Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Апокалипсис

Реферальная ссылка на главу
<div>Секунду в пещере царила мертвая тишина. Потом принц вскинул руку и, повинуясь его жесту, из воздуха начали проступать тела десятков людей и кентавров — будто само пространство обнажило зубы. Призраки выглядели как уставшие и изрядно потрепанные марионетки: поникшие, с пустыми глазами и обвисшей кожей.<br><br>Гаремные, журналисты и гости пока что молча наблюдали, невольно сбившись плотнее. Рельшен огляделась и пожала плечами. Потом сама подняла руку, помедлила, как будто нащупывая чужую магию, — и сделала резкий жест, будто сдернув с мира невидимое покрывало.<br><br>Наблюдая за сотнями проступающих теней (вероятно, больше в пещеру не влезло), Эрке несколько отрешенно подумал, что на месте императора тоже любил бы женщину, способную положить вражеское войско за минуты.<br><br>Со стороны принцев в Рельшен полетели стрелы — часть их император отбил косой, часть пегас стальным крылом; остальные вонзились в грудь вставшего на дыбы кошмара и тут же рассыпалась пеплом. Темные силуэты призраков становились все плотнее, будто быстро конденсирующийся пар, — казалось, это был новый, более высокий уровень темноты.<br><br>В сгущающемся мраке глаза, грива и хвост кошмара полыхали все ярче, бросая отсветы на броню Рельшен. У воплощавшихся вокруг нее фигур были разные военные формы и принципиально разные виды телосложения — кажется, среди погубленных ею неудачливых захватчиков были и монстры, и инопланетяне. Эрке заметил одного высокого сутулого мужчину с длинными усами — смутные воспоминания из истории подсказывали, что он был каким-то особо кровожадным полководцем, жившим лет пятьдесят назад.<br><br>Этих призраков должно было хватить, чтобы напрочь смести и жалких призванных духов, и всех принцев — однако Рельшен явно требовалось время для их окончательного воплощения.<br><br>Тут озеро как будто вскипело — и, разбрызгивая капли вонючей воды, на берег выскочили еще пара десятков келпи. Они тут же рассыпались по сторонам, попытавшись атаковать Всадников и, главное, Рельшен с разных сторон.<br><br>Чaсть келпи немедленно попалась в сети, но их все же было слишком много — так что через несколько секунд к ним приклеились несколько журналистов и кентавров, а за ними — те, кто пытался помочь. Рельшен приоткрыла глаза.<br><br>— Не отвлекайся! — император косой снес голову неосторожно приблизившемуся монстру.<br><br>Всадники не отходили от нее, но попавшихся нужно было спасать: их уже потащили к воде. Судя по голосам гаремных, кто-то начал что-то расчехлять, но они могли не успеть.<br><br>Несколько секунд Эрке пытался прицелиться, но потом опустил оружие — в общей суматохе и толкотне можно было попасть в своего. Когда он уже решился атаковать келпи карнизом, рядом с их компанией вынырнул Эрстейл:<br><br>— А ну-ка, подбросьте меня кто-нибудь к озеру.<br><br>Зои кивнула себе на спину, и он легко на нее запрыгнул. Эрке, мигом решившись, сунул Шаан и поводок Тивит, после чего перекинулся и прыгнул Эрстейлу на руки — вдруг нужно будет защищать?<br><br>Скачка получилась безумной — мимо сгущающихся призраков, мимо пары келпи (один чуть не коснулся Зои, но Эрстейл почти лениво схватил его рукой за морду и тот рассыпался пеплом), мимо какого-то пробирающегося вперед принца.<br><br>Наконец они приблизились к озеру и, спрыгнув на пол, Эрстейл коснулся воды рукой. Та мигом освятилась — келпи, уже успевшие приблизиться к ней, с воем шарахнулись по сторонам, отпустив своих жертв. Из воды выскочили еще несколько кожистых лошадей, но они не успели добраться до берега, прямо в ней вспыхнув огнем и тут же рассыпавшись.<br><br>А потом Эрке почувствовал толчок сбоку — оглянувшись, он увидел, как Зои резко развернулась в сторону, в то же время сильно пошатнувшись. Из-под ее человеческих ребер торчала рукоятка ножа.<br><br>— Мама!<br><br>Обернувшись на крик, Эрке увидел Беок, которая выскочила из темноты неподалеку — и наклави, который целился в нее вторым ножом.<br><br>Не думая, Эрке бросился вперед. Добравшись до цели тремя прыжками, он вцепился когтями в лошадиную морду, так что монстр с визгом встал на дыбы. Наклави попытался схватить его руками, но, увернувшись, Эрке прыгнул теперь на его человеческое лицо. Он успел полоснуть когтями несколько раз, прежде чем почувствовал на шее мертвую хватку. Воздуха не хватало; свирепо извернувшись, Эрке попытался все же дотянуться до глаз — а потом его противник почему-то рухнул вниз.<br><br>Через секунду хватка ослабла. Отскочив подальше и приняв человеческий вид, Эрке осмотрелся. Уже воплотившееся темное воинство деловито разделывало обезглавленного наклави на части. Неподалеку послышались вопли — тени разрывали принцев и последних уцелевших келпи.<br><br>Наконец среди плотного темного строя показалась Рельшен, и вся процессия тронулась к озеру. Краем глаза Эрке заметил, как Охтар, оглядевшись так, как будто вокруг была одна здоровенная кость, принялся быстро царапать каменный пол.<br><br>Потом он со страхом посмотрел в сторону Зои. Та, белая как мел, лежала на боку. Эрстейл сидел рядом, держа руки на ее животе; Беок и старшие сестры стояли над ними. Уже вытащенный кинжал валялся рядом (у Эрке мелькнула мысль, что вроде бы оружие в таких случаях трогать нельзя, но видимо, тут была ставка на ангельское исцеление).<br><br>Тем временем кошмар остановился на берегу. Корни уже прекратили изображать мост и угрожающе поднялись, нависая над Рельшен. На их белесые склизкие тела ложились багровые отсветы.<br><br>Остальные Всадники остановились рядом, прочие выстроились полукругом за ними. Рельшен отстегнула от седла свою волшебную фейскую палочку и, держа ее перед собой на вытянутых руках, чем-то щелкнула, так что та сложилась пополам, и из ее центральной секции в воду высыпался белый порошок. Корни попытались ударить, но кошмар отскочил в сторону.<br><br>Потом из второй секции палочки вылилось несколько капель голубоватой жидкости. Через секунду они, видимо, смешались с порошком — и озеро на глазах затянуло льдом. Корни, как будто парализованные этим, застыли в одном положении.<br><br>Кошмар двинулся вперед — и лед под ним не просто отразил пылающие гриву и хвост, он сам стал багрово-красным.<br><br>Налюбоваться этим зрелищем, Эрке, однако, не дали. К их группе подлетел какой-то всклокоченный кентавр и ткнул пальцем в плечо Эрстейла:<br><br>— Ваша собака там роет!<br><br>— Ну и что? — огрызнулся тот, не отнимая рук от Зои. — Это терьер, они любят рыть! Может, он стресс так снимает.<br><br>— Да вы посмотрите!!!<br><br>Глянув в указанную сторону, Эрке обмер: из ямки, каким-то чудом вырытой терьером в каменном полу, вырывались языки пламени и доносились крики.<br><br>— Он вырыл портал в ад?!<br><br>В следующий миг, видимо, кто-то из Всадников зацепил клубок корней. Пол как будто тряхнуло — и из него проступили темные полупрозрачные плоды.<br><br>***<br>Гости, наверное, удрали на верхние этажи еще до их появления: на полу валялись осколки разбитых плиток из-под привидений, пустые бутылки, обертки и пакеты от еды. Неважно. Нужно только разобраться с главными обманщиками-врагами — а потом и до мелочи дойдет дело. Агнес слегка провела рукой по воздуху — и все двери и окна захлопнулись. Ни один живой отсюда не уйдет. Но главное — вернуть зеркало, достать хоть один крупный осколок, без него мир был немыслимым, невозможным, она сейчас все бы отдала, чтобы только заглянуть в него снова...<br><br>Тыква по дороге раздосадованно ощупывала выпитые и иссохшие корни дерева. Их запах манил, они казались источником силы — жаль, что кто-то воспользовался этой силой до нее.<br><br>Они двинулись по коридору за выбитой дверью. Наконец один — еле-еле, но все же живой — корешок нашелся.<br><br>***<br>Когда Эрке все же рискнул поближе подобраться к адскому порталу, из коридора повеяло таким сырым холодом, что он насторожился. Все остальные тоже подобрались. Через несколько секунд послышались нарастающий скрип и шорох.<br><br>Всадники, осматривавшие корни, вернулись на берег. Они сделали это вовремя — заледеневший было клубок вдруг заметался с неожиданной мощью, расшвыряв всех державших его теней. Не успел кто-то толком отреагировать, как в пещеру из коридора начали вползать утыканные стеклянными шипами корни — сначала тонкие, как ниточки, но быстро утолщавшиеся до веревки, да каната, до средней толщины древесного ствола; они ползли по полу, по стенам, и, судя по осыпающейся сверху пыли, по потолку. И воины-тени, и макробы напали на них, но мигом прилипли.<br><br>— Так, — император почесал висок. — Кажется, Агнес успела вернуться раньше уничтожения замка. Ладненько, это не по плану.<br><br>Через несколько секунд в пещеру втащилась шестерка мертвых, опутанных корнями кентавров — очевидно, матрица пыталась хоть как-то воссоздать себя, избрав нежить на роль «лошадей». За ними протиснулась и Тыква. Перед ней на большом изогнутом корне, как на троне, восседала Агнес — бледная, в окровавленном платье, с грудой битого стекла в руках. За ними тянулась монструозная груда костей и плоти — очевидно, после возвращения хозяйка замка воскресила и скелетов, и зомби. Корни Тыквы дотянулись до корней перевернутого дерева — и те мигом начали покрываться шипами.<br><br>Один корень ударил по Всадникам, но император отрубил его косой; отлетев, тот одним концом свесился в вырытую Охтаром яму и тут же вспыхнул.<br><br>Многие начали стрелять, но стрелы, болты и пули просто отскакивали и от Агнес, и от Тыквы. Несколько корней ударили одновременно, с разных сторон — после этого на стеклянных шипах некоторых из них показалась кровь.<br><br>Император вытянул вперед руку и сделал странный жест, как будто хватая воздух — но, если это была магия, она не удалась.<br><br>Стеклянными шипами покрылся уже и клубок на острове — после чего все корни в пещере начали расти на глазах, заплетать все стены, тянуться по полу к ногам. Лиэ мрачно поинтересовалась:<br><br>— Она что, теперь неуязвима?<br><br>На нее попытался напасть мертвый приведенный кентавр, но Регар врезал ему лапой. Отлетев в сторону, умертвие упало на горящий отрубленный корень и тут же вспыхнуло само.<br><br>Схватив рукой очередной корень так, что тот располосовал ладонь, император отозвался:<br><br>— Хм, ну, на мое прикосновение не реагирует, зараза. Однако совершенно неуязвимых структур в природе не бывает, это противоречит законам мироздания. Должно быть слабое место. Сейчас попробуем...<br><br>— Агнес!<br><br>Оглянувшись на голос, Эрке увидел тоненькую светлую фигурку Беок. Она стояла с отрешенно-спокойным видом, как тогда, при перебирании зерен. Одна передняя нога была вскинута, так что Агнес могла видеть свое отражение в подкове.<br><br>— Мы скучали по тебе, Агнес, — продолжила Беок тихо. — Ты ведь тоже скучала. Иди сюда.<br><br>Со стороны Эрке подкова отражала кошмара и адское пламя, так что переливалась всеми оттенками красного.<br><br>Агнес легко и быстро соскочила со своего «трона». Кажется, Тыква попыталась удержать ее, но не смогла.<br><br>Самое крупное щупальце попыталось ударить Беок, но император его отрубил; Рельшен ударом меча снесла голову подбиравшемуся сбоку зомби, и они заняли позиции по бокам.<br><br>Не отрывая взгляд от своего отражения, Агнес сделала еще несколько шагов.<br><br>Вся приведенная Тыквой нежить теперь рванула вперед. Гаремные и гости тоже.<br><br>Не отрывая взгляд от своего отражения, Агнес приблизилась к Беок.<br><br>Эрке отбил карнизом удар очередного корня, почти не обратив внимание, что тот успел полоснуть по руке до крови. Он не знал, что можно одновременно быть таким холодным и таким яростным. В бой сейчас бросились все; адский огонь перекинулся на нескольких умертвий, отброшенных в сторону недалеко от провала, так что пещеру начало заволакивать клубами дыма.<br><br>Беок встала на дыбы.<br><br>Не отрывая взгляд от своего отражения, Агнес некоторое время стояла прямо под нависающими над ней копытами. Потом с надеждой прошептала:<br><br>— Я красивее всех?<br><br>— Ты красивее всех, — шепнула окровавленная, багровая, будто пылающая изнутри подкова.<br><br>Агнес светло и радостно улыбнулась. А потом копыто Беок обрушилось на ее голову.<br><br>…Через мгновение после того, как Агнес развеялась пеплом, по Беок попытался ударить корень, но император перехватил ее рукой — так, что стеклянные шипы пропороли его ладонь насквозь.<br><br>Второй корень со стеклянным острием на конце пробил ему грудь.<br><br>Ничего даже не успев толком почувствовать, будто от слишком сильного болевого шока, Эрке бросился вперед, но он не успел приблизиться. Император засмеялся и неожиданно ласково сказал:<br><br>— Дурочка. Попалась.<br><br>Кровотечения даже не было. Глядя на Тыкву, император мягко продолжил:<br><br>— Не имеет значения, как меня зовут. Главное — сегодня я стану твоей смертью.<br><br>Потом свободной рукой он сделал тот же странный жест, что и раньше, — и пещера исчезла.<br><br>***<br>Эрке не чувствовал своего тела, но судя, по открывавшемуся перед ним виду, он сидел на ветке дерева в огромном ночному лес.<br><br>Он видел огромный, до неба, силуэт мужчины с длинными оленьими рогами выше облаков. На ладони у него копошилась крошечная тыковка на длинных корнях. Чуть наклонив к ней голову, мужчина мягко сказал:<br><br>— Ты умная, но ты выбрала неправильную дорогу. Неправильную дорогу лучше оборвать — так проще будет вернуться к правильному пути. Возвращайся к нам другом в следующем воплощении.<br><br>Потом он легонько подул на ладонь — и тыква развеялась пылью. А за ней исчез и лес.<br><br>***<br>Эрке очнулся от боли и доносящихся со всех сторон криков. Распахнув глаза, он осознал, что горит — видимо, пока все наблюдали за коллективной галлюцинацией, адский огонь успел распространиться на всю пещеру, захватив и корни дерева, и убитую Тыкву, и всех живых и мертвых, так что бушующее пламя касалось потолка.<br><br>Срывать одежду смысла не было, полыхала уже сама кожа; заскулив, Эрке упал на бок и свернулся клубком, рефлекторно пытаясь погасить огонь о пол. От боли хотелось плакать — впрочем, не кричать. Он только зажмурился, не зная, что делать и как помочь себе или другим, и краем сознания понимая, что уже никто никому не поможет — полыхали все. Впрочем, сгорать заживо всё равно оказалось не так больно, как ему казалось раньше.<br><br>Огонь пожирал его, уходил вглубь тела — пока не загорелось сердце.<br><br>…Всего через несколько секунд после этого боль наконец утихла. Впрочем, на смерть это не было похоже — ни вопли, ни запах гари, ни ощущение пола под телом никуда не делись.<br><br>Эрке рискнул приоткрыть один глаз. Он посмотрел на свою руку — кожа была чистой, без малейших признаков ожогов или волдырей. Приподнявшись, он увидел, что все гаремные, а заодно большинство гостей-кентавров, журналистов и даже несколько зомби находятся в таком же состоянии — кто лежа, кто сидя удивленно рассматривал себя или вертел головой по сторонам. Ожоги были всего у пары человек, да еще кое у кого обгорели волосы, но и только.<br><br>Огонь, однако, не угас. Нежить и многие зомби горели молча — кажется, они умерли окончательно, — однако некоторые из них, а еще пара гостей и один журналист орали от боли, катаясь по полу; главным костром пылал клубок на острове.<br><br>Постепенно все стали стягиваться к озеру. Эрке несколько раз перешагнул горящие корни, отметив при этом, что жар больше не обжигал — видимо, в нем сгорело уже всё, что подходило этому огню.<br>Лед, созданный Рельшен, всё ещё не растаял, так что они смогли зайти на остров.<br><br>Пламя там уже ушло в глубину — само перевернутое дерево сгорало вниз головой, так что получился разветвленный огненный провал. Пылали и его недавно упавшие плоды, и уходящие вверх остатки корней, так что пещера казалось опутанной алым орнаментом.<br><br>— Получилось, — пробормотал император.<br><br>Решельн выдохнула:<br><br>— Ага, еба. Сук, чет меня аж на слезу прошибает. Куча трупов, эпичный пиздец, все горит к ебеням — ну точно прям как на нашей свадьбе.<br><br>— Ага, — с явной ностальгией в голосе отозвался теперь император.<br><br>А потом они поцеловались — и Эрке растроганно подумал, что горящие трупы в самом деле были подходящей декорацией для поцелуя Смерти и Войны.<br><br>Наконец огонь догорел, только из ямы еще вырывались языки пламени. Кошмар под Рельшен явно нетерпеливо заграцевал, вытягивая шею к адскому провалу.<br><br>— Она хочет домой, наверно, — тихо сказал подобравший поближе Джеор. — По-моему, пора.<br><br>Кивнув, Рельшен спешилась и стянула с кошмара уздечку. На мгновение прижавшись головой к ее плечу, огненная лошадь прыгнула вперед и исчезла в яме.<br><br>Император бросил на пол косу и чуть склонился в седле, рассматривая пегаса. Тот уже потерял скелетно-дымную структуру, вновь став на вид живым и обычным.<br><br>Чандраканта с некоторым облегчением выпуталась из кентаврского протеза. Лиэ, с заметным облегчением стащив маску, потянулась и запрокинула голову, приглаживая волосы.<br><br>Оглядевшись, император достал из-за пазухи четвертую подкову.<br><br>— Где Беок?<br><br>(Эрке, в волнении наблюдавший за этой сценой, краем глаза заметил, как Джеор задумчиво поднял что-то с пола).<br><br>— Сначала старшие, — проскрипела Зои. Она была бледной, но держалась неплохо.<br><br>— А да, простите.<br><br>К нему подошли Тивит и Адар. Программу отработали быстро и молча: едва приближаясь, старшие тут же мотали головами, — мол, не подходит, — и отходили в сторону.<br><br>Потом подошла Беок. Рельшен плеснула ей на заднюю ногу чем-то из палочки — и металлическая подкова тут же отклеилась.<br><br>Император бросил на пол подкову.<br><br>— Примерь.<br><br>Беок наступила на нее задней ногой и немного подержала. А потом громко и отчетливо сказала, подняв голову:<br><br>— Да. Она мне подходит.<br><br>Она склонила голову, и император, потянувшись вперед, взял ее за руки и поцеловал в щеку.<br><br>Это было странное ощущение — как будто Эрке прекратил ощущать давление ветра, которого не замечал раньше — не на физическом, на событийном уровне.<br><br>Матрица кончилась.<br><br>Потом они разомкнули руки, и Беок, убрав ногу с четвертой подковы, просяще посмотрела на Рельшен. Та кивнула и облила растворителем остальные три ноги.<br><br>Потом Беок в общем молчании собрала с пола хрустальные подковы и зашвырнула их в понемногу закрывающийся огненный провал.<br><br></div>