Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Траур

Реферальная ссылка на главу
<div>Три дня после визита злосчастного посла Эрке прожил, как у Баст за пазухой. Жизнь начала входить в русло, и у него даже появилось что-то, похожее на расписание.<br><br>Первым пунктом стала охота. Полупрозрачные разноцветные птички в саду оказались микроволновыми попугайчиками; госпожа Мизуки шепнула, что вкусней всего они с пяти до половины шестого утра и что их расплодилось столько, что «за них не ругают». На следующий же день Эрке поймал и съел парочку (на вкус они почему-то были как мармелад), потом еще одного хотел отнести императору, но застеснялся. Мало ли, может, даже для таких визитов есть регламент особый или еще что.<br><br>С другой стороны, Эрке знал, что госпожа Мизуки носит этих попугайчиков только госпоже Рельшен, а император, получается, так и живет сиротливо — без мышек, без птичек. В человеческом облике эти мысли казались на редкость глупыми, но в кошачьем они изрядно расстраивали.<br><br>Еще одним важным утренним ритуалом стало наблюдать, как император кормит батонами дракона или пьет кофе, или как феи на маленьких, с ладонь, вертолетиках приносят ему почту. В эти минуты Эрке изо всех сил распушивал хвост и терся головой об оконный косяк, но ничем больше обратить на себя внимание не решался.<br><br>Потом был завтрак, то есть время побродить по залу с чашкой кофе и бутербродом, поболтать со знакомыми или познакомиться с кем-то еще. Эрке уже начинал проникаться местными историями, сплетнями и чужими делами — хоть его это и не касалось прямо, было все же интересно, например, удастся ли Джеору вывести дерево, усиливающее вайфай, или Саймону — научить слизневика пользоваться калькулятором. И исследования, и истории, и даже ошибки здесь были неизмеримо интереснее, чем в старом НИИ, так что порой Эрке казалось, что он свалился в целую бочку сметаны.<br><br>Потом была работа. В основном он проводил время с Даном и Олли, но нередко по доброте душевной помогал с расчетами и другим. Обедов, как таковых, здесь не было, зато был все тот же постоянно накрытый стол, с которого можно было что-то прихватить по желанию. Зато ужины всегда были общими; после них можно было погулять или еще поработать — и начало казаться, что все устаканилось и теперь так будет всегда.<br><br>А утром четвертого дня на обитателей гарема обрушилось несчастье.<br><br>Вечер-то перед этим был отличный: императору подарили особо дорогое вино, которым он щедро поделился со всем гаремом (то есть с теми из гуманоидов, которым допускался алкоголь и/или они вообще могли пить жидкость). Каждому досталось понемногу, конечно, пару капель капнули даже в лужу (Эрке вчера очень церемонно ей представили), но потом в дело пошли и другие вина.<br><br>Потом все хором пели «Косив Ясь конюшину», потом Эрстейл и красивая эльфийка в водолазке дуэтом исполнили «Ты ж мене підманула» и в общем все прошло ужасно весело. Эрке только на минутку расстроило то странное черное пятно, опять возникшее на полу, но оно почти сразу исчезло, и он о нем забыл.<br><br>А вот следующее утро с самого начала было каким-то смурным. Ни одного попугайчика поймать не удалось, а главное — император на балкон не вышел, и настроение испортилось окончательно. Эрке подумал, что у него похмелье после вчерашнего, и что надо бы как-то умудриться его навестить.<br>Раздумывая, как бы это правильно сделать, он вышел из комнаты — и увидел, что вместо стенгазеты висит объявление из двух слов:<br><br><strong>АОШ УМЕР</strong><br><br>Эрке ни разу не слышал этого имени, но видимо, этот Аош был кем-то важным, поскольку от доски раздавались стоны, причитания и проклятия. Растерянно покрутившись, он увидел Дана и Олли.<br><br>— Что случилось?<br><br>— Аош умер, — мрачно сообщил Дан. Вид у него был, как пыльным мешком стукнутый.<br><br>— Я понял, а кто это?<br><br>— Наш под`печный, — Олли достал и угрюмо бросил в рот носовой платок, — х`на теперь.<br><br>Эрке на миг задумался.<br><br>Дано:<br>умер некий «подопечный»;<br>но никто не плачет;<br>но все расстроены или рассержены, подразумевается «хана».<br><br>— От него зависело что-то важное?<br><br>— Да ничего от него, падлюки, не зависело, — пробурчал Дан. — У нашего гарема над ним шефство было, типа как в зоопарке. И по этим же правилам, мы и хоронить должны.<br><br>— И-и в чем проблема? Не нас же с ним похоронят, он же просто подшефный?<br><br>Олли снял с ближайшего кактуса какую-то записку, скомкал ее, съел и пробурчал:<br><br>— У твари э'тй Аоша п'чти триста тысяч глаз было, зажился, п'длюка, они каждый год по глазу отращивают, а у эт'го что ни год, то десяток.<br><br>— А по традиции их земель на каждый глаз монетку теперь надо. Вручную, — мрачно заключил Дан.<br><br>— Так! — кашлянул Эрке, — Вручную?! Стоп, а нас здесь сколько?<br><br>— Сто двенадцать с тобой, — откликнулся Дан почти злорадно.<br><br>— Но это же будет… Это…<br><br>— Ага. Больше чем две с половиной тысячи глазомоноток на каждого. И учти, эти глаза найти еще надо, там все не так просто. — Он вздохнул. — Хоть одно хорошо — может, на мангале полетать удастся.<br><br>— Э?<br><br>— Ну, пан Миран любит готовить. Захотел пару лет назад сам мангал сделать. А в журнале модель была, типа мангал в виде звездолета. Тупо ящик такой с крылышками, понял. Он сделал, всем понравилось. Потом еще детальку пристроил, потом еще. Фиг его знает, как оно так получилось, но в итоге получился небольшой действующий звездолет. С кухней размером в три футбольных поля и 674 типами поверхностей для обработки разных продуктов, в том числе их кваркованием по пространственной кореляции. Правда, на всех места там пока не хватает, так что обычно только начальство катается, кроме Эйрстейла, ну и кто в хорошем плане отличился. Остальные на простых тарантайках.<br><br>Новой информации было слишком много, ее нужно было уложить в голове, и Эрке только спросил:<br><br>— А Эрстейл почему на нем не летает?<br><br>— Да кто их, эльфов, знает. Говорит, что Элберет Гинтониэль этот богопротивный чайник не одобрила.<br><br>Куда в финале последней фразы пропала частица «бы», Эрке решил не спрашивать.<br><br>Завтрак впервые был общий и за столом. Император сидел, подперев голову рукой, и смотрел на свою тарелку с таким омерзением, будто там было начертано безрадостное будущее всей империи. Для госпожи Рельшен сочетание вчерашнего веселья и сегодняшней новости, видимо, тоже оказалось тяжелым ударом: старшая жена была непривычно бледной и сидела, прижав к виску запотевшую бутылку пива.<br><br>Эрстейл был без сережек и в траурной повязке над локтем. Когда все собрались, он встал, откашлялся, поправил очки, постучал ложечкой по чайной чашке и объявил:<br><br>— Как все уже знают, случилось прискорбное событие. Умер Аош. Аош был героем Великой мезозойской эволюции, подарившей вселенной много новых рас и пород. Такого количества глаз, да еще по такой причудливой схеме не было больше ни у одного представителя его вида. Поэтому, может, ему даже поставят памятник. Вечером вылет и завтра все приступаем к похоронному ритуалу.<br><br>— А может, не будем с глазами это самое? — уныло поинтересовался мужик в халате. — Прикопаем аккуратненько и все?<br><br>Произошло оживление, даже Рельшен отняла бутылку от виска.<br><br>— Исключено! — отрезал Эрстейл. — Если не будут соблюдены все надлежащие похоронные ритуалы, у нас тут появится плачущий призрак. Он же больше замка раз в пятьдесят! Хотите жить внутри непрерывно рыдающего трехстами тысячами глаз привидения?<br><br>Завтракали в молчании.<br><br>— Мда, — заключил Джеор, раскуривая трубку, когда после завтрака они вышли покурить или попить кофе в сад. — Страшней предстоящего нам дела только сериал для разумных улиток. Тот, где четырехзначное число серий, и это только завязка.<br><br>Лиэ, прислонившись спиной к стене и подкручивая какой-то объектив, философски заметила:<br><br>— Смотрю я на все это и вспомнила порнофильм.<br><br>— Который начинался точно так же?<br><br>— Не, там вообще другое было. Просто вспомнила, — Лиэ меланхолично щелкнула затвором, — тут любой порнофильм вспомнить можно. Потому что теперь ебаться нам, ебаться и еще раз ебаться.<br><br>Конечно, ни о какой особой работе уже речи быть не могло. Все в основном обсуждали событие или с причитаниями собирали вещи, которые могли бы пригодиться на полевых работах. Потом Дан и Олли с горя даже позвали Эрке помолиться. К его неудовольствию, ни одного алтаря Баст тут не было, правда, был портрет ангела Хьюстона, которому и в их родном НИИ часто сообщали о проблемах.&nbsp;<br>Хоть это утешило.<br><br>***<br>Вечер получился смурным. До вылета оставалась еще пара часов, подготовка была окончена, а заниматься обычными делами не было ни малейшего настроения.<br><br>Эрке побродил по знакомым, потом решил в кошачьем облике отправиться в секретарскую. Само по себе присутствие Эрстейла было для него немного нервирующим и давящим, зато был шанс, что туда придет император.<br><br>При его появлении эльф поднял глаза, равнодушно констатировал: «Господин Эрке» и вновь занялся какой-то писаниной, причем строчил так яростно, как будто пытался надышаться перед смертью. Эрке побродил рядом и запрыгнул на стол, на сей раз скромно усевшись в уголке.<br><br>Минут десять слышалось только тиканье часов, поскрипывание пера и тихо мелодичное гудение за стеной — Регар что-то пел по-паучьи.<br><br>Эрке лег, подвернул под себя лапки и зевнул. Скрип пера стал чуть напряженнее. Эрке зевнул еще раз. Сейчас он буквально чувствовал исходящие от Эрстейла мысли: «Я приличный эльф. Я не буду это делать. Я. Не буду. Этого. Делать».<br><br>В тот момент, когда Эрке зевнул третий раз, а не стерпевший Эрстейл все же сунул палец ему в рот, дверь приоткрылась и в комнату сунула голову Рельшен.<br><br>— Апчхиблядь! Пора, на выход.<br><br></div>