Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Праздничная

Реферальная ссылка на главу
<div>Не дожидаясь, пока Эрстейл вновь вступит в перепалку, Эрке шепнул: «А вы можете чек подписать? Я тут об оплате договорился...». Глянув на него с неожиданным интересом, эльф быстро написал расписку, и, открыв один из своих перстней, поставил печать.<br><br>Нужно было поскорее все уладить — и схватив бумагу под аккомпанемент вновь разгоревшегося спора, Эрке помчался обратно. От радости казалось, что он не касается ногами пола: главное, что можно было вернуться, а сколько там дополнительных жизней накинут, сейчас уже казалось не так важно.<br><br>Когда он влетел в хранилище, бухгалтер уныло возюкал одну новую монетку по полу. Его коллега из общего кабинета томился рядом. Оба вскинулись и Эрке торжествующе помахал чеком:<br><br>— Есть!<br><br>Через секунду он смог полюбоваться на канкан в исполнении двух стогов; затем бухгалтер схватил чек, а тот-второй выхватил из-под меха что-то вроде рации. Еще через полминуты явились стеклянно-радужные скелеты; придирчиво рассмотрев чек и даже попробовав его на зуб, они наконец исчезли вместе с ним.<br><br>Бухгалтер чем-то воодушевленно потряс край футболки Эрке:&nbsp;<br><br>— Надумаете у нашей расы жизнь прожить, обеспечим скидки! Хорошие скидки! За каждые два глаза третий бесплатно!<br><br>— Спасибо, спасибо большое, — Эрке вежливо попятился, пытаясь освободить футболку, — как-то в другой раз.<br><br>— И флаеры на оптику!<br><br>Эрке на мгновение открыл рот, чтобы поинтересоваться внешним видом очков и биноклей у этой расы, но тут же решил, что выяснением этого вопроса можно заняться в другой раз — сейчас ему хотелось как можно скорее вернуться обратно.<br><br>...Девушки в кабинете уже не было. Эрстейл, рассеянно постукивая ногой по полу, изучал книжку о POS-переводах в Вальхаллу. При звуке открывшейся двери он изучающе глянул на Эрке, вернул брошюру на полку, поправил очки и протянул бланк — теперь в крайнем прямоугольнике было число 19.<br><br>— Держите. Впредь по возможности будьте осторожнее — впрочем, не могу сказать, что осуждаю ваш поступок. Вы расплатились, мы можем идти? В этом случае примите, пожалуйста, кошачий вид — при возвращении желательно соблюдать вид оставшегося тела.<br><br>Обернувшись, Эрке с радостью запрыгнул ему на руки.<br><br>***<br>Когда темный водоворот перестал кружить голову, Эрке дернул ушами и приоткрыл глаза. Как оказалось, он был уже в три круга обведен мелком. Рядом расположилась фантасмагорическая композиция.<br><br>Пятно трепыхалось под правым сапогом стоявшего неподалеку императора. Оно пыталось выпускать шипы, но сапог оказался кованым. Оно растеклось на пару метров, как амеба, явно пытаясь утончиться и выскользнуть, но его уже спешно обводили мелками полицейский с консультантом.&nbsp;<br>Сам император, левой ногой стоявший на нормальной земле, зажимал руками уши дочери полицейского.<br><br>Стоявшая рядом Рельшен объясняла пятну, что смерть котика ее огорчила — а поскольку проклятие Диснея с нее до сих пор не спало, это было потрясающее зрелище. Разноцветные зверюшки и птички резвились вокруг старшей жены с утроенной силой; ее хрипловатый голос стал неожиданно звонким и нежным, волосы развевались без ветра, а главное — проклятие заставляло ее петь. Песня Эрке очень понравилась: все-таки это было как бы в его честь, и огорчение Рельшен ему льстило; особенно трогательным показался оборот «пиздоблядский сранохуй».<br><br>Под аккомпанемент песни Эрке встал, отряхнулся и осмотрел себя. Тело восстановили отлично, только шерстка на груди чуть запачкалась. Он хотел тут же броситься к императору, но пресек движение: сразу после подобного приключения рисковать было глупо. Человеческий вид тоже принимать не хотелось — так меньше шансов, что возьмут на руки. В конце концов, немного покрутившись на месте, он рискнул привлечь внимание мявом.<br><br>— Котик!<br><br>Император отпустил девочку, снял ногу с уже обведенного пятна и подхватил Эрке на руки, замолчавшая Рельшен попыталась обнять их вместе, к ним присоединилась Мизуки, потом еще кто-то (Эрке уже не рассмотрел), так что все рухнули на землю, и всем было хорошо и весело — а через минуту над поляной раздался оглушительный гул.<br><br>Когда куча мала спешно разобралась на отдельные составные части (оказалось, к ним помимо прочих успели присоединиться полицейский и консультант), оказалось, что над поляной нависло гигантское привидение.<br><br>Император быстро встал, продолжая прижимать Эрке к груди.<br><br>— Приветствую. Вы Аош?<br><br>Из последовавшего смущенного бормотания стало понятно, что да, это он, что он очень благодарен и вообще, и особенно благодарен господину Эрке, который все так хорошо подсчитал, и ему пора, наверно, но, если что, он с удовольствием...<br><br>Полицейский, тоже вскочивший на ноги, зашептал:<br><br>— Слушайте, я знаю, на такую фазу нашего преступника еще плохо привидения действуют! У них разные виды эктоплазмы, они как уксус с содой друг на друга действуют!<br><br>Император скосил на него глаза и вполголоса поинтересовался:<br><br>— Я могу его казнить без договора с местными властями?<br><br>Полицейский пожал плечами.<br><br>— Аош был условно-ваш, территория, стало быть, пока тоже. Если хотите, конечно, я-то...<br><br>— О да, очень хочу, — мрачно отозвался император, крепче прижимая к себе Эрке. Затем он поднял глаза на верхнюю часть Аоша, — Можете избавить нас от вот того пятна?<br><br>Потом последовала еще одна порция невнятного признательно бормотания — а потом привидение обрушилось вниз.&nbsp;<br><br>Несколько секунд они как будто находились внутри бурлящего туманного водопада. Кто-то что-то воскликнул, но слов было не разобрать — туман приглушал звуки. Физически это тоже оказалось неприятно — как будто сквозь тело текла холодная вода, так что Эрке от неожиданности вцепился когтями в одежду императора и зажмурился.<br><br>Когда он рискнул открыть глаза, то увидел на обведенном мелком месте лишь пузырящиеся остатки.<br><br>***<br>Когда общее празднование было в самом разгаре и девочка уже обвела всех мелками на память, Эрке увидел, как Эрстейл в одиночестве отошел к реке. С ним хотелось поговорить — хотя бы нормально поблагодарить за возвращение. Эрке прихватил два стакана глинтвейна, который сейчас раздавали, и тихонько пошел следом.<br><br>Эрстейл стоял на берегу, оперевшись плечом о дерево, и глядел на реку. Эрке смущенно протянул ему один стакан. Помедлив, эльф взял его, поблагодарил рассеянным кивком.&nbsp;<br><br>Немного потоптавшись рядом, Эрке наконец выдохнул:<br><br>— Спасибо, что помогли выбраться оттуда.<br><br>— В противном случае наш господин был бы очень расстроен.&nbsp;<br><br>Это прозвучало несколько сухо, однако Эрке сейчас хотелось с ним поговорить и не хотелось оставлять его одного; к тому же он решил, что совместное приключение дает право на небольшую вольность.<br><br>— Только он бы расстроился? Обидно слышать это от человека, который, вообще-то говоря, мне палец в рот засовывал.<br><br>К его радости, Эрстейл слегка улыбнулся.<br><br>— Я не человек, господин Эрке, но хорошо, признаю — огорчился бы не только он. Кстати, и вам спасибо, что решили ситуацию с оплатой. А что до того небольшого инцидента, думаю, это останется между нами. Вы сами понимаете, что у вашей расы есть своеобразные чары, которым трудно противиться, — он чуть усмехнулся. — Кстати, если говорить о тех наших делах, которые строго между нами, мне было бы очень интересно узнать содержание сказок, которые вы ребенку рассказываете. Милое дитя только что подарило мне этот рисунок и я страстно желаю узнать предысторию, — с этими словами он протянул Эрке листок, на котором был изображен саблезубый эльф с дубинкой.<br><br>— Мы-э-э разбирали эволюцию видов... И вот это был пример того, как не бывает.<br><br>— Да-а?<br><br>— Точно говорю. Именно.<br><br>Все еще слегла улыбаясь, Эрстейл спрятал рисунок. Эрке крепче сжал свой стаканчик, так что из него чуть не выплеснулся напиток.<br><br>— Я еще спросить хотел. А что за чертоги, о которых вы говорили?<br><br>— Чертоги Мандоса. Наш посмертный мир, или, точнее, место отдыха между двумя жизнями. Благодаря Чертогам мои соотечественники, как и ваши, через некоторое время после смерти могут вернуться в мир, не теряя личность.<br><br>— Так вы сказали, что больше не сможете туда попасть?<br><br>— Нет, — равнодушно пожав плечами, Эрстейл наконец пригубил глинтвейн. — Три года назад мне понадобился пропуск в другое место. Ну, я просил довольно настойчиво, так что получил его в обмен на обещание никогда не возвращаться. Я не жалею. Все равно нас с Мейротиэль здесь только двое, остальных больше, так что это был целесообразный выбор.<br><br>За недолгое время пребывания в гареме Эрке успел познакомиться еще не со всеми, но тут можно было даже не уточнять, что речь шла об эльфийке в вечной черной водолазке.<br><br>Эрстейл оттолкнулся от дерева, и они, не сговариваясь, вместе пошли вдоль берега. Звуки празднования постепенно растворялись в шуме воды и посвистывании ночных птиц.<br><br>— А ее почему сюда прислали?<br><br>Уже проговорив это, Эрке подумал, что, наверно, логичным ответом было бы «за красоту» — однако тут же подумал, что стандартная логика в этом месте не действует.<br><br>— За ее подружку-троллиху, конечно. Наши решили, что эта толерантность уже переходит все границы. Когда она вслух сопереживала цветочным феям, которые мечтали играть хард-рок, и тентаклям, мечтавшим сниматься в интеллектуальном кино, это еще кое-как сходило ей с рук, но когда она начала опекать бедную недалекую Т`ыс, большинство решило, что это уже слишком. Сородичи самой Т`ыс, впрочем, решили также.<br><br>Помолчали.<br><br>— Тентакли? — осторожно уточнил Эрке. — Я их по телевизору случайно видел. Они... Для них нормально хотеть сниматься в интеллектуальном кино?<br><br>— А котам нормально хотеть заниматься математикой?<br><br>— Ясно.<br><br>— Впрочем, Мейротиэль в этом направлении кое-что все-таки сделала, в смысле, упросила Лиэ снять фильм. Ну, на мой взгляд действительно занятно получилось, тем более для любителей. Весь фильм — беседа у камина собственно Мейротиэль и одного тентакля о философе прошлого столетия Труссайле. Они за это кино от их ассоциации даже медаль получили. За прорыв.<br><br>Некоторое время шли молча. Эрке наконец осторожно сказал:<br><br>— Ну хорошо. Если в целом о гаремах... мои представления суммировать... я тут еще почитал... то ведь здесь должны быть и другие? Ну такие, не особо особые? Должны же ему и таких присылать?<br><br>Эрстейл пожал плечами:<br><br>— Смазливых дурочек и дурачков? Разумеется, пачками дарят. Но они не доезжают. Обычно случается какой-то несчастный случай вроде бури, или внезапная болезнь, или они со своими провожатыми влюбляются друг в друга и сбегают, или еще что-то — но из таких не доезжает никто. Это странная магия, но она работает.<br><br>— Господин расстраивается по этому поводу?<br><br>— Нет. Как правило, он говорит что-то вроде «ГОСПОДИ ПРОНЕСЛО», — чуть помолчав, Эрстейл мягко добавил: — Полагаю, недовольство, которое он регулярно высказывает, касается преимущественно количества, гм, сотрудников, а не качества. Просто в последнее время процесс действительно принял чуть ли не лавинообразный характер, а учитывая творческий характер наших коллег в комплекте с не их далеко не всегда успешностью, ситуация в самом деле начинает выходить из-под контроля. Вы пробыли у нас пока что недолго и время вам выпало на удивление тихое, но думаю, вы скоро поймете, что я имею в виду. Увы.<br><br>— Я уже спрашивал раньше, но может, теперь у меня больше шансов получить ответ: почему он не отказывает, не отправляет обратно?<br><br>Эрстейл вздохнул. Помолчал, глянул наверх, протер очки и наконец неохотно отозвался:<br><br>— Насколько мне известно, он заключил с некими силами сделку, подразумевающую, что будет легко получать действительно важных и нужных ему существ — таких, например, как госпожа Рельшен. Ради нее, собственно, тот договор заключен и был, но это очень уж длинная история. Так или иначе, в качестве своеобразной оплаты договор подразумевает, что он должен принимать всех, кто придет к нему, неважно, по своей или не по своей воле. Если он откажет хоть раз — чары исчезнут. Он опасается, что при этом не только прекратится приток ценных, гм, кадров, но каким-то образом судьба заберет и тех, кто уже есть и кто ему действительно нужен. Поэтому он не рискует.<br><br>Остановившись, они некоторое время смотрели на воду. У Эрке неожиданно вырвалось:<br><br>— Что он затеял? Это просто ради власти?<br><br>Эрстейл довольно долго молчал, потом сказал:<br><br>— Я с ним уже несколько десятилетий, но не могу сказать точно. Во всяком случае, это что-то гораздо более интересное и сложное, чем просто завоевание всего, что под руку подвернется. Вы знаете, что внутри нашей империи есть страны, которые он не стал захватывать, хотя мог сделать это за завтраком? — сняв очки, Эрстейл еще раз протер их салфеткой и заключил. — Берегите свои жизни, господин Эрке. Я думаю, у нас у всех впереди еще много веселого.<br><br>— Буду беречь, — Эрке наконец набрался духу, чтобы задать мучивший его вопрос: — Но если вам обратно в эти самые чертоги больше нельзя, то как же... если вдруг...<br><br>— Если я погибну? Ну, в этом случае придется уходить по человеческому пути, с потерей личности. Я еще не пробовал, но ничего катастрофичного, полагаю, — с этими словами Эрстейл тронулся с места, явно намереваясь возвращаться, но Эрке придержал его за рукав:<br><br>— Может, с этим вашим Мандосом как раз я попробую договориться? Вы же сами сказали, что у моей расы есть определенные преимущества.<br><br>И тут произошло очередное чудо — Эрстейл засмеялся уже вслух, хоть и тихо:<br><br>— Спасибо, господин Эрке. Надеюсь, мне еще очень долго не придется просить вас о такой услуге, но если вдруг что, буду признателен. И клянусь, я хотел бы взглянуть на это зрелище. А теперь идем — кажется, госпожа Рельшен на бис выступать собирается.</div>