Ruvers
RV
vk.com
image

Драгон

Ну, здравствуй, милый Хео!

Реферальная ссылка на главу
<div>Молодая элита не сводила глаз с трибун, где разместились представители клана земли. Дело в том, что после того, как великий воин выразил родителю свое почтение, он вместе со своим небольшим отрядом в количестве десяти человек расположился на одной трибуне с воинами клана его отца. Обороньцы довольно неплохо сдружились с ними за последнее время, поэтому для лучшего времяпровождения представители клана земли рассадили новоиспеченных товарищей между собой. В тесноте, да не в обиде!&nbsp;<br><br></div><div>Нага сидел рядом со своим другом Торном, перешептываясь с ним и наблюдая за движениями танцовщиц на поле. Его дети были перехвачены дедушкой Теро и усажены на колени: справа сидел Хена, а слева Хега.<br><br></div><div>«Эти придурки, - бурчал Торн, посмотрев на трибуны, где сидела молодая элита. – Они скоро в нас дыру своими жадными взглядами просверлят».<br><br></div><div>«Да, мать их так, - засмеялся Нага и, прижавшись всем телом к приятелю, обнял того за талию. – Ты мне лучше скажи, куда подевал Сандочку? А-а-а…. Убил?.. И съел?..».<br><br></div><div>В этот момент юноша почувствовал боль в районе ягодиц и пропищал: «Чего ты щиплешься?»<br><br></div><div>«Нехорошо будет, если я при всем честном народе тресну великому воину подзатыльник, - прорычал Торн. – Ты совсем кукухой поехал? Убил и съел? Как в такой маленькой головке появляются такие жуткие мысли? Приедет Санда скоро. Сказал, что доделает дела и приедет. Вот же маленький засранец!»<br><br></div><div>Нага игриво посмотрел на друга и сексуально прошептал, потянувшись лицом к лицу друга: «Торн, ты такой красивый, когда бурчишь!»<br><br></div><div>Мужчина даже не успел ничего ответить, потому что в этот момент Нага повернул голову в сторону своего отца. Глаза юноши округлились, и он, набрав побольше воздуха в грудь, прорычал: «Твою ж дивизию!»<br><br></div><div>Торн непроизвольно перевел взгляд с Нага на главу Теро, и на лице мужчины расползлась улыбка. Ловкие ручки Хега, младшенького, уже умудрились каким-то способом из прядей серебристых волос своего дедушки состряпать косички с вплетенными непонятно откуда взятыми розовыми ленточками.<br><br></div><div>Хена, старшенький, тоже это заметил, и за спиной дедушки показал кулак брату, чтобы тот успокоился. Но как только увидел надутые губки своего близнеца, собственноручно заплел дедушке последнюю косичку.<br><br></div><div>«Вот, даже к ворожее ходить не нужно, сразу понятно, у кого, чей характер», - засмеялся Торн.<br><br></div><div>И это было правдой. Хега, младшенький, был большим шкодником и весельчаком, по характеру вылитый Нага. А Хена, наоборот, серьезным и ответственным, унаследовав холодный нрав Хео. Но насколько он был холоден с другими, настолько же был ласков с братом, прощая тому все шалости и капризы.&nbsp;<br><br></div><div>«Ты мне вот что скажи, - серьезно заговорил Торн. – Куда делась твоя орава?»<br><br></div><div>«Если ты про обороньцев, то они снова заняли свои позиции. Можешь не искать их глазами, они – невидимы».<br><br></div><div>«А твои животные?» - не унимался мужчина.<br><br></div><div>«Ты про леонов? Да кто ж их знает! Одно могу сказать точно, пушистики будут рядом, пока не закончится праздник. И пусть лучше прячутся, а то у меня от их болтовни голова болит».<br><br></div><div>«Все хотел спросить тебя, где ты набрал столько ребят в свой отряд?»<br><br></div><div>Нага посмотрел вдаль, словно ушел в воспоминания, его голос стал мягким: «Я подбирал их в разных местах, голодных, брошенных, обездоленных. У них был выбор: жить той жизнью, в которой они живут, или пойти за мной и стать воином. Если бы ты знал, дружище, сколько таких мальчишек бродит в поиске куска хлеба! Не стану утверждать, что все, кого я находил, остались со мной. Нет, шли все, но половину из них я прогонял, стирая им память. Одни были нечистые на руку, другие – лжецы, третьи – предатели, ленивцы, обманщики.… Те, кто сейчас со мной рядом – истинные, прошедшие проверки и испытания люди, давшие клятву верности».<br><br></div><div>Торн тяжело вздохнул, а потом снова посмотрел на трибуны молодой элиты: «А твой-то мрачнее тучи сидит».<br><br></div><div>«Конечно, - весело ответил Нага. – Он же ждет меня. А я-то сижу здесь. А он-то не знает, что я – это я. Но самое страшное в том, что когда он узнает, что я это я, от моего я не останется даже маленького я, даже несмотря на то, что я уже маленький в отличие от него, если, конечно, ты понимаешь, о чем я».<br><br></div><div>Торн от удивления открыл рот: «Ну, ты и сказанул!»<br><br></div><div>Вдруг толпа на трибунах взревела. Люди стали аплодировать и свистеть. Глава Фого радостно объявил о перерыве. Ему особенно не терпелось. Мужчину разрывало желание поближе познакомиться с внуками Теро, но, пока шло празднование, он не мог покинуть своего места.<br><br></div><div>Как только толпа стала расходиться, Фого прямиком бросился к другу. Подойдя поближе, он прищурил глаза и язвительно произнес: «А ты сегодня выглядишь особенно красивым», и, протянув руку, приподняв одну из косичек с розовой ленточкой, провел по ней ладонью.<br><br></div><div>Теро удивленно расширил глаза и посмотрел сначала на красивое сплетение из собственных волос, а потом на близнецов, которые испуганно отводили взгляд в сторону. На лице мужчины расплылась довольная улыбка. Он дернул головой, ласково провел тыльной стороной ладони по множеству косичек, словно кокетка, и весело промурлыкал: «А завидовать не-хо-ро-шо».<br><br></div><div>Мальчишки, поняв, что буря миновала, спрыгнули с ног деда.<br><br></div><div>«Дедушка Теро, можно нам пойти пройтись?» - спросил серьезным голосом Хена, старшенький, и, получив разрешение, ринулись за толпой.&nbsp;<br><br></div><div>«И как тут не завидовать? – вдруг заорал Фого. – Ты, мерзкий старикашка, как говорит один мой знакомый! Как ты мог обрести внуков раньше меня, у тебя-то и сына не было раньше? А сейчас, и сын, и внуки. Где справедливость вообще?»<br><br></div><div>Нага, спустившись с трибуны, некоторое время наблюдал за двумя главами разных кланов. Один из них громко кричал, размахивая перед другом руками, а другой – величественно молча кивал головой с полузакрытыми глазами, наслаждаясь своим превосходством. И как такого человека, как его отец, можно было назвать мрачным? Глава Теро знал, что близнецы являются и внуками главы Фого, и осознанно подшучивал над ним.<br><br></div><div>Пытаясь остановить отцовские издевательства над свекром Нага подошел поближе: «Уважаемые господа…».<br><br></div><div>От звучания незнакомых слов мужчины замерли и вопросительно уставились на юношу: «Господа?..».<br><br></div><div>«Ну, по крайней мере, разнял эту сладкую парочку», - подумал юноша и улыбнулся.<br><br></div><div>Внезапно в небе раздалось тревожное «кьек-кьек-кьек», и Нага резко поднял голову. Беркуты делали резкие маневры, складывая крылья и падая вниз, а потом также резко расправляли их, взметая вверх.<br><br></div><div>Нага нахмурил брови: «С мальчишками беда», и склонившись в поклоне, развернулся и растворился в воздухе.<br><br></div><div>За трибунами собралась толпа зевак. Пятеро недавно прибывших на праздник воинов из клана воды издевались над Наной, сестрой Хео, и двумя маленькими девочками, ее дочерьми. Это были не обычные воины, судя по их одеяниям и вульгарному поведению, а скорее всего отпрыски старейшин. Видно, благополучие этой девушки не давало покоя многим из этого клана.<br><br></div><div>Нана, прикрыв собой дочерей, принимала удар на себя. Ее толкали, давали пощечины, унижали словами и при этом громко восторженно смеялись.<br><br></div><div>В какой-то момент один из воинов замахнулся, чтобы залепить очередную пощечину девушке, но остановился. Вернее, его остановила мальчишечья рука, ухватив за запястье.<br><br></div><div>«Что за...», - возмутился подонок, увидев пацаненка, в одеждах незнакомой расцветки, с закрытым вуалью лицом и шалью, прикрывающей голову. Непонятный символ отчетливо светился на его лбу, что вызвало некое беспокойство у воина. Но больше всего подонка возмутило то, что какой-то мальчишка набрался смелости остановить его, его – сына старейшины.<br><br></div><div>«Негоже истинному воину опускаться до того, чтобы нападать на беззащитных женщин», - спокойным тоном заговорил Хега, младшенький.<br><br></div><div>У подонка затряслась нижняя губа от злости: «Ах ты, маленький ублюдок…», а затем он закинул другую руку для очередного удара, но уже по удерживающему его запястье мальчишке.<br><br></div><div>Взмах.… И опять его остановили. Вторую руку удерживал другой юнец, но абсолютная копия первого.<br><br></div><div>«А может вы не истинный воин? Тогда для вас это будет простительно – получить трепку от мальчишек», - насмешливо заговорил Хена, старшенький.<br><br></div><div>Оба мальчишки одновременно немного потянули воина на себя, а затем резко толкнули вперед. Мужчина, потеряв равновесие, не устоял на ногах и грохнулся задницей на землю. Толпа, наблюдавшая со стороны, затихла. Некоторые из них предполагали, что этим ребятам теперь придется несладко. Некоторые, знающие, кем являются эти близнецы, торжествовали: всякой силе есть своя сила!<br><br></div><div>Нана испуганно зашептала: «Мальчики, прячьтесь за меня. Не волнуйтесь, я закрою вас собой, защищу».<br><br></div><div>«Милая леди! – тождественно ответил Хега, отчего Нана вздрогнула. – Мы – мужчины! А значит, мы – защитники! Если мужчина не может защитить женщину, значит, он не сможет защитить себя, ведь в основе истинной мужественности лежит уважение к женщинам!»&nbsp;<br><br></div><div>Нана умиротворенно улыбнулась: «Вы – истинные дети своих отцов!»<br><br></div><div>Шмякнувшийся на землю воин клана воды визжал от пережитого унижения, крича своим дружкам: «Почему вы ничего не делаете? Раздавите этих сосунков, покажите им, кто здесь главный».<br><br></div><div>Внезапно в воздухе раздался треск разрезающей воздух водяной плети.&nbsp;<br><br></div><div>Вжух.… И голубые переплетенные нити, с силой направленные на мальчишек, застряли в сжимающихся маленьких ладошках близнецов. Тонкие кончики водного оружия беспомощно изгибались, пытаясь вырваться из необычных тисков. Мальчишки игривым взглядом посмотрели друг на друга и, словно по одной команде, быстро завязали в узел концы двух водяных плетей. Сделав упор на одну ногу, близнецы, что было мочи, оттянули хитрое сплетение в свою сторону, а затем резко отпустили.&nbsp;<br><br></div><div>Эффект хорошо натянутой тетивы, где в качестве стрелы выступил завязанный мальчишками громоздкий узел, сработал идеально. Возвращаясь к своим хозяинам, сплетенные водяные нити прихватили с собой только что поднявшегося на ноги подонка и двух, стоявших в центре его дружков, откинув опешивших от неожиданности на приличное расстояние.<br><br></div><div>Рука Хега, младшенького, начала пощипывать, и он приподнял ладонь, чтобы лучше разглядеть источник боли. Рана, образовавшаяся от водяной плети, кровоточила, и маленькие капли одна за другой упали на землю.<br><br></div><div>«Лысые ежики! - испуганно зашипел Хега, младшенький. – Сейчас папка примчится. Моя кровь упала за землю. Это все, конец земной цивилизации!»<br><br></div><div>«Вот, что ты за человек такой? – заволновался Хена, старшенький. – Он же сейчас сметет тут все с лица земли, даже не разбираясь». &nbsp;<br><br></div><div>И действительно. Почувствовав тяжелую ауру позади, близнецы резко обернулись. Словно окутанный полупрозрачной аурой, будто паря по воздуху, к ним приближался знакомый силуэт с пропитанными красными жилками глазами. Этому человеку достаточно было вытянуть руку вперед, как поднявшийся из земли невидимый вихрь рванул к пятерым обидчикам, разрывая по пути зеленую поверхность на части.<br><br></div><div>Мальчишки испуганно провели глазами направленную отцом силу и застыли. В воздухе висели, ухватившись руками за шею и болтая ногами пятеро мужчин. Словно невидимые руки удерживали их, сдавливая горло, отчего они жалобно кряхтели, широко раскрывая рты. Один из обидчиков от страха обписался, и маленькая струйка прозрачной мочи стала вытекать у него из штанины шаровар.<br><br></div><div>Близнецы знали только один способ остановить трагедию, поэтому они одновременно упали перед отцом на колени и прокричали: «Отец, просим тебя, смилуйся над этими людьми!»<br><br></div><div>Это подействовало. Нага опустил руку и закрыл глаза. В этот же момент пятеро мужчин обессиленные грохнулись на землю, продолжая громко кашлять, удерживаясь за свое израненное горло.<br><br></div><div>«Поднимитесь», - командным тоном сказал Нага сыновьям.<br><br></div><div>Наблюдающих за происходящим становилось все больше и больше. К ним уже давно присоединилась молодая элита, и главы нескольких кланов.<br><br></div><div>«Великий воин, - вдруг раздался знакомый раздраженный голос, и из толпы вышел Хео. – Сегодня это нейтральная территория, на которой запрещено устраивать сражения. Даже если вы и являетесь нашим особым гостем, это не дает вам право убивать!»<br><br></div><div>Он подошел к валявшимся на земле воинам клана воды и стал помогать им подняться на ноги. Хео с особой осторожностью обращался с этими людьми, осматривая их раны и указывая место, где они могут обратиться за помощью к лекарю. И как ласково он обходился с раненными, так пренебрежительно бросал взгляд на Нага. Недовольный мужчина уже собирался покинуть это место, но его остановили.<br><br></div><div>«Командующий Хео, - громко произнес Нага. – А как бы вы поступили в такой ситуации, если бы… это были ваши дети?»<br><br></div><div>Хео обернулся и холодно ответил: «У меня нет детей».<br><br></div><div>«А если бы были?» - не унимался великий воин.<br><br></div><div>Хео тяжело вздохнул, ему совсем не хотелось продолжать этот, как ему казалось, бессмысленный разговор.<br><br></div><div>«Великий воин, чего ты от меня хочешь?»<br><br></div><div>«Слышал, ты с самого начала праздника ждешь кого-то? – лукаво заговорил Нага. – Не меня ли?»<br><br></div><div>Хео презрительно посмотрел на юношу: «Во-первых, это не твое дело, а во-вторых, не обольщайся, точно не тебя!»<br><br></div><div>«Уверен?»<br><br></div><div>Хео уже открыл рот, чтобы сказать очередную гадость, и… замер.<br><br></div><div>Легким движением руки, юноша, стоявший перед ним, скинул с головы шаль. В лучах яркого солнца серебристые волосы, зачаровывая своим сиянием, ниспали к самым ягодицам хрупкого стройного тела.<br><br></div><div>Снова движение руки, и перед мужчиной появилось такое красивое, такое манящее и чарующее, такое знакомое полюбившееся лицо Нага. Это небо в глазах, это солнце в улыбке!<br><br></div><div>«Ну, здравствуй, милый Хео!» - ласково промурлыкал юноша.<br><br></div><div>Теро, стоявший рядом с обескураженным Фого, толкнул того локтем в бок и довольно произнес: «Это мой сынок!»<br><br></div><div>Мальчишки, стоявшие рядом с Нагам, также скинули с себя шали и сняли вуали. Глаза мужчины смотрели на лица детей, так похожих на него самого. Единственным отличием был нежно-голубой цвет глаз и волосы, как и у Нага, цвета серебра. Упав на колени, они громко в один голос величественно произнесли: «Приветствуем тебя, …отец!», и, вытянув руки вперед, припали лбами до самой земли.<br><br></div>