Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Мангал

Реферальная ссылка на главу
<div>Из кабинета Эрке выскользнул в кошачьем виде. Оказавшись в коридоре, он увидел, что за спиной у Рельшен был рюкзак, а на животе сумка-кенгуру, в которой с философским видом сидела госпожа Мизуки. Превращаться в человека не хотелось, топать неизвестно куда в кошачьем виде тоже, так что Эрке оперся передними лапами о ногу Рельшен; та рассеянно подхватила его на руки и сунула в сумку.</div><div><br></div><div>Пока Эрстейл с траурным видом закрывал кабинет, Эрке и госпожа Мизуки, немного вежливо потолкавшись, удобно устроились рядом. Наконец процессия тронулась вперед.</div><div><br></div><div>Сначала они прошли по уже почти привычным пестрым и безумным коридорам, потом начали опускаться по полого уходящим вниз незнакомым — узким, длинным, слегка пахнущим отсыревшей штукатуркой. Встречавшиеся кое-где металлические лестницы дребезжали под ногами идущих. Впрочем, окрестные виды сейчас мало интересовали Эрке: он волновался относительно того, на каком корабле предстоит путешествовать ему. На загадочном мангале полетать хотелось ужасно (тем более вместе с императором), но он не был уверен, что войдет в круг избранных.</div><div><br></div><div>Наконец они опустились в настолько огромный ангар, что его дальнюю стену даже не было видно. Здесь в несколько рядов стояли корабли: большая их часть была блестящей и однотипной, явно заводской, зато на первом месте возвышалось нечто, что Эрке сначала принял за пугало для космических захватчиков или драконов. Во всяком случае, на месте дракона или захватчика на НЛО он сам приблизиться к этой конструкции не решился бы.&nbsp;</div><div><br></div><div>Однако император стоял именно возле пугала — очевидно, это и был пресловутый Мангал. Рельшен молча подошла к трапу, еще раз чихнула и передала Эрке императору.</div><div><br></div><div>— Ой, котик, — рассеянно обрадовался тот, и, подхватив легкое тельце под грудью, прижал к плечу — после чего урчанье заглушило звук мотора. Хорошо, подумал Эрке, что в этом виде он не мог покраснеть.</div><div><br></div><div>Еще через мгновение и урчанье, и моторы заглушило хлопанье исполинских крыльев. Вцепившись когтями в ткань, Эрке в панике оглянулся.</div><div><br></div><div>Опустившийся рядом орел был если и не со звездолет размером, то с его половину точно. Эрстейл, который шел за ними следом, смерил мангал взглядом, который почему-то проассоциировался с плевком на пол, и полез птице на спину. Регар, стуча по полу деревянными лапами, поплелся за ним.</div><div><br></div><div>После этого император и Рельшен начали подниматься по трапу; за ними потянулись остальные. Оказавшись внутри, они немного прошли по светлому металлическому коридору; через минуту сбоку бесшумно и незаметно, как из воздуха, вынырнул начальник охраны. От него все же пахло неправильной кошкой.</div><div><br></div><div>В конце коридора оказалась уютная полутемная комната, забитая темной деревянной мебелью, сетями (вероятно, для корабельного антуража) и бочками. Там они и устроились. Госпожа Рельшен чихнула еще пару раз; император пошарил под креслом, достал три бутылки, одну протянул ей:</div><div><br></div><div>— Ты что, мать, приболела?</div><div><br></div><div>Она раздраженно пожала плечами, зубами открыла бутылку и проворчала:</div><div><br></div><div>— Да хуй знает, мож, проклятие мелкое. Ниче, аспирин выпила, пройдет.</div><div><br></div><div>Потом все трое погрузились в какие-то нудные политические обсуждения, нить которых Эрке даже не пытался уловить — ему с головой хватало и того, что сидел на императорских коленях, и его даже почесывали за ухом: ради этих быстрых легких прикосновений не жалко было десять Аошей похоронить.</div><div><br></div><div>Увы, блаженство продолжалось недолго. Скоро в дверь каюты влетел огромный мужчина, похожий на мамонта на амфетаминах (судя по форме — капитан), поцеловал руку госпоже Рельшен и «по неотложному делу» утащил куда-то императора — тот только и успел ссадить Эрке на кресло.</div><div><br></div><div>Рельшен и Тэкео задумчиво продолжили тянуть свое пиво из бутылок. Эрке, покрутившись на месте, смущенно прижался к подлокотнику. После того, как он сидел на руках, превращаться в человека было ужасно неловко, оставаться одному в кресле было неуютно, а уйти казалось невежливым — да и откуда он знает, куда идти?</div><div><br></div><div>Тем временем госпожа Мизуки, с самодовольным видом лежавшая на руках у госпожи Рельшен, начала быстро двигать ушами, поглядывая в сторону Эрке (в общем-то у кошек нормально было общаться подобным языком жестов, однако рассказать о горном тумане в лучах луны и о лепестке, кружащимся в хрустальном водовороте, при помощи ушей мог бы не каждый): она приглашала пойти посмотреть на пресловутую чудо-кухню. Что ж, и то было веселее. Эрке показал ушами, что согласен, и Мизуки, спрыгнув на пол, скользнула в небольшой боковой лаз. Эрке с облегчением последовал за ней.</div><div><br></div><div>Минут пять они шли по темному лабиринту переходов, а потом впереди показался свет — и Эрке подумал, что это был лучший свет в конце тоннеля, который только можно было представить. От него шел запах жареного мяса.&nbsp;</div><div><br></div><div>По мере приближения Эрке к свету его нос начали щекотать и другие ароматы: маринадов, рыбы, выпечки, ванили, шоколада и еще десятков других вкусностей; вскоре послышалось жужжание, бульканье, шкворчание — видимо, готовка была в разгаре.&nbsp;</div><div><br></div><div>Наконец, еще через пару минут они оказались в самом фантастическом месте, какое только можно представить: тут горело, расходилось волнами, кипело, искрило и плавилось. Пять здоровенных рыб крутились на коптильне с разноцветным дымом; сбоку исходила паром кастрюля, по которой били молнии; над рядом сковородок кружили маленькие смерчи из специй.</div><div><br></div><div>Спрыгнув вниз, спутники обернулись людьми и прошли немного дальше. Скоро перед ними оказалась вовсе странная вещь: что-то вроде заледеневшего ящика, в воздухе над которым колыхалось сине-зеленое пятно.</div><div><br></div><div>— О, — возбужденно проговорила Мизуки, — обратите же свой благосклонный взор на эту вещь! Сие хитроумнейшая ловушка: второй портал установлен в озере, и если рыба, влекомая роковой судьбой, словно щепка, увлекаемая безжалостным водопадом, в него заплывает, ее втягивает в портал, и она оказывается здесь!</div><div><br></div><div>Эрке с уважением посмотрел на пятно. Портал такого рода, переносящий только строго определенные предметы, он раньше не видел, только слышал о нем и знал, что это было изобретение Великой эпохи фруктового побоища.</div><div><br></div><div>(Началось все с того, что известный математик Сеам, изучавший запутанную систему исчисления пропавшей цивилизации, однажды поехал в экспедицию. В джунглях он прилег отдохнуть под неизвестное фруктовое дерево, и там его стукнуло по голове упавшим плодом, после чего он наконец догадался, по какому принципу строились в той системе циклы. Собственно, растение, под которым он отдыхал, так и назвали — Древо Познания разноспиральной системы счисления.</div><div><br></div><div>Узнав об этой истории, его знакомый-биолог позавидовал, сел под другое дерево и велел лаборантам трясти его до результата, и уже через полчаса догадался, как структурировать рибокислоты во время органических реакций, и растение то назвали Древо познания структуры рибокислот.</div><div><br></div><div>Разумеется, способ тут же начали применять все повально, а апогей случился на Конференции по проблемам квантового животноводства, когда по почину заведующей кафедрой госпожи Найлы все стали швырять друг другу в головы фрукты, и много изобретений было сделано в тот день, причем целых три из них сделал профессор Кайп, в которого попал арбуз).&nbsp;</div><div><br></div><div>Потом они прошли мимо стеллажа, на полках которых спали, сидели и чесались небольшие разноцветные дракончики.</div><div><br></div><div>— Зачем они? — удивился Эрке. — В еду?</div><div><br></div><div>— Нет, — шепнула Мизуки, — есть огнедышащие, они для запекания: своим жарким дыханием, словно крошечные вулканы, они создают корочку на продуктах, видом и запахам своим способную пленить любое сердце. Есть такие, что плюются слабой кислотой, подходящей для соусов и маринадов, как цветы персика подходят весне.</div><div><br></div><div>В это время из-за стеллажей вынырнул веселый мужчина.</div><div><br></div><div>— О, какие гости! Госпожа Мизуки, какая честь! А кто это?</div><div><br></div><div>— Наш новенький, господин Эрке, — госпожа Мизуки поклонилась, — милостивая судьба привела его к нам несколько дней назад. А это пан Миран, наш искуснейших повар, чьи кулинарные шедевры достойны поэм.</div><div><br></div><div>После знакомства пан Миран повел показывать владения.</div><div><br></div><div>— Вот супер-быстро застывающее желе. Господин Олли сунул как-то в него руку, орал потом, что застрял в текстурах. А вот контейнер со спиртным — я бы угостил, только он запароленный. Там логин госпожа Рельшен придумала, когда была не в духе, поэтому... Ну, заковыристый он. Про пароль лучше вообще не знать. А вот морозильники супер-мощные: я как-то возился рядом, заболел даже. Но ничего, с Рельшен опять же рядом постоял, выздоровел.</div><div><br></div><div>Эрке неожиданно вспомнил слова императора, так что по коже даже прошли благоговейные мурашки:</div><div><br></div><div>— Она правда святая?</div><div><br></div><div>Пан Миран закашлялся.</div><div><br></div><div>— Нуэ-э-э, насчет святой есть крошечные сомнения, но если рядом с ней постоять, ее лейкоциты даже чужим микробам морду набьют. Вы вот знали, что бывают лейкоциты-гопники?</div>