Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Доброе утро, Эрке

Реферальная ссылка на главу
<div>Если бы Эрке спросили, как он относится к приключениям, он бы удивился. Конечно, он их обожал!</div><div><br></div><div>Например, он смотрел целых пять сериалов про полицейских, не пропускал ни одного более-менее нашумевшего приключенческого фильма и книг тоже читал много.</div><div><br></div><div>Что касается его собственной жизни, то, конечно, веселья хватало и в ней: по накалу страстей приключения на его математической кафедре иной раз не уступали киношным эпопеям. Например, на прошлой неделе его коллега Кир почти доказал одну теорию, и за последним неизвестным числом уравнения они гонялись всем отделом, едва ли не с охотничьими рожками и воплями «Слева, слева заходи!» и «Ату его!».</div><div><br></div><div>Тем не менее, скоро Эрке пришлось с головой погрузиться в приключения совершенно нового масштаба — можно сказать, возведенного по отношению к прошлым в квадрат. А то и, страшно сказать, куб.</div><div><br></div><div>Утро новой жизни началось с прогремевшего неподалеку взрыва.</div><div><br></div><div>Нет, само по себе это не было чем-то неожиданным — неудачники-химики этажом ниже уже почти полгода безуспешно пытались провести некий опыт, традиционно этим самым взрывом заканчивающийся, так что многие их соседи уже даже будильники не ставили.</div><div><br></div><div>Сев на кровати, Эрке немного помолчал в одну точку, вздохнул, почесал ногой за ухом (для кота-оборотня не проблема) и, наконец перекинувшись, пошел одеваться — в общем, все как всегда.<br><br></div><div>А вот то, что через час его ни с того, ни с сего вызвали к заведующему кафедрой господину Биреду, было уже нетипично.</div><div><br></div><div>Зав при виде Эрке почему-то побагровел, подергал себя за галстук и буркнул:</div><div><br></div><div>— Э.</div><div><br></div><div>Эрке осторожно сел. Подобный цвет лица начальства по шкале опасности близился к десяти баллам: например, таким он был в тот день, когда их соседи с физической кафедры чуть не изобрели вечный двигатель (это «чуть» выразилось в половине разгромленного этажа, когда дивная хрень принялась носиться, сметая все на своем пути, и успокоилась, лишь попавшись особо грозной уборщице).</div><div><br></div><div>Но чем мог провиниться тихий математик-аспирант? Неужели это из-за того, что вчера он так рассердился на своего руководителя, что от обиды мысленно взял и поделил придуманное тем уравнение на ноль? Но ведь зав не может читать мысли? Или?..</div><div><br></div><div>— Э-э… — протянул Эрке, мучительно пытаясь понять, как повернуть разговор на тему своего гипотетического прегрешения.</div><div><br></div><div>— Э! — веско повторил г-н Биред.</div><div><br></div><div>Помолчали.</div><div><br></div><div>— Ну вот что! — наконец выпалил зав, побагровев еще сильнее. — Взрослые люди мы, да! Этот! Хочет тут!</div><div><br></div><div>— Кто хочет?! Что?! — ужас мгновенно сковал сердце Эрке. — Мои разработки по теории интегрирования двойного рационала?!</div><div><br></div><div>— Ну… э… Да!</div><div><br></div><div>— Но кто?!</div><div><br></div><div>Зав потер лицо ладонью. Казалось, в нем боролись привычная грубость и какое-то невиданное смущение. Наконец он буркнул:</div><div><br></div><div>— Ладно, слушай. Ты же знаешь, что мы присоединились к Империи Когтя?</div><div><br></div><div>— Ну, — Эрке смущенно поерзал. — Что-то такое слышал, да.</div><div><br></div><div>На самом деле он знал, что в государстве произошли какие-то там изменения — вроде бы их король без войны сдал власть кому-то там… Во всяком случае, их НИИ это не затронуло, разве что поменялись гербы на официальных бумагах.</div><div><br></div><div>— Ну во-от. А ты знаешь, у императора есть. Ну, это.</div><div><br></div><div>— Что? Права на мои исследования?</div><div><br></div><div>Зав вытер салфеткой лоб и, решившись, выплюнул:</div><div><br></div><div>— Гарем у него есть! И он туда забирает кое-кого, кто приглянется. Ну, то есть раньше забирал. Щас ему сами все отправляют… Он-то, по слухам, орет, что его задолбали и чтобы все прекратили этот ужас ему слать, но это он скромничает, конечно… И вот, наш директор решил это… Он хочет писать прошение о новом оборудовании… Ну и, того, пересматривал списки… Кто там в свиданиях не был замечен…</div><div><br></div><div>Перед Эрке забрезжил свет понимания.</div><div><br></div><div>— В смысле, директор ищет человека, который бы серьезно к работе относился, не отвлекаясь на глупости? А причем тут гарем? И император?</div><div><br></div><div>Зав приподнял брови, как будто пытаясь этим донести некую мысль. Эрке тоже их поднял, но вопросительно. Зав постарался и поднял еще немного, явно выражая некий намек. Эрке решил не сдаваться и, чтобы брови казались выше, склонил голову.</div><div><br></div><div>Зав побагровел еще сильнее, в качестве самого веского довода пошевелил пальцами и наконец взорвался:</div><div><br></div><div>— Да в гарем он тебя сдать решил в обмен на оборудование! Так что давай это. Пакуйся, что ли.</div><div><br></div><div>Эрке оцепенел. Это было непонятно. Это настолько же не укладывалось в картину мира, как если бы ему объявили, что с сегодняшнего дня он должен заняться разведением грибов вместо математики или там спать на потолке. Понятно было только то, что привычный распорядок будет нарушен — а об этом даже думать было невыносимо.</div><div><br></div><div>— Но нельзя так просто…</div><div><br></div><div>— Вся комиссия подписала, — сухо отозвался зав. — И печать поставили. ТУ.</div><div><br></div><div>Эрке мигнул. Условно он понимал, что за стенами их НИИ ни печати, ни подписи эти веса не имеют и можно прямо сейчас, ну, скажем, отчислиться из аспирантуры и гордо уйти в закат. Только вот и идти-то было больше некуда: без семьи и собственного жилья перебиться до получения работы будет явно непросто, кроме того, нечто смутно подсказывало Эрке, что в случае ухода он получит не лучшие рекомендации. Подтверждая его подозрения, г-н Биред пробурчал:</div><div><br></div><div>— И давай без глупостей. В другом месте с карьерой все равно не сложится.</div><div><br></div><div>Будто в поисках поддержки Эрке уставился на висящий за спиной зава портрет. Ой, да, тот поменялся: теперь вместо благодушного старичка из рамы на него пялился мрачный мужчина с длинными черными волосами.</div><div><br></div><div>— Так что ты это! — Зав стукнул кулаком по столу. — Ты же хочешь, чтобы мы новое оборудование получили?! Ну и вот. Мы тебе это как командировку оформим. Бессрочную, — теперь, когда самое страшное было сказано, в голосе г-на Биреда прорезались льстивые нотки. — И на доску почета повесим. Бессрочно.</div><div><br></div><div>Как в тумане добравшись до своей комнаты, Эрке немного посидел на кровати, глядя в никуда.&nbsp;</div><div><br></div><div>Все было непонятно. Нет, для чего вообще существуют гаремы, Эрке вполне понимал. Условно. Ну то есть краем уха слышал что-то такое. Там фонтаны еще и эти… сладости с названиями странными… Непонятно, что теперь будет с исследованием и вообще с жизнью, и как теперь есть где-то в другом месте, а не в их столовой, и как можно заниматься чем-то еще, кроме математики.&nbsp;</div><div><br></div><div>В конце концов Эрке нашел самый выразительный способ это душевное смятение выразить: обернулся котом, запрыгнул на шкаф, забился в стоявшую там специальную уйду-от-всех коробку, повернулся к миру тылом и уснул.</div><div><br></div><div>Искали его долго, в составе всей комиссии во главе с заведующим; но даже когда нашли, принимать человеческий облик он отказался решительно. Так и отправили его в гарем прямо в кошачьей переноске. Чтобы не сильно расстраивался — с ворохом бумаг с его исследованиями.</div><div><br><br></div>