Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Приехали

Реферальная ссылка на главу
<div>Рассвет был свежим и ясным, а воздух особенно вкусным.<br><br>Эрке отметил все это сквозь сон, даже не открывая глаз. Потом подумал, что вот-вот прогремит взрыв и пора будет вставать. Потом вспомнил. Прижал уши, уткнулся носиком в стенку переноски, и решил никуда не выходить, а вместо этого решать в уме уравнения. Числа успокаивали — они были честными и надежными, не то что эти преда…<br><br>Снизу прогремел взрыв.<br><br>Он показался таким родным, что даже сердце сжалось; на мгновение Эрке показалось, что все было просто дурным сном и сейчас он проснется дома, как обычно. Увы, раздавшийся вслед за этим вопль: «Дееебил, еба!» в традции их НИИ как-то не вписывался. Эрке, однако, с любопытством навострил уши: голос был женский, и это определенно был самый низкий, глубокий и прекрасный женский голос, который он слышал. Раньше он не особо вслушивался в какие бы то ни было голоса — только в смысл сказанного, — но этот точно выходил за рамки. Графиком его можно было бы очертить как…<br><br>— Ах ты ж ебаный ты нахуй! За кислородным балансом кто следить должен был, еба? А, дебил, еба?<br><br>Даже с учетом того, что Эрке почти ничего не понял (видимо, местная терминология), этот волшебный женский голос хотелось продолжать слушать — да и вообще жизнь внезапно показалась не такой уж плохой. Те же люди и, судя по контексту — те же проблемы. Так или иначе, решившись, он попятился назад, оттолкнул попой дверцу переноски и выбрался наружу.<br><br>Комната была просторной, светлой и очень пустой — только кровать, стол и стул, сиротливо сгрудившееся в углу: сюда как будто предполагалось поставить еще оборудование для средних размеров лаборатории. Зато, что утешительно, окно выходило в сад — во всяком случае, пахло травой, цветами и листьями… и, кажется, какой-то другой кошкой.<br><br>Выгнувшись, чтобы размять спину, Эрке осторожно походил по столу, осмотрелся и выглянул в окно. За стенами дома, к его удивлению и радости, оказался даже не сад, а самый натуральный заросший лес с огромными старыми деревьями и непролазными кустарниками. Выглядело это заманчиво, так что Эрке уже собрался было прыгнуть на ближайшее дерево и побродить на природе, как раздался стук в дверь: резкий, властный и совершенно административный.<br><br>Панически спрыгнув на пол и перекинувшись в человека, Эрке зачем-то схватил в руки переноску, как будто она могла защитить его от реалий новой пугающей жизни, и пискнул:<br><br>— Войдите!<br><br>Дверь распахнулась, и за ней оказался — подумать только! — самый настоящий эльф (однажды Эрке видел такого в атласе редких народностей): высокий, изящный, с длинными темными волосами, заплетенными в сложные косы. Из концепции того издания выбивались только чуть подкрашенные глаза и длинные серьги в ушах — однако что-то смутно подсказывало, что с идеей гарема это как раз таки сочетается.<br><br>Но главное, что стало бальзамом на душу и заранее расположило к вошедшему — это очки в толстой роговой оправе и пухлая картонная папка в руках: такие знакомые и понятные вещи, что Эрке даже неуверенно улыбнулся. Эльф смерил его официально-дружелюбным взглядом, как будто мысленно присваивая инвентарный номер, поправил очки и любезно сообщил (как и полагается, до дрожи певучим и мелодичным голосом):<br><br>— Доброе утро! Меня зовут Эрстейл и в моем лице вас приветствует гарем Великого Императора. Сегодня я помогу вам заполнить все необходимые бумаги. Откроем трудовую, подберем инвентарь и все прочее, после чего вы сможете приступать к обязанностям.<br><br>Слова «бумаги» и в особенности «трудовая» успокоили Эрке окончательно — да и видеть перед собой самого настоящего живого эльфа, причем такого красивого, было очень познавательно и необычно, и вообще. Требовало уточнения только одно.<br><br>— Мне, собственно, никто не сказал, какими будут мои обязанности….<br><br>Несколько мгновений Эрстейл рассматривал его ничего не выражающим взглядом, потом церемонно улыбнулся:<br><br>— Что ж, в курс дела вас введет господин Тэкео. Если желаете, можете искупаться и переодеться после дороги, после чего жду вас в своем кабинете. — Раскрыв папку, он достал оттуда плотный глянцевый лист, вынул из-за уха ручку, быстро поставил на листе два крестика и протянул его Эрке. — Вот план помещения, кабинет и вашу комнату я отметил.<br><br>Он повернулся, чтобы выйти, но Эрке, переступив с ноги на ногу, смущенно окликнул его:<br><br>— Простите! Я… просто никого тут не знаю совсем. Все так странно случилось. Меня, кажется, на оборудование поменяли. А вы тут как оказались?<br><br>Эрстейл остановился, помедлил, потом повернулся и спокойно ответил:<br><br>— Меня не меняли. Просто нужно было кого-то отправить и мои… славящиеся зоркостью сородичи решили, что лучше всего подойду я.<br><br>Вежливо улыбнувшись, он еще раз поправил очки и грациозно выплыл за дверь.<br><br>Эрке проводил его задумчивым взглядом.<br><br>Оглядевшись теперь уже в человеческом виде, он увидел сложенную на кровати одежду. На миг мелькнуло ужасное подозрение, что она будет какой-то странной, однако наряд оказался более чем лаконичным и скромным: футболка да джинсы. Жаль конечно, что не костюм с галстуком, но и так сойдет. После дальнейшего осмотра комнаты в ее противоположном конце обнаружилась душевая.<br>Наконец, приведя себя в относительный порядок, Эрке осмелился выглянуть за дверь — и тут же, как громом пораженный, застыл на месте.<br><br>Там был огромный высоченный холл, по кругу которого располагались комнаты. Очевидно, что изначально дизайнер, придумывавший его интерьер, за основу взял слово «томный»: во всяком случае, об этом говорили фонтан в центре, масса цветущих растений в кадках, и даже парочка беседок со сложнейшим резным узором. Однако, видимо, в какой-то момент что-то пошло не так: сейчас это помещение больше всего напоминало лабораторию ученого-раздолбая, в которой произошел взрыв и которую после этого немедленно оккупировали представители эксцентричной богемы.<br><br>Фонтан и все кадки растений были густо покрыты формулами, обрывками стихов, карикатурами, признаниями в любви и оскорблениями, а ветки растений в кадках увешаны самодельными фонариками всех видов и мастей, бумажными фигурками и просто маленькими листами бумаги. Особенно много стикеров было на огромном кактусе рядом с фонтаном (Эрке, кстати, заподозрил, что в изначальной версии дизайна кактус тоже не предполагался).<br><br>В одной из беседок стояло безумного вида оборудование, похожее на помесь самогонного аппарата и устройства конца света; неподалеку возвышалась глыба черного камня, из которой кто-то начал вытачивать статую.<br><br>Сейчас тут было очень тихо (слышались только плеск фонтана и щебет какой-то экзотической пташки, невидимой среди зарослей) и практически безлюдно. Только в одной из ближних беседок сидел, закинув ногу на ногу, юноша в белоснежном костюме и черном плаще, расшитых таким количеством драгоценностей, что вокруг него по стенам плясали множество мелких радуг. В одной руке он держал черно-белый мундштук без сигареты, опять-таки украшенный бриллиантами.<br><br>— Здрасьте, — сдавленным голосом выдавил Эрке. Юноша молча и дружелюбно кивнул.<br><br>Через некоторое время Эрке все же решился пройти вперед. Побродил немного по холлу, с возрастающим изумлением осматривая диковинную обстановку; прочитал содержимое нескольких листиков, наколотых на кактус. На одном обнаружилось хокку, на втором — детская загадка про часы, на третьем — базовое определение понятия амплитуды.<br><br>За фонтаном обнаружился стенд с несколькими схемами планов эвакуации:<br>- при пожаре<br>- при вторжении захватчиков<br>- при нападении дракона<br>- при вторжении тварей из другого измерения<br>- при выходе из строя дескилопайкера.<br><br>В самом низу чьей-то рукой было дописано витиеватым каллиграфическим почерком: «Напишите еще план эвакуации при ПМС у Рельшен». Еще ниже, размашисто: «Дебил, еба».<br><br>Наконец скитания привели к одной из беседок — она ничем не отличалась бы от прочих, если бы не ее пол, исписанный цепочкой расчетов — и в первой же строке была такая грубая, очевидная, вопиющая ошибка, что Эрке чуть не застонал. Понятно же, что потом у них все наперекосяк пошло — вот в нижних строках видно, сколько раз стирали и писали заново в попытках понять, что не сходится. С одной стороны, это было не его дело, с другой — ну ошибка же!<br><br>Несколько секунд он грыз палец, пытаясь решить, как все-таки поступить в данной ситуации. Он прекрасно знал, как неприятны бывают чужие исправления, и сразу же навлекать неприязненное отношение не хотелось, но…<br><br>— Вам нужен мел? — весело поинтересовался кто-то сзади.<br><br>Панически оглянувшись, Эрке увидел того юношу в черных одеждах с белым плащом; кроме того, сейчас стали заметны поразительной синевы глаза. Он протянул Эрке что-то вроде уголька.<br><br>— Э… спасибо, — отозвался Эрке, растерянно принимая уголек в руки и с удивлением рассматривая собеседника: насколько он помнил, несколько минут назад его одежда была противоположных цветов. Хотя померещилось, видимо. Затем он озадаченно повертел в руках черную штучку. Исправления у них тут углем принято делать, что ли?<br><br>— Да вы пишите, — весело сказал юноша. — Просто это мой мел. Он белым писать будет.<br><br>Еще несколько мгновений Эрке оторопело таращился на него, потом все-так рискнул — и о чудо, в самом деле след от уголька получился белый, меловой. Быстро дописав необходимые исправления, он с благодарностью протянул углемел юноше. Тот кивнул, сунул его карман, затянулся воздухом через пустой мундштук и неожиданно выдохнул — не дым, а что-то вроде разноцветного мыльного пузыря, в котором подробно и ярко отразилась комната — только вот Эрке в этом отражении не стоял рядом, а продолжал что-то писать на полу.<br><br>— Что это?!<br><br>— Квантовая вероятность, — любезно пояснил юноша. — Альтернативное развитие событий, только и всего.<br><br>Неожиданно ухмыльнувшись, он затянулся снова — и на это раз в отражении Эрке шагнул к нему, взяв за руку, потянулся ближе и — на этом пузырь лопнул.<br><br>— Простите, — сказал Эрке деревянным голосом. — Мне пора заполнять трудовую и такое все. До свиданья.<br><br>— Скоро свидимся, — весело отозвался юноша ему вслед. — И уверен, вам здесь понравится.<br><br></div>