свой путь к бессмертию, самое страшное получить дьявола сердца. Поэтому они уделяли особое внимание своим мыслям. Однако Цзи Цинюань не заметил, что его мысли начали становиться все более и более злобными. Намерение убийства в его теле становилось все более плотным. Для культиваторов меча, которые всегда уделяли предотвращению любых злых тенденций больше внимания, чем другие, это было предзнаменованием того, что они медленно вступали на путь демонического совершенствования. Гу Юньцзюэ и Цзин Мин шли домой с заднего склона горы. Мальчик заметил искаженное выражение лица Цзи Цинюаня и его стиснутые зубы. Уголки губ Юньцзюэ изогнулись вверх, и он покачивал клетку в руке взад-вперед, спрашивая утку, сидящую внутри: – Разве это не выглядит очень вкусно? – Эй… – прозвучал хриплый безрадостный голос. Птица изогнула шею назад и плакала изо всех сил. Это было так громко, что весь Дворец Яньян мог услышать крик утки. Цзин Мин обогнал их и указал пальцем на клетку. – Ребуд, не кричи так громко. Хозяин дворца будет ругаться, что слишком шумно. Ты понимаешь? Ребуд хотел встать и взмахнуть крыльями, чтобы выразить горе и негодование, которые он испытывал. Для такого горного короля, как он, оказаться в куриной клетке, словно духовный питомец! Не имея возможности есть, когда он хочет есть! Что еще может быть хуже?! Было непонятно, намеренно это сделано или нет, но Гу Юньцзюэ удалось найти очень маленькую клетку. До такой степени крошечную, что он не мог там даже повернуться. Все, что ему оставалось делать, так это поднять голову и открыть рот. Он был так рассержен, что три золотых пера на его голове встали дыбом. Гу Юньцзюэ с радостью нес клетку и шел в направлении Цзи Цинюаня, чувствуя демоническую Ци на теле человека. У ребенка было хорошее настроение, поэтому он спросил Ребуда: – Хочешь поесть? Ребуд чувствовал себя настолько рассерженным, что пытался беспорядочно подпрыгивать. Ему обязательно нужно спрашивать это? С тех пор как он покинул Демоническое Царство, он не мог съесть свою любимую пищу в течение достаточно долгого времени. Гу Юньцзюэ улыбнулся и добавил еще одно предложение: – Если ты будешь послушен, то в будущем у тебя будет много еды. Если решишь не слушаться меня, я отрублю тебе ногу. Ребуд услышал злобный тон в его словах и сразу упал на живот. Он спрятал ноги под перья и лежал неподвижно. Мама! Ребенок был даже больше похож на «Демона пропасти», чем он сам! У Цзин Мина в руках была красная шелковая лента, и он взволнованно произнес: – Я ходил в Дворец Хунсю и получил это от сестер. Когда нам нечего будет делать, мы можем просто привязать ее к шее и выгуливать птицу. Прежде утка нападала на него несколько раз. Всякий раз, когда она каркала, подросток хотел лишиться жизни. Теперь, когда Цзин Мин наконец смог отомстить, он совсем не задумывался о том, почему птица так послушна в руках Гу Юньцзюэ. Он был озабочен исключительно своими счастливыми чувствами и прыгал вокруг. Юньцзюэ нахмурился с неодобрением. Он продолжал идти, неся утку, и размышлял. Как мог этот безмозглый белый волк думать о том, чтобы сделать что-то настолько глупое? Несмотря на то, что они были братьями, Цзин Тин заботился обо всем во Дворце Яньян, а Цзин Мин был таким ненадежным. Если бы не тот факт, что они выглядели одинаково, у Гу Юньцзюэ были бы подозрения, что Цзин Мина подменили в детстве. Ребуд так разозлился, что снова затопал ногами. – Я скажу вам это прямо сейчас. Я очень раздражен. Для такого древнего мифологического зверя, как я, это немыслимо! Даже Фениксу нужно лизать мои ноги всякий раз, когда он видит меня. Ты действительно осмелишься использовать эту красную ленту, чтобы унизить меня! – Хм? – Гу Юньцзюэ издал мягкий носовой звук. Ребуд снова лег на живот и пробормотал про себя: – По крайней мере, это должен был быть белый цвет. Белый явно выглядел бы лучше на черном. Кроме того, от него идет чувство соболезнования. A с красным было бы слишком празднично. Цзин Мин закрыл уши. Всякий раз, когда он слышал это, его голова начинала болеть. – Я больше не могу! Какие еще соболезнования! Два человека и утка продолжали движение и разговор. Когда они достигли Цзи Цинюаня, Гу Юньцзюэ остановился, и в его глазах промелькнула тень интриги. Цзин Мин посмотрел на мужчину и озадаченно потер подбородок. Склонив голову, он спросил: – Вы ищете избиения? Подросток спрашивал, потому что ему было просто любопытно, и он ничего другого не имел в виду. Цзи Цинюань, естественно, узнал их обоих. Он смотрел на них с темным выражением лица. Гу Юньцзюэ также поднял голову и улыбнулся ему. В черных глазах была очевидная злоба, из-за которой он выглядел так, словно находился под каким-то проклятием. Юньцзюэ смотрел на Цзи Цинюаня так, словно тот был жертвой, которая приближалась к своей смерти. Такое ощущение заставило молодого человека взбунтоваться, но его духовная сила, к сожалению, чувствовала себя как мотылек, зажатый между пальцами. Он был настолько слаб, что даже не мог взмахнуть крыльями. Внезапно Цзи Цинюань почувствовал духовную силу, которая была сильнее его собственной, сжимающую его со всех сторон. Он ощущал, как его душа задыхается. Ему казалось, что он упал в море крови. Бессильная борьба заставила холодный пот проступить в этот момент по всему телу. Когда он снова посмотрел в глаза мальчика, Цзи Цинюань почувствовал, что на мгновение впал в транс, словно его спровоцировали, и он вытащил свой меч. Резкий и чистый звук клинка позволил людям в горах почувствовать его. От него исходило такое сильное намерение убить! В долю секунды Цзин Мин подхватил Гу Юньцзюэ, и они отступили более чем на дюжину метров. Подросток был так рассержен, что топнул ногой и закричал. – О боже, посмотрите на свое бессовестное поведение! Вы смеете так себя вести на территории Дворца Яньян. Почему бы вам не найти зеркало и не взглянуть на свою мораль и поведение?! Цзин Мин только что получил новую книжку с картинками и многому научился из нее. Он не задумывался над своими словами и прямо проклинал другого. Если Цзи Цинюань только что вытащил свой меч из-за намерения убить, которое почувствовал извне и был им спровоцирован, то сейчас он уже действительно захотел убивать. Ощутив странность в окружающей обстановке, Му Чэнь сразу пришел в ярость. Его фигура превратилась в белый свет, и меч Чися снова появился в его руке. Он использовал восемьдесят процентов своей Силы Полубога и напал на Цзи Цинюаня, не обращая внимания ни на что. Поскольку он осмелился дотронуться до его ученика, он будет рубить его на куски, убивать и сжигать его тело! Защитное заклинание вокруг Дворца Яньян слегка дрогнуло под ударом меча. Цзин Мин впервые взял Гу Юньцзюэ на руки и спрятался за Юэ Минцзэ, посмотрев на Цзи Цинюаня из-за его спины. Молодой совершенствующийся раньше не мог расслабиться от умственного давления, поэтому сейчас мог только поднять свой меч, чтобы заблокировать удар. Оба имели одинаковый уровень духовной силы. Тем не менее, после того как Цзи Цинюань был атакован мощной духовной силой Му Чэня, он выплюнул глоток крови. У Юй Тяньи было уродливое выражение лица. Он не ожидал, что его младший брат, который должен был быть хорошим человеком, на самом деле даже не отпустит ребенка. Был ли человек, которого он видел рядом с собой раньше, всего лишь искусной игрой? Когда он подумал о том, как тот тайно использовал различные схемы, глаза мужчины потемнели. Когда он оглянулся на Му Чэня, который явно не собирался останавливаться, то заметил белое пламя, извивающееся вокруг его тела. Му Чэнь был полон убийственных намерений и снова напал. Его действия были чистыми и эффективными. То, как он использовал свой меч, было сильнее любого типа заклинания меча. Никто из секты Чунюнь не решился вступить в бой. Все они знали силу этого пламени. Цзи Цинюань поднял меч, чтобы иметь возможность сопротивляться. С ожесточенным светом, вспыхивающим в его глазах, Старейшина Му нанес мимолетный горизонтальный удар. Все могли услышать крик. Му Чэнь вонзил меч в руку Цзи Цинюаня, держащую меч. Пламя его меча вспыхнуло, и меч молодого совершенствующегося немедленно превратился в пепел, уплывший по ветру. Му Чэнь взмахнул длинным мечом в руке, прежде чем тот медленно опустился. Он должен убить этого ублюдка. Все младшие ученики были ошеломлены. Старший дядя так свиреп! Юй Тяньи больше не мог смотреть на происходящее и мгновенно появился между Му Чэнем и Цзи Цинюанем. Он поднял свой меч, чтобы заблокировать последующие удары. Ледяная и огненная духовные силы столкнулись. Мощная духовная сила снова потрясла великое заклинание. Вся секта Чунюнь и несколько Старейшин, находящихся в уединении, были встревожены. Юй Тяньи заметил упрямое выражение лица Му Чэня и твердо пообещал: – Позволь мне заняться этим вопросом. Позже я все тебе объясню. Взмахнув длинным мечом, Му Чэнь решительно отказался: – Нет! _________________ Небольшое безответственное шоу от автора Гу Юньцзюэ: «Многие люди говорят о том, насколько интересно это маленькое шоу. Почему они не замечают, насколько я демонически красив?» Черная кошка, смотрящая искоса: «Это потому, что они хотят видеть, сколько злости у такого маленького гонга, как ты. Или они хотят увидеть восемьсот шестьдесят способов смерти маленького гонга!» Гу Юньцзюэ вытащил меч. Черная кошка достала фотографию Му Чэня. Гу Юньцзюэ не был готов к этому, и нож в тысячу шестьсот килограмм ударил его в спину. Иди умри!