Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Первый день на выезде

Реферальная ссылка на главу
<div>Еще немного поболтав с полицейским, Эрке вернулся к работе. Двадцать монеток он выложил без проблем, но потом дело застопорилось: те глаза, что были на виду, закончились, так что остальные приходилось подолгу выискивать среди травы. Несколько нашлось также в зарослях меха (на что этот Аош вообще там смотрел?), несколько — на верхушках деревьев. Судя по счетчику, у остальных дела тоже пошли туго.<br><br>Наконец Эрке вскарабкался на высокую ветку, там обернулся человеком и открыл выданный паном Мираном термос с кофе и молоком. На условно-дереве было хорошо: кора пахла корицей, в листве шелестел приятный ветерок. Сине-зеленые разводы на небе не двигались, зато красиво переливались.<br><br>С этой высоты стали видны Джеор и Лиэ, которые сидели под деревом неподалеку и тоже что-то пили. В паре метров прямо над их головами тускло поблескивал глаз. Эрке прищурился. Участок участком, но вряд ли запрещено помогать другим?<br><br>— Эй! — крикнул Эрке! — У вас там глаз на дереве! На верхотуре! Помочь?<br><br>Те заозирались, потом углядели его и усердно закивали. Эрке перебрался к ним, затем, немножко красуясь, залез наверх и кое-как пристроил монетку: пришлось опереть ее о кору, чтобы держалась.<br><br>Когда он слез, Джеор молча сунул ему в руку банку пива и жестом пригласил сесть рядом. Некоторое время все в молчании пили.<br><br>— Тяжело идет вообще, — наконец сказал Эрке.<br><br>— Ага, — откликнулся Джеор. — Технику обещали подогнать для поиска глаз, но позже. Хуже того, некоторые еще и под землей оказались. Знал бы, кротов бы надрессировал хоть. Или растение такое нужно вывести, чтобы листиками метализированными само этих существ оплетало, как помрут.<br><br>Некоторое время они молча пили пиво, потом Лиэ углядела еще один глаз и заставила Джеора художественно подносить к нему монетку, а сама тем временем достала фотоаппарат и принялась кружить вокруг, подбирая ракурс.<br><br>Рассеянно наблюдая за ними, Эрке все думал об императоре. Нужно было его удивить. Что-нибудь эдакое сделать, из ряда вон выходящее. Ну... Плохие коты разбивают вазы, хорошие — парки и научные теории оппонентов. Пятно бы это дурацкое поймать. Или хоть решение какой-нибудь сложной задачи в кровать ему принести. Интересно, он тоже где-то здесь с монетами возится?<br><br>— А где сейчас император?<br><br>— Рельшен утешает, наверное. Бедняга она, — Джеор вместе с Лиэ не выдержали и расхохотались.<br><br>Эрке неодобрительно на них покосился. Рельшен ему нравилась, да и вообще, что за дела — над заболевшим товарищем смеяться?<br><br>— Да мы не со зла смеемся, — пояснила заметившая его взгляд Лиэ. — Просто болячка ее таки действительно вступлением к проклятию оказалась. Надо было что-то покрепче аспирина выпить, ну.<br><br>— А что за проклятие?<br><br>— Диснея. Вокруг теперь птички летают и сама она просто говорить не может, только петь. Дней на пять радость.<br><br>Эрке почесал нос, пытаясь представить себе это зрелище.<br><br>— Много тут проклятий.<br><br>— Ага, — примирительно отозвалась Лиэ. — Я сама в прошлом году проклятие цензуры подцепила: все самое интересное за черными квадратиками пряталось. Вот это была жесть — и прикинь, меня как раз пригласили снимать конкурс красоты у нудистов! Кстати, Рельшен я почти не слышала тогда: она что-то говорит, говорит, а мне только пищит в ухе...<br><br>Она хотела еще что-то добавить, но осеклась: монетка, наконец опущенная Джеором на землю, начала слегка подрагивать. Еще через мгновение вдали показались клубы дыма. Все трое встревоженно переглянулись.<br><br>— Это что такое? — нервно поинтересовалась Лиэ, в то же время машинально подкручивая объектив.<br><br>— Там же полиция по идее? — Эрке встал. — Пойдем глянем?<br><br>Приблизившись к границе участка, они увидели трех полицейских, благодушно глядящих на приближающееся пыльное облако. Земля подрагивала все сильнее.<br><br>— Что это?!<br><br>— Почтовые страусы, — весело пояснил полицейский. — Это же здорово, когда птицы почту разносят. Мы в фильме одном такое видели, решили и себе завести. Правда, когда наш комитет птенцов закупал, сов не оказалось, страусы и птеродактили только. Ну решили взять страусов.<br><br>Тем временем птицы приблизилось; земля тряслась уже нешуточно, а клубы пыли поднимались чуть ли не до неба. Эрке боролся с собой, чтобы пулей не вскарабкаться на дерево — хотя настоящая опасность Лиэ и Джеору вроде как не грозила, бросать их было невежливо.<br><br>Впрочем, скоро стадо разделилось — большая часть птиц помчалась дальше по периметру, а три приблизились к ним. Эрке, Лиэ и Джеор синхронно задрали головы.<br><br>«Да, — подумал Эрке в благоговейном ужасе, — такая пташка клюнет, мокрого места не останется». Кошачья часть его натуры испытывала когнитивный диссонанс: с одной стороны, эти создания пахли <strong>птицами</strong>, с другой, охотиться на них не очень хотелось, скорей хотелось удирать (хотя интересно, чтобы сказал император, если бы такую добычу принести ему в кровать).<br><br>Полицейские начали разбирать почту, которая была в боковых сумках птиц. Один из них достал ярко-зеленый флаер, повертел его в руках:<br><br>— О, вот и вашему, — он показал указательным пальцем вверх, — что-то прислали.<br><br>Эрке успел листок схватить первым. Судя по всему, это было приглашение в кино. В углу красовался, очевидно, логотип кинотеатра: смеющаяся маска с молнией на фоне. Джеор глянул через плечо:<br><br>— О, нашего-то опять в злодейский кинозал для комедий приглашают.<br><br>— А почему для злодеев комедии именно?<br><br>— Ну-у, — отозвалась Лиэ, уже целившаяся в страуса объективом, — злодейский смех вещь специфическая, знаешь. Владельцы кинотеатров решили — пусть лучше все вместе там смеются. Другим людям такие сеансы посещать не рекомендуется. А мусор этот выкинь, наш все равно туда не ходит.<br><br>Тем не менее, Эрке сунул флаер в карман — будет хоть какой-то предлог подойти.<br><br>***<br><br>Сделать это, однако, так за весь день и не удалось. Император, как сказали, уже ушел к местным на визит вежливости, так что до самого вечера Эрке только уныло бродил по своему участку, разыскивая опостылевшие глаза.<br><br>Постепенно темнело — небо из сине-зеленого стало розово-желтым, потом постепенно начало гаснуть. А когда бывшие синие разводы стали угольно-черными, а в бывших зеленых показались звезды, за границей Аоша вспыхнул багровый свет и пронесся голос из громкоговорителя: «Все к костру!».<br><br>Там местные раздавали теплую одежду; Эрке тоже вручили светлый пушистый свитер. Увы, несмотря на прелестный вид, он кусался так, как будто мстил за личную обиду.<br><br>Неподалеку показался Эрстейл — он был в красивом свитере с двумя деревьями и какими-то камушками. Его тут же окружили с вопросами.<br><br>— У меня монетки кончились! Можно чеком?<br><br>— А может, карточкой?<br><br>Олли мрачно подал голос:<br><br>— Да д`вайте ему несколько купюр просто запихнем в...<br><br>Последние слова утонули в одобрительных возгласах.<br><br>Скоро к костру подошла и Рельшен: она была в окружении противоестественно пестрых и непрерывно чирикающих птичек, а также резвящихся вокруг очаровательных зверюшек. Старшая жена мрачно тянула пиво, но молчала.<br><br>Чуть дальше в толпе показался уже знакомый полицейский. Он вел за руку маленькую пухлую девочку — судя по похожему расположению полос, дочку. Заметив Эрке, полицейский помахал ему рукой. Эрке нервно потер живот (свитер кусался, как проклятый) и тоже ему помахал. Потом подошел к Эрстейлу — нужно было попросить скотч для глаз, которые росли на вертикальных поверхностях.<br><br>Стоя в очереди и попутно обсуждая с Даном возможную фрактальную связь глаз, Эрке продолжал поминутно чесаться — он уже заподозрил, что скоро станет первым в истории человеком, которого свитер загрыз насмерть.<br><br>Наконец он оказался перед Эрстейлом. Эрке сделал над собой усилие, что снова не потереть плечо. Сейчас чесаться было неловко — изначально равнодушно-вежливые отношения с эльфом и без того последнее время пошли по экспоненте, позориться перед ним не хотелось.<br><br>— Мне нужен скотч, — под рентгеновским взглядом из-за очков Эрке делал грандиозные усилия, чтобы держать руки на месте. — На деревья приклеивать, — (с ума сойти, как кусался этот чертов свитер!) — Монетки в смысле приклеивать. А то глаза на ветках есть. И можно я другим помогать буду, кто сам по деревьям не лазает? — плюнув на все, он ожесточенно почесался.<br><br>Эрстейл несколько секунд сканировал его взглядом, потом протянул руку и бесцеремонно пощупал рукав свитера. Потом вздохнул и крикнул кому-то из местных:<br><br>— Господи боже, он же кот-оборотень! Зачем вы дали ему свитер из собачьей шерсти?!<br><br></div>