Ruvers
RV
vk.com
image

Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону

Mу Чэнь, ты намеренно вынуждаешь остальных завидовать Гу Юньцзюэ?

Глава 4. Mу Чэнь, ты намеренно вынуждаешь остальных завидовать Гу Юньцзюэ? После купания Гу Юньцзюэ отправился в уже подготовленную для него комнату. Отделенная от покоев Му Чэня одной единственной стеной, комната, хоть и называлась небольшой, но на деле не соответствовала этому слову. Для ребенка это и подавно были настоящие хоромы. Даже повзрослев, Гу Юньцзюэ сможет с удобством жить в подобных апартаментах. У дверей комнаты дожидались одетые в белое мужчина и женщина. Обладатели приятной внешности стояли неподвижно, ожидая нового приказа. Как и было сказано, Цзин Мин принес мальчику одежду, но не решился сразу зайти в комнату, поэтому предварительно постучал. Черная бамбуковая флейта переместилась на талию. Hе дождавшись ответа Гу Юньцзюэ, он вошел в комнату. – Сегодня можешь надеть мою одежду. Новые вещи для тебя уже шьют, однако, готовы они будут только завтра. Светлые одеяния и нефритового цвета пояс, самостоятельно уменьшились, как только Гу Юньцзюэ их примерил. Новая одежда придала мальчику ауру некоторой величественности. Цзин Мин снял с пояса белую ленточку. – Подойди, я сделаю тебе отличную прическу. Учитель хвалил мои навыки в подобных вещах. После времени, необходимого для заваривания чашки чая… Гу Юньцзюэ посмотрел на свое отражение в зеркале. Трудно было описать его чувства в данный момент. Подумать только, что Демонический владыка, сумевший разрушить три мира, теперь выглядит так. Прямо сейчас из-за его милого облика невозможно определить мальчик он или девочка. Неужели Учителю нравится прическа с «булочкой»? Мальчик с подозрением посмотрел на Цзин Мина. Тот же кашлянул, а после отвернулся, глядя в сторону и избегая встречаться с ним взглядом. Безмолвно Гу Юньцзюэ распустил волосы. Затем самостоятельно занялся прической. Собрав волосы у висков, он закрепил их лентой на затылке, часть волос оставив свободно струиться вдоль спины. Закончив с прической, он спросил, развернувшись к Цзин Мину: – Почему Учитель еще не вернулся? Цзин Мин осознавал, что из-за беспристрастного вида Му Чэня невозможно понять его действия. Склонив голову, он подумал, прежде чем ответить: – Хозяин дворца пошел на общее собрание секты. Возможно, он хочет принять еще одного ученика, чтобы составить тебе компанию? Пальцы Гу Юньцзюэ сжались. В глазах вспыхнуло раздражение. Единственный ученик, в котором нуждается Учитель, это он! Если Учитель осмелится выбрать другого ученика, то он его придушит собственными руками. Если выберет нескольких, он убьет их всех! Цзин Мин не заметил реакцию Гу Юньцзюэ. Вместо этого любопытство подростка возросло еще больше. – Ты точно мальчик? Ты человек или на самом деле демонический зверь? Где тебя подобрали? Когда увлечение Хозяина дворца переросло в сбор людей? Хотя твой мех не так уж хорош… Гу Юньцзюэ посмотрел на Цзин Мина с улыбкой. Подняв бровь и выглядя чрезвычайно сияющим, мальчик внезапно посерьезнел. Он поманил пальцем Цзин Мина ближе. Тот быстро склонился, вслушиваясь в тихие слова Гу Юньцзюэ. – Правда в том, что Учитель родил меня, когда случайно съел особую таблетку. Цзин Мин потрясенно вздохнул. Опустив голову, Гу Юньцзюэ указательным пальцем легко прикоснулся к родинке возле глаза и разразился смехом. Цзин Мин сразу понял, что Гу Юньцзюэ попросту дразнил его, воскликнув: – Ты нечестный маленький ребенок! _________________ Главный пик, в большом зале Дворца Чунян. В отличие от великолепного стиля Дворца Яньян, Дворец Чунян представлял собой высокое сине-зеленое здание со спокойной атмосферой, подчеркивающее достоинство и величие главной вершины. В главном зале дворца висело огромное водное зеркало, в настоящий момент показывающее ход испытания. Большинство старейшин секты, под руководством Главы секты Юэ Минцзэ, присутствовали здесь. Испытание проводилось лишь раз в десять лет, поэтому многие захотели прийти и заполучить несколько новых хороших «ростков». Испытание заключалось в том, чтобы дети, используя только собственные силы, взобрались на гору. Крупный песок попадал им в глаза, но никто не думал о том, чтобы стереть грязь. Небольшой дождь сделал гору влажной, из-за чего некоторые места стали практически непроходимы. Поэтому потенциальным ученикам приходится использовать для подъема и руки, и ноги. Самые большие опасения у совершенствующихся вызывала нерешительность новых учеников. Даже будь они безмерно талантливы, в конечном итоге, встретив препятствие, они могут сойти с пути совершенствования. В секте Чунюнь этот тест на стойкость имеет большое значение. Му Чэнь грациозно вступил в зал с развевающимся в такт его движениям одеянием. Его появление изумило старейшин, увидевших бесстрастное выражение на потрясающе красивом лице. Длинные и узкие глаза феникса скользнули по лицам присутствующих. Все люди, попавшие под взгляд Му Чэня, чувствовали, что в их спины нацелен острый меч. Пораженные, они повскакивали со своих мест. К счастью, Му Чэнь лишь скользнул по ним взглядом без всякого желания причинить вред. Те, от кого он уже отвел взор, вздохнули с облегчением. Однако были и те, кто презирал его. По их мнению, Му Чэню посчастливилось стать учеником Дана Янцзы только благодаря красивому лицу. И в столь юном возрасте ему уже удалось получить власть над Дворцом Яньян. Если бы им так повезло, то на его месте они продвинулись бы по пути совершенствования куда дальше. Му Чэню не было дела до того, как остальные в зале смотрели на него. Вместо этого он взглянул на водное зеркало, в котором молодые люди карабкались по грязи, словно чумазые обезьяны. Мужчина был рад, что уже забрал своего ученика. Из-за травм мальчик определенно не смог бы подняться на гору. Среди старейшин в зале находилась женщина-совершенствующаяся. Она приятно удивилась появлению Му Чэня, издав радостное восклицание. Обернувшись на звук, Му Чэнь заметил четырех человек, сидящих рядом. Один мужчина спал сидя и негромко храпел. Остальные смотрели на вновь прибывшего. Му Чэнь не ожидал увидеть их вместе. – Приветствую Старшего мастера! – Юэ Минцзэ и его спутники встали, сложив руки в вежливом жесте. Му Чэнь кивнул, считая такое приветствие со своей стороны достаточным. Только сейчас он вспомнил, что в это время Юэ Минцзэ встал во главе секты Чунюнь. Многие были недовольны его назначением и часто нарушали порядок. Все старейшины главных вершин, кроме Му Чэня, объединились для его поддержки. Мужчине стало немного стыдно, когда он подумал об этом. Его мало что раньше волновало. В прошлой жизни он даже не появился на этом собрании. Смотря на реакцию людей вокруг, казалось, они считают его отсутствие нормальным явлением. – Какое дело привело сюда Пятого дядю? – вежливо спросил Юэ Минцзэ. Молодой человек выглядел максимум на двадцать, и на этот раз подобный облик был близок к истине. Очевидно, самый младший в своем поколении оказался вынужден возглавить секту Чунюнь, а также поддерживать остальную часть беспорядочной и недисциплинированной секты. Вероятно, чтобы выглядеть старше и достойнее, он одевался в строгом стиле – длинные белые внутренние и синие внешние одежды. В руках нефритовая линейка, придающая ему чуть более строгий вид. К несчастью для него, его лицо выглядит слишком по-детски: с милыми ямочками, ненадежным и легко запугиваемым. Навыки совершенствования, по сравнению с другими старейшинами, также не слишком высоки. Внешний вид действительно не соответствовал впечатляющим и надежным Главам других сект. Это часто вызывало проблемы и беспокойство в секте Чунюнь. Увидев юного Юэ Минцзэ, Му Чэнь тихо вздохнул в своем сердце. Если бы предыдущему Главе секты не нужно было уйти в уединение, чтобы прорваться сквозь узкое место, Юэ Минцзэ не пришлось бы возглавить секту столь рано. Это действительно слишком тяжелое бремя, возложенное на плечи этого ребенка. В прошлой жизни множество людей в мире бессмертных боялись Гу Юньцзюэ. И группа именитых совершенствующихся возложила вину на Му Чэня, утверждая, что он был учителем опасного человека и должен быть казнен. Если бы секта Чунюнь защищала его, они стали бы врагами всего остального мира совершенствующихся. В ту пору Юэ Минцзэ, после сотни лет кропотливых усилий, наконец-то пришел к полной власти. Его позиция имела прочную и твердую основу. В это же самое время все хотели убить Му Чэня, чтобы излить свой гнев. Но после его заточения, обычно неторопливый и беззаботный Юэ Минцзэ встал на защиту своего Дяди. Неожиданно для всех, он из слабого совершенствующегося превратился в сильного Главу секты, осмелившегося противостоять целому миру. Вспомнив эти события, Му Чэнь почувствовал, что он действительно вел себя слишком эгоистично и не внёс большого вклада в секту. Поскольку ему дали второй шанс на жизнь, все его ошибки будут исправлены. С этого момента Му Чэнь решил помочь своему племяннику защищать секту Чунюнь. Любой, кто осмелился пойти против секты, будет убит им. Он без колебаний убьет и сожжет всех! Юэ Минцзэ видел, что Му Чэнь просто смотрит на него, не говоря ни слова. Он подсознательно выпрямил спину и сглотнул. Юэ Минцзэ не боялся никого кроме Дяди Му. Его лицо покраснело. – Дядя? – нервно воскликнул Юэ Минцзэ. Му Чэнь беспомощно посмотрел на него. Его голос был ровным, когда он сказал: – Я хочу кое-что с тобой обсудить. Он вынул две нефритовые бутылки из пространственного хранилища в кольце. – Две пилюли синтеза, которые позволят секте получить еще двух совершенствующихся стадии Синтеза. Я хочу обменять их на кое-что, принадлежащее секте. Эти таблетки были созданы для него самого. Тем не менее, Му Чэнь теперь мог улучшать такие пилюли еще более высокого качества. Вместо личного употребления их можно использовать в обмен на защитный предмет для ученика. Все люди в зале являлись совершенствующимися. И все они прекрасно расслышали слова Му Чэня. В этот момент стало настолько тихо, что можно было бы услышать звук падения иглы. Число совершенствующихся, находящихся на стадии Синтеза, крайне мало. Они так же редки, как перо феникса и рог цилина. Во всей секте Чунюнь их всего трое. Все эти эксперты жили в уединении круглый год. Они не обращали никакого внимания на происходящее во внешнем мире. Даже только с этими тремя, секта Чунюнь способна прочно удерживаться в мире совершенствующихся. Само их наличие позволило Чунюнь стать одной из четырех величайших сект на континенте Цанлань. Если они смогут добавить еще двух экспертов на стадии Синтеза, это благотворно скажется на будущем секты. Все присутствующие усердно совершенствуются и надеются рано или поздно достичь этой стадии, пробившись на следующий уровень. Пилюли, помогающие проходить через узкое место, очень ценны. Две эти таблетки – чудесное лекарство, по сравнению с которым для членов секты нет ничего более ценного. Юэ Минцзэ восхищенно воскликнул: – Я действительно не ожидал, что ты уже можешь улучшать пилюли такого высокого уровня. Не исключено, что мне нечего будет предложить равнозначного на обмен. Он кашлянул и выпрямился, чтобы сохранить достоинство Главы секты. – На что Дядя хочет их обменять? – Колокол защиты души Неба и Земли. Колокола защиты души – это божественные артефакты, передающиеся с древних времен. Они отличаются от других магических инструментов тем, что имеют более одной функции. Эти колокола способны атаковать и защищать тело и дух, пока хозяин вливает духовную силу в оружие. Они даже могут повредить душу человека. Колокола – это пара: колокол Неба и колокол Земли. Говорят, что у второго Главы секты и его спутника Дао были эти колокола. У них двоих была сила, способная разрушить небо и землю, когда они работали вместе. Их мощь была бесконечной. Колокола являлись сокровищем секты Чунюнь. Впоследствии, в войне между праведными и демоническими совершенствующимися, человек, хранящий колокол Земли, исчез без следа. Колокол Неба, к сожалению, еще никого не признал своим новым хозяином. В настоящее время это «мертвый» предмет [1]. Юэ Минцзэ смутился, глядя на Му Чэня: – Зачем тебе нужен Колокол защиты души? – В качестве подарка моему ученику в честь начала ученичества. В прошлой жизни Колокол защиты души был одним из магических инструментов, который Гу Юньцзюэ украл из запретной зоны секты. Му Чэнь думал, что если он сейчас даст все, что хочет ученик, то это предотвратит переход мальчика на кривую дорожку. Это также позволит ему оставаться в секте спокойно и безопасно. Му Чэнь сказал это с безразличным видом. Однако у людей, услышавших это, нарушилось логическое восприятие. Обычно серьезное лицо Юэ Минцзэ скривилось. В то время, как группа учеников все еще отчаянно пыталась завершить испытание, Гу Юньцзюэ уже очень повезло, что Му Чэнь забрал его до подъема на гору. Его удача была настолько велика, что его выбрали в качестве личного ученика. Му Чэнь даже использовал две пилюли синтеза в обмен на сокровище секты для защиты мальчика. Подобное мышление ненормально. Возможно, Му Чэнь пытается вызвать большую зависть к Гу Юньцзюэ? Юэ Минцзэ посмотрел на невыразительное лицо дяди. Он не мог сказать, намеренно ли Му Чэнь воспитывает ученика таким образом, или нет. Старейшины переглянулись. Ранее они удивленно воскликнули, услышав, что Му Чэнь неожиданно принял ученика. Их лица не выглядели счастливыми, когда они поняли, что Му Чэнь обменивает пилюли, чтобы получить для него Колокол защиты души. По мнению каждого, два совершенствующихся на стадии Синтеза в обмен на бесполезный маленький колокольчик – очень выгодная сделка. Фактически, эти две пилюли изменят баланс сил. Му Чэнь заметил безрадостное выражение лиц старейшин. Все они были неожиданно против этой идеи. Используя опыт своей прошлой жизни, он решил, что они ищут избиения! Для Му Чэня это не имело значения. Если они не примут его условий, он будет бить их до тех пор, пока они не осмелятся больше возражать. _________________ Небольшое безответственное шоу от автора: Гу Юньцзюэ: «Вчера кто-то оставил комментарий, в котором говорилось, что лучший способ предотвратить намокание кровати – преградить путь. Учитель, что вы думаете?» Му Чэнь: «Слуги, идите и купите тысячу фарфоровых ваз. Я хочу самых разных: маленьких, больших, специальных, особых!» Гу Юньцзюэ: «……» _________________ [1] Кун – символизирует землю и женский принцип. Цянь – символизирует небеса и мужской принцип. Поэтому, предположительно, пропала женщина.