Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Ужин

Реферальная ссылка на главу
<div>После фотосессии Эрке решил выбрать мебель для комнаты, а потом поискать новых коллег — пора бы уже вливаться в коллектив. Интересно, какое тут доминирует мнение относительно недавно опубликованной скандальной теоремы Некона? Хотелось бы верить, что самое прогрессивное.</div><div><br></div><div>Вернувшись в свою комнату, он полистал каталог. Комнатная доска — пригодится, мелки ему обещали заказать, прочее оборудование ему вроде как и не сильно нужно… А вот для оборотней тут было много интересного. Какие домики, какие когтеточки! Да из них целый дворец можно было построить! Дальше шел раздел простых картонных коробок, и Эрке разомлел окончательно. На миг он мечтательно прикрыл глаза…</div><div><br></div><div>…а когда их открыл, был уже вечер. У тела оказалось свое мнение относительно того, как следует бороться со стрессом, и сейчас оно изволило проснуться только потому, что внутренний таймер подсказал: ужин скоро.</div><div><br></div><div>В холле было мало народу, и все незнакомые. Смуглый мужчина подкручивал некий звенящий переливчатый шар и казался полностью поглощенным этим занятием. Две девушки спорили над прозрачным котлом, опутанным проводами и трубочками, и тоже явно не были расположены к беседе с посторонним.</div><div><br></div><div>Эрке побродил вокруг исправленной утром формулы, но сейчас там было безлюдно. Зато вдали послышались голоса; поразмыслив, он направился к ним и, миновав несколько коридоров, очутился на просторной, полностью застекленной веранде. Там было много странной мебели: непропорциональной, как будто искаженной, но явно удобной.</div><div><br></div><div>Он сразу увидел Рельшен, сидевшую на высоком диване, и пушистую трехцветную кошку у нее на коленях — Мизуки, вероятно. Незнакомый парень играл на флейте. Рядом стояла девушка в черно-белом костюме, покачивающая тем же сверкающим мундштуком в руке. Значит, он... она… этот человек не только цвета одежды меняет, но и пол: мысль, что это была сестра утреннего знакомого, почему-то казалась более нелепой, чем смена пола. Сумасшедшее место.</div><div><br></div><div>Эрке еще покрутил головой, рассматривая незнакомых мужчин и женщин, затем сфокусировал зрение на уличном пейзаже — и невидимая сейчас шерсть встала дыбом: на улице, прижавшись к стеклу веранды носами, стояли несколько грустных вампиров. Один из них вздохнул — не отрывая печальный взор от находившихся в помещении людей.</div><div><br></div><div>Кто-то положил руку на плечо Эрке, отчего он чуть не шарахнулся вбок:</div><div><br></div><div>— Да чего вы так смотрите? Они не залезут, не бойтесь, их не приглашал никто и вообще. А и пролезут, Тэкео разберется небось.</div><div><br></div><div>Рядом оказался тот самый, в халате с колокольчиками. Он продолжил сокрушенно:</div><div><br></div><div>— Намазано им тут, что ли? Смотрят и смотрят… — прежде чем Эрке успел что-то сказать, халатный крикнул куда-то вглубь веранды: — Господин Тэкео! Тут новенький вампиров боится!</div><div><br></div><div>Не успел Эрке возмущенно заявить, что никого он не боится (чуть-чуть не считается), как из какого-то угла, будто из воздуха, материализовался упомянутый господин. Махнув Эрке рукой, он взял с полки небольшую брызгалку и направился к дверям. Вампиры не стали дожидаться его приближения, тут же разлетевшись во все стороны.</div><div><br></div><div>— Хорошо, что сегодня их мало, а то из шланга святой водой иной раз поливать приходится, — доверительно сообщил мужчина. — Я мелки заказал-то вам, хорошие, с распознаванием символов. Ну, гуляйте, романтический ужин скоро.</div><div><br></div><div>Что-то тревожно зазвенело на краю сознания.</div><div><br></div><div>— Простите?..</div><div><br></div><div>— Это же гарем, — удивился мужчина. — Тут все ужины романтические.</div><div><br></div><div>— Ага, новенький!</div><div><br></div><div>Эрке повернулся.</div><div><br></div><div>За его спиной стояли двое: белобрысый молодой человек в явно жутко дорогих лохмотьях и остромодно же наряженный гоблин.</div><div><br></div><div>— Дан, — представился белобрысый и указал на гоблина, — а это Олли.</div><div><br></div><div>Вид у обоих был немного потрепанный — ах да, вспомнил Эрке, это же те математики, которые тварей недавно вызвали (судя по всему, от самих потусторонних демонов им влетело гораздо меньше, чем потом от секретаря, начальника охраны и собственно императора).</div><div><br></div><div>— Те м`лки не оккультные заказали хоть? А то нам как раз т'кие подсунули, и главное, мы ж в'новаты остались, — наябедничал гоблин немедленно, подергивая длинными зелеными ушами. Странный у него был голос, визгливый и хриплый одновременно. — С'час по этому «Веселому оккультисту» все прутся, а для немагических вещей его лучше не использовать, не советую так что. Так н'д чем ты р'ботаешь?</div><div><br></div><div>…Беседа была в самом разгаре, когда в один момент все тронулись в сторону. Дан и Олли подхватили Эрке под руки и, не прекращая тарахтеть о своих разработках, потащили его вслед за всеми.</div><div><br></div><div>Через некоторое время они оказались в просторном помещении с длиннейшим столом посередине. Тут уж тот, кто хотел соблюсти томность дизайна, явно отыгрался за все остальные помещения: зал изобиловал фонтанчиками, певчими птицами в клетках и причудливыми цветами в горшках. Тематика рисунков на вазах, правда, почему-то была в основном связана с биологией, из тех глав, что о размножении. Видимо, кто-то из энтузиастов-обитателей и сюда добрался.</div><div><br></div><div>Новые знакомые сели по сторонам и Дан тут же принялся что-то писать на салфетке. Эрке осмотрелся.</div><div><br></div><div>Напротив сидела тролльчиха — та самая, с доски почета, в розовой броне и со шпицем на плече; рядом — прекрасная эльфийка в облегающей черной водолазке под горло; за ней — Джеор и Лиэ, чему-то тихонько хихикающие.</div><div><br></div><div>Во главе стола стоял пустой черный трон, щедро декорированный торчащими во все стороны длинными шипами и резными черепами со светящимися красными глазами. На верхнем левом черепе красовалась белая надпись ХУЙ.</div><div><br></div><div>По бокам от трона сидели Рельшен и Эрстейл. Эльф со скучающим видом рассматривал бокал с перекатывавшимся по дну вином. Рельшен, покачиваясь на задних ножках стула, пила из бутылки пиво.</div><div><br></div><div>Эрке попытался найти взглядом начальника стражи (интересно, какое он занимает место за этим столом), как дверь распахнулась; разговоры вдруг утихли.</div><div><br></div><div>В жизни император оказался еще выше и мощнее; правда, на портретах у него не было таких жутких темных кругов под глазами (вообще он показался Эрке похожим на человека, которого сразу после тяжелой операции отправили на каменоломни). Император окинул взглядом сидевших за столом, на миг страдальчески поднял брови и плюхнулся на место.</div><div><br></div><div>— Привет, обормоты.</div><div><br></div><div>Ему ответил нестройный хор. Рельшен — очевидно, в знак высочайшего почтения — села нормально и слегка покачала бутылкой в знак приветствия. А потом подали такую еду, какую Эрке не то что пробовать, но даже видеть еще не приходилось, так что всякие посторонние интересы отошли на второй план.&nbsp;</div><div><br></div><div>Некоторое время все молча ели. Над столом с хохотом летала рыжая кошка.</div><div><br></div><div>***</div><div>Эрке решил лечь пораньше, но сон не шел. В задумчивости он укусил себя за хвост. Не помогло. Порешал в уме уравнения. Обдумал увлекательное научное обсуждение той самой теоремы в конце ужина и после него. Не помогло.</div><div><br></div><div>Оставался еще один способ расслабиться: опасный, но было ясно, что иначе вовсе уснуть не получиться — а завтра нужно было уже всерьез браться за дело.</div><div><br></div><div>В кошачьем виде он выскользнул наружу и бесшумно потрусил по знакомому коридору. Многие еще гуляли: с холла и веранды слышался смех, но по мере продвижения к кабинету секретаря он становился все тише.</div><div><br></div><div>Дверь оказалась приоткрыта, и Эрке, осторожно поддев ее лапой, заглянул внутрь.</div><div><br></div><div>Кабинет освещали причудливые крупные цветы, явно с родины Эрстейла — странно, что они не были видны днем. Сам хозяин отсутствовал. Эрке аккуратно обошел кабинет, принюхиваясь к запаху бумаг и печатей; запрыгнул на стул, затем, аккуратно — на стол. Там-то и обнаружилось идеальное место, чтобы подремать.</div><div><br></div><div>Он знал, что со стороны это смотрелось глупо — но для тех, кто просто не ощущал расслабляющее присутствие близкой информации. Покрутившись по столу, Эрке с большим удовольствием улегся на стопку каких-то ведомостей.</div><div><br></div><div>Он уже начал дремать, когда хозяин кабинета вернулся. Эрке даже не услышал его шаги: присутствие выдавал то ли приятный запах, то ли что-то вроде незримого силового поля.</div><div><br></div><div>Эрстейл остановился над ним и вздохнул:</div><div><br></div><div>— Господин Эрке.</div><div><br></div><div>Тот виновато прижал уши, но с документов не слез: когда блокируешь поток информации, ощущения становятся особенно приятными.</div><div><br></div><div>— Господин Эрке.</div><div><br></div><div>Было понятно, что испытывать его терпение не стоит, а то, чего доброго, сейчас паука своего позовет — но кошачья часть натуры уходить отказалась наотрез. Чуть слышно вздохнув, эльф сел, подхватил Эрке под животом и, пересадив подальше на стол, начал методично поскрипывать пером.</div><div><br></div><div>Не сказать, что это было так же приятно, и смутное колкое беспокойство заставило подергиваться кончик хвоста; в конце концов Эрке спрыгнул на пол и, не превращаясь (такое было бы стыдно), побрел к двери — с неудовольствием отметив, что та закрыта и придется проситься выйти. А если в проеме его еще и настигнет Великая Загадка Дуалистичности, настоящее проклятие всех кошек, заставляющее их замирать в дверях, получится вовсе неловко.</div><div><br></div><div>По счастью, дверь сама распахнулась ему навстречу; уже знакомый, чуть нетрезвый голос сказал: «Ой, котик», и Эрке взмыл вверх. В следующее мгновение он, к своему изумлению напополам с ужасом, понял, что находится у императора на руках. От неожиданности Эрке впился когтями ему в плечо — и это тут же породило волну еще большей паники. Впрочем, сам император не обратил на вопиющее нарушение этикета внимания.</div><div><br></div><div>— Вечер, — обратился он к секретарю, рассеянно почесывая обмершего Эрке за ухом. — Ты не видел письмо от короля Имаса? Мы с его послом сейчас обсуждали кое-какие аспекты по южной линии, надо бы освежить память…</div><div><br></div><div>Эрке в панике оглянулся на Эрстейла, но тот с каменным выражением лица рылся в ящике стола.</div><div><br></div><div>— Котик, — рассеянно повторил император, погладив Эрке по спине — и тот, к полной своей неожиданности, замурлыкал. Эрстейл чуть заметно закатил глаза; наконец он вынул из ящика желтый конверт и протянул императору.</div><div><br></div><div>Рассеянно кивнув и подхватив письмо, тот вышел, продолжая при этом держать Эрке на плече. Человеческой части последнего больше всего хотелось удрать — спиной вперед, не забывая отвешивать по дороге покаянные поклоны, — но кошачья расслабилась. Мужчина держал его аккуратно и, хотя был немного пьян (вероятно, после дебатов с послом), шел ровно.</div><div><br></div><div>После нескольких коридоров и дверей они наконец оказались в спальне с распахнутым окном в лес. Не успел Эрке осмотреться, как император хлопнулся на кровать и со вздохом прижал его покрепче к себе.</div><div><br></div><div>— Котик.</div><div><br></div><div>Из распахнутого окна лился свежий воздух, наполненный тонким запахом ночных цветов; вдалеке слышался смех.</div><div><br></div><div>— А я в детстве так хотел котенка, а мне не разрешали. Одну вот только подарили кошечку, да и ту эта с… с… — он отчаянно зевнул, — старшая жена отобрала.</div><div><br></div><div>— Мя?</div><div><br></div><div>— Ага, Рельшен. С… с… — (отчаянный зевок), — святая женщина. Да пусть забирает, что уж. Зато гидролиз как боженька делает, не то что эти… Смеялся один с моей старшей жены, с визитом тут был, сука… Потом она ему устроила реакцию под той речкой, за пять минут без армии остался… досмеялся…</div><div><br></div><div>Вслед за этим откровением император уснул. Эрке некоторое время расслабленно мурлыкал. Дремота, однако, постепенно рассеялась; со страхом и смущением он чувствовал, как в душе начали пробуждаться постыдные инстинкты. Жизнь была забита в основном работой, и он никогда не ночевал рядом с другим человеком, но теперь, когда это случилось, некое чувство пришло впервые — Эрке читал о нем, но сам еще не испытывал.</div><div><br></div><div>Он сердито прикрыл нос лапой — нет, это было неправильно, с этим нужно было бороться; но что-то продолжало все громче и настойчивей шептать, что, коль скоро рядом спит человек, нужно НЕМЕДЛЕННО поиграть шуршащим предметом.</div><div><br></div><div>Внутренняя борьба продолжалась до тех пор, пока дверь чуть слышно не приоткрылась; через несколько секунд у кровати проявился Эрстейл. Приложив палец к губам, он осторожно вытащил Эрке из-под руки императора и еле слышно шепнул:</div><div><br></div><div>— Окно или дверь?</div><div><br></div><div>Мгновение подумав, Эрке показал лапой на окно: слишком уж соблазнительно пахло из леса. Кивнув, эльф на руках отнес его к окну и подсадил к ближайшей ветке. А потом закрыл створки и задернул шторы.</div><div><br></div><div>Эрке отчаянно потянулся, с наслаждением вдыхая ночной свежий воздух. Прислушался к окну. Оттуда чуть слышно донеслось:</div><div><br></div><div>— Доброй ночи, господин. Вообще-то, согласно пункту пять, сегодня моя очередь.</div><div><br></div><div>— Бли-и-ин…</div><div><br></div><div>Эрке спрыгнул на ветку ниже.</div>