Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Всадники

Реферальная ссылка на главу
<div>Эту музыку Эрке запомнил надолго, если не навсегда. Он думал, что достаточно будет любой мелодии — главное, чтобы «первый ангел» отметился, так сказать, — но ошибся.<br><br>Под восхищенные возгласы качели опустились еще немного и остановились метрах в пяти от пола. Они были со спинкой и подставкой под ноги (Свен явно расстарался). Эрстейл сидел вполоборота, опустив голову, так что волосы чуть прикрывали лицо, и поглаживал стойку прикрепленной сбоку небольшой арфы.<br><br>Эрке быстро распахнул очередную клетку и остановился послушать.<br><br>Когда шум стих, Эрстейл чуть улыбнулся и тронул струны. К удивлению Эрке, вначале он просто повторил ту заунывно-жуткую мелодию, которую раньше играл оркестр — это было странно и неприятно, но звук казался гипнотичным, так что в зале даже шепота не возникло.<br><br>Потом музыка стала сложней и еще отвратительней — каким-то образом она была и про клубок корней с трупами в подземелье, и про все прошлые балы, и про убитую маму Беок, и про гроб, и про растущее вниз дерево. Эрке невольно вспомнил, как в один из его первых дней в гареме Эрстейл играл «структуру отчета» — сейчас же он, видимо, играл структуру замка, и это знание от восторга и жути заставляло подниматься невидимую нынче шерсть.<br><br>А потом в жуткой и давящей музыке появились новые ноты — одновременно веселые и хищные, гораздо более сильные, просачивающиеся в первую мелодию и вначале как будто незаметно ломающие ее. Эрке знал, что это было про их гарем; эта музыка говорила: «Мы смешливые, мы милые и забавные до дурашливости — но мы разорвем тебя на куски, если ты заденешь кого-то из нас или встанешь у нас на дороге». Новые ноты становились все сильнее, захватывали все больше невидимого пространства, так, что музыка превращалась в нарастающий уничтожающий шторм, в поцелуй войны, разделенный на всех — и в финале она окончательно поглотила первую мелодию, завершившись настоящим звуковым фейерверком.<br><br>После нескольких секунд тишины загорелся обычный свет. Гости выглядели потрясенными, но воодушевленными. Почти все они стояли неподвижно, глядя на качели и переводя дыхание, только один рыжий кентавр лихорадочно стучал по клавишам приборчика вроде мини-телеграфа.<br>Потом кто-то один захлопал, и это как будто прорвало плотину: весь зал (кроме сгрудившейся за троном нечисти) разразился громовыми аплодисментами; хлопали даже некоторые слуги, оставшиеся среди гостей. Эрке попытался поймать взгляд Эрстейла, но тот, прижавшись щекой к цепи, неотрывно смотрел на императора.<br><br>Когда овации немного утихли, Лиэ тряхнула головой:<br><br>— А теперь начнем наше шоу! Первое задание самое простое — не испугаться. Гости могут покинуть зал прямо сейчас, но для тех, кто останется, будут конкурсы с клевыми призами. А теперь, надеюсь, присутствующие простят мне небольшую слабость.<br><br>Подмигнув залу, она открыла коробку, из которой тут же во все стороны прыснули разноцветные макробы. Некоторые из них вцепились лапками в саму Лиэ, некоторые разбежались по Регару и платформе — а некоторые натуральным образом взлетели на небольших и явно недавно отрощенных крылышках.<br><br>Зал дружно ахнул, а рыжий кентавр принялся долбить свой мини-телеграф в три раза быстрее, аж язык от усердия набок высунул. Лиэ подняла руку с согнутым указательным пальцем — через секунду на него, трепеща крылышками, опустился переливчато-синий макроб.<br><br>— Так вот, хотела попробовать себя в роли принцессы, а то все это самое, а я одна как не пойми что. Это будут как бы мои зверюшки, — она кивнула Эрстейлу, — подыграешь?<br><br>Усмехнувшись, тот тронул струны. Мелодия на этот раз была простой и веселой; макробы под нее тут же принялись резвиться, прыгать и порхать, а Лиэ пропела пару строк на незнакомом языке — голос у нее был далеко не оперный, но неплохо подходящий как раз для подобного мероприятия. Тем временем гаремные слуги выкатили в центр стола ящики с попкорном, бутербродами и напитками. Гости поглядывали на них с интересом, но трогать не торопились.<br><br>Закончив петь и дождавшись окончания аплодисментов, Лиэ провозгласила:<br><br>— Это угощение для тех, кто останется. Правда, напитки безалкогольные — вино будет для тех, кто пройдет все конкурсы. А теперь представляю наш Голод.<br><br>Она указала рукой на Чандраканту. Та сперва поклонилась, потом встала на дыбы — и по залу тут же прокатилось голодное урчание. Это послужило куда более настойчивым приглашением к столу: гости-кентавры тут же набросились на угощение.<br><br>Эрке тем временем вернулся к клеткам с феечками. Открывая защелки, он снова невольно подумал о сыгранной Эрстейлом структуре замка и его уничтожения. Хорошо было бы попросить его так вот озвучить пару теорем — и самому послушать полезно, и на ученом совете они могли бы шикарно вместе выступить. Или самому нужно научиться так играть: менестрель-математик неплохо звучит. Менестрель-оперативник-математик, вот. А для демонстрации синусоиды в одной из этих теорем можно было бы пригласить кордебалет.<br><br>А еще закралась мысль, что хорошо было бы выпросить у Эрстейла музыку о себе, послушать свою собственную структуру в его видении. Это казалось заманчиво, но почему-то и страшно.<br><br>— А теперь... — Лиэ широким жестом указала на оставшихся двоих Всадников.<br><br>Кивнув, император наклонился к Рельшен за спину и потянул молнию на ее рюшечном платье (гости-кентавры заметно вытаращили глаза). Плавный жест, однако, прервался на середине — видимо, застежка заела.<br><br>Все затаили дыхание. Нахмурившись, император подергал молнию еще раз. Из зала послышались взволнованный шепот и отдельные подбадривающие выкрики.&nbsp;<br><br>— Да ты что, с тряпкой справиться не можешь?! — возмутился из-за трона какой-то принц.<br><br>Все в зале повернулись и посмотрели на него с большим осуждением; со всех сторон послышалось сердитое «Тебя забыли спросить», «Смотрите, кто у нас такой умный выискался» и «Молчи, пока не добили».<br><br>— В молнию что-то попало, — пояснил император ледяным голосом. Наконец он что-то придержал, потянул сильнее — и платье спало на пол.<br><br>Черно-алая броня под ним выглядела великолепно: восхищенно выдохнули даже те, кто явно рассчитывал на другое зрелище. А потом Рельшен потянула поводья, заставив рыжую лошадку встать на дыбы — и одним движением сорвала с ее шеи ленту с защитными знаками.<br><br>Дымно-черный кошмар с огненной гривой и пылающими провалами глаз выглядел, что и сказать, эффектно — назад шарахнулись даже гости, у которых были защитные знаки, нечисть же и вовсе как ветром сдуло, только дверь за троном хлопнула. Чудовищная лошадь еще раз встала на дыбы, бросая на броню Рельшен багровые отсветы, — и Эрке подумалось, что сейчас госпожа старшая жена выглядела так естественно, так на своем месте, как никогда раньше.<br><br>Произошло шевеление, однако зал покинуло всего трое или четверо из гостей (при этом Эрке показалось, что народу в зале странным образом стало даже больше прежнего). Остальные кентавры подались ближе, не забывая прихватывать по дороге угощения. Многие из них хоть и нервно, но посмеивались.<br><br>Стараясь не отрывать взгляд от происходящего у входа, Эрке добрался до последней клетки и, не глядя, открыл защелку.<br><br>— Спасибо, — раздался сзади тоненький саркастичный голосок. — А еще будешь любезен свернуть мне шею? Мне крыло сломали, когда ловили, так что до своей поляны уже вряд ли доковыляю.<br><br>Оглянувшись, он увидел уже знакомую феечку. Та с философским видом сидела, обхватив руками колени, и с интересом смотрела на Рельшен.&nbsp;<br><br>— Но только убьешь меня, когда все кончится уже, ладно? Хочу досмотреть. А подковы у той кентавриды крутые были, такие блескучие, прям как будто Золушка.<br><br>Эрке растерянно засунул в клетку руку и вытащил фею наружу. Для весьма эфемерного на вид создания она оказалась неожиданно и приятно тяжеленькой.<br><br>— Это и была Золушка.<br><br>Фея бодро вцепилась в его палец:<br><br>— Ух ты, а кто принц?<br><br>Ответить Эрке не успел, поскольку Лиэ провозгласила, указывая на императора:<br><br>— И наконец...<br><br>Публика затаила дыхание.<br><br>Император что-то повернул в упряжи пегаса и, очевидно, «трансляция» началась — тот мигом превратился в окутанного дымом скелета. На мгновение Эрке испугался (не повредит ли это самому одноглазику?) но, судя по оставшейся на своем месте сбруе, это была просто иллюзия. А затем император поднял над головой свою палку — и из нее с лязгом выдвинулось сверкающее лезвие косы.<br><br>Зрители зааплодировали, восхищенно завопили и застучали копытами. Эрке хлопать не мог из-за феечки, так что он только помахал императору свободной рукой. Впрочем, вдоволь налюбоваться зрелищем ему не дали.<br><br>Появившийся прямо по курсу молодой человек был двуногим, но явно не гаремным — его лицо Эрке в упор не помнил. Оглядевшись, незнакомец выхватил из кармана микрофон, дал кому-то отмашку и затараторил:<br><br>— Итак, мы ведем прямой репортаж прямо из гущи грянувшего Апокалипсиса! Явление Всадников уже состоялось и вот...<br><br>Трескотня молодого человека сливалась с такой же по всему залу; за спиной Эрке раздался ошалелый голос Атту: «Откуда здесь столько журналистов?!».<br><br>— Так кто принц-то? — фея требовательно подергала палец.<br><br>— Да вот он, — Эрке растерянно показал на императора.<br><br>— О-о-о-о!!! Какая счастливая эта ваша Золушка! Чтобы за тобой явился не какой-то занюханный принц, а целый Всадник Апокалипсиса — это тема! И насколько же выигрывает Конь Блед по сравнению с банальным белым конем! Какая завидная судьба! А когда она падет в объятия Смерти, они уедут с табличкой «Молодожены»?<br><br>Тем временем журналист продолжал трещать:<br><br>— По мнению наших аналитиков, появление Всадников было спровоцировано последним повышением акциза на торговлю бинарными опционами. Мы уже предупреждали наших зрителей, что...<br><br>Ошалело подняв голову, Эрке увидел, как Лиэ и Эрстейл что-то торопливо обсуждали на языке жестов.&nbsp;<br><br>Молодого человека оттеснила дамочка с гладким пучком волос:<br><br>— По нашим данным, на ХN-14 уже начались демонстрации против режима Агнес. Букмекерские конторы принимают ставки относительно того, будет ли уничтожена сама страна или замок, коэффициент на уничтожение всего мира составляет...<br><br>В этот момент общий галдеж перекрыл усиленный микрофоном голос Лиэ:<br><br>— Дамы и господа журналисты, внимание! Пресс-конференция с фуршетом будут после завершения Апокалипсиса, а пока последуйте за нашим ангелом для аккредитации! Вон, к тем столам, сейчас там все будет!<br><br>Эрке растерянно посадил феечку в нагрудный карман, так что та могла выглядывать:<br><br>— Побудь пока тут, потом я тебя отнесу, куда надо.<br><br>Прежний молодой человек восхищался в камеру:<br><br>— Мы стали свидетелями совершенно инновационного подхода — Всадники еще никогда не давали пресс-конференций! Возможно, это означает прорыв, зарю новой эпохи прозрачного взаимодействия с высшими силами!<br><br>Так или иначе, журналисты последовали в указанном направлении, освободив проход. Гости-кентавры тоже прижались ближе к стенам и трое Всадников двинулись вперед — к закрывшейся за нечистью двери.<br><br>В это время в плечо Эрке ткнулся бумажный самолетик; растерянно подхватив его, он прочитал на крыле: «Будьте любезны, заберите Охтара с улицы и присмотрите за ним».<br><br>Подняв голову, Эрке поймал взгляд Эрстейла и кивнул — мол, сделаю. Феечка вытянула шею:<br><br>— Что там? Секретное задание?<br><br>— Да, — Эрке аккуратно сложил записку и сунул ее в карман. — Нужно Охтара забрать с улицы, это песик нашего ангела.<br><br>— Красивое имя.<br><br>— Охтар означает «воин» на эльфийском, — важно отозвался Эрке, радуясь возможности блеснуть знанием и тому, что сам выяснил это у Эрстейла. Возможно, к списку подлежащих изучению предметов стоило добавить и эльфийский язык? Это дало бы повод больше общаться... А еще не мешало бы выучить язык жестов — мало ли, когда и ему тоже пригодится.<br><br>Пока Эрке лавировал между гостями, направляясь к выходу, Лиэ объявила:&nbsp;<br><br>— А сейчас начинаем конкурсы! Первый будет на выращивание макробов, каждая команда получит своего! Видите, корни из стен торчат? Задание — расчищать кладку и обнажать эти корни. Три команды, у которых макробы съедят больше всего корней и станут самыми толстыми, получат призы!<br><br>Уже оживленно переговариваясь и смеясь, гости немедленно подтянулись к платформе.<br><br>…Рядом со входом Эрке увидел Джеора. Тот держал на руках белую улитку с поросенка размером и выглядел вполне довольным жизнью.<br><br>Эрке подошел ближе:<br><br>— Все нашел, что хотел?<br><br>— Почти. Еще зубы драконьи нужно достать, они на хитром островке в оранжерее, но с этим Лиэ поможет под видом конкурса. А ты себе хоть что-то выбрал?<br><br>— Ага. Счеты волшебные, потом покажу. Кстати, хомяка тебе сейчас отдать? И вот фея, смотри, у нее с крылом что-то случилось...<br><br>— Ой, бедная, давай гляну, — Джеор принялся рассматривать перебравшуюся на его ладонь феечку.<br><br>Эрке тем временем полюбовался, как гости со злобной радостью ломают копытами стену, расчищая место макробам; некоторые из тех уже присосались к жухнущим на глазах корням. Потом он приподнялся на цыпочки, рассматривая Всадников — те возились возле запертой двери, за которой скрылась нечисть. В какой-то момент из щели как будто потянулось темное полупрозрачное щупальце, но император срубил его косой.<br><br>Вернув «пациентку», Джеор заключил:<br><br>— Честно говоря, такое еще не лечил, так что лучше забери домой, там у наших фей спросим. А хомяка давай, я дома вам все раздам, — он мечтательно вздохнул. — Эх, если у нас пойдет эта тема с апокалипсисами, нужно будет хомячий устроить. Просто всё заберут и всё. Вот только радар интересных вещей надо им привить.<br><br>Помолчав, Эрке неожиданно для себя спросил:<br><br>— А как думаешь, какой апокалипсис в нашем мире будет когда-то?<br><br>— Надеюсь, хороший. Вот представь... Вот знаешь, космос — это как бы вечная ночь.<br><br>— Ну.<br><br>— А представь, если однажды там рассвет наступит.</div>