Ruvers
RV
vk.com
image

Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону

Если жениться, тогда уж лучше на тебе. Выйдешь за меня?

Глава 10. Если жениться, тогда уж лучше на тебе. Выйдешь за меня? – Что за человек этот дядя Ли? – повернувшись к Цзин Мину, спросил Гу Юньцзюэ. Cклонив голову, тот задумался. – Пять лет назад дядя пришел к Хозяину дворца с просьбой залечить его раны. После исцеления, прежде чем уйти, он решил отплатить мастеру за доброту и с теx пор помогает с посадкой и уходом за лекарственными травами. Мы тоже не знаем, откуда он пришел. Единственное что смогли понять – человек он не плохой. Гу Юньцзюэ посмотрел на ветвь холодных ароматных цветов. Исходящая от нее духовная сила не казалась обыденной. Настолько чистая, что обычный человек никогда не смог бы вырастить подобное. Безусловно – это врожденный талант. Мальчик аккуратно коснулся некоторых лепестков и отбросил родившиеся в его сердце сомнения. На душе стало легче, и ребенок рассмеялся. Маленький мастер привлекает странных людей. _________________ Му Чэнь принял лекарственную таблетку и медитировал в течение часа. После чего, наконец, смог исцелить внутренние повреждения. K счастью, демоническая Ци не была враждебна к его внутреннему морю. Что помогло избежать повреждений меридианов и даньтянь в целом. В противном случае, ситуация могла обернуться понижением его уровня совершенствования. И для полного исцеления ему пришлось бы отправиться в уединение. Открыв чистые, полные умиротворения глаза, Му Чэнь обнаружил сформировавшийся рядом с ним сгусток белого пламени. Стоило ему вытянуть руку, пламя приняло форму бабочки. Словно настоящее насекомое, оно порхало вокруг своего хозяина, пока не приземлилось на один из его изящных пальцев. В ясных глазах отражалась пульсация пламени. Мужчина принял твердое решение. Что бы ни произошло, Му Чэню придется дождаться совершеннолетия своего ученика. Только после этого он отправится на поиски лекарства, способного избавить его тело от огненного яда. Его размышления прервало ощущение присутствия кого-то знакомого. Удостоверившись в личности пришедшего, мужчина позволил пламени исчезнуть. Фигура Му Чэня вспыхнула, и он оказался в бамбуковом лесу. Через некоторое время вдали появился силуэт Юэ Минцзэ. Заметив Му Чэня, тот неосознанно выпрямился. Даже его лицо застыло неподвижной маской. Сам вид дяди напоминал Юэ Минцзэ о душевной травме, полученной в детстве. Чувствуя настоящий ужас, он ощущал себя испуганным перепелом. Юэ Минцзэ решил сразу обозначить причину своего прихода, поскольку знал о нелюбви Му Чэня к пустым разговорам. – Думаю, в нападении демонического совершенствующегося было много странных факторов. Я хотел бы узнать, что случилось в тот день. Не мог бы дядя рассказать подробнее? – вглядываясь в выражение лица Му Чэня, тихо попросил Юэ Минцзэ. Спокойное выражение лица дяди не изменилось, что породило слабую надежду на его хорошее настроение. Юэ Минцзэ почувствовал себя свободнее. Му Чэнь направился к каменному столу. Присев, движением подбородка он указал напротив. Повинуясь жесту, молодой человек послушно опустился на предложенное место. Поспешно оправив одежду, он застыл с совершенно прямой спиной. – Ты боишься меня? – озадачился Му Чэнь. В отрицании Юэ Минцзэ быстро затряс головой. Весь его облик выражал полное уважение. – Я не боюсь! Как такое возможно? Ведь дядя такой нежный человек! Слова Юэ Минцзэ спровоцировали улыбки на лицах немногочисленных слуг. Обычно Хозяина дворца называют хладнокровным, но нежным? Такого определения они еще не слышали. Удивленный Му Чэнь не мог припомнить, что сделал ранее, чтобы так напугать Юэ Минцзэ. А ведь он считал себя обладателем непревзойденной памяти. И прекрасно помнит все произошедшее. Однако, сколько бы ни пытался, он так и не смог вспомнить причину дикого страха Юэ Минцзэ. Когда-то давно племянник воспитывался Главой секты, и после получения травмы был отправлен к нему на лечение. В то время Юэ Минцзэ был белокожим, полным жизни, ребенком. Разве Му Чэнь не был к нему добр? Разве не относился с заботой? Так и не вспомнив причины, Му Чэнь сдался и велел слуге налить ему чай. Теперь его мысли были обращены к недавнему происшествию на склоне горы. – На меня напал старик в черном. Его лицо было скрыто, – его тон стал серьезнее, а выражение лица отрешенным. До сих пор ни разу не уличенный во лжи человек повторил слова пятилетнего ребенка. Юэ Минцзэ ни на секунду не усомнился в правдивости услышанного и кивнул в ожидании длинной истории, но… Му Чэнь вздохнул и тем же тоном закончил: – Он ушел. Звук этого голоса оставляет после себя приятное ощущение опьянения, как после чаши прекрасного сакэ. Но оборвавшееся звучание рождает чувство утраты. – Ушел? Даже твой ученик сказал больше. И указал направление, в котором скрылся старик. Му Чэнь был очень доволен и горд своим маленьким учеником. – Естественно. Мой ученик умен. Юэ Минцзэ застыл в недоумении. Не можешь ли ты добавить еще что-нибудь, дядя? Продолжать тему оказалось бессмысленно. Немного помедлив, Юэ Минцзэ все-таки выложил на стол небольшую красную карточку. Под пристальным взглядом Му Чэня, племянник пододвинул ее ближе. Со стороны создавалось впечатление, что Глава секты боится обжечься, поэтому может в любой момент отдернуть руку. – Это визитная карточка секты Ванцзянь. Они хотят попросить дядю осмотреть травмы даоса Син Сюаня. Приняв пиалу с чаем, Юэ Минцзэ сделал для храбрости большой глоток. Молодой человек предполагал, что эта просьба может возмутить Му Чэня. Однако, никак не ожидал столь скорого изменения настроения Му Чэня. Тот, потемнев лицом, казалось, и слышать не хотел об этой секте. Исходящая от дяди убийственная аура напугала Юэ Минцзэ. Молодой человек с осторожностью наблюдал, как подобранная дядей карточка летит к одному из углов стола. – Не собираюсь, – процедил Му Чэнь сквозь стиснутые зубы. Этот старый Син Сюань приложил немало усилий в прошлой жизни. Но каждая фраза, прозвучавшая от него, только способствовала гибели Му Чэня. Почему же он не вспомнил, как ранее тот спас его жизнь? – Пффф! – испугавшись, Юэ Минцзэ разбрызгал весь чай изо рта. Все его тело затряслось от страха. – Дя… дядя? – Есть ли еще что-то? – вопросил Му Чэнь, с так и не пропавшим в глазах убийственным импульсом. – Эм… – Говори! – Да, есть! Еще они предложили связать наши секты через брак. Глава секты Ванцзянь хочет встретиться с тобой. Изначально я собирался отказать. Однако, все же не могу принимать решение за тебя… – голос Юэ Минцзэ становился все тише. Растеряв все величие, молодой человек сжался от страха. Нервное потрясение заставило его лицо пойти красными пятнами. С холодом во взгляде Му Чэнь пристально смотрел на собеседника. Как будто втыкал в него длинный и острый шип. Когда Юэ Минцзэ показалось, что он не может больше выдержать, на лице Му Чэня показалась неестественная улыбка. – Если мне придется жениться, тогда уж лучше ты будешь моим партнером. Выйдешь за меня? В настоящий момент на Му Чэне были простые, но элегантные синие одежды. Золотая корона скрепляла волосы. Некоторые пряди темных, доходивших до талии, волос развевались на ветру. Мужчина походил на прекрасного небожителя. Некоторая бледность лица создавала приятный взгляду контраст с темными, сияющими, словно звезды, глазами. По обыкновению отстраненное лицо, сейчас украшала холодная улыбка. Но даже она преображала утонченные, элегантные черты лица талантливого алхимика, ослепляя и заставляя обывателей терять сознание. Хотя Юэ Минцзэ не испытывал особых чувств к Му Чэню, он не смог отвести взгляд. Про себя он думал: «Как же хорошо, что дядя не улыбается. Иначе неисчислимое количество людей будет во власти его красоты». – Хе-хе, Учитель, на ком это ты женишься? Не успевший оправиться от недавнего шока Юэ Минцзэ услышал звонкий, нарушивший неловкую беседу, детский голосок. Гу Юньцзюэ придерживал в руках «ветвь, посланную большим уродливым человеком, который испытывает чувства к Учителю». Ребенок с невинной улыбкой стоял рядом, его тонкие брови были приподняты, а «слеза» в уголке глаза напоминала капельку крови. Это просто невероятно! Стоило ему отлучиться, и его маленький мастер уже подыскивает себе спутника Дао. К тому же, им оказался слабый и трусливый болван [1]! Учитель даже улыбался ему! Разве Учитель не подтвердил, что о нем будет заботиться Юньцзюэ, как только подрастет? Не говорите ему, что этот придурок, которого можно переломить одним ударом, важнее любимого ученика? Дикое желание спрятать Му Чэня от окружающих дало новые корни. Ах, как было бы чудесно, если бы учитель мог видеть только его! Заметив, как восхитительно ученик улыбается, Му Чэнь прекратил запугивать Юэ Минцзэ и подозвал Гу Юньцзюэ. Забравшись на колени учителя, мальчик направил полный улыбок взгляд на Юэ Минцзэ. Тот почувствовал, как немеет кожа головы. Взявшееся неизвестно откуда чувство опасности, не приносило комфорта и сильно влияло на сознание. Юэ Минцзэ чувствовал, что ребенок сильно изменился с их последней встречи. Мгновение назад он ощутил серьезное недомогание. И казалось, что привлекательная улыбка мальчика несла в себе следы зла. В тот момент, когда Юэ Минцзэ хотел продолжить разговор, Му Чэнь взял свою пиалу. Проверив температуру, он поднес ее ко рту Гу Юньцзюэ. Милое выражение лица ребенка заставило молодого человека усомниться в сделанных ранее выводах. Тень удовлетворения вспыхнула в глазах Му Чэня. После возвращения Гу Юньцзюэ, мужчина сосредоточил все свои мысли на маленьком ученике, не одарив Юэ Минцзэ более ни единым взглядом. Тот наблюдал за этой сценой и не знал, следует ли ему разбираться в произошедшем. С некоторой неловкостью он произнес: – Младший брат действительно изменился. Прошло всего два дня, как дядя взял тебя в ученики. Но сейчас ты уже выглядишь намного сильнее. Му Чэнь принял похвалу, ответив с прохладцей: – Я хорошо его воспитываю. Обхватив двумя руками пиалу, из которой только что пил, Гу Юньцзюэ передал ее Му Чэню. – Учитель, выпей чаю. Напряженное лицо Му Чэня наконец-то разгладилось. Не имея ничего против использования одной пиалы на двоих, он сделал глоток чая. В этот момент в его глазах плескалась нежность. Пара Учителя и ученика напротив прекрасно ладила. Гу Юньцзюэ, казалось, ничем не отличался от любого другого ребенка. Юэ Минцзэ подавил сомнение в сердце и решил не заострять внимание на этом вопросе. Встав, он склонился в вежливом поклоне. – Дядя, сейчас я вас оставляю и приду навестить в другой день. Разговор не принес результатов. Сказанное ранее оказалось чепухой. Его присутствие все равно ничего не решит, так что и оставаться тут бессмысленно. – Подожди, – позвал Му Чэнь. Гу Юньцзюэ уже унял его недовольство. – Должна быть причина, по которой Юй Тяньи хочет стать со мной спутником Дао, хотя не испытывает ко мне сильных чувств. Я напишу ему письмо. И эта проблема больше не будет упоминаться. Что касается травмы Син Сюаня… хм… Посмотрим, как бы отказать ему в помощи. Юй Тяньи обладал поистине значимой репутацией в мире бессмертных. Среди четырех главных сект положение Ванцзянь было выше, чем у Чунюнь. Такой талант появлялся, в лучшем случае, у одного из десяти тысяч совершенствующихся. Юй Тяньи был в шаге от следующей стадии и, вероятно, уже через несколько лет сможет вознестись. Неразумно его оскорблять. Как бы Юэ Минцзэ тактично ему отказать? Му Чэнь видел по лицу Юэ Минцзэ, что у того много вопросов, но он не осмеливается их задавать. Бросив на него раздраженный взгляд, мужчина холодно произнес: – У Юй Тяньи есть младший брат, контролирующий «мусор» в своей секте. Скажи ему, что я нахожу его младшего брата неприятным. Используй это как причину отказа. – Цзи Цинюань?! – Юэ Минцзэ с сомнением посмотрел на Му Чэня. – Дядя, Цзи Цинюань известен как благородный человек. Му Чэнь холодно усмехнулся. – Благородный? Хммм! Он просто лицемер! Он настолько узколобый, что с таким же успехом может быть придворным евнухом. В скором времени Му Чэнь снимет с него лживую маску и покажет всем, насколько тот на самом деле прогнил изнутри! Он был слеп в своей прошлой жизни. Подружился с этим человеком, и, в конце концов, заплатил за это жизнью своего ученика. Му Чэнь гладил Гу Юньцзюэ по волосам, в то время как его взгляд пронзал бамбуковый лес и глубины гор. Его сердце переполнилось сомнениями. По какой причине Юй Тяньи хотел стать с ним спутником Дао? Этого не было в прошлой жизни. Уровень совершенствования у того был намного выше, и он являлся Главой секты. Юй Тяньи не мог решиться на это только после одной встречи. Му Чэнь не верил в мнимые чувства. Ему всегда казалось, что для совершенствующихся излишне иметь эмоции. Неожиданно он вспомнил, что перед возвышением, Юй Тяньи хотел передать Цзи Цинюаню положение главы секты, а также уйти в уединение. Что не так с его телом? Темный огонь Девяти Ян и Девять Холодных льдов зародились в теле Му Чэня десять лет назад в запретном месте на границе. Это позволило ему подняться со средней стадии Зарождающейся души прямо на раннюю стадию Полубога. Однако удача и несчастье идут рука об руку. В то время он также был отравлен огненным ядом. Юй Тяньи не наделен талантом к алхимии и не может создавать высококачественные лекарства. И хочет использовать Темный огонь Му Чэня, чтобы рассеять холод в своем теле. Тогда в том, что Юй Тяньи хочет вступить с ним в брак, есть смысл. Заметив, что Му Чэнь погрузился в свои мысли, Юэ Минцзэ хотел попрощаться. Однако Гу Юньцзюэ неожиданно произнес: – Глава секты, останься. Я кое-что не понимаю. _________________ Небольшое безответственное шоу от автора: Гу Юньцзюэ: «Ты смеешь заставлять Учителя носить меня на руках, когда мы встречаемся с другими! Я не прощу тебе этого!» Черная кошка, смотрящая искоса: «Это естественно. Когда родился твой учитель, тебя еще даже в проекте не было». ╮ (╯ ▽ ╰) ╭ _________________ [1] Это также обозначает тыкву на другом диалекте.