Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Полночь

Реферальная ссылка на главу
<div>— Мы не враги, — быстро и мягко сказал Эрстейл. — Вы Атиса? Мы просто хотели с вами поговорить.<br><br>Кентавр вжался в стену шкафа еще сильнее.<br><br>— Вы пришли нас всех убить. Мне гадание сказало!<br><br>Они переглянулись, и Эрке невольно оглянулся на счеты. Может, их придется вернуть хозяину? Вот блин. Эрстейл терпеливо проговорил:<br><br>— Лично вас мы убивать не собираемся. Мы ищем информацию по дереву, которое здесь растет корнями вверх.<br><br>— Вы, ну, хотите его уничтожить?<br><br>— Да. И давайте поговорим быстрее, за нами скоро могут прийти.<br><br>Атиса наконец изволил покинуть свое убежище. Недоверчиво поглядывая на гостей, он отогнул одну из досок в шкафу и, порывшись, достал из тайника плотный лист бумаги.<br><br>— Вот... Я нарисовал корни, где видел их в стенах. И я знаю путь вниз, ну, я иногда заходил туда. Я там обустроил убежище для наблюдений.<br><br>Бумаги закономерно схватил Эрстейл — Эрке оставалось только заглядывать через его плечо. На листе оказался коряво нарисованный замок, исчерканный тонкими линиями и кое-где красными крестиками. Эрстейл ткнул в один из них пальцем:<br><br>— Что это значит?<br><br>— Узлы, откуда дерево берет подпитку. Там привидений больше всего. И наши иногда гибнут, и тела их высыхают как будто сразу. А иногда Агнес отправляет провинившихся вниз, в подвалы, и они не возвращаются. Я, ну, сюда сам напросился, ну вот это хотел расследовать собственно...<br><br>В это время в коридоре послышался быстро приближающийся грохот копыт, как будто несколько кентавров неслись там галопом. Потом дверь резко дернули. Эрке и Эрстейл быстро переглянулись — теперь, когда хозяин нашелся, баррикада превратилась в компромат. Эрстейл прошептал:<br><br>— Отсюда есть другой выход?<br><br>Не успел Атиса ответить, как за дверью заорали:<br><br>— Они то-очно здесь! Схва-атим и расскажем ей!<br><br>По интонации чертова принца стало ясно — их рассекретили. Слух Эрке тут же уловил еще и писк летучей мыши: видимо, летучки, так и не добившись внимания Агнес, все же нашли кому донести.<br><br>— Там мыши летучие!<br><br>— Я слышу, — спокойно отозвался Эрстейл, вытаскивая и раскладывая арбалет.<br><br>— Ну, даже если этот принц рассмотрел фото, с нас-то какой спрос? — Эрке, впрочем, последовал примеру, тут же выхватив перпендикулярум.<br><br>В дверь грохнули копытами, так что импровизированная баррикада чуть отъехала в сторону. Атиса попятился.<br><br>— Я стоял за спиной господина. Может, тоже попал. Или они просто вслух напищали, что мы с ним заодно, — пожал плечами Эрстейл. — Теперь действуем по плану «СПС», то есть стреляем на поражение, как стоим, то есть ваш сектор справа, мой слева. Надеюсь, кроме него и подручных, другие пока не знают.<br><br>Эрке прицелился в сторону двери, чувствуя, как сердце колотится где-то в горле — впрочем, страх за Эрстейла был гораздо больше, чем за себя: при девятнадцати-то жизнях все не так плохо, а вот...<br><br>После нового удара импровизированная баррикада отлетела в сторону, и дверь с грохотом распахнулась. Эрке тут же выстрелил и с перепугу попал незнакомому кентавру точно в лоб — тот, в отличие от наклави, выделываться не стал и мигом рассыпался пеплом; его подстреленный Эрстейлом сосед последовал примеру.<br><br>Порадоваться этому, однако, было некогда: через мгновение в комнату галопом влетел принц, причем и пуля, и болт просто отклонились от него в стороны, будто от невидимого щита; за ним под этим прикрытием в комнату ворвались еще двое нападающих.<br><br>Чтобы достичь Эрстейла, принцу потребовался один прыжок. Эрке перекинулся и прыгнул, целясь ему в лицо, но не успел: через долю секунды принц схватил Эрстейла за руку — и внезапно рассыпался пеплом, так что Эрке пролетел мимо. Потом все окончательно смешалось: вокруг мелькали копыта, он стрелял, что-то опрокидывалось, а вокруг летали листки бумаги. Чтобы разделаться с оставшимися нападавшими, им потребовалось всего несколько секунд, но они казались бесконечными.<br><br>Наконец все стихло. Эрке какое-то время дико озирался по сторонам, потом, выдохнув и опустив оружие, встревоженно подскочил к Эрстейлу:<br><br>— Вы не пострадали?<br><br>Эрстейл, с интересом рассматривавший свою левую руку, молча покачал головой.<br><br>— А как вы это сделали? Это тоже эльфийская магия?<br><br>— Нет. Полагаю, просто, как и сказала госпожа Лиэ, наш Апокалипсис близок. Нечисти определенно не стоит прикасаться к ангелам. А вот остальным, полагаю, может пойти на пользу.<br><br>Он протянул руку к Эрке — и даже не успел прикоснуться к коже, как с ладони того исчез заработанный в драке ушиб. Они почти невольно улыбнулись друг другу — а потом, оглядевшись, заметили белые лошадиные ноги, скорбно торчащие из-за перевернутого стола. Эрстейл, как будто чуть не сплюнув, обвинительно ткнул в них пальцем:<br><br>— Они убили Атису!<br><br>— Сволочи! — возмутился Эрке.<br><br>Тут, однако, из-за стола донеслось слабое:<br><br>— Я в порядке, упал просто...<br><br>Пока Эрке помогал Атисе подняться, Эрстейл, на прощание поспешно сгребавший в кучу приглянувшиеся журналы, процедил:<br><br>— Так. Сейчас летучки еще кого-то предупредят, и за нами явится армия. Уходим. Мне нужно на качели, только, — он посмотрел на свою чуть светящуюся ладонь, — сначала нужно поговорить с господином, предупредить насчет Беок, чтобы он ее не обнимал на прощанье или вроде того. Раз уж он Смерть, конкретно его касание сейчас будет убийственным для всех, кроме других Всадников.<br><br>На мгновение Эрке подумал, что им нужно будет вернуться в бальный зал, но сразу после этого неожиданно почуял, что император сейчас был чуть в стороне от него и ниже — это было странное ощущение, такое же четкое, как ощущение притяжения металла к магниту.<br><br>— Кажется, он ушел из зала...<br><br>— Да, я знаю.<br><br>— Это магия? Как мы его чувствуем? — Эрке тоже принялся искать куда-то отлетевшие во время драки счеты (заодно он углядел и сунул в карман рекламные пробники осознанности и нирваны от какого-то монастыря).<br><br>— Ну, вы же пили его кровь. Мне и кровь пить не нужно. В буквальном смысле, как минимум, как бы он ни причитал по поводу смыслов переносных. Это был не показушный ритуал, скажем так.<br><br>Эрке наконец выудил счеты из-под груды бумаг и виновато показал их Атисе:<br><br>— Это ваше?<br><br>Тот равнодушно на них глянул:<br><br>— Нет, это собственность замка. Они уже были, когда я пришел.<br><br>— А вы на этих счетах гадали, когда сказали вначале про уничтожение?<br><br>Тот только покачал головой.<br><br>Наконец вся добыча оказалась запакована в хомяка, и компания выскользнула наружу. Эрке стало не по себе — казалось, что коридор стал уже, а тени гуще. Атиса немного провел их по коридору, затем свернул в одну из комнат. Та оказалась завалена сломанной пыльной мебелью; в ее углах что-то постанывало, скреблось и шуршало. Атиса шепнул:<br><br>— Здесь есть выход на тайную лестницу вниз. Так мы, ну, срежем путь и не наткнемся на стражу. И постарайтесь не шуметь, а то тут бабочки завелись.<br><br>Эрке на всякий случай нащупать рукоять пистолета:<br><br>— А что за бабочки?<br><br>— Ну, знаете, у некоторых видов для отпугивания всякие глаза там или хищные морды на крыльях появились, а у этих рисунок в виде экзистенциального кризиса и тщетности бытия. — почесав затылок, он шепнул: — Я так даже одну с осуждением социума видел.<br><br>Наконец они добрались до лестницы и начали опускаться вниз — причем Эрке отметил, что передвигался Атиса вполне уверенно, разве что крепко держался одной рукой за поручень. Может, и дома лестницы перестраивать не придется?<br><br>До них вновь начала долетать музыка из зала. Криков и метушни слышно не было, однако местные силы явно активизировались — их путь все чаще пересекали привидения, а по углам и как будто даже в стенах слышались шорохи, словно нечто гигантское просыпалось вокруг.<br><br>Наконец они опустились в запущенный склад с коробками и успели пройти его до половины, когда из-за одного угла вынырнула гаремная брюнетка — насколько помнил Эрке, интересовавшаяся камнями. Она вопросительно кивнула на Атису и, когда Эрстейл вполголоса отозвался: «Свой», с сияющими глазами пошла с ними рядом:<br><br>— Смотрите, что нашла! — девушка вытащила из кармана большую ракушку. — Вот, если к уху приложить, песни сирен слышны, сейчас вот рэп передают. А главное, — на этот раз у нее в руке оказалась вроде как пригоршня крупных разноцветных светлячков, — смотрите, настоящие морские звезды! Вот морской квазар, вот пульсар, вот нейронная морская звезда, а вот смотрите, черная дыра — аквариум дома сделаем, да?<br><br>Наконец за следующей дверью оказалось полуподвальное помещение вроде склада. Эрке сразу услышал голос императора — тот явно был уже в человеческой форме. Завернув за угол, они увидели его сидящим на большом ящике в компании Рельшен. Беок стояла рядом. Чуть поодаль расположились Лиэ и Чандраканта. (Последнюю Эрке захотелось в виде эксперимента потрогать за руку — все же прикосновение Голода теоретически было самым безобидным вариантом, — но потом он передумал: в панике искать ближайший холодильник, пока все будут веселиться, было бы обидно).<br><br>Краситель на подковах Беок уже начал понемногу облезать, так что кое-где в трещинах поблескивало стекло.<br><br>Эрстейл ускорил шаги:<br><br>— Что вы тут делаете?<br><br>— Хочу дать ей кровь, — откликнулся император весело.<br><br>— Стойте, нельзя прикасаться! Апокалипсис берет силу, она может умереть! Такая помощь — это я не знаю, как молотом Тора коленный рефлекс проверять с размаху!<br><br>— Ага, мы заметили. Да не умрет, я дома еще набрал, — император достал из кармана и поставил рядом с собой небольшой флакон, потом кивнул на Атису, — а это у нас кто?<br><br>Пока тот, запинаясь, объяснял про себя и дерево, Беок резким и нервозным движением схватила флакон, содрала крышку и опрокинула содержимое себе в рот — кажется, в преддверии полуночи ее уже мандражило до трясущихся рук. Император тут же нахмурился и, жестом прервав объяснения Атисы, проговорил:<br><br>— Так, стоп, мне это не нравится. Домой тебе возвращаться опасно. На причины сейчас нет времени медитировать, просто нельзя. Тем не менее, Агнес нужно выманить, — он задумался, — я мелкие осколки зеркала велел разложить на пути, это сделали?<br><br>Лиэ, тем временем с интересом изучавшая «карту дерева», отозвалась:<br><br>— Ага, я узнавала, они где-то до полпути к тому дому их натыкали. Если Агнес решит их собирать, на половину ночи развлечения хватит.<br><br>Доносившаяся из зала музыка изменилась, как будто пошла на убыль — кажется, бал подходил к концу.<br><br>— Хорошо, — тише сказал император. — Беок, слушай, — раз домой тебе пока нельзя, вымани Агнес, а потом прячься от нее, пока мы не освободимся, там уже решим, как ее принести в жертву. Надеюсь, она убьет достаточно времени, собирая осколки. Так, где бы тебе укрыться... К нам возвращаться нельзя, ты должна от меня вроде как убежать....<br><br>Атиса осторожно подал голос:<br><br>— Там внизу есть укрытие, из которого я наблюдал за корнями и нечистью. Может, я проведу ее туда? Главное, чтобы Агнес не увидела, что она туда свернула.<br><br>— Ты мертвый, она живая. Проблем может быть больше, — император глянул на Беок. — Впрочем, сама что думаешь?<br><br>— Мама, то есть вторая мама, то есть Зои, научила меня делать защитные круги, — кашлянув и обхватив себя руками, чтобы скрыть их дрожь, достаточно твердо отозвалась та.<br><br>— Ладно, договорились. По моим ощущениям вроде бы даже там безопаснее, чем дома. Тогда вперед. Осталось десять минут. Подкову можешь отдать здесь, потом нужно будет убегать.<br><br>— А это по правилам?<br><br>— Ну, я медленно погонюсь, ты убегай. Давай вот в противоположный угол отойдем для разбега, когда начнется.<br><br>Потом Эрстейл ушел на свои качели, а оставшиеся принялись поспешно обсуждать дерево. Эрке подобрался поближе к императору — ему ужасно хотелось рассказать и про счеты, и про сражение в секретарской, но сейчас, конечно, было не время. Успеется еще.<br><br>Наконец в зале все стихло. Рельшен, усмехнувшись, протянула руку к побледневшей Беок. Черная краска на подковах той уже облезла и отвалилась хлопьями.<br><br>— Иди сюда.<br><br>Та приблизилась, и Рельшен поцеловала ее в лоб.<br><br>А потом из зала послышался первый удар часов.<br><br>Поцелуй Войны со всей очевидностью сработал как надо — тремор у Беок вмиг прекратился, и вообще она стала похожей на царственно-спокойный топор, уже занесенный над плахой.<br><br>Второй удар.<br><br>Улыбнувшись, Беок тряхнула головой, шепнула: «Спасибо» и направилась в угол. Подмигнув Эрке, император последовал за ней.<br><br>Лиэ и Чандраканта, показав им в поддержку кулаки, спешно направились в зал. Рельшен достала из кармана обычную металлическую подкову, намазала ее клеем, положила на пол и, запрыгнув в седло рыжей лошадки, последовала за ними.<br><br>Под бой часов Беок на несколько метров отбежала от императора, потом стукнула по стене задней ногой — Эрке подумал, что подкова там была посажена на другой клей, потому что отвалилась сразу. Затем наступила на оставленную для нее железную подкову — та мигом прихватилась — и помчалась в зал.<br><br>Нервно глядя ей вслед, Атиса пробормотал:<br><br>— Апокалипсис — это страшно.<br><br>— Да не, как Фенрир за бочок укусит, — весело отозвался император, подбирая подкову. — Дуй давай на улицу, лучше жди ее там.<br><br>Затем, обернувшись оленем, он бодрой рысцой направился на выход.<br><br>***<br>Музыка в зале больше не играла и лампы стали гораздо тусклее, зато теперь тут клубились настоящие облака привидений. За троном Агнес столпились придворные; среди них Эрке углядел и пару наклави. Оставшиеся принцы стояли слева у трона, чему-то посмеиваясь. Тэкео со скучающим видом рассматривал свои ногти.<br><br>Гости с опущенными головами стояли вдоль стен — кажется, пришло время выбирать жертву. (Трагический накал портили только гаремные, громко хрустевшие попкорном, уже без особого стеснения обсуждавшие добычу, сетовавшие на нехватку хомяков, а заодно спешно делившиеся информацией о местах, которые еще можно было распотрошить — как понял Эрке, изрядную бочку керосина в этот костер плеснул Эрстейл, по дороге на качели шепнувший кому-то о комнате с украшениями).<br><br>Агнес поднялась, сияя.<br><br>— Итак, спасибо гостям за визит. В этот раз с нами останется...<br><br>— Эй! Агнес!<br><br>Помахивая хвостом, Беок вразвалочку вышла на середину зала. Повернувшись к трону, она ослепительно улыбнулась.<br><br>— Твоему гробу конец, Агнес. И твоему замку. И тебе.<br><br>Прежде чем кто-то успел отреагировать, Беок встала на дыбы, сверкая подковами на передних копытах — а потом, развернувшись, бросилась наутек.<br><br>Секунду царила потрясенное молчание — а потом Агнес метнулась за ней черным сгустком темноты. Еще через мгновение этот сгусток сбила в прыжке гигантская тварь — смутно похожая на огромного кота с двумя хвостами.<br><br>Их драка длилась всего несколько секунд, но Беок хватило этого времени, чтобы скрыться за дверью. Потом, отшвырнув противника к стене, Агнес под изумленные вопли присутствующих наконец вылетела из замка.<br><br>За ней помчались пришедшие в себя принцы — правда, у них скорость была поменьше. Олень тоже рванул вперед; он первым добрался до входа, лихо развернулся и низко склонил голову — точно подгадав момент, чтобы поднять самого резвого принца на рога.<br><br>Казалось нереальным, что у этого конфетно-игрушечного на вид создания оказалась такая силища: здоровенный кентавр взмыл в воздух, как тряпичная кукла. Видимо, император хотел швырнуть его в других, но не получилось — через секунду вампир просто рассыпался пеплом.<br><br>Пятерых оставшихся принцев это заставило притормозить; еще отчаяннее стало торможение, когда вместо оленя перед ними оказался гигантский серебристый медведь.<br><br>Победить инерцию и остаться от монстра на расстоянии — пусть даже путем падения — удалось четверым. Пятому не повезло — он так разогнался, что, даже рухнув, проскользил вперед, оказался рядом с огромной лапой и через мгновение осыпался пеплом (впрочем, Эрке подумал, что тут уже и «касание Смерти» особой роли не играло — вряд ли кому-то удавалось выжить с раздавленной до состояния блина головой).<br><br>А потом медведь чуть склонил голову, вдохнул — и издал такой оглушительный рев, что в зале чуть не повылетали окна (Эрке мог бы поклясться, что дрожал вообще сам замок, и даже корни попытались втянуться внутрь стен).<br><br>Рев громовым эхом прокатился по помещению, как будто уничтожив все остальные звуки: во всяком случае, когда он утих, тишина царила пронзительная. Оставшихся принцев как ветром сдуло — вся нечисть теперь сбилась за троном. Гости по-прежнему стояли вдоль стен — правда, теперь со смешанным выражением лиц, в которых сквозь общую ошалелость и страх пробивалось что-то вроде интереса.<br><br>На несколько секунд все как будто замерло — а потом до них донесся приближающийся цокот копыт. Это разрушило общее оцепенение: император принял человеческий облик, и, лучезарно улыбнувшись публике, подхватил оставленную возле входа палку. В зале наконец послышалось возбужденное перешептывание со стороны обычных гостей — вместе с бурными аплодисментами и возобновившимся хрустом попкорна со стороны гостей гаремных.<br><br>Через секунду император запрыгнул в седло как раз въехавшего в зал пегаса, и к нему тут же присоединились вынырнувшие с боков Рельшен и Чандраканта. Это породило еще больше шепота и волнений — перешедшего во взвизги, когда одно из окон распахнулось, и в него влез Регар.<br><br>— Здрасьте, — прогудел тот вежливо, явно выискивая взглядом Лиэ. Та, с коробкой в руках и уже в маске чумного доктора (из-под которой самым диким образом выбивались разноцветные дреды), помахала ему рукой и подскочила ближе.<br><br>А когда и она оказалась верхом, как будто что-то изменилось в самой структуре пространства. Эрке трудно было описать это словами: произошло небольшие изменение не то гравитации, не то электромагнитной структуры, не то плотности воздуха, не то всего сразу — так, как будто картинку переложили на другую подложку. Ему, впрочем, стало спокойно — поглядывая одним глазом на действо, он наконец открыл ближайшую клетку с феей и та мигом упорхнула наверх. Нужно было еще подумать о превращении Тэкео, но это потом, потом, неважно.<br><br>Тем временем от одной из стен отделилась подвесная платформа-трибуна, очевидно, пристроенная Свеном. Под нарастающий гул голосов Регар взобрался на нее по стене, и Лиэ, выхватив из-за пазухи микрофон, радостно провозгласила:<br><br>— Всем гостям доброй ночи! Меня зовут Лиэ, и сегодня я буду вашей Чумой, а заодно ведущей нашего небольшого лампового Апокалипсиса. Гостей заранее попрошу не беспокоиться. Все лотерейки получили? Держите их поближе к себе, там защитные знаки. А? — она чуть наклонилась, прислушиваясь. — А секунду, Регар хочет гарцевать.<br><br>Эрке тем временем открыл вторую клетку и направился к третьей; по пути кто-то из своих сунул ему под руку стакан попкорна. Взяв пригоршню, он заодно окинул взглядом лица остальных гостей и подумал о том, что если бы были приборы, измеряющее степень офигения на квадратный метр, они бы уже зашкаливали. Чувствовать принадлежность к тем, кто удивлял, а не удивлялся, было невероятно приятно.<br><br>Чуть повозившись, Регар встал на задние четыре лапы и картинно вскинул передние четыре. Гаремные гости радостно зааплодировали; вслед за ними уважительно похлопали и остальные. Когда он опустился на место, Лиэ картинно поправила дреды и радостно провозгласила:<br><br>— А перед тем, как мы <strong>действительно</strong> начнем, предлагаю послушать хорошую музыку!<br><br>Свет ламп погас; в сиянии прожекторов и вихре блесток с потолка опустились качели.<br><br></div>