Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Новые обязанности

Реферальная ссылка на главу
<div>Утро началось мирно.</div><div><br></div><div>Проснувшись на рассвете, Эрке вылежался, потом, урча, помял лапами плюшевый взрыв. Трудно было поверить, что еще вчера жизнь казалась разрушенной.</div><div><br></div><div>На сегодня планов была уже уйма. Например, после завтрака они должны были проверить с Даном и Олли одну интересную теорию, только недавно выведенную в родном НИИ: впрочем, Эрке мстительно рассудил, что раз уж его продали, то логично считать, что со всей известной информацией.</div><div><br></div><div>Он запрыгнул на подоконник, зевнул, потянулся, изогнув спину дугой, и осмотрелся. Лес был залит золотым утренним светом, над кронами плыла пара розовых облачков. Свежий ветерок колыхал ветки с привязанными к ним хрусталиками и разноцветными линзами.</div><div><br></div><div>Только сейчас он заметил развешанные по деревьям черепа неизвестных чудищ, примерно как в кабинете начальника охраны. Странно было то, что они смотрели в сторону замка. Обитателей его, что ли, пугать? Зачем бы? Через несколько секунд через глазницу одного из черепов выпорхнула птица. А, скворечники.</div><div><br></div><div>Затем Эрке повертел головой, рассматривая соседние окна. Он тут же увидел императора: тот стоял на балконе в кольчужном халате, нерасчесанный и всклокоченный после сна, и величественно швырял дракончику батоны. Тот ловил их на лету.</div><div><br></div><div>Неожиданно для себя заурчав, Эрке потерся о косяк окна. На стене было достаточно лепнины, чтобы перебраться к императору на балкон. Может, за ухом почешет? Однако, так и не решившись, он почему-то смутился и посмотрел вниз.</div><div><br></div><div>Под окном пестрели пурпурные колокольчики (эти цветы Эрке любил: по легенде, они выросли из диссертации великой Иэссе, в пылу научного спора выбросившей ее из окна НИИ).</div><div><br></div><div>Недалеко на ветке сидела умывающаяся госпожа Мизуки. Они поприветствовали друг друга, пошевелив ушами, затем Эрке принялся умывался и сам.</div><div><br></div><div>Через мгновение в цветах что-то зашуршало. Как показал брошенный вниз взгляд, это была госпожа Лиэ, по-пластунски пробиравшаяся за клумбой с фотоаппаратом в руках: очевидно, воодушевившись вчерашней удачной фотосессией самого Эрке, она вознамерилась наконец-то исполнить долг и сфотографировать госпожу Мизуки.</div><div><br></div><div>Ее явно заметили и в других окнах: по замку пронеслось едва слышное перешептывание и шевеление. Из окон ненавязчиво высунулось еще несколько человек.</div><div><br></div><div>Госпожа Мизуки, почуяв общее волнение, но не поняв его смысл, прекратила умываться и с высунутым языком осмотрелась. Дракончик с куском батона во рту опустился на ветку чуть выше. Император перегнулся через перила. Эрке на всякий случай свесил из окна хвост — вдруг госпоже Лиэ захочется сфотографировать и его?</div><div><br></div><div>Все замерло.</div><div><br></div><div>Госпожа Лиэ подобралась еще чуть ближе, бесшумно подкрутила какое-то колесико, а затем медленно, явно не дыша, навела на ветку объектив — и госпожа Мизуки, даже не видя этого, метнулась вбок пушистой трехцветной молнией, а потом пропрыгала вверх по стволу, отталкиваясь при каждом прыжке всеми четырьмя лапами.</div><div><br></div><div>Перепуганный дракон шарахнулся в сторону и врезался в ветку, взвив рой разноцветных полупрозрачных птичек. Одна из них, пропорхнув над головой Эрке, влетела в комнату; он машинально прыгнул за ней и тут же с шипением вздыбил шерсть, чуть не вывалившись из окна: на потолке сидел гигантский паук.</div><div><br></div><div>Тот шарахнулся назад, прогудев:</div><div><br></div><div>— Господин Эрке, я от Эрстейла!</div><div><br></div><div>Ах, это был помощник секретаря. Сконфузившись, Эрке обернулся человеком, одернул майку и пригладил волосы.</div><div><br></div><div>— Д-доброе утро, господин Регар. Простите, я немного не ожидал визит.</div><div><br></div><div>Паук гулко шмякнулся с потолка:</div><div><br></div><div>— Вас господин Эрстейл зовет, — голос у него был громкий и гулкий, как из бочки. — Простите, что напугал.</div><div><br></div><div>— Д-да ничего, — Эрке выдохнул. Так, нужно перестать заикаться. Пора привыкать к этому месту. — Спасибо, что сообщили, я сейчас подойду.</div><div><br></div><div>Сделав странное телодвижение, смутно напомнившее кивок, Регар направился к выходу. На пороге он остановился, и, чуть поколебавшись, спросил:</div><div><br></div><div>— Так вы вчера у императора ночевали?</div><div><br></div><div>Конечно, когда у тебя восемь глаз, можно очень выразительно играть бровями.</div><div><br></div><div>***</div><div>К секретарю Эрке шел в некотором смущении: мало ли, не будет ли тот ругаться после вчерашнего? Ну за то, что разлегся на его документах и в особенности за спальню.</div><div><br></div><div>У двери он замедлил шаги, затем и вовсе удивленно остановился: из секретарской доносились звуки арфы. Мелодия была красивой, хоть и слегка монотонной.</div><div><br></div><div>Так продолжалось минут десять. Наконец, рискнув, Эрке осторожно заглянул в комнату: мало ли, сколько этот концерт продолжаться будет — может, это вообще просто фоновая музыка для работы.</div><div><br></div><div>Как оказалось, на арфе играл сам Эрстейл. Перед ним лежала большая раскрытая тетрадь: невольно заглянув в нее через стол, Эрке увидел цифры, а не ноты, и вообще это было похоже на отчет.</div><div><br></div><div>Эрстейл поднял голову и некоторое время пристально рассматривал посетителя сквозь очки; в них вдруг отразился лес, так что Эрке даже изумленно оглянулся. Наконец отставив арфу и мизинцем поправив дужку, эльф сказал:</div><div><br></div><div>— Доброе утро, господин Эрке. Вы приглашены на дипломатический прием.</div><div><br></div><div>Эрке сел. Среди множества вариантов вызова такое в голову ему не приходило.</div><div><br></div><div>— Я не дипломат, — мяукнул он встревоженно.</div><div><br></div><div>— Безусловно. Не волнуйтесь, от вас ничего особого не требуется, нужно просто присутствовать.</div><div><br></div><div>— Э-э-а какая должна быть форма одежды?</div><div><br></div><div>— Кошачья. Видите ли, у господина посла, имя которого вам все равно нет смысла запоминать, аллергия на кошек. Наш господин не слишком любит его визиты. Наш господин просил передать, что если вы будете к господину дипломату поближе, он будет благодарен. Госпожа Мизуки обычно также присутствует на этих визитах, но вдвоем будет эффектнее.</div><div><br></div><div>— Не все одинаковые одинаково одинаковы, — донеслось с улицы: кто-то явно догуливал после ночи.</div><div><br></div><div>Эрстейл снова потянулся за арфой:</div><div><br></div><div>— Через полчаса будьте готовы.</div><div><br></div><div>Эрке ужасно разволновался. Вчера император был слегка нетрезв, а потому, наверное, не рассмотрел, какой у него, Эрке, красивый хвост. Возможно, как раз будет шанс это исправить. От смущения он почему-то показал на тетрадь:</div><div><br></div><div>— А это вы отчет играете?</div><div><br></div><div>— Да. Мне так проще, чем проверять цифры. В музыке проще найти сбой.</div><div><br></div><div>— А вы любые числа сыграть можете?</div><div><br></div><div>— Я играю не числа, а структуру.</div><div><br></div><div>Эрке задумался.</div><div><br></div><div>— То есть у каждой формулы есть изначально заданное звучание? Объективное в смысле?</div><div><br></div><div>— Нет. Большая часть зависит от музыканта. Каждый слышит структуру по-своему.</div><div><br></div><div>— А это есть только в числах? Например, химическую реакцию сыграть можете?</div><div><br></div><div>— Гм. Ну если такую, как у достопочтенной госпожи Рельшен, то нет. Там нужен наш знаменитый песнопевец Лэойан, который в финале выступления арфы о сцену разбивает.</div><div><br></div><div>Прикрыв глаза, Эрстейл снова тронул струны — кажется, аудиенция была закончена.</div><div><br></div><div>***</div><div>В столовой Эрке увидел Джеора, утешающего Лиэ, и многословно перед ней извиняющуюся Мизуки. Рельшен стояла рядом и угрюмо пила кофе — ее явно злило то, что Мизуки приходилось оправдываться, но и сказать было нечего.</div><div><br></div><div>Эрке осторожно подошел, прислушиваясь. Госпожу Лиэ было жалко и госпожу Мизуки тоже жалко — она ведь не со зла это делала, она даже не видела фотоаппарат утром — видно, и впрямь странная несовместимость. Интересно, какой бы формулой можно было это выразить.</div><div><br></div><div>Госпожу Мизуки хотелось приободрить, к тому же он был благодарен ей за вчерашние подарки. Чуть поклонившись, Эрке выдохнул:</div><div><br></div><div>— Пусть лучи утреннего солнца озарят ваш путь красотой безупречной формулы, и все дела даются легко, как при линейном расчете, а…</div><div><br></div><div>Рельшен, подавившись кофе, прокашляла:</div><div><br></div><div>— Ебать, их двое уже!</div><div><br></div><div>***</div><div>Именно эта фраза огненными буквами была написана на лбу господина посла, когда он увидел Эрке, с важно распушенным хвостом вплывающего в комнату вслед за Мизуки.</div><div><br></div><div>Сам посол оказался тощим рыжим мужичком, замотанным в какие-то переливчатые цветастые тряпки. Императора еще не было: очевидно, этикет велел ему являться позже. Мизуки сразу уверенно пошла к послу, и Эрке последовал ее примеру.</div><div><br></div><div>Мужичок закатил глаза, потом позыркал по сторонам, как будто делал ими зарядку. Кажется, он с трудом удержался от желания пнуть наглых животных, потом еще позыркал и расплылся в слащавой улыбке, от которой его захотелось съездить когтями по физиономии.</div><div><br></div><div>Он потянулся погладить Мизуки, но та увернулась, легко и даже не обидно — просто, как перышко от потока воздуха, просочилась в другое место. В этот момент дверь распахнулась, и в комнату ступил император. Мрачно оглядевшись, он воссел на свое место, закинул ногу за ногу и молча кивнул.</div><div><br></div><div>…Речь посла, изначально посвященная изменению курсов валют и желательному по этому поводу повышению цен на некие кристаллы, перемежалась завывающим чиханием и всхлипами. Тем не менее, держался он стоически, и явно был готов прочихать всю заготовленную речь до конца.</div><div><br></div><div>Эрке и Мизуки, старательно распушив хвосты, вовсю терлись у его ног. Старались.&nbsp;</div><div>Минут десять спустя в комнату влетела рыжая кошка, с хохотом и отчетливым «Уи-и-иии!» описала круг под потолком и улетела.</div><div><br></div><div>Проводив ее взглядом, император наконец начал переговоры — причем в довольно неожиданной манере. Его реплики ограничивались «гм» и «н-да?». При этом господин посол то ли пытался угадать ход его мысли, то ли сам сбивался с толку, но после каждого из этих высказываний его мысль рикошетила непредсказуемым образом.</div><div><br></div><div>— Таким образом — пчхи! — территория за Мшистыми холмами, как принадлежащая династии Амерто согласно пакту от 674 года…</div><div><br></div><div>— Гм.</div><div><br></div><div>— В том году, кстати, был отменный урожай винограда, и вино, которое мы могли бы предложить в знак успешного проведения переговоров, до сих поражает ценителей своим букетом…</div><div><br></div><div>— Нда?</div><div><br></div><div>— Кстати о государстве Рррер, на гербе которого, как вы знаете, красуется букет черных роз: они уже не раз пытались вмешиваться в наши дела, и это уже...</div><div><br></div><div>В этот момент Эрке заметил недалеко от ног посла темное кружащееся пятно: полупрозрачное, больше напоминавшее полутень, но явно и неприятно живое. Возможно, это и было нормой для здешнего безумного места, но инстинкты взяли верх и, взвившись и вздыбив шерсть, он дико зашипел.</div><div><br></div><div>Все удивленно на него посмотрели; пятно тем временем пропало, и Эрке, смущенно сев полубоком ко всем, начал вылизывать лапу.</div><div><br></div><div>Император хлопнул ладонями по подлокотникам.</div><div><br></div><div>— Вот и на этой чудесной ноте, думаю, мы и закончим.</div><div><br></div><div>Посол еле заметно недовольно поморщился, но возразить не решился.</div><div><br></div><div>— Так вы изволите меня принять через две недели? — осведомился он мстительно. — Хотелось бы окончательно прояснить ряд некоторых вопросов.</div><div><br></div><div>Теперь еле заметно поморщился император. Впрочем, его лицо тут же прояснилось; он едва заметно ухмыльнулся.</div><div><br></div><div>— Хорошо. Позовите госпожу Лиэ. Эта встреча была знаменательной, я хочу запечатлеть память о ней.</div><div><br></div><div>…Стенгазета получилась впечатляющей. Основной сенсацией номера стала как раз общая фотография с финала дружественной встречи. 70% изображения занимал распушенный хвост господина Эрке; на заднем фоне было видно размытое трехцветное пятно с париком господина посла в зубах.</div><div><br><br></div>