Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Вечер

Реферальная ссылка на главу
<div>Лес был изумительным. Какая-то мелочь шуршала, попискивала, так и просилась быть пойманной — и если бы не сытный ужин, из-за которого особо бегать-прыгать не хотелось, Эрке бы не удержался. Трава, цветы и кора деревьев упоительно пахли; кажется, даже огромные звезды в темно-синем небе источали свой аромат.</div><div><br></div><div>Некоторое время Эрке бездумно гулял по веткам, принюхиваясь и присматриваясь, потом спрыгнул в высокую — выше его роста сейчас — чуть влажную от вечерней росы траву. Пройдя дальше, он нашел давно упавшее дерево и с наслаждением погулял по мягкому мху, затем погрузился в таинственное сплетение веток, коряг и выступающих из земли корней огромных старых деревьев.</div><div><br></div><div>Вокруг, однако, слышалось все больше таинственных шорохов, явно нечеловеческих быстрых шагов и фырканья, так что Эрке продвигался вперед все медленнее и осторожнее; а когда над ним мелькнул силуэт маленького толстенького дракончика, стало ясно, что экскурсию пора прекращать. Успеется еще.</div><div><br></div><div>Он неторопливо направился к замку, но тут в небе мелькнула летучая мышь. Может, она была и самой обычной, зато напомнила о вампирах — отчего вальяжная походка немедленно превратилась в дикий галоп. Прижав уши и распушив хвост, Эрке за минуту домчался обратно до замка (причем задние лапы все время пытались обогнать передние). На первом этаже светилось одно из окон: хвала милосерднейшей Баст, одна створка была приоткрыта. Не раздумывая, он запрыгнул внутрь и превратился в человека.</div><div><br></div><div>***</div><div><br></div><div>Помещение, в котором оказался Эрке, изобиловало грифельными досками. Часть была покрыта сложными формулами и расчетами: математическими, физическими, химическими и вовсе непонятными. Другие доски были почти пустыми, но в их центре красовалась одна и та же крупно написанная простенькая формула. Странно.</div><div><br></div><div>В комнате оказались новые коллеги Дан и Олли, а с ними — мрачный молодой человек с длинным носом, длинными светлыми волосами и несколькими широкими стальными окружьями на шее.</div><div>На Эрке обернулись.</div><div><br></div><div>— О, зд`ров, др`ган, — гоблин дернул ушами, — ты нам помочь пр`шел?</div><div><br></div><div>— А в чем нужна помощь?</div><div><br></div><div>— Доски дезинфицируем, — вздохнул Дан. — Их сюда складывали с разных комнат, когда в тех ремонт делали или еще чего. А на некоторых формулы оставались написаны. Вот и завелась пакость всякая. Во, видишь?</div><div><br></div><div>Он ткнул мелком в ближайшую доску. Эрке присмотрелся. Там были остатки какой-то формулы, видимо, когда-то недостаточно тщательно вытертой. Среди привычных символов было несколько коряво, как будто по-детски нарисованных паучков, а часть цифр оказалось затянутой такой же нарисованной паутиной. Вдруг Эрке вытаращил глаза — нарисованные паучки определенно двигались, хоть и медленно.</div><div><br></div><div>— И стереть их нельзя, только формулы писать ядовитые, — продолжил рассказ Дан. — С геометрией вообще труба, в прямых углах ууууу какие вырастают…</div><div><br></div><div>Мрачный молодой человек, тем временем рассматривавший Эрке, вздохнул:</div><div><br></div><div>— Новенький?</div><div><br></div><div>— Меня зовут Эрке.</div><div><br></div><div>— Ясно, Эрке. Ты не пугайся только, когда начнется.</div><div><br></div><div>— Начнется что, простите?</div><div><br></div><div>— Да на нем проклятье смеха закадрового, — пояснил Олли. — См`три!</div><div><br></div><div>Он неожиданно швырнул в носатого своим мелком — и со всех сторон тут же послышался оглушительный хохот, улюлюканье и аплодисменты. Эрке невольно шагнул назад:</div><div><br></div><div>— Это что?</div><div><br></div><div>— А это вот проклятие и есть, — устало пояснил молодой человек. — Ничего, через недельку пройдет. Надеюсь. Кстати, я Свен.</div><div><br></div><div>Потом Эрке помогал новым знакомым писать на досках дезинфицирующую формулу, заодно внимательно слушая лекцию на три голоса о влиянии тех или других чисел или математических действий на всяких нематериальных тварей. О подобном взаимодействии он раньше никогда и не подозревал — и теперь, когда перед ним открывалась совершенно новая область, это волновало до щекотки внутри.</div><div><br></div><div>Наконец последние меловые паучки разбежались куда-то за пределы досок. Олли бросил остатки мела себе в рот и захрустел. Дан хлопнул Эрке по плечу:</div><div><br></div><div>— Пошли, что ли, к нам, телик посмотрим?</div><div><br></div><div>Немного поплутав по коридорам, они оказались перед небольшой железной дверью. За ней оказалась натуральная пещера с каменными стенами. Кое-где на ней росли грибы; на ходу отломав и съев один, гоблин провел их через небольшой петляющий коридорчик.</div><div><br></div><div>Наконец они прошли в маленькую комнату с низким потолком, с которого свисали несколько сталактитов. Посредине стоял диван, напротив него — большой телевизор, кажется, прямо вмурованный в каменную стену.</div><div><br></div><div>Рядом с диваном рос огромный гриб с плоской шляпкой.</div><div><br></div><div>— Джеор подарил, — пояснил Олли. — Г`рит, когда-то научится пиво производить.</div><div><br></div><div>— Джеор оптимист, — буркнул Свен, дергая себя за кольца на шее. — Он верит, что даже конец света будет хэппи-эндом.</div><div><br></div><div>Со всех сторон тут же грохнул хохот многочисленной толпы. Свен закатил глаза.</div><div><br></div><div>Наконец все устроились на диване. Олли включил телевизор.</div><div><br></div><div>На экране оказался огромный зал с кафедрой; судя по громкой ругани, там сейчас был самый разгар какого-то научного диспута. Седой старичок в профессорской мантии, стоявший за кафедрой, развел руками во всю ширь, чуть глаза не растопырив от усердия, и возмущенно проорал:</div><div><br></div><div>— Да что вы мне рассказываете?! Вот такенный был!</div><div><br></div><div>— А, это галактический симпозиум по сексуальным традициям всяких отсталых племен, — Дан откинул подлокотник дивана и достал несколько бутылок пива, вручив каждому по одной. — Случайно как-то волну поймали.</div><div><br></div><div>— Какой бред! — заорал с экрана кругленький академик. — Я там жил два месяца! Драли так, что не присесть! Но ничего подобного!</div><div><br></div><div>Некоторое время все в почтительном молчании наблюдали, как почтенные мужи мутузили друг друга какими-то папками. Когда их разняли, Олли вздохнул и переключил канал.</div><div><br></div><div>— Это. Что. — осведомился Эрке деревянным голосом.</div><div><br></div><div>— Бои м`нстров тентаклевых. Т`па как реслинг, только вот, — гоблин вновь лениво переключил канал.</div><div><br></div><div>Теперь они поймали новости. Дикторша сияла улыбкой:</div><div><br></div><div>— На радость всем поклонникам вышла новая книга всеми любимого Дакэ. Приобрести новинку вскоре уже можно будет…</div><div><br></div><div>Эрке оживился — этого писателя он любил. В его книгах все были честными, справедливыми, умными, героическими и мужественными. Волевые подбородки, вероятно, были даже у младенцев, а за право пожертвовать собой всегда разгоралась натуральная битва.</div><div><br></div><div>Он повернулся к Дану:</div><div><br></div><div>— А кстати, тут есть библиотека?</div><div><br></div><div>— Ага, проведу завтра.</div><div><br></div><div>Наконец они остановились на просмотре оперы о доказательстве знаменитой теоремы Нека.</div><div><br></div><div>Когда главный герой выводил свою партию, мощным басом сотрясая стены консерватории (очень волнующий момент — это когда он в первый раз представил на ученый совет свое доказательство, там еще переход такой интересный), Эрке почувствовал, как задремавший Свен уронил голову ему на плечо. Со всех сторон тут же послышались громовые аплодисменты, смех и восхищенное «У-у-у», кое-где разбавленное умиленным «А-а-а». Свен вскинулся, и чуть не сплюнув, улегся на подлокотник.</div><div><br></div><div>Эрке отпил еще немного пива, уважительно дослушал тот-самый-переход и сказал:</div><div><br></div><div>— А я дракона в саду видел.</div><div><br></div><div>— Ага, есть тут такой, — отозвался Дан. — Из этих, карликовых. Ему принцессу надо было своровать, а он попутал и принца утащил. Его свои и выгнали. Возле замка прижился. Мы его батонами кормим.</div><div><br></div><div>— А.</div><div><br></div><div>***</div><div>Когда Эрке вернулся в свою комнату, было уже глубоко за полночь. Первое, что он увидел — дремавшую на подоконнике пушистую трехцветную кошку.</div><div><br></div><div>На столе лежало плюшевое нечто: красно-желтое, растопырчатое, как будто состоящее из переплетения протуберанцев. Рядом белела замечательная пластиковая коробка.</div><div><br></div><div>Кошка дернула ухом и приоткрыла глаз.</div><div><br></div><div>— О, вы вернулись, — Мизуки быстро приняла человеческий облик и поклонилась. — Простите, что с такой неслыханной дерзостью пробралась в вашу обитель, но мне все же хотелось поприветствовать сородича, — она указала на стол. — Прошу, примите эти скромные дары.</div><div><br></div><div>— Это чудесная коробка, — Эрке даже вспотел от смущения. — Спасибо большое!</div><div><br></div><div>Мизуки улыбнулась.</div><div><br></div><div>— Я сюда попала совсем маленькой. Я тогда думала, что жизнь кончена. Превратилась в котенка и спряталась за трубой, хотела там умереть. Но старшая жена, госпожа Рельшен, меня поймала, постелила в эту коробку свой свитер и посадила меня туда. Три дня я жила в ее свитере и плакала. Потом ничего, привыкать начала. Ходила за ней, но только в кошачьем образе и под ее кепкой. Там сзади как раз отверстие есть, через которое я смотреть могла. А еще через неделю даже опять в человека начала превращаться. Вы не маленький и не плачете, но может, для вас эта коробка тоже станет утешением.</div><div><br></div><div>Мизуки снова поклонилась и показала на красно-желтое.</div><div><br></div><div>— А это плюшевый взрыв. Вы говорили, что взрывы вас утешают, и я обратилась к почтеннейшей госпоже Ниям, чьи искусные руки вызывают восхищение от западных пределов до Розовых гор. Для господина Джеора она, например, плюшевую теорию относительности пошила. Доброй ночи, господин Эрке.</div><div><br></div><div>И не успел он ответить, как Мизуки вновь обернулась кошкой и выпрыгнула в сад.</div><div><br></div>