Ruvers
RV
vk.com
image

Этот омега невосприимчив ко всем способностям

Глава двадцать пятая К тому времени, когда И Цзяму вернулся в общежитие, запах, оставшийся на его теле, в основном рассеялся. Но даже в этом случае от него неминуемо пахло слабым запахом нарцисса, который присутствовал как тень. Сан Бэй ждал в комнате, когда вернётся сосед. Он заметил запах альфы на И Цзяму, и выражение его лица слегка изменилось. Он хотел что-то сказать, но остановился. И Цзяму сменил обувь и поднял взгляд. Юноша увидел выражение лица Сан Бэя и ненадолго замер. – Что случилось? Его тон был простым, как будто всё нормально, и он только что вернулся из класса. Однако это заставило Сан Бэя чувствовать себя ещё более неудобно. После долгого молчания он покачал головой. – Ничего. И Цзяму ответил: – Сначала я приму душ. – Хорошо, иди, – Сан Бэй понимающе улыбнулся и наблюдал, как И Цзяму достал полотенце и одежду из шкафа. Когда он снимал куртку, Сан Бэй небрежно взглянул на него, и выражение его лица полностью застыло. Хотя это всего лишь короткий момент, но его достаточно, чтобы быть уверенным, что на железе на шее И Цзяму действительно есть глубокие и неоднозначные следы зубов. Они были красными, ясными и привлекающими внимание. Такие следы, казалось, имели провокационный эффект, и Сан Бэй не мог контролировать своё выражение. Все его мысли убежали в одно мгновение. Восприимчивый период, одинокие A и O, железы, следы укусов… Аааа, это происходило! И Цзяму не заметил странного внешнего вида своего соседа по комнате. Он просто повесил куртку в изголовье кровати, развернулся и пошёл в ванную. Сан Бэй какое-то время стоял один в пустой спальне. Затем он сглотнул и сел за рабочий стол. Он вошёл на форум кампуса, используя новый фотонный компьютер. До этого уже распространилась весть о снятии запрета со здания ассоциации. Все были потрясены, обнаружив, что Гу Ешэна не забрала для изоляции команда спасения Мехов. Волны бурных дискуссий шли одна за одной. Сан Бэй быстро вошёл в свой альтернативный аккаунт. В куче постов вроде «Бог Е в свой восприимчивый период – буквально бомба», «Кто знает, что случилось сегодня днём?» и «Несколько предположений о том, почему Гу Ешэн не разгулялся в свой восприимчивый период», было еще одно под названием «Кто-нибудь думает о создании новой CP AO для Бога Е?». Однако из-за бурного обсуждения этот пост был похоронен в одно мгновение. Сан Бэй уставился на свой пост, который никого не заинтересовал, и почувствовал легкую грусть. Муму так сильно любил Бога Е. Бог Е и Муму уже «смешивали и варили соус», почему они не признаны внешним миром? Какой позор! Он молча посмотрел на оживлённый форум и был готов закрыть его, когда в поле его зрения вошёл новый ответ. Он щёлкнул мышью и одним взглядом увидел простой и лаконичный ответ: «Думаю, что эта идея особенно хороша. Тем более, если человек мягкий, милый и симпатичный». Глаза Сан Бэя загорелись, и он необъяснимым образом почувствовал, что нашёл родственную душу. Он посмотрел на идентификатор ответного сообщения, и, войдя в информационный столбец, нетрудно было судить по неполной информации, что это был недавно зарегистрированный аккаунт. Однако побочные аккаунты его не смущали! В конце концов, разве у него не было нескольких личностей, когда он выступал? Поэтому Сан Бэй без колебаний вынул свой терминал и отправил на этот аккаунт сообщение с пометкой: «Сестра, ты хочешь вкусить новый CP?» Возможно, другой человек был занят, но система сообщила ему о приёме новой заявки только через долгое время. Сан Бэй удовлетворенно поднял брови и не мог дождаться, чтобы отправить сообщение: [Прекрасный новый AO CP приветствует тебя. Сестра, у тебя есть любимый кандидат на любовь Бога Е? Если нет, ты хочешь узнать о ЕМу CP?] Мгновение спустя он получил ответ от другого человека. [Мусю Линьшэнь: Хорошо.] __________________ Несмотря на то, что команда спасателей не забрала его в изолятор, Гу Ешэн фактически подчинился неоднократно подчеркиваемому Юй Шэном пожеланию и оставался в своей квартире в течение всего периода восприимчивости. Выйдя за дверь, он первым делом направился в здание Ассоциации способностей. В это время все явно тренировались. Лига способностей среди колледжей приближалась каждый день, и Лу Цзэсю полностью обновил для всех план тренировок. Гу Ешэн прибыл и увидел, что все лежали на полу после завершения учебного проекта. По их выражениям лиц было неизвестно, живы они или мертвы. Как помощник, И Цзяму разносил воду участникам. Казалось, он почувствовал взгляд, упавший на его тело. В тот момент, когда он поднял глаза, он увидел Гу Ешэна с улыбкой на лице и слегка растерялся. Гу Ешэн приподнял бровь, поднял чай с молоком в руке, как приманку, и помахал И Цзяму на расстоянии. Он провёл несколько дней в одиночестве в квартире и по необъяснимым причинам был в хорошем настроении, когда увидел ребёнка. Он увидел, как И Цзяму послушно подошёл к нему, и родинка в виде слезинки в углу глаза зашевелилась, когда парень засмеялся. – Возьми это. И Цзяму принял чай с молоком и умело вставил соломинку, прежде чем отпить. – Ещё две чашки. – Эта чашка не в счет, – Гу Ешэн лениво прислонился к двери, несколько образов вспыхнули в его голове. Он не мог удержать уголки рта от изгиба. –Благодарность за прошлый раз. И Цзяму вспомнил тот день, когда он весь был в поту из-за восприимчивого периода Гу Ешэна, и принял это без всяких мыслей и бремени. – Значит, ты всё ещё должен мне три чашки. Такие воздушные слова походили на руку, тихо царапающую сердце Гу Ешэна. Он не мог не опустить веки, так как думал, что три или даже три сотни чашек – это вполне нормально. Остальные члены Ассоциации способностей долгое время лежали как мёртвые на полу, прежде чем медленно вернуться к жизни. Они встали и увидели Гу Ешэна, который смеялся и болтал с И Цзяму у двери. Они хотели спросить его о неразгаданной тайне школы, касающейся его восприимчивого периода, но Лу Цзэсю вошел с информационным буклетом и заговорил резким голосом. – Время вышло. Готовьтесь к следующей тренировке. Окружающие на мгновение замолчали, прежде чем группа закричала: – Президент, я умру! Тон Лу Цзэсю не изменился. – Вы не можете столько вынести? Похоже, вы не привыкли к интенсивности этой тренировки. Возможно, мне стоит подумать о добавлении дополнительных обучающих материалов. Члены ассоциации имели торжественное выражение лиц. – … Нет, президент, ты неправильно понял. Мы будем практиковаться, пока не умрём! – Я рад, что у вас такое высокое самосознание. Видя, что все собираются приступить к следующему упражнению, И Цзяму взял форму на столе и взглянул на равнодушное выражение Гу Ешэна. – Разве ты не собираешься тренироваться сегодня? Гу Ешэну даже не нужно думать об этом. Его ответ очень простой. – Я не готов. Лу Цзэсю посмотрел на него. – Если ты не тренируешься, зачем ты сюда пришел? – Конечно, чтобы прийти и посмотреть… – Гу Ешэн слегка улыбнулся, принимая чай с молоком из руки И Цзяму естественным образом. Он нежно похлопал И Цзяму по голове и сказал: – Маленький друг, давай я помогу позаботиться о молочном чае, чтобы его никто не выпил. И Цзяму услышал эти слова и смутно почувствовал, что что-то не так. Несмотря на это, он не особо много думал и кивнул. – Тогда я побеспокою тебя. Как только эта послушная фигура ушла, Лу Цзэсю снова открыл рот. – Нас здесь только двое. Скажи, кто может украсть напиток? Гу Ешэн улыбнулся и воспользовался отсутствием внимания И Цзяму, чтобы сделать небольшой глоток. – Конечно, это страж ворует. «……» Перед этим бесстыдством у Лу Цзэсю случился редкий момент молчания. Затем он почувствовал, как коммуникатор дважды затрясся. Он взглянул на полученное сообщение и сделал паузу, прежде чем сказать: – Поскольку ты не тренируешься, пойдешь со мной. Гу Ешэн взглянул на него. – Куда мы идем? Лу Цзэсю встретился с ним взглядом. – Я только что получил известие, что господин Мэйан прибыл в школу. Имя вошло в ухо Гу Ешэна, и он слегка сжал пальцы вокруг чашки молочного чая. – Хорошо, я пойду. __________________ И Цзяму закончил помогать в следующем учебном проекте и больше не видел фигуры Гу Ешэна. Он заметил только полупустую чашку чая с молоком, оставшуюся на подоконнике. Сюй И весь вспотел. Он увидел взгляд И Цзяму и, вытирая шею полотенцем, объяснил: – Господин Мэйан прибыл в школу. Его встретили президент и несколько профессоров. И Цзяму моргнул. – Господин Мэйан? Сюй И слегка удивился, вытирая пот. – Ты не знаешь его? – У меня нет впечатления, – И Цзяму на мгновение задумался. – Но несколько знакомо. Я, наверное, где-то слышал о нём. – Неудивительно слышать упоминание о таком выдающемся человеке, – Сюй И улыбнулся. – В любом случае, президент объяснил, что нам не нужно их ждать. Эти дни были слишком тяжёлыми. Просто поскорее уберёмся и отдохнём! – Хорошо, старший. У него не было особого интереса к вещам, которые не имели к нему никакого отношения, поэтому он последовал за другими для уборки тренировочной комнаты. Именно тогда он неожиданно получил новое сообщение. [Я приехал в твою школу. Где ты? Хочу увидеть тебя.] Сюй И стоял рядом с ним и почувствовал, как И Цзяму внезапно застыл, поэтому он в замешательстве взглянул на юношу. Он мгновенно увидел последние три слова и не мог сдержать дрожь рук. В этот момент И Цзяму поднял взгляд, его глаза стали заметно ярче. – Старший, у меня появилось дело. Могу я уйти первым? – А? – Сюй И замер на мгновение, прежде чем прийти в себя. – Ах, если у тебя есть что-то, просто уходи. Мы можем разобраться с уборкой сами. Ничего страшного! И Цзяму улыбнулся. – Спасибо, старший! Уходя, он не забыл взять с окна чай с молоком. Из-за приятного приглашения даже его спина как будто была залита солнечным светом. Чжоу Мин странно наклонился. – Почему маленький помощник уходит? Гун Юэ мягко сказала: – Он выглядит очень счастливым. Глаза Сюй И были сфокусированы в направлении ухода И Цзяму. Он достал коммуникатор и надолго задержал кончики пальцев на идентификаторе Гу Ешэна. Затем он подумал о большом мастере, которого тот приветствовал, и снова выключил экран. Он заметил вокруг себя глаза, наполненные сплетнями, и прочистил горло. – Не спрашивайте меня. Я ничего не знаю.