Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Светская

Реферальная ссылка на главу
<div>Зал освещался расположенными по периметру тусклыми лампами. Первым, что бросилось в глаза Эрке, был пол: его левая половина была обычной, ровной, а на правой почему-то перемежались канавы и горки разной степени пологости. Стены были декорированы лепниной в виде роз и клетками вроде как с цветочными феями. Тут пахло гнилью, как в подземелье, только слабее, а чуть ли не со всех сторон тянули холодные сквозняки.<br><br>Потом Эрке взглянул в сторону оркестра — и чуть не свалился со спины оленя. Там играли сплошь кентаврские скелеты, да не простые, а расположенные внутри привидений — видимо, своих же. Инструменты были частично вмонтированы в верхние и нижние ребра музыкантов, а часть струн просто прикреплялась к костям и тянулась между разными скелетами.<br><br>На ровной половине зала было много невеселых пар или групп, явно старавшихся привлекать к себе поменьше внимания. Кое-где сновали слуги явно зомби-вида.&nbsp;<br><br>Эрстейл поставил палку императора у входа, после чего «опоздавшие», осмотревшись, направились к возвышению, где на троне восседала Агнес. Запах гнили тут был самым сильным, и сквозняки самыми мерзкими, как будто липкими.&nbsp;<br><br>Сейчас Эрке пришлось делать над собой усилия, чтобы сохранить почтительно-восторженный вид. Все-таки образ жизни (вернее, смерти) явно наложил свой отпечаток, так что, несмотря на гармоничные черты лица, Агнес выглядела жутковато; показанная их собственным зеркалом златовласка была хоть и малохольней, но гораздо приятнее. Украдкой разглядывая хозяйку бала, Эрке подумал: видимо, как градация цвета, по словам бледного, может быть «горизонтальной», так и красота — приятной или нет.<br><br>По счастью, в приветствии ему участвовать не пришлось, только посидеть с благоговейным видом, пока Эрстейл от лица новоприбывших выражал восхищение. Тем временем бледный вполголоса, но особо не скрываясь, доложил Тэкео «об убийце». Тот, кажется, схватил все на лету — мельком скосил глаза на оленя, потом быстро подхватил игру, уже сам пересказав Агнес новость о замеченном неподалеку наемнике. Она серебристо засмеялась:<br><br>— О, я уверена, это кто-то из тех завистниц его подослал. Ничего, уверена, увидев меня, он переменит свое мнение. Так всегда бывает.<br><br>Наконец Свен получил разрешения на подготовку зала к «выступлению артистов», и они смогли отойти.<br><br>Эрке с императором почти сразу остались одни — Эрстейла уволокла за локоть рыжая гаремная девушка, пришедшая с первой группой, Свен умчался по своим делам, а бледный задержался около Агнес.<br><br>Оглядевшись, Эрке увидел среди гостей Зои с дочерьми и подумал, что неплохо было бы с ними поболтать, но засомневался, можно ли ему даже в маскировочных целях дергать оленя за рога и направлять его движение. Тот тем временем направился к призрачно-скелетному оркестру и успел пройти несколько метров, прежде чем их окликнули.<br><br>Оглянувшись, Эрке увидел, что за ними увязался один из принцев-кентавров. У него были сощуренные глаза и узкое длинное лицо, на котором довольно странно смотрелись пухлые, капризно оттопыренные губы. В руках принц вращал такой длинный мундштук, что тот больше походил на трость. Кентавр с улыбкой смерил Эрке очень неприятным взглядом.<br><br>— Так вы из гаре-ема?<br><br>Ежась под вонючими холодными сквозняками, Эрке машинально одернул камзол. Рельшен говорила, он был пропитан составом, скрывающим оборотнический запах, но сейчас вдруг захотелось, чтобы тот был покрепче.<br><br>— Да. Вашшвество.<br><br>— М-м-м, как инте-ересно, — за новый взгляд ему захотелось выцарапать глаза. — А у вас бывают оргии?<br><br>Эрке чуть поднял глаза, пытаясь вспомнить слово.<br><br>— Ну, — принц ухмыльнулся, — извращенное ве-еселье.<br><br>— А, это. Конечно. Вот на прошлой неделе мы с друзьями играли в «угадай слово», мне выпало изображать второй парадокс теоремы Нека.<br><br>Кажется, на несколько секунд принц совершенно завис, потом подозрительно осведомился:<br><br>— Почему ваш оле-ень ржет?<br><br>— Ну... так это порода такая. Неаполитанский ржущий олень.<br><br>Принц с некоторым трудом согнал с себя оторопелый вид и попытался зайти с другой стороны:<br><br>— А вы ра-аньше общались с вампирами?<br><br>Эрке лихорадочно перебрал в памяти всё свое означенное взаимодействие, чтобы не совсем уж с нуля сочинять. То, как пролезшего в замок приблуду они всем гаремом насмерть загоняли, вряд ли годилось, как он сам учился стрелять по местным вампирам из перпендикулярума, тоже; да и о последнем происшествии с карикатурой и ответной надписью «сам дурак» на дереве вряд ли имело смысл рассказывать. Хотя....<br><br>— Ну да. Недавно был визит одного из представителей местной диаспоры в замок. Мы провели гостю активную экскурсию, заодно продемонстрировали достижения. Еще ваши соплеменники очень помогли мне в овладении оружием. Наконец, недавно у нас был обмен живописным искусством, я получил очень интересный аналитический разбор своей работы.<br><br>— А ваш импе-ератор?<br><br>Ну, если под императором понимать играющего его роль Тэкео и резиновую женщину, которую он этим вампирам подсунул....<br><br>— Да, он внимательно относится к этой теме. Недавно был совместный перфоманс, посвященный современному, — чуть покраснев, Эрке все же твердо добавил, — эротическому искусству. По мнению одного из участников с вашей стороны, получилось улетно.<br><br>Тут голосу рассудка наконец дали рупор, и Эрке сообразил, что от принца нужно отделаться побыстрей, иначе он с Золушкой толком пообщаться не даст. Тот как раз все с тем же мерзким взглядом протянул к Эрке руку, как будто намереваясь поправить что-то в одежде, но олень, дернув головой, ощутимо врезал ему рогом по руке.<br><br>— Ой! — кентавр шарахнулся назад и покачал головой, попытавшись изобразить ласковый укор, хотя его глаза полыхнули злобой, — вам более послу-ушное животное не могли дать?<br><br>— Нет, мне специально самое вредное и глупое животное дали, — кротко отозвался Эрке, ощутив неожиданный прилив вдохновения. — Я же шут.<br><br>Секунду принц с вытаращенными глазами пялился на него, потом, чуть не сплюнув, исчез среди толпы. Эрке выдохнул, потом прижался лбом к затылку оленя:<br><br>— Простите, пожалуйста. Я...<br><br>Олень неожиданно вскинул голову, так что короткий отросток его рога коснулся виска Эрке, и в голову того словно бы сами собой потекли слова: «Ты все правильно сделал. Молодец. А теперь давай посмотрим, где остальные, хочу проверить, все ли в порядке». Осмотревшись, он первым делом направился к Мизуки, болтавшей неподалеку с двумя другими принцами; потом снова прижался рогом к виску: «Кстати, надеюсь, уже скоро я тебе покажу, каким я бываю животным». Счастливо покраснев, Эрке прижался лбом к затылку оленя, чуть не поцеловав его.<br><br>Как выяснилось, у Мизуки было все распрекрасно: оба принца с остекленевшими глазами слушали гипнотически-монотонную речь о лепестках сакуры на забытом веере, Луне, камышах в тумане, лучах Солнца на лезвии меча и блеске звезд на чешуе карпа. Эрке уже кое-что понимал в особенностях речи будущей сестры и сейчас быстро сообразил, что она таким образом доносит мысль «дорога прошла нормально» в ответ на чей-то опрометчивый вопрос. Он не мог не оценить подобную виртуозность: дома Мизуки обычно щадила собеседников, отвечая более-менее кратко, но здесь дала себе волю — причем в ее витиеватых конструкциях сквозил уже явный сладострастный садизм.<br><br>Одобрительно покачав головой, олень прошел дальше и Эрке, чуть поерзав, крепче взялся за рога. Это было приятно. Сжимать коленями его бока было очень приятно.<br><br>В зал протиснулся Джеор, видимо, уже проводивший Рельшен с Лиэ; на взгляд императора он проговорил одними губами: «Все нормально, уехали». Кивнув, олень прошел дальше.<br><br>Чандраканта была на волне успеха — она уже вполне освоилась с протезным кентавро-телом и сейчас исполняла брейк в кольце уважительно ахающих гостей. Эрке склонил голову, прикоснувшись виском к рогу.<br><br>— Можно спросить? Когда вы ходили к тому королю, к которому вам со всеми запретили приходить, с ней-то почему запретили?<br><br>«Из-за танца с саблями. Может, сегодня покажет. А вообще я ж говорю, эти клоуны из ничего трагедию устраивают — подумаешь, Шагель, тому Шагелю уже лет десять пропуски на кладбище ставили. Причем главное этот баран сам же сослепу полез ближе посмотреть, а она виновата осталась. Ну не придурки?».<br><br>Рыжая девушка, прежде утащившая Эрстейла, подскочила к ним и погладила оленя по морде, возбужденно прошептав:<br><br>— Какой оркестр, ага? Представляете, они тут раньше выступали, лучшие музыканты страны, а когда Агнес пришла, они хотели уйти, а она всех убила и магическим принуждением заставила дальше выступать. Заберем же их, ага? Они все согласны, Эрстейл сказал, у нас по трудовой нормально работать будут, они все обрадовались и согласны!<br><br>У оленя чуть пар из ноздрей не вырвался. Девушка, ничуть не испугавшись, прижалась к его морде щекой; Эрке показалось, что она мысленно отсчитала «Три. Два. Один». Еще раз для проформы фыркнув, олень задумчиво постучал по полу копытом и потянулся рогом к ее голове. Эрке тоже прижался виском: интересно же!<br><br>«Сколько они готовы отчислять в казну с выступлений?»<br><br>— Они сказали, им деньги почти не нужны, так что семьдесят процентов с местных и девяносто с зарубежных гастролей, они все равно мир хотят повидать, — страстно прошептала рыжая. — Мы с Эрстейлом посчитали уже, это только с первых зарубежных гастролей от шести миллионов в госбюджет придет! Вы что, такая экзотика! А в перерывах между гастролями они смогут в столичной филармонии выступать.<br><br>«Нет, под них отдельное помещение нужно. Нечего консервативную публику распугивать, да и под строительство сотню рабочих мест можно будет создать, и потом пару десятков под персонал. Ладно уж, скажи им, когда все начнется, пусть выметаются на улицу от греха подальше и нас там ждут. Через нашу охрану сама их проведешь».<br><br>Страстно поцеловав оленя в нос, девушка упорхнула. Эрке проводил ее взглядом, а потом, склонившись, взволнованно прошептал:<br><br>— Смотрите, вон на полу возле стены, мне кажется, это те корни, которые я в подземелье видел!<br><br>Оглядевшись, олень прогулочным шагом направился в указанное место. При ближайшем рассмотрении стало видно, что корни кое-где разломали паркет и пошли выше по стене, углубившись в нее.<br><br>«Так. Похоже, эта дрянь оплетает весь замок. Когда ты был внизу, ты точно не видел никакого дерева? Может, оно само маленькое, корни по бокам?».<br><br>Эрке виновато пожал плечами:<br><br>— Если и было маленькое, я не заметил.<br><br>Олень с деланно рассеянным видом пошел вдоль стены. «Хорошо, предположим, что дерево растет вниз головой. Первый раз с таким сталкиваюсь — но, надеюсь, во вселенной меня ждет еще миллиард вещей, с которыми я однажды столкнусь впервые».<br><br>Несмотря на загробную музыку, зловоние и промозглые сквозняки, Эрке затапливало восторгом. Не только соприкасаться с императором, но еще и вроде как вместе с ним что-то расследовать — это было чистым счастьем, и это счастье принесло с собой озарение. Эрке наклонился ниже, погладил оленя по теплой шее и прошептал:<br><br>— Если две матрицы, сталкиваясь, входят в противодействие, может, они в чем-то начинают действовать наоборот? Ну то есть тыквы на том поле я видел, они растут как положено, корнями вниз — так может тут какое-то дерево из-за этого соперничества как бы в перевернутом отражении расти начало?<br><br>«Интересная мысль. И знаешь еще что? Матрица Агнес явно слабее восьмого уровня, в ней гораздо больше неточностей — после поцелуя она так по факту в гробу и осталась, мужиков своих семерых тоже уже после попадания в гроб обрела, хотя должно быть наоборот и прочее. А знаешь, какого еще ключевого элемента не было, если верить рассказу Зои?».<br><br>Эрке быстро перебрал в памяти историю Ангес. Мачеха загнала ее в гроб по сути только тем, что его сделала, значит...<br><br>— Яблока, — прошептал Эрке. — В истории не было отравленного яблока.<br><br>«Вот именно. Но насколько я понимаю, эта матрица хоть и не самая сильная, но и не самая слабая, все ключевые элементы в ней должны присутствовать, пусть и в искаженном виде. Из гроба лилась кровь — возможно, он и стал тем семенем, из которого это милое деревце-наоборот выросло».<br><br>— Есть закурить? — раздался над ухом Эрке писклявый голосок.<br><br>Вздрогнув, он огляделся в поисках источника звука и наткнулся взглядом на одну из сидевших в клетке феечек. Та, правда, выглядела очень уж специфически: у нее были черные крылышки и черные губы, черное платье с застежками в виде черепов и высокие черные сапоги на высоких платформах. Олень тоже поднял голову. «Ого, это цветочные феи с цветов зла. Бодлеровка обыкновенная, если я породу не путаю. Не часто их встретишь».<br><br>— Я не курю, — растерялся Эрке. — А вы здесь в плену?<br><br>— Мы все в плену жизни перед вратами смерти, — высокомерно отозвалась фея, потом, сморщившись, добавила: — Но в общем да.<br><br>Эрке склонился к оленю:<br><br>— Мы же их отпустим, да? Домой брать не прошу, нашим феям они сильно вряд ли понравятся, но отпустить нужно?<br><br>«Да, зачем лишние жертвы. Займись, когда все начнется. А парочку, может быть, и прихватим в новую филармонию для атмосферы».<br><br>В это время в зале послышался пронзительный писк, и к трону Агаты спланировали две летучие мыши. Эрке замер, превратившись в слух, только сердце заколотилось панически — мало ли, что эти летучки ей сейчас напищат? Олень тоже напрягся, как бы невзначай подбираясь ближе. До них донесся рассерженный голос Агнес:<br><br>— Вот негодные ленивые паразиты! Знаю я уже про чужака, знаю, вы бы еще через неделю добрались! Все, пошли вон.<br><br>Кажется, одна из мышей пыталась что-то добавить, возможно, по поводу того, в каком интересном месте этот самый чужак нашелся, но Агнес отрезала:<br><br>— Все, не мешайте мне общаться, лучше поищите его и доложите, где он прямо сейчас, — взглянув на большие настенные часы, она добавила, обращаясь уже к Тэкео, — если Дисар не принесет камею через пять минут, отправлю кого-то другого, а этому негодяю устрою потом знатную выволочку. Час назад же отправила!<br><br>Тот опустив глаза, прошелестел:<br><br>— Не сердитесь на него, госпожа. На его месте, получив возможность немного побыть в вашей комнате и полюбоваться в ваше зеркало, то есть на вашу красоту, я бы не упустил этот шанс. И, по правде сказать, я сам предпочел бы сейчас смотреть на вас, а не на камеи, пусть даже самые антикварные.<br><br>Та засмеялась; отвернувшись, олень направился дальше. «Напомни, что нужно будет сделать подарок Лиэ».<br><br>…Когда они закончили обход по залу, оказалось, что двух третей гаремных в зале и в помине нет.&nbsp;<br><br>«Черт знает что такое. Опасности для них я не чувствую, но не нравится мне это. А ну, вон кто-то вроде мажордома, у него спроси».<br><br>Они приблизились к зомби-кентавру в парадной ливрее, и Эрке, покашляв, обратился к нему:<br><br>— Простите... А вы знаете, куда часть наших делась? А то мне передать кое-что нужно...<br><br>— А, — кивнул тот, со сдержанным любопытством рассматривая диковинного оленя и его всадника, — да, многие ваши разошлись по экскурсиям. Они попросились, и госпожа Агнес милостиво позволила им навестить ряд наших помещений в сопровождении слуг.&nbsp;<br><br>Эрке почувствовал, как олень под ним как будто окаменел.<br><br>— Каких помещений?<br><br>— Операционная для зомби, хранилище артефактов третьей и второй степени, оранжерея с магическими растениями, склад магического оружия, склад магических зелий. Отмечу, что свои талисманы они все получили.<br><br>— Какие талисманы?!<br><br>— Ну как же. Они сказали, что им нужны талисманы, и перед тем, как отправляться на экскурсии, подходили вон к тому молодому человеку с перьями на косах и брали у него хомячков. Эм... а почему ваш олень бьется головой о стену?</div>