Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Продолжение банкета

Реферальная ссылка на главу
<div>На улицу Эрке выглянул с некоторой опаской — вдруг Агнес неподалеку? Снаружи, однако, все было мирно. Овечки ходили по кругу, отделяя «реальность замка» от прочего мира. В холодном ночном воздухе слышались далекие крики ночных птиц. Феечка глубоко вдохнула и задрала голову, мечтательно уставившись на звезды.<br><br>— О, прекрасные бледные звезды, одинокие, как нейроны в мозгу утопающего в отчаянии безумца.<br><br>— О господи.<br><br>Повертев головой, Эрке обратился к одному из присматривавших за овцами парней:<br><br>— А Агнес убежала?<br><br>— Ага, увидела осколки, умотала. А Золушка наша еще с каким-то кентавром вон в проход ускакали, — парень протянул Эрке стаканчик, — на вот кофе попей, а то заснешь из-за овец. Мы тут придумали быстренько скачки провести по скоростному засыпанию, вон добровольцы уже собрались, будешь ставки делать?<br><br>— Ага, буду, — Эрке огляделся: — Охтар, ты где? Охтар, ко мне!<br><br>— А вон он, скелет пытается закопать.<br><br>— Ой, — Эрке подошел ближе, глядя, как терьер усердно борется со скелетом кентавра, явно не желающим превращаться в собачью заначку. Поводок волочился за псом — отвязался, видимо. — Охтар, ко мне, пошли, тебя хозяин зовет!<br><br>***<br>Над опустевшим домом Зои плыла Луна.<br><br>Тыква начала нервничать. У нее уже всё было готово к приему Беок, и полночь давно миновала, но паршивка так не и вернулась. От замка было не так уж далеко, двадцать минут галопом, но на дороге никто не появился ни через полчаса, ни через сорок минут. Стало ясно, что она не явится этой ночью, а если и вернется, то в сопровождении тех подлецов. Справиться с ними будет труднее.<br><br>Что ж — нужно было прийти к ней самой.<br><br>Тыква начала выпутывать корни из земли. Переместиться на дальнее расстояние в своем кентавро-облике она не могла — теперь нужно было сдвигаться целиком, заодно концентрируя и забирая все магические силы, все заначки в виде артефактов, выпивая корнями все припасенные зелья.<br><br>Наконец, выбравшись и приняв облик огромной тыквы на мощных лапах-корнях, она двинулась по дороге. Пробужденная нежить шла и ползла за ней.<br><br>Жаль, уже не было мышей, они пригодились бы — но те негодяи поплатятся за них, а убивший Писк-Пииск в принципе пожалеет, что родился на свет.<br><br>Вдалеке показался мост — половина пути к замку. Скоро она будет на месте.<br><br>***<br>Агнес мчалась вперед. Ее руки до костей были изрезаны кровоточащими осколками, собранными с земли, но ее собственная кровь не текла. Сердце разрывалось от ярости пополам с паникой, как будто что-то было уничтожено и разбито внутри нее самой; мир вокруг был треснувшим, серым и тусклым, и только кое-где мелькали цветные пятна; чем больше осколков она собирала, тем больше их появлялось, но все равно этого было мало, чудовищно мало.&nbsp;<br><br>У нее не было сил остановиться — как только она поднимала один осколок, впереди показывался новый. Ну ничего — она соберет их, а потом уничтожит оставшихся в замке. Они пожалеют, что даже подумать осмелились об этом покушении.<br><br>Осколки вели ее к мосту.<br><br>***<br>Когда Эрке все же убедил Охтара оставить заначку в покое, последил за скачками и вернулся в зал (под аккомпанемент прочувствованных размышлений о тлене и бренности), Апокалипсис был в разгаре: оркестр неожиданно резво и бодро играл канкан, часть гостей отплясывала, а часть носилась взад-вперед, очевидно, по каким-то новым конкурсным заданиям. Рядом со входом горой лежали платья Агнес. Рыжая, устроившая судьбу оркестра, как раз осторожно паковала их в ящики.<br><br>— О, вы гардероб открыли. А платья нам зачем? — обратился к ней Эрке (вопрос, может, был и странным, но страннее казалась мысль, что кто-то из гаремных женщин будет это носить).<br><br>— Так для реквизита же! Половину в государственные театры раздарим, половину на аукционе между частными разыграем, ты что, их у нас с руками оторвут! Мало того, что дорогие, еще с такой-то предысторией! А еще хотим посмотреть, кто тут круче всех танцевать будет, хотим шоу дома устроить, может, сегодня отберем кого для выступлений.<br><br>С интересом оглядываясь по сторонам, Эрке отошел посмотреть на Эрстейла. Тот бодро проверял удостоверения и заполнял аккредитационный лист, тем временем вещая восхищенно внимавшим журналистам:<br><br>— Да, мы обдумываем подать инициативу о введении соответствующих дорожных знаков для Всадников, — он коснулся пальцем переносицы, как будто забыв об отсутствии очков. — В целом, по нашему мнению, процедура Апокалипсиса требует многих юридических доработок.<br><br>Эрке поймал его взгляд и указал на терьера — мол, все в порядке, слежу. Чуть кивнув, Эрстейл снова уткнулся в бумаги.<br><br>Судя по веселым воплям, теперь гости в рамках конкурса рванули в оранжерею за драконьими зубами.<br><br>— А пресс-релиз будет? — волновался кто-то из журналистов.<br><br>— Да, вам потом Регар раздаст, это и. о. коня Чумы.<br><br>Эрке подумал, что Эрстейл сейчас представлял собой шикарную презентацию небесной канцелярии — хотя без очков он, как обычно, казался гораздо младше.<br><br>«Ладно, линзы в обычном не-ангельском состоянии ему явно неприятно носить, но зачем он для дома выбрал такие грубые очки? У него, по-моему, любые сережки стоят как половина моего бывшего НИИ, так он что, не мог себе что-то поизящнее выбрать? Или он так специально пытается себе возраст накинуть? Интересно, сколько ему вообще и сколько в человеческих пропорциях?».<br><br>— Вы не находите такое поведение Всадников странным? — тем временем поинтересовался пожилой мрачный журналист, протягивая удостоверение.<br><br>— Нет, — отрезал Эрстейл, — они же не из торта выскочили, на самом деле. Вот это был бы действительно странный Апокалипсис.<br><br>Некоторое время терьер пытался привлечь внимание хозяина, виляя хвостом и прыгая на месте, однако Эрке решил пока что держать его при себе — учитывая адскую породу пса, мало ли, как он на прикосновение ангела сейчас среагирует.<br><br>Оркестр замолчал, а танцевавшие гости перешли на чечетку. Дверь, за которой скрылась нечисть, дрогнула от удара изнутри — кажется, ее баррикадировали.<br><br>В это время терьер принюхался и рванул, насколько хватило поводка, в соседнее помещение — кажется, там был заброшенный пиршественный зал. Эрке огляделся: с одной стороны, уходить не очень хотелось, с другой — вдруг тот что-то интересное вынюхал?<br><br>Выходя, он слышал голос Лиэ:<br><br>— Так, спасибо всем! Вон туда подходите, будем считать драконьи зубы и определим победителя.<br>Вслед за рвавшимся с поводка Охтаром Эрке вошел в пустое длинное помещение. Акустика тут была странной — несмотря на близость общего зала, музыка и гул голосов были почти не слышны, зато со всех сторон доносились шорохи, поскрипывания и даже как будто далекое чавканье.<br><br>Тем временем феечка, по-прежнему сидевшая в нагрудном кармане, повертела головой и осведомилась:<br><br>— Ты любишь собак, да?<br><br>— Ну... Честно говоря, в целом нет.<br><br>— Почему?<br><br>— Я оборотень. Кот.<br><br>— ОГО! Это так романтично! Бесшумные шаги смерти, сверкающие глаза, острые когти, медленно погружающиеся в беспомощную плоть...<br><br>— О господи.<br><br>—...Мускулы под гладкой шерстью, грация, несущая смерть — вот же изысканный финал! Может, съешь меня?<br><br>— О господи! Не ем я никого разумного! Вон Эрстейл освободится, я тебя ему покажу, может, вылечит. Тебя как вообще зовут?<br><br>— Шаан.<br><br>— А я Эрке. Давай о чем-нибудь другом поговорим, а?<br><br>— Давай, — легко согласилась Шаан. — А вот интересно, каким будет после Апокалипсиса мир, который на слонах на черепахе. Представляешь, какие от них скелеты останутся?<br><br>Охтар на мгновение обернулся; кажется, он подавился слюной. Шаан, явно воодушевленная этим взглядом, продекламировала:<br><br>— В бреду бреду, в пустых глазах, увидеть свет рискую, и ветер, что спал в черепах черепах, целую ночь целую.<br><br>Эрке предпочел промолчать. К тому же ему начало казаться, что он о чем-то или о ком-то забыл — но убей, не мог вспомнить, с чем это связано.<br><br>Наконец Охтар привел их к стоявшему в углу небольшому книжному шкафчику, довольно странно выглядевшему в столовой. Рыча и фыркая, пес принялся обнюхивать его угол.<br><br>Книги тут были собраны как будто вразнобой и даже не стояли ровно, а были свалены в расползающиеся стопки. Эрке наугад вытащил одну; это оказалась потрепанная брошюра «Логические парадоксы рас».<br><br>Шаан подалась вперед:<br><br>— О, я люблю парадоксы.<br><br>— Хм. И что такое, по-твоему, кошка, которая гуляет сама по себе?<br><br>— Рысь, которая бегает рысью?<br><br>— Хм.<br><br>Следующая книга была: «Добыча снов: ловцы, удочки, динамит». Потом Эрке достался триллер «Кошмар хирурга». Почесав висок, но наугад открыл его: «И как только он отрезал аппендицит, на этом месте вырастали два новых».<br><br>— Эй!<br><br>Чуть не уронив от неожиданности книгу, он оглянулся и увидел рысцой направлявшихся к нему сестер Беок.<br><br>— Слушай, ты грибы тут не видел?<br><br>— Грибы?...<br><br>— Ага, — Тивит огляделась по сторонам. — Мы теперь грибы все ищем. Так весело! А это что за шкаф?<br><br>— Да вот, пес что-то вынюхал, — Эрке показал на Охтара, с сопением изучавшего нижние полки.<br><br>— Хм, — Адар тоже заглянула вниз, — давай сдвинем?<br><br>Эрке, к его некоторому смущению, поучаствовать даже не дали — подхватив шкафчик с двух сторон, сестры легко переставили его в сторону (Эрке заметил, что Шаан почему-то нахмурилась).<br><br>За шкафом оказалась дверь — по идее, сбоку входившая в коридор со сбежавшей нечистью. Мигом притихнув и прильнув к ней, они прислушались (Эрке при этом оказался зажат между сестрами, и это было не сказать чтоб неприятно). Из-за двери доносилась приглушенная возня: кажется, между ней и коридором было еще помещение.<br><br>— Нужно сказать нашим, — прошептал Эрке. — Может, они здесь проломиться смогут.<br><br>…В бальном зале уже дым стоял коромыслом: часть гостей демонстрировала найденные грибы, часть плясала, часть отвечала на вопросы журналистов (судя по всему, делясь историями про предыдущие балы). Кто-то подбрасывал хохочущих макробов — они, в довершение к прочему, теперь еще и начали ярко переливчато светится, будто заправская светомузыка. В зал вкатывали новые ящики.<br><br>Эрке осторожно подобрался поближе к Всадникам и помахал императору рукой:<br><br>— В том зале двери, кажется, сбоку в коридор. Может быть, там зайти сможете?<br><br>Бросив на него внимательный взгляд, император кивнул и, чуть толкнув скелета-пегаса каблуками, направился в указанном направлении. Сейчас он выглядел так величественно, что Эрке замер, любуясь. Впрочем, к нему тут же подлетели три феечки:<br><br>— Спасибо, что отпустили!<br><br>— Это еще что, — важно отозвалась Шаан из кармана. — Ты знаешь, что он кот-оборотень? Он точно меня разорвет, и беспомощное тело, содрогающееся в последней агонии под натиском бритвенно-острых когтей...<br><br>— О гос...<br><br>— ОГО ТЫ СЧАСТЛИВАЯ!!!<br><br>Очевидно, разборки с дверью прошли быстро: вскоре пегас галопом промчался сквозь двери обратно в зал, пару раз хлопнул крыльями и под восторженные аплодисменты взлетел, а затем, сделав круг над залом, завис возле площадки Лиэ.<br><br>После короткого обсуждения та постучала по микрофону:<br><br>— Внимание! Внимание! Гости, сюда! Сейчас я хотела бы дать слово своей подруге. Поприветствуем Голод!<br><br>Оживленно переговариваясь, гости подтянулись ближе к платформе. Пегас слетел вниз, после чего три Всадника переместились ближе к соседнему залу.<br><br>Сверкая металлической лошадиной частью, Чандраканта поднялась по сложенной для нее лесенке и взяла микрофон. И гости, и журналисты постепенно умолкли.<br><br>— Доброй ночи! Меня зовут Чандраканта, и сегодня я буду вашим Голодом, — она мгновение помолчала, как будто подбирая слова, и медленно продолжила: — Я думаю, что мои коллеги из других миров сыграли важную роль в их уничтожении. И я не думаю, что они всегда символизировали просто недостаток пищи. Я думаю, голод или жажда бывают разными. Страстное желание чего-либо — например, денег— может принести в мир не меньше разрушений, чем просто отсутствие еды. А иногда самой жгучей и сильной жаждой может быть жажда мести.<br><br>Тишина в зале изменила тональность. Эрке почти физически чувствовал, как энергия гостей, которая только что выплескивалась на разрушение стен, игры и скоординированное мародерство, начала фокусироваться — как рассеянный свет сходился в одной точке, чтобы превратиться в прожигающий луч. Глянув на Лиэ и получив кивок-подтверждение, в искрящейся напряжением тишине Чандраканта продолжила:<br><br>— Мы надеемся, что вы хорошо повеселились на нашей чумовой вечеринке. А теперь мы настоятельно просим уйти всех тех, кто не чувствует себя готовым к продолжению. Для тех же, кто останется, мы хотим предложить кое-что, что, надеемся, утолит эту жажду, — она показала рукой на ящики: — Итак, прошу.<br><br>Слуги распахнули коробки: в них оказались разноцветные водяные пистолеты и запасные пристяжные бутылки.<br><br>— Там святая вода. А сейчас решайте, кто хочет остаться. Мы открываем двери.</div>