Ruvers
RV
vk.com
image

Драгон

Примирение

Реферальная ссылка на главу
<div>Толпа зевак взревела от восторга, а как же иначе, ведь люди стали свидетелями раскрытия столь знаменитой личности. С разных сторон доносились слова восторга необычайной сказочной красоты великого воина и его сыновей. Но особенным восторгом и неожиданностью стало то, что дети легендарного человека были также детьми командующего Хео – одного из самых желанных женихов двух территорий.<br><br></div><div>Единственный человек, который был вне себя от ярости, это сам Хео. Увидев в великом воине до боли знакомое лицо, его глаза наполнились темнотой. Человек, с которым мужчина собирался связать свою жизнь, столько времени его обманывал, водя за нос.<br><br></div><div>«Повеселился? – прорычал Хео. – Весело тебе было? Ублюдок…».<br><br></div><div>Дети так и продолжали стоять на коленях в поклоне, ожидая разрешения своего второго отца подняться. И это стало для Нага последней каплей. Он мог выдержать любые оскорбления и нападки любимого, если такое касалось его самого, но когда обижали детей, для Нага переставали существовать любые границы.<br><br></div><div>Подойдя поближе к мужчине, великий воин раздраженно заговорил: «Хватит! Я устал! Устал гнаться за крепкой рукой, на которую так мечтал опереться. Устал нести в своем сердце чувства, которые, скорее всего, нужны только мне одному. Устал бороться за твое внимание, стараясь доказать, что достоин тебя, достоин быть рядом. Я очень устал в этой борьбе… Ты действительно слишком холодный, словно льдина. Растратив все свое тепло на завоевание хотя бы одного ласкового взгляда, я чувствую, как замерзаю рядом с тобой. Возможно, если бы ни эти двое мальчишек, стоявших сейчас перед тобой на коленях и напрасно ждущих теплого отцовского слова, я бы принял этот холод, без сожаления. Но вот в чем вся проблема: когда ты чуть не лишил меня в свое время жизни, мои дети дали мне ее заново. Теперь они на первом месте, они – моя жизнь! Хочешь думать, что тебя обманули и предали – думай, хочешь страдать в одиночестве от выдуманных обид – страдай! Но… уже без нас».<br><br></div><div>Нага развернулся к мужчине спиной и приказал детям встать, однако проказники так и продолжали стоять на коленях, припав головами к земле.<br><br></div><div>Наблюдая за этими событиями со стороны, Теро, повернув голову к главе Фого, стал высказывать свое возмущение: «Вот скажи мне, как у такого как ты мог родиться такой бестолковый сын?»<br><br></div><div>Фого стоял с открытым ртом, пытаясь разобраться в происходящем. Теро, немного отклонившись от него, осмотрел того с головы до ног и язвительно добавил: «Хотя.… Вот только что посмотрел на тебя и пришел к выводу: у такого как ты как раз и мог родиться именно такой сын!»<br><br></div><div>Затем мужчина, так и не дождавшись реакции друга на свои издевки, перевел взгляд на своего сына, стоявшего с поникшей головой и забурчал: «Что за дети бестолковые пошли? Ничего сами сделать не могут. Вероятно, пришло время и мне вмешаться да напомнить зятю часть его забытого прошлого».<br><br></div><div>Мужчина достал из потайного кармана хрустальную каплю и, подбросив ее вверх, ударил по ней острием своего меча. Вещь, в которой когда-то светлый высший спрятал все человеческие воспоминания о Наге, вмиг превратилась в пыль. Маленькие частички закружились в воздухе, танцуя свой последний танец, щедро раздавая миру сокрытые в себе тайны прошлого.<br><br></div><div>Перед Хео проплывали картинки украденной жизни, заполняя собой недостающие в ней пробелы. Та пустота, которая сопровождала его долгие годы, была не чем иным, как отсутствием любимого, которого он почему-то не помнил. И даже, когда Нага объявился перед ним в качестве слуги, Хео не смог его вспомнить.<br><br></div><div>Мужчина тяжело задышал. Он переводил свой счастливый взгляд, то на Нага, то на своих детей, то снова на Нага, боясь сделать шаг.<br><br></div><div>Вдруг позади Хео раздался возмущенный голос Макта: «Твою ж налево! Ты совсем уже кукухой поехал? Вот уж где деспот во плоти! Что уже тебе дети сделали? Почему они стоят на коленях?»<br><br></div><div>Хео медленно повернул голову и посмотрел на своего приятеля ошарашенными глазами: «Ч-что с-сделали? Просто…, Макт…, это мои дети! И сейчас они выражают мне родительское почтение».<br><br></div><div>Макт схватил друга за локоть и зловеще залепетал на ухо: «Быстро подними их с колен. Твои, не твои.… Хочешь, чтобы завтра все говорили, что командующий Хео мучал детей великого воина? Совсем с катушек съехал?»&nbsp;<br><br></div><div>Мужчина продолжал смотреть на друга ошарашенными глазами: «Я не знаю, как должен вести себя отец, когда дети выражают ему родительское почтение».<br><br></div><div>Макт сильнее сжал руку друга: «Скажи им, поднимитесь!»<br><br></div><div>«Поднимитесь! – переведя, наконец, взгляд на детей, повторил за Мактом Хео.<br><br></div><div>«Спасибо, отец!» – в один голос весело прокричали близнецы и встали с колен.<br><br></div><div>Макт какое-то время удивленно смотрел на мальчишек, а потом внимательно взглянул на Хео и опять уставился на близнецов.<br><br></div><div>«Ни хрена себе хрена! – возмущенно закричал мужчина, определив явное сходство детей с другом. – Я тебя-то одного еле выдерживал, а тут тебя добавилось еще двое, хотя и маленьких. Теперь мой организм должен испытывать хеовскую нагрузку втройне? Охренеть! А я ведь, заметь, еще очень молодой мужчина, чтобы себя закапывать заживо».<br><br></div><div>«Дядя Макт, - вежливо заговорил Хена, старшенький. – Вы преувеличиваете!»<br><br></div><div>Мужчина вздохнул воздуха и испуганно зашипел: «А-а-а, вот видишь, видишь, уже началось!»&nbsp;<br><br></div><div>Тут в разговор вклинился подбежавший глава Фого: «Да как ты посмел не сказать мне, твоему отцу, что у меня есть двое внуков? О высшие, я – дед!»<br><br></div><div>«Отец, я сам не знал», - стал оправдываться Хео.<br><br></div><div>«Дедушка Фого, это правда!» - вступился за отца Хега, младшенький.<br><br></div><div>Глава Фого демонстративно подошел к Теро, наклонился и язвительно произнес: «Слышал? Я – дедушка Фого! И даже никакой-то там тебе дедушка Теро, а дедушка Фо-го! Так что, знай, мерзкий старикашка, сегодня на моей голове тоже будет классная прическа из косичек с розовыми ленточками».<br><br></div><div>Двое бурчащих друг на друга мужчин ловко подхватили близнецов и, весело усадив себе на плечи, пошли прочь от чужих глаз.<br><br></div><div>Раздался громкий звук гонга, а значит, перерыв подошел к концу. Скоро начнется вторая часть празднования. Нага, тяжело вздохнул и развернулся, чтобы вернуться на трибуну. Однако он даже не успел сделать и пару шагов, как был схвачен Хео. Держа мертвой хваткой Нага за запястье, он тянул его за собой к зоне управленцев. И как только дверь рабочего кабинета захлопнулась, крепкие руки обвили хрупкое тело юноши, прижав его к разгоряченному мужчине.&nbsp;<br><br></div><div>Юноша даже не смог произнести ни единого слова, потому что чужой язык нахально ворвался в его приоткрытый ротик на правах хозяина. И уже два языка, как возлюбленные сплелись в любовном танце: то еле касаясь, то сильно прижимаясь, то обвивая друг друга, словно боясь выпустить из своих объятий…. Иногда слышался лязг случайно стукнувшихся зубов, но это, казалось, еще больше заводило любовников.&nbsp;<br><br></div><div>Нага даже не заметил, как с него сняли всю одежду. От напористости Хео у него затуманивался разум, тело горело и подрагивало от каждого прикосновения рук любимого мужчины. И Хео это чувствовал, отчего его жадность становилась сильнее и сильнее. Карие глаза горели желанием, а неугомонные руки пытались это желание удовлетворить.<br><br></div><div>Резким движением руки Хео скинул все вещи со стола и уложил на его поверхность Нага. Губы мужчины целовали белоснежную кожу, смакуя каждую клеточку: шею, грудь, животик…&nbsp;<br><br></div><div>Тело юноши трепетало. Он постанывал, изгибаясь, словно змея, пытаясь справиться с нахлынувшим возбуждением, но ненасытный мужчина не давал и минуты продыху. Словно пытаясь довести Нага до сумасшествия, мужчина обхватил головку эрегированного члена юноши и стал его ласково посасывать, поддергивая уздечку язычком. А пальцы другой руки нежно поглаживали заветный вход. Ободок дырочки подрагивал, заманивая мужчину, и, спровоцированный таким соблазнением, мужчина ввел резко палец внутрь.<br><br></div><div>Подобные действия заставили Нага выгнуться, издав соблазнительный томный звук. Знакомый аромат хвойного леса стал заполнять комнату, возбуждая мужчину, словно дергая за нужные ниточки. И Хео ускорился. Рот с жадностью овладевал членом юноши, заглатывая его до самого основания, а пальцы один за другим внедрялись в манящий проход.<br><br></div><div>В какой-то момент Нага сжался, поглощенный удовольствием, и, наконец, излился. Тело юноши еще какое-то время подрагивало, пока Хео слизывал всю жидкость с излившегося члена. А затем удовлетворенный мужчина склонился над Нагам и с лицом хищника, готового к съедению своей добычи, и произнес: «Твоя дырочка, как всегда, уже жаждет меня. Она выделила достаточно смазки, чтобы принять и обцеловать мой член целиком, а твоя дырочка подрагивает, маня и зазывая войти в нее поскорее. Какой же ты соблазнительный! Поэтому я буду трахать тебя сегодня втройне усерднее: как Нага – своего возлюбленного, как Нага – своего слугу, и особенно оттрахаю от души, как великого воина».&nbsp; &nbsp;<br><br></div><div>Юноша только и успел открыть от удивления рот. Мужчина быстро развел его ноги в стороны, ухватившись за голень ближе к стопам, а другой парой рук раздвинул кожу около заветного входа и, приставив к нему головку члена, резко вошел внутрь целиком.<br><br></div><div>«Ммм…» - застонал юноша. Почувствовав боль от внезапного вторжения, он сжался. Из глаз непроизвольно потекли слезы. Нага знал о неимоверном размере агрегата своего любимого, но всякий раз при занятии сексом, когда Хео только начинал процесс, создавалось впечатление, что они этим занимаются впервые.<br><br></div><div>Хлоп!.. Ладошка мужчины шлепнула по ягодице юноши.<br><br></div><div>«Твою дивизию! – возмутился Нага. – Чего ты бьешься?»<br><br></div><div>Хлоп!.. Рука прошлась сверху-вниз по второй ягодице, как бы под углом. Это были движения скорее ощутимо-деликатные, чем сильные, словно мужчина играл в какую-то непонятную для Нага игру.<br><br></div><div>«Если ты не расслабишься, я отшлепаю тебя так, что сидеть не сможешь на своей красивой аппетитной попке. Представляешь, все за трибунами будут сидеть, а великий воин – стоять!» - игриво напевал на ушко Хео.<br><br></div><div>Самое интересное было то, что Нагу такое поведение возлюбленного очень понравилось, ведь от этих шлепков кровь мигом прилила не только к ягодицам, но и к половым органам, отчего нахлынуло неимоверное&nbsp; возбуждение. Только вот для юноши такое было впервые, и удары по заднице у него ассоциировались больше с наказанием, чем с сексуальной игрой.<br><br></div><div>Хео сразу понял это, и дабы успокоить взволнованного любовника, легонько укусил того за ушко, а потом жадно обхватил мочку губами, специально причмокивая и томно постанывая.<br><br></div><div>«Тебе ведь понравилось, как я тебя шлепал, - продолжал нашептывать игриво мужчина. – Если захочешь, могу сделать это еще, но в другой раз, потому что сейчас мой член взорвется, если не начну двигаться. Я больше не в силах сдерживаться».<br><br></div><div>И Хео, крепко ухватив парой рук за бедра Нага, задвигал тазом. Сначала движения были медленными, аккуратными, словно мужчина старался тщательней раскрыть проход для своего агрегата. Постепенно толчки становились сильнее и напористей, пока не перешли в настоящую атаку. Его поведение больше походило на овладевание тем, кого так давно желал: как глоток воды в засуху, как кусок хлеба для голодающего, как воздух задыхающемуся…<br><br></div><div>И Хео жадно наслаждаясь желанным, крепко удерживая это в своих руках, вдалбливался в Нага, пытаясь слиться как можно сильнее с этим одурманивающим телом своего любимого человека. В перерывах между яростными атаками, мужчина неконтролируемо целовал и кусал его кожу, оставляя характерные яркие красные отметины, тем самым подтверждая свою неприкосновенную собственность и безоговорочную принадлежность своего возлюбленного только ему самому.&nbsp;<br><br></div><div>В какой-то момент Нага почувствовал, что подходит к кульминации, поэтому он, ухватив одну из ладоней мужчины и поднеся ее к своему рту, ласково обхватил палец губками и стал жадно посасывать его, имитируя действия минета. Затем в ход пошел второй палец. В начале губы нежно касались подушечек пальцев, потом в игру вступил язычок, доводя до дрожи своей мягкостью. Гуляя по поверхности пальцев взад-вперед, он словно заманивал их внутрь. Почувствовалось горячее дыхание, и вишневые губки, весело подхватив старания своего напарника, захватили податливые пальцы целиком.<br><br></div><div>В дополнение к таким действиям Нага обвил ногами бедра Хео и, выгнувшись, сильнее сдавил их, прижимая пах мужчины к себе и проталкивая набухший член в себя еще глубже.<br><br></div><div>Глаза Хео потемнели, и он зарычал: «Твою ж мать!»&nbsp;<br><br></div><div>Пик удовольствия накрыл обоих с головой, и один за другим они излились.<br><br></div><div>Уже немного отдышавшись, мужчина, уткнувшись носом в шею любимого, тихо попросил: «Покажи мне… шрамы от ударов огненной плети, что я тебе нанес».<br><br></div><div>Нага удивленно посмотрел на Хео, тяжело вздохнул, а потом, развернувшись к нему спиной, снял невидимую завесу.<br><br></div><div>Тишина, наступившая в комнате, предательски подчеркивала учащенные звуки бьющегося сердца мужчины позади, и Нага занервничал. Почувствовав легкие прикосновения пальцев на спине, юноша вздрогнул. Руки Хео дрожали и, ощутив это, Нага быстро развернулся и, посмотрев на возлюбленного, ужаснулся. От его лица веяло таким холодом, какого юноша не испытывал еще никогда, а влажные глаза покрылись красными прожилками.<br><br></div><div>«Я помню тот страшный день, помню свою ненависть, злобу и твой любящий и заранее прощающий взгляд перед наказанием, помню, как глава Теро со слезами на глазах бережно нес на руках твое искромсанное мною же тело. Я слишком поздно понял, что в смерти моей матери нет вины твоего отца. Инит был наградой нашей семьи, но именно я из-за своей беспечности и глупости превратил эту награду в наказание. Поверив в чужие ласковые речи, я предал тебя, бросил, отвернулся. Достоин ли я после всего этого быть рядом с тобой? Прости меня за все!»<br><br></div><div>Наге почему-то совсем не хотелось грустить в этот день, поэтому он, демонстративно закачав головой, громко и отчетливо произнес: «Ни за что!»<br><br></div><div>Хео испуганно посмотрел на довольное лицо юноши и нахмурил брови. Что-то провоцирующее было в этих игривых голубых глазах.<br><br></div><div>«Но… ты можешь попробовать извиниться еще раз», - тихим томным голосом пролепетал Нага. Он раздвинул перед Хео ноги, открывая его взору все прелести, и стал соблазнительно водить пальцами внизу, соблазняя и без того неугомонного мужчину.<br><br></div><div>На лице Хео появился жадный звериный оскал: «Твою ж мать! Какая же ты бестия! Но… этим ты и покорил мое сердце!»<br><br></div><div>Одна пара рук, проскользнув под коленками юноши, ухватилась за аппетитные упругие ягодицы, а вторая – поддерживала спину и талию. Тело Нага подхватили и прижали к разгоряченному мужчине. Все, что успел почувствовать юноша осознанно, это горячую головку огромного члена у заднего прохода. Резкий толчок, и уже затуманенное сознание передавало возбуждающие импульсы хрупкому телу, охваченному яростным завоеванием уже давно набухшего члена страстного мужчины своей до сумасшествия полюбившейся территории.&nbsp;<br><br></div>