Ruvers
RV
vk.com
image

Больше не запасной вариант

<div>Глава четвертая <br><br>Под влиянием деда и матери Ци Цун с детства занимался каллиграфией. Поскольку он рано начал практиковаться, к тому же занимался много и постоянно, его иероглифы в основном уже были отполированы, когда он поступил в среднюю школу. Позже, независимо от того, как он изменился, это просто добавило некоторые личные привычки к его уже закрепленному фундаменту.<br><br>Но теперь стало ясно, что символы «Предсмертной записки» на конверте и в брошюре, разложенной перед Ци Цуном, написаны не одной и той же рукой. Иероглифы «Предсмертной записки» на конверте написаны с чрезмерной силой. Форма символов была жесткой, а структура – хаотичной. Похоже, это написано начинающим практикующим.<br><br>Он сознательно написал на брошюре два иероглифа «Предсмертная записка», но шрифт был круглым, структура идеальной, поворотный пункт ручки гибким и элегантным, а нормативное написание иероглифов сохраняло очень сильный индивидуальный стиль.<br><br>Ци Цун нахмурился.<br><br>Почерк – это то, что закрепляется в мышечной памяти человека. Даже если он потерял память, почерк не должен так сильно ухудшиться. Сила и направление черт в словах «Предсмертная записка» на конверте не выглядели небрежными и написанными второпях, потому что он собирался совершить самоубийство. Наоборот, они сохраняли серьезный и торжественный стиль.<br><br>Слова написаны серьезно, но это написано так… Что-то неправильно.<br><br>Он взял конверт, перевернул его и открыл, вытаскивая изнутри письмо.<br><br>Перед ним появилось большое количество слов, и Ци Цун после первого же взгляда снова нахмурился. До сих пор он думал, что это особый случай, то, что слова на конверте написаны не хорошо, но слова в письме разбили его прежние мысли.<br><br>Быстро пробежав письмо глазами, он обнаружил, по крайней мере, семь или восемь структурных проблем с письменными символами, которые для него очень странны. Касалось ли это привычки использовать ручку или места для письма, здесь не было никаких, характерных для него, особенностей.<br><br>Это не просто вопрос ухудшения почерка.<br><br>Он снова прочитал содержание письма, и его лицо сморщилось от отвращения. Это предсмертная записка или любовное письмо? Все письмо переполняла любовь к Цзян Чжаояню со словами грусти и давней привязанности, но ни разу не упоминались Ци Инь и Линь Хуэй. Это письмо действительно его?<br><br>В дверь постучали.<br><br>Ци Цун пришел в себя, временно сдержал свои мысли и сунул письмо обратно в конверт, закрыв его брошюрой, прежде чем встать и открыть дверь.<br><br>Шэнь Цзя стоял за дверью с блокнотом и ручкой. После того, как Ци Цун открыл дверь, он увидел друга, похожего на вора, стоящего перед комнатой, где остановились Ци Инь и Линь Хуэй. Затем он вложил блокнот и ручку в руку Ци Цуна и тихим голосом сказал: <br>– Брат Цун, позволь мне помочь тебе разобраться со счетами. За последние три года банковское дело и платежное программное обеспечение сильно изменились. Боюсь, ты сам не разберешься.<br><br>Ци Цун кивнул и позволил Шэнь Цзя войти.<br><br>Они сидели, скрестив ноги, на кровати, Ци Цун вынул все карты из своего кошелька, выложил их в линию, а затем достал свой мобильный и включил его.<br><br>Экран телефона не загорелся.<br><br>Шэнь Цзя наклонился и сказал: <br>– Его оставили на несколько дней. Должно быть он разрядился.<br><br>– Дай мне минуту, – Ци Цун встал, вынул зарядное устройство, поставил мобильный телефон на зарядку и включил его.<br><br>Сразу же поступил телефонный звонок. На экране появилось имя звонящего «Чжаоянь».<br><br>Ци Цун застыл, смотря на экран в течение двух секунд, а потом ответил на звонок и поднес мобильный телефон к уху.<br><br>– Это то, что ты называешь прощанием? Почему бы тебе не выключить телефон и не попробовать снова? – из динамика донесся приятный низкий мужской голос с нотками гнева. – Ци Цун, сколько еще раз ты будешь притворяться, что совершил самоубийство? Не мог бы ты перестать страдать ерундой? Я говорил тебе, что не пытаюсь выгнать тебя из компании. Я просто хочу, чтобы ты изменил свою позицию. Отдел исследований и разработок слишком важен, и ты не можешь…<br><br>Этот вопрос заставил Ци Цуна немедленно поверить, что Цзян Чжаоянь действительно был, как и сказал Шэнь Цзя, не очень хорошим человеком.<br><br>– Цзян Чжаоянь? –прервал он того холодным голосом.<br><br>Телефон молчал в течение двух секунд, и тон внезапно смягчился. <br>– Я знаю, что ты злишься. Я скрыл это от тебя и Ся…<br><br>– Не говори глупостей, – Ци Цун снова прервал Цзян Чжаояня. – Я действительно попрощался с тобой навсегда. Оставь меня в покое!<br><br>Цзян Чжаоянь повысил голос: <br>– Что ты сказал?…<br><br>«Пи-пи-пи».<br><br>Ци Цун повесил трубку, немного поискал, затем кинул номер Цзян Чжаояня в черный список и обернулся.<br><br>Шэнь Цзя взволнованно подпрыгнул. <br>– Брат Цун, сейчас ты был так хорош! Хорошая работа! Вот как ты должен относиться к подонкам. Именно так. Выкинь его из своей жизни!<br><br>Ци Цун сидел у изголовья кровати и был почти опрокинут навзничь обрадовавшимся Шэнь Цзя. Выражение его лица немного смягчилось, когда он потянулся и стянул Шэнь Цзя со своего тела. <br>– Хорошо, давай разберемся со счетами.<br><br>Они вдвоем снова сели на кровать. Ци Цун отвечал за звонок в банк и проверку счета, а Шэнь Цзя отвечал за записи.<br><br>Он так не узнал бы масштаб катастрофы, пока все не проверил бы. Он был в шоке, когда узнал, что в общей сложности у него девять кредитных карт. Общий долг по всем кредиткам составил 980 000 юаней. В основном все кредитные карты использованы по максимуму. В дополнение к картам Ци Цун также занимал деньги у некоторых торговых платформ и платежных программ.<br><br>Что еще больше заставило Ци Цуна испугаться и разозлиться, так это то, что всего за день до самоубийства он подал семь заявок на кредиты, занял в общей сложности более 160 000 юаней и разместил заказ на роскошные часы для Цзян Чжаояня, потому как адресом доставки часов числилась его компания.<br><br>Согласно переписке в чате между Ци Цуном и отделом обслуживания клиентов бренда, эти часы стали подарком на день рождения, который Ци Цун купил для Цзян Чжаояня.<br><br>Ци Цун сжал карту в руке.<br><br>Шэнь Цзя выглядел обеспокоенным. <br>– Брат?<br><br>– Ничего, – Ци Цун отпустил карту. – Скажи… Можно ли отменить этот заказ?<br><br>Шэнь Цзя поспешно кивнул. <br>– Да, служба поддержки клиентов сказала, что эти часы нужно заказывать из-за границы, и доставка будет относительно медленной. Я только что посмотрел, часы, которые ты купил, еще не были отправлены. Ты можешь просто отменить заказ.<br><br>Выражение лица Ци Цуна стало выглядеть немного лучше. <br>– Тогда отменим его прямо сейчас.<br><br>Через четверть часа деньги от покупки были возвращены на счет Ци Цуна. Ци Цун использовал эти деньги для погашения долгов перед приложениями, а затем удалил их.<br><br>Еще через полчаса счета были окончательно разобраны. С деньгами, взятыми в рассрочку на различных торговых платформах, Ци Цун задолжал в общей сложности более 1,43 миллиона юаней.<br><br>Шэнь Цзя положил свой блокнот, заполненный всевозможными цифрами, и посмотрел на Ци Цуна, не решаясь заговорить. Ци Цун был спокойнее, чем рассчитывал Шэнь Цзя. Он не пытался быть смелым и не отказывался просить о помощи.<br><br>Вместо этого, собрав карточки с кровати, Ци Цун сказал: <br>– Цзяцзя, можешь ли ты одолжить мне 1,5 миллиона? Я хочу сначала очистить эти учетные записи, а затем закрыть карты и учетные записи. После оплаты долга я хочу снять дом для родителей, чтобы они могли жить более комфортно. Я обещаю, что заработаю деньги и верну их тебе как можно скорее.<br><br>– Нет проблем. Я переведу тебе деньги прямо сейчас! – Шэнь Цзя поспешно вытащил свой мобильный телефон.<br><br>Получив денежный перевод от Шэнь Цзя, Ци Цун настоял на том, чтобы написать Шэнь Цзя расписку на 1,5 миллиона, а затем договорился с ним, что на следующий день они вместе отправятся в банки, чтобы закрыть все счета.<br><br>Было уже достаточно поздно, когда они закончили этим заниматься. Ци Цун встал с кровати и проводил Шэнь Цзя обратно в его комнату. Прежде чем Шэнь Цзя вошел внутрь, Ци Цун внезапно открыл рот и спросил: <br>– Почему я убил себя? В тот день я взял кредит, чтобы купить подарок Цзян Чжаояню, а на следующий день покончил жизнь самоубийством. Должно быть, что-то произошло между нами.<br><br>Шэнь Цзя остановился и оглянулся на мгновение, прежде чем сказать:<br>– Потому что ты узнал о помолвке Цзян Чжаояня с младшим сыном семьи Аньцзя, который занимается дизайном интерьеров.<br><br>Ци Цун был ошеломлен. <br>– Помолвка? Я его знаю?<br><br>– Да, это бывший партнер компании вашей семьи, Amber Design Company.<br><br>«……» Ци Цун сжал губы и спросил: <br>– Чем занимается Цзян Чжаоянь?<br><br>– Умные дома. Брат Цун, компания Цзян Чжаояня была полностью разработана, высасывая кровь из тебя и компании твоей семьи.<br><br>Проводив Шэнь Цзя, Ци Цун вернулся в свою комнату, встал у кровати, посмотрел на стопку карточек, которые он только что убрал, и выругался глухим голосом.<br><br>___________________<br><br>Что касается закрытия счетов, поиска дома для взятия в аренду и, собственно, самого переезда, Ци Цун потратил два дня, чтобы закончить все это, прежде чем Линь Хуэй пошел работать в учебное заведение своего старого друга.<br><br>Недавно арендованный дом располагался рядом с местом работы Линь Хуэя. В нем было две спальни и гостиная с большим балконом. Его внутренняя обстановка была относительно новая и шла в комплекте с полным набором бытовой техники. Хотя это несопоставимо с маленькой виллой, которую занимала семья Ци, все же это было намного лучше, чем старый дом, в котором ранее жили Ци Инь и Линь Хуэй.<br><br>Хотя он и задолжал много денег, Ци Цун все равно не хотел, чтобы его родители страдали. Переехав в другой дом, он пошел в супермаркет и купил много предметов первой необходимости для Ци Инь и Линь Хуэя, несколько комплектов одежды на смену и даже набор косметических средств для Ци Инь. Затем он попрощался с ними за обеденным столом.<br><br>Линь Хуэй нахмурился. <br>– Ты уезжаешь завтра?<br><br>Шэнь Цзя, который уткнулся лицом в свою тарелку, также поднял голову, когда услышал этот вопрос. Он хотел заговорить, но подавился едой и вместо этого закашлялся.<br><br>Ци Цун заботливо налил Шэнь Цзя стакан воды и ответил: <br>– Ну, Цзяцзя так долго пробыл в Хайчэне и потому пропустил много работы в Бэйши, так что пришло время возвращаться.<br><br>Шэнь Цзя быстро проглотил еду и поспешно сказал: <br>– Я не…<br><br>Ци Цун посмотрел на Шэнь Цзя. <br>– Сегодня ты ответил на несколько звонков за моей спиной, и я слышал, как тебя ругает собеседник.<br><br>Шэнь Цзя остановился и слабо сказал: <br>– Это мой агент. У него немного плохой характер.<br><br>– И я также хочу начать работать как можно скорее. Нехорошо сидеть, сложа руки, и ничего не делать, – Ци Цун снова посмотрел на Ци Инь и Линь Хуэя. – Мама, папа, я столько лет находился под вашей защитой, и теперь мне пора начинать жить самостоятельно.<br><br>Линь Хуэй хотел заговорить, но был остановлен Ци Инь. Ци Инь улыбнулась Ци Цуну и сказала: <br>– Иди, если хочешь. Мама будет ждать, когда ты найдешь свое счастье.<br><br>Вопрос об уходе был решен.<br><br>После обеда Ци Цун и Шэнь Цзя вместе отправились сделать последнюю вещь перед тем, как покинуть Хайчэн, а именно вернуться в съемную квартиру Ци Цуна и упаковать его багаж.<br><br>Шэнь Цзя немного поник и сказал, когда ехал: <br>– Брат Цун, я думаю, дядя купил много мяса и овощей. Он явно хотел помочь тебе восстановить твое тело. Я также считаю, что тебе лучше сначала позаботиться о своем теле.<br><br>– Я хочу побыстрее заработать деньги, – Ци Цун пристегнул ремень безопасности и посмотрел на оживленное движение впереди. – Я не хочу отставать от времени.<br><br>Шэнь Цзя взглянул на тихий профиль лица Ци Цуна и пошевелил губами, но, в конце концов, так и не сказал ни слова.<br><br>К тому времени, как они прибыли на квартиру, уже совсем стемнело. Наступило время ужина. Лифт был переполнен жителями, которые возвращались к ужину или спускались, чтобы забрать еду. Шэнь Цзя нервно опустил шляпу и спрятался за Ци Цуном, опасаясь, что его узнают.<br><br>В последние два дня, когда они выходили на улицу, Шэнь Цзя вел себя точно так же, если они попадали в людные места.<br><br>Ци Цун почувствовал, что это немного смешно и произнес низким тихим голосом:<br>– Так ты выглядишь более подозрительно.<br><br>– Лучше быть подозрительным, чем, если меня узнают и начнут преследовать.<br><br>Лифт прибыл, и Шэнь Цзя поспешно вошел следом за Ци Цуном.<br><br>Лифт скоро заполнился. Дверь закрылась, и запах еды наполнил пространство. Никто не разговаривал.<br><br>– Эй, плакат изменили?<br><br>Он не знал, кто сказал эти слова, но люди в лифте заволновались и посмотрели на плакат с правой стороны лифта. Несколько из до сих пор тихих пассажиров стали возбужденными.<br><br>– Это Гугу!<br><br>– Я не могу поверить, что они изменили постер «Вопросов Небес». Кто его изменил? Это хорошо.<br><br>– Вопросы Небес скоро выйдут?<br><br>– Да. Я не знаю, кто назначил дату выхода на 1 сентября. Это начало занятий в школе.<br><br>Толпа гудела, и Ци Цун посмотрел в ту сторону.<br><br>Это был большой плакат с общим безрадостным стилем. В бесконечной Гоби ветхий грязный дом стоял один на вершине склона. На крыше висел флаг, а на флагштоке стоял человек с черными волосами и мечом. Он был высокого роста и обладал внушающим страх характером. Чёрный капюшон покрывал большую часть лица, был виден только небольшой изгиб подбородка.<br><br>Глаза Ци Цуна слегка расширились. Этот подбородок…<br><br>– Брат Цун? Брат Цун? Мы приехали, – Шэнь Цзя осторожно толкнул Ци Цуну в спину.<br><br>Ци Цун пришел в себя и увидел, что дверь лифта открылась. Остальные люди в кабине смотрели на него, и, извинившись тихим голосом, он вышел вместе с Шэнь Цзя. Дверь лифта закрылась, и он продолжил подниматься.<br><br>Шэнь Цзя остановился и вздохнул с облегчением. <br>– Это было опасно. Только что девушка все время смотрела на меня и хотела дотронуться. Она напугала меня почти до смерти.<br><br>Мысли Ци Цуна были полны образом этого изгиба подбородка, и он не мог не спросить: <br>– Плакат в лифте только что…<br><br>– Ци Цун!<br><br>Внезапный мужской голос прервал слова Ци Цуна, и он посмотрел в его направлении.<br><br>Высокий мужчина с красивыми чертами лица в черном костюме, не смотря на жаркий день, стоял в углу коридора. Его лицо было полно нетерпения, когда он спросил: <br>– Почему ты изменил код для входа в квартиру?</div>