Ruvers
RV
vk.com
image

Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону

Учитeль, как это, умереть от чрезмерного возбуждения?

Глава 8. Учитeль, как это, умереть от чрезмерного возбуждения? – Только что ты сказал, что есть новости. О чем? – поинтересовался Mу Чэнь у Чу Цяньшуана. – Ax! По дороге сюда я услышал, что Мастер пещеры, которого вы сожгли вчера, мертв. Разве это не захватывающе? – оживленно прыгал вокруг Чу Цяньшуан. Подросток несколько раз обежал фигуру мужчины, а после подскочил к Цзин Тину, дергая того за волосы. Последний выхватил меч. Началась схватка. Практически неотличимые друг от друга парни, перескакивали с места на место, то и дело сходясь в непродолжительных спарринг-контактах. Столкновение стали их мечей каждый раз провоцировало столп искр. Му Чэнь, взмахнув рукой, создал магический барьер. Однако, увидев заинтересованность Гу Юньцзюэ боем, не стал нарушать противостояние мальчишек. Схватка завершилась так же неожиданно, как и началась. Подростки плавно спустились на землю. Холодно усмехнувшись, Цзин Тин прошел за спину Му Чэня, где и застыл, словно молчаливое изваяние. От юноши распространялась морозная аура. Чу Цяньшуан стал кривляться в издевке. Всякий раз, видя, как Цзин Тин копирует Мастера, он испытывал острое желание побить того! Однако, уровни их навыков в боевых искусствах были слишком близки. Ни один из них не сможет победить другого. Хлопнув в ладоши, Чу Цяньшуан встал напротив Му Чэня и, не стесняясь, попросил служанку принести ему палочки для еды. После сел за стол и принялся за трапезу. Судя по его аппетиту можно было решить, что Чу Цяньшуан голодал несколько дней. Цзин Мин, не стесняясь, его высмеял. – Разве твой Учитель не дает тебе еды? Быстро сунув кусок мяса в рот, Чу Цяньшуан неразборчиво ответил: – Учитель сказал, что я должен поститься, меньше есть и больше двигаться. Он также сказал, что если я продолжу так питаться, то стану толстым как шарик. Это, конечно, не очень хорошо для моей гибкости. Посмотрев на глотающего без остановки подростка напротив, Му Чэнь оглядел Гу Юньцзюэ, хоть и с безразличным лицом, но с куда более выразительным, наполненным теплом взглядом. Уголки рта Юньцзюэ задергались, перейдя в невинную улыбку. Мальчик сделал вид, что не понимает намеков Му Чэня. Гу Юньцзюэ уже лопался от еды, и не смог бы соревноваться с этой свиньей в конкурсе поедания. Лучше, если учитель выбросит подобное из головы. Проглотив как вихрь еще одну тарелку мяса, Чу Цяньшуан продолжил. – Я еще не закончил с новостями. Так как мы говорили о захватывающем, то я до сих пор не сообщил самую шокирующую часть истории. Му Чэня вообще не интересовали сплетни, только аппетит его ученика. – Что шокирует, так это то, как умер старейшина. Прошлой ночью он восстановил свое тело, а затем занялся любовью с двумя служанками. И умер на месте от чрезмерного возбуждения. Эта новость уже распространилась по всей секте Чунюнь, его репутации нанесен непоправимый урон. Му Чэнь поспешно закрыл уши мальчика, уставившись в раздражении на Чу Цяньшуана. Он не знал, как Лю Ханьчжи воспитывал своего ученика. В столь юном возрасте Чу Цяньшуан уже рассуждал о таких вещах. К несчастью для него, выражение лица Гу Юньцзюэ оказалось полно любопытства и непонимания. – Учитель, что он имел в виду? Как умер этот человек? – … Это очень плохой способ умереть. Чтобы не позволить ученику услышать еще что-нибудь подобное, Му Чэнь взял мальчика на руки и отправился с ним на прогулку. Юньцзюэ рассмеялся в глубине своего сердце. В словаре учителя было так мало слов. Фразы все еще такие глупые. Всякий раз, когда лжет, он принимает серьезный вид, а взгляд прикован к собеседнику. Это действительно слишком мило. Чу Цяньшуан торопливо закричал: – Великий дядя, обожди! Мой учитель попросил меня доставить приветственный подарок. Сунув в рот последнюю фрикадельку, он вытер рот рукавом. Затем Чу Цяньшуан вытащил из пространственного браслета меч. На черных ножнах были вырезаны девять голубых лепестков лотоса. Сам меч излучал убийственную ауру. Любой может сказать, что это грозное оружие. – Учитель сказал, что атрибут этого меча как раз подходит Маленькому дяде. Он с первого взгляда понял, что тот должен совершенствовать путь меча, а алхимия будет пустой тратой времени… – его рот просто не мог остановиться. Му Чэнь был недоволен и крепко обнял Гу Юньцзюэ. Этот «кусок льда» посмотрел на его ученика и даже послал своего, чтобы передать меч. Он понял, что ребенок настолько умен и очарователен, и хочет переманить его? Мечтай больше! Гу Юньцзюэ крепко обнял шею Му Чэня. Его лицо омрачилось. Может этот практикующий меча, осмелившийся в прошлом ворваться в царство демонов, любит его маленького мастера? Иначе, зачем ему отправлять такую драгоценную вещь? Хочет ненавязчиво завоевать благосклонность Учителя? Мечтай больше! Взмахнув рукавами, Му Чэнь легко бросил Чу Цяньшуану бутылку с пилюлями, такими же, что он давал Гу Юньцзюэ. И быстро отослал его, опасаясь, что маленький и невинный ученик научится чему-то плохому. После того, как Чу Цяньшуан покинул их, Гу Юньцзюэ улыбнулся. – Учитель, этот человек… – Он ученик дворца Ханьян. Ты можешь звать его просто Сяо Лю [1]. Хотя его характер хорош, он слишком любит есть. Когда он совсем голоден, он даже осмеливается кусать своего Учителя. Когда, в прошлой жизни, его заключили в тюрьму бессмертного царства, маленькая свинка каждый день тайно пробиралась к нему. Утешая и заверяя, что обязательно найдется способ для спасения. Если он прав, то этой свинкой был Чу Цяньшуан. Выражение лица у все еще не знавшего, как к этому относиться, Му Чэня стало несколько неловким. Затем он покачал головой, чувствуя, что слишком глубоко задумался. – Ученик хотел бы спросить. Так как этот человек послал меч, Учитель действительно хорошо с ним знаком? – Мысль о «сложных» отношениях Му Чэня и Лю Ханьчжи заставляла Юньцзюэ переживать. Рука, крепко держащая ладошку Гу Юньцзюэ, сжалась. В прошлой жизни его ученик действительно практиковал меч. Его мастерство владения оружием было лучше, чем в алхимии. Талант действительно больше соответствовал совершенствованию техник меча. Внезапно Му Чэнь почувствовал нерешительность. Не обратится ли во вред ученику его эгоистичное желание самому воспитать ребенка? Будет ли у Гу Юньцзюэ больше перспектив, если его Учителем станет практикующий меча, такой как Лю Ханьчжи? Разве это не лучше, чем заставлять Гу Юньцзюэ сидеть взаперти и очищать таблетки? Му Чэнь молчал с тех пор, как был упомянут Лю Ханьчжи. Юньцзюэ поджал губы. Улыбка на его лице заледенела. У Учителя с Лю Ханьчжи действительно какие-то скрытно-неоднозначные отношения? – Учитель, – Гу Юньцзюэ встряхнул Му Чэня, задавая новый вопрос. – Какой человек младший брат Лю? Мальчик намеренно подчеркнул слова «младший брат», чтобы напомнить Му Чэню о его статусе. Иметь роман с племянником по секте противоречит этике. Пока Учитель хранит в своем сердце только его образ, этого достаточно. Он должен разорвать все неоднозначные отношения с другими. Тем временем Му Чэнь размышлял о своих двухсотлетних отношениях с Лю Ханьчжи в прошлой жизни. И в волнении произнес: – Когда-то он был моим спутником. Тогда нам было чуть больше десяти, мы вместе вступили в секту Чунюнь. С нами был еще один человек. Держа на руках Гу Юньцзюэ, мужчина продолжил свой путь. Цзин Мин посмотрел на исчезающую фигуру Му Чэня, склонив голову к плечу. Он ткнул Цзин Тина локтем. – Я не ожидал, что у Хозяина дворца такие отношения со Старейшиной Лю. Он никогда не упоминал об этом ранее. Цзин Тин не ответил, поэтому Цзин Мин продолжал спрашивать: – Чувствуешь ли ты, что хозяин стал более разговорчивым, с тех пор как появился Гу Юньцзюэ? Цзин Тин холодно усмехнулся. Это больше, чем просто разговорчивость. До того, как пришел Гу Юньцзюэ, Мастер думал только об очищении таблеток. Никогда прежде он не уделял столько внимания человеку! – Кто тот человек? – Цзин Мину все еще было любопытно. Цзин Тин уставился на него, прежде чем отругать. – Глупый! Естественно, именно этот человек оставил незавершенную игру в шахматы с Мастером! _________________ Гу Юньцзюэ ощутил элегантный аромат Му Чэня, и постепенно его настроение поднялось. Теперь, когда отношения были разъяснены, он был доволен. Поскольку они выросли вместе, их отношения не плохи. Юньцзюэ может понять это, но он должен ограничить их. Отношения с племянником, конечно, не должны быть ближе, чем с учеником. Из-за близости к мужчине Юньцзюэ смог ощутить привлекающую его силу. Это чувство очень знакомо, как… духовная сила демонического совершенствования! Думая об этом, Юньцзюэ крепче обнял Му Чэня за шею, прижимаясь к груди. Чтобы отвлечь его внимание, мальчик начал говорить. – Куда Учитель ведет ученика? – Я хочу показать тебе секту Чунюнь, чтобы ты не потерялся в будущем. Му Чэнь не хотел отпускать ученика и позволять ему самостоятельно идти. Мужчина продолжал нести ребенка на руках, наблюдая за ним яркими глазами. Словно нашел кисть, с помощью которой мог раскрасить свою простую белую жизнь разными цветами. Его сердце постепенно оттаивало, а глаза становились все более нежными. Он крепко обнял ребенка, не заботясь о собственной защите. Гу Юньцзюэ опустил голову. В эту долю секунды мальчик почувствовал, как взгляд Му Чэня прожигает его сердце. Рука, держащаяся за лацкан мужчины, постепенно сжалась. Юньцзюэ положил подбородок на плечо Учителя, опасаясь раскрыть свои эмоции. В этой жизни не важно, сколько проклятий должно было выдержать его тело. Пока Учитель был в безопасности и счастлив, не имело значения, скольких он должен убить. Он обеспечит ему безопасное, счастливое и мирное будущее. Внезапно спящая духовная энергия проснулась, как будто почувствовав решимость Гу Юньцзюэ. Демоническая Ци вспыхнула, когда Му Чэнь был беззащитен, ранив его внутренние органы. Однако, первой реакцией мужчины было оттолкнуть Гу Юньцзюэ в безопасное место. – Учитель! – Юньцзюэ упал на землю и, едва встав, обнаружил Му Чэня сидящим на земле. Тот пытался подавить демоническую Ци. Всего через несколько вдохов Юньцзюэ обнаружил присутствие нескольких фигур, устремившихся к ним. Юэ Минцзэ и несколько других старейшин заметили, что Му Чэнь пострадал. Чтобы ранить кого-то его уровня, совершенствующийся должен быть как минимум на стадии Синтеза. Выражение их лиц стало серьезным. С каких пор в секту мог проникнуть совершенствующийся такого высокого уровня? Гу Юньцзюэ не дал им возможности провести более детальное расследование. Он указал на запад. Его маленькое лицо побледнело. – Старик в черном, ранивший Учителя, пошел по этому пути! Как только прибывшие увидели, что направление, указанное Гу Юньцзюэ, являлось запретной зоной, они не посмели задерживаться и сразу отправились на поиски виновника. После их отбытия, Юньцзюэ осмотрел Му Чэня. Эта демоническая Ци исходила из груди, и теперь, когда Му Чэнь подавил ее, она снова вернулась туда же. Не в силах сдержать себя, Гу Юньцзюэ взялся за воротник, увидев улучшение состояния Учителя. Он хотел раскрыть одежды и взглянуть на тело. Первое, что увидел Му Чэнь, открыв глаза, это то, как его ученик с яростью стягивает с него одежду. Лицо Му Чэня было застывшим, и он не произнес ни слова. – Учитель, где плохо? Ты ранен? Это больно? – маленький ученик действительно сильно волновался. Му Чэнь схватил Гу Юньцзюэ и увидел в его глазах неуверенность. Такая мелочь, а уже может лгать? Этот ребенок так умен. Должен ли он отшлепать мальчика, чтобы вызвать больше уважения к учителю? – Учитель, ты собираешься ударить меня? Даже после того, как его поймали на горячем, ребенок вообще не боролся. Как будто смирился со своей судьбой. Му Чэню показалось, что его грудь сжалась, когда недоверчивый взгляд обратился к нему. Огненный отпечаток всегда напоминал мужчине о причине воспитания Гу Юньцзюэ. После своего перерождения он обнаружил на груди черную отметину. Хотя он уже догадывался, что это как-то связано с его перерождением, но не знал, что в ней хранится столько демонической Ци. Сила, которую Гу Юньцзюэ передал в его тело, неожиданно не рассеялась после смерти. Почему Гу Юньцзюэ сделал для него нечто подобное? Почему бы просто не избежать всех этих праведных совершенствующихся? Зачем он боролся с ними? Действительно ли он предал секту или был вынужден сделать это? К сожалению, Му Чэнь ничего не знал об этом в своей прошлой жизни. Его ученик ничего ему не сказал. Внешне он всегда казался благородным и скромным, имея утонченный и изысканный вид. Только в результате несчастного случая Му Чэнь понял, что не уделял ему достаточного внимания. Слишком мало знал о нем. Как Учитель, он действительно не компетентен. Снова обняв ученика, Му Чэнь вздохнул. Его лицо все еще было бесстрастным. Однако ребенок уже был напуган. Как мужчина все еще мог ударить его? В глубокой задумчивости Му Чэнь смотрел на запад. – Ты не можешь никому рассказать о том, что здесь произошло. Ты понимаешь? – Ученик понимает. Несмотря на то, что глаза Юньцзюэ потемнели, его лицо все еще имело живой и озорной вид пятилетнего ребенка. Такого, который любит улыбаться и шуметь. Ясным и громким голосом он спросил: – О ком Учитель думал сейчас? _________________ Небольшое безответственное шоу от автора: Гу Юньцзюэ: «В сердце Учителя все еще есть другие! Убить их всех!» Му Чэнь передавая нож Гу Юньцзюэ: «Не забудь убить себя подальше отсюда!» _________________ [1] 小六 [xiǎo liù] – маленькая шестерка.