Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Подковы

Реферальная ссылка на главу
<div>Мгновение Эрке провисел на когтях, отчаянно пытаясь упереться в стену провала задними лапами, но под ними все крошилось. Превращаться в человека, чтобы позвать на помощь, было нельзя — и труба, и провал были слишком узкими, так что его просто расплющило бы. В конце концов, почувствовав, что передние лапы уже съезжают вниз, он успел отчаянно мяукнуть, постаравшись вложить в этот звук максимальное «Спасите!!!» — а потом рухнул вниз, как будто во всасывающее его горло.<br><br>Под лапы в полете пару раз попадались корни — в итоге они рвались, обдирая кожу с подушечек, но все же позволяли немного замедлить падение.<br><br>В конце концов провал расширился и Эрке выпал в пустое темное пространство — судя по ощущениям, уже ниже уровня земли. Пары благословенных секунд хватило, чтобы перевернуться в воздухе лапами вниз — после чего он рухнул на что-то скользкое и корявое, сразу же больно скатившись вниз по клубку толстых не то корней, не то стеблей.<br><br>Оказавшись наконец на твердой поверхности, Эрке прильнул к земле, пытаясь отдышаться. Судя по всему, под лапами был каменный пол какой-то пещеры. Здесь было холодно и сыро, к тому же до рвотных позывов воняло гнилью и затхлой водой. Да и темнота царила, хоть глаз выколи — чтобы что-то разглядеть, даже его кошачьему зрению требовался хоть слабый источник света, которого здесь не было.<br><br>Дрожа, Эрке чуть полизал ушибленные бока и ободранные лапы (они оказались измазанными чем-то вроде растительной гнили), затем прислушался. Сверху доносилась чуть слышная музыка. Еще, кажется, далеко-далеко шумела вода. А еще через пару секунд стал слышен цокот копыт — и сердце сделало перебой. Кажется, на том докладе шпионы говорили о подземных озерах — он что, в подвал замка аж из башни ухнул? И здесь есть эти самые лошади-людоеды?<br><br>Прижимаясь к земле, Эрке бросился обратно к слизким корням и немного залез по ним наверх, цепляясь когтями, чтобы не срываться вниз. Они оказались немного теплыми, но от этого было еще тошней — казалось, это было тепло не живого организма, а разогретого трупа.&nbsp;<br><br>Продолжая карабкаться наверх клубка, Эрке задрал голову. О радость — сверху пробивался свет фонарика, а через несколько секунд его пересекла тонкая темная полоса — веревка! Значит, свои услышали его панический мяв и верно его растолковали.<br><br>Оставалось только увидеть свой конец веревки — но луч сюда не доставал. Эрке рискнул превратиться в человека и вцепился в склизкие корни — теперь, в обхват человеческой руки, казалось, что они чуть заметно пульсировали. Фонарика у него не было, но...<br><br>— Ангелочек! — прошептал Эрке.<br><br>Ответа не было.<br><br>— Ангелочек! Подсвети, пожалуйста!<br><br>Ответа не было.&nbsp;<br><br>Наверное, нужна была блестящая идея, как тогда на совещании — но идей никаких не было. Ладно, оставался еще один рискованный вариант.<br><br>— У Эрстейла красивые ноги! — зажмурившись, прошептал Эрке.<br><br>Сверху тут же пролился луч света.<br><br>— Как не стыдно!!!<br><br>— Ой, спасибо... — Эрке хотел добавить «посвети еще», но в следующую секунду от отвращения разжал руки, снова сорвавшись вниз: корни оказались больше похожими на полупрозрачных червей, внутри которых пульсировало что-то темное. Они росли из земли пучком, как будто тут и впрямь было перевернутое вниз головой дерево.<br><br>Цокот копыт стал слышен снова, уже ближе, и Эрке вскочил на ноги, оглядываясь. Ангелок молча взлетел выше, но не пропал, на том спасибо.&nbsp;<br><br>Вокруг клубился густой туман. И он, и темнота поддавалась свету неохотно, как будто были здесь концентрированными. Рядом лежала та самая мертвая трехглазая змея-сигнализация — оказалось, она прикреплялась к этому же клубку. Несколько толстых корней-червей стелились по полу, кое-где взламывая камень, и уходили в туман. А еще тут были оплетенные клубком кентаврские и человеческие останки разной степени разложения.&nbsp;<br><br>Цокот копыт стал ближе и через мгновение из тумана выплыла прекрасная белая лошадь с длинной холеной гривой и богатой сбруей.<br><br>— Лошадка? — прошептал Эрке заискивающе, как будто обращаясь к огромной злой собаке, и заодно пятясь назад к клубку.<br><br>Туман клубился, подступал к ногам призрачной снежной лавиной. Покачивая головой, как будто в такт чуть слышной музыке, лошадь направилась вперед; из тумана показались еще две.&nbsp;<br><br>Эрке уже в кошачьем виде прыгнул так, будто его подбросило пружиной: конец веревки оказался совсем рядом, выше клубка корней всего на полметра, и он почти коснулся ее лапой, но промахнулся буквально на несколько сантиметров, тут же соскользнув по другую сторону.<br><br>Сначала ему показалось, что там был старый лысый всадник. Потом пришло понимание, что у человека не было ног — тело врастало в то место, где должно было быть седло, зато руки у него свисали до самой земли. Потом «лошадь» шагнула вперед, а «всадник» протянул вперед длинные руки и они одновременно открыли наполненные острыми зубами рты.&nbsp;<br><br>Извернувшись и что было сил вцепившись когтями в корни, Эрке попытался вскарабкаться наверх, но одна из передних лап соскользнула из-за слизи, а на задней сомкнулась хватка.&nbsp;<br><br>Решение было молниеносным до неосознанности — обернувшись человеком, он выхватил из-за пояса перпендикулярум и выпустил в грудь «лошади» несколько пуль.<br><br>Серебро подействовало не так эффективно, как хотелось бы: взвизгнув, монстр чуть попятился назад и встал на дыбы, но хватка на ноге Эрке не разжалась, и он по мгновенному наитию завопил, показывая на наклави пальцем:<br><br>— Он ворует детей!<br><br>Ахнув, ангелочек врезал монстру арфой по человеческой голове. Это подействовало немного лучше — наклави пошатнулся и, отпустив Эрке, схватил себя за затылок.<br><br>Эрке прыгнул так, как никогда еще не прыгал, и когда когти впились в благословенную веревку, вцепился в нее с отчаянной силой; инерцией его понесло в сторону уже взобравшихся на «холм» кельпи, но, по счастью, державший веревку почуял тяжесть и потащил ее наверх.<br><br>…Когда спустя несколько вечностей Эрке вновь оказался в комнате Агнесс, вокруг провала сгрудились все, кроме Свена, который возился с гробом. Дверь в коридор была забаррикадирована каким-то сундуком, а на трельяже горела принесенная с собой яркая лампа.<br><br>Уже не думая, можно или нет, Эрке бросился на грудь императору. Тот обнял его, чуть отступив в сторону.<br><br>С минуту они стояли молча. Эрке еще трясло, но сильные объятия понемногу успокаивали, да и вообще облегчение было таким сильным, что стыда из-за своей расклеенности как-то не ощущалось; к тому же он чувствовал, что остальные сгрудились рядом, так что он чувствовал их тепло, и это тоже утешало, а не заставляло стесняться слабости.<br><br>Потом за спиной чиркнула зажигалка, а еще через несколько секунд по воздуху поплыл холодный ментоловый запах «успокоительных» сигарет Рельшен. От него дрожь прошла и в голове наконец немного прояснилось.<br><br>Император развернул Эрке спиной к себе и положил пальцы ему на виски. Через секунду уже проявившася Рельшен осторожно взяла Эрке за руку и начала намазывать его ободранные ладони чем-то вроде розоватого крема.<br><br>— Ты умница, прекрасно справился. Теперь скажи, что ты там видел? — мягко спросил император.<br><br>— Какие-то корни-черви из земли. И лошади. И там много мертвых. И вот те.<br><br>— Наклави?<br><br>— С руками, да. — Эрке даже снова дернулся от ужасной мысли. — А вдруг они сейчас предупредят?<br><br>Качнув головой, Рельшен достала из-за пояса фейского платья небольшой флакон с зеленой жидкостью и бросила его в провал.<br><br>— Это парализатор крепкий. Не предупредят.<br><br>Затем она принялась опрыскивать пульверизатором запачканную землей и слизью одежду Эрке, а император побарабанил пальцами по его животу:<br><br>— Черви-корни — плохо. Понятия не имею, что это, но мне это не нравится. Значит, эту заразу нужно будет выжечь изнутри. Не просто пройтись поверху, а пробиться прямо туда и уничтожить. Что ж, где наша не пропадала. Но в этом случае нужно лично проследить за встречей Беок и Агнес, одна наша Золушка может не справиться. Хм, подумаю.<br><br>В это время от гроба раздался щелчок — Свен наконец победил защелку. Все тут же сгрудились рядом.<br><br>Пару секунд ничего не происходило. Потом по зеркальной поверхности гроба пошла рябь и раздался сонный голос:<br><br>— О, госпожа, вы уже вернулись.<br><br>— Не-а, — весело отозвался император. — Это мы.<br><br>Поверхность зеркала не изменилась, но отражение в нем стало четче, оно как будто мигом проснулось.<br><br>— Кто еще «мы»?<br><br>— Гости.<br><br>Зеркало с сарказмом осведомилось:<br><br>— Хотите узнать, кто из вас прекраснее всего? Вы же мужчины. Не собираюсь даже разговаривать. А, хотя стоп, — отражение Рельшен на пару секунд стало ярче, как будто зеркало присматривалось. — Хм, я тебя где-то видело. Ну неважно. Ты не самая прекрасная. Госпожа красивее.&nbsp;<br><br>В отражении тут же появилась брюнетка с острыми чертами лица — довольно миловидная, но, по мнению Эрке, той же Рельшен в подметки не годящаяся. Видимо, он еще не отошел от стресса, поскольку неожиданно для себя выпалил:<br><br>— Ну и что в ней такого? Как вы вообще их отбираете? Почему они у вас разные?<br><br>— Я знаю истину!<br><br>— Наше зеркало знало истину по-другому, — отозвался Джеор. — Оно чуть матами нас не покрыло, когда ему предложили показать брюнетку.<br><br>На секунду повисло молчание, как будто зеркало пыталось решить, что вообще на такое ответить.<br><br>— Ты не самая красивая, — повторило оно наконец упрямо.<br><br>— И чо, еба?<br><br>— Должна быть элементарная гордость! Ни манер, ни...<br><br>— Тю, у меня премия есть «Золотой оттопыренный мизинчик». Не всякой королеве ее дают, между прочим.<br><br>— Да, — встрял император. — Мы все ею очень гордились!<br><br>Зеркало на мгновение притихло.<br><br>— Да, вот откуда я тебя помню! Как ты его вообще получила?!<br><br>— На эльфийский самогон поспорила. Слыш, чо там за корни внизу?<br><br>— Какие еще корни? Причем тут корни? Ты просто пытаешься увести разговор от своих комплексов!<br><br>Император глянул на часы:<br><br>— Так, все ясно, дела не будет, на отвлеченные темы оно говорить не может и вряд ли в курсе, что здесь происходит. Делаем, что собирались.<br><br>Свен достал стеклорезку; зеркало, явно поняв, к чему идет дело, гордо и надменно запело песню. Все поморщились — по ушам у этого певца явно промаршировал легион медведей, к тому же на вопли могла сбежаться стража со всего замка.<br><br>— Усыпите его!<br><br>Рельшен плеснула на зеркало жидкость — такую же, какой успокоила их собственное зеркало перед переделкой, так что оно мигом замолчало. Джеор приложил шаблон и Свен сделал первый надрез — из которого немедленно хлынула темная кровь.&nbsp;<br><br>— Ай, — он отдернул руку, — вот только полевой хирургией я не занимался! Медсестра, есть что-то заживляющее?<br><br>— Не знаю даже, ну, это попробуй, — Рельшен передала ему флакон. — И вообще я тебе медтетя скорей, еба. Должна же у меня быть элементарная гордость.<br><br>— Согласен даже на медбабушку, — Свен быстро намочил платок и протер место надреза; кровь действительно стала сочиться меньше.<br><br>Рельшен склонилась, осторожно коснувшись стекла недалеко от кровоподтека:<br><br>— И какого хрена?<br><br>Император поморщился, тоже трогая зеркало:<br><br>— Боюсь, у них с Агнес образовалась слишком сильная связь. Возможно, это зеркальная кровь ее жертв. Зараза, нехорошо это, она может почуять бузу раньше времени. С другой стороны, другого плана все равно нет. Делаем, что собирались, дальше по обстоятельствам. Если нападут и придется разделиться, первым делом бегите из замка, здесь она сильнее всего.<br><br>Эрке заметил, как Рельшен и Джеор быстро переглянулись, а потом глянули в сторону и вниз — туда, где был бальный зал.<br><br>Тем временем Свен хотел еще раз смочить салфетку в жидкости из флакона, но Рельшен его выхватила.<br><br>— Больше не дам, нужно чисто для подков оставить. Если Золушка при каждом шаге будет кровищей брызгать, получится концептуальный перфоманс, еба, но слегка подозрительный. Давайте лучше этой крови домой наберем, посмотрим, че за нах.<br><br>— Да, — оживился Эрстейл. — Попробуем, может, для каких-то чернил пойдет.<br><br>Бледный вскинулся:<br><br>— И мне нужна, это может здорово помочь в изучении зазеркальных демонов.<br><br>Император сжал пальцами переносицу:<br><br>— О том, что она может быть опасной, я могу даже не упоминать, да?<br><br>Все трое на него посмотрели как-то задумчиво. Рельшен достала из-за пояса пустой флакон и громко щелкнула его крышкой. Эрстейл указал пальцем за спину императора:<br><br>— Эм... Птичка?<br><br>— Вы понимаете, что это будет самый мародерский апокалипсис в истории мультивселенной? Всадники, покидающие поле деятельности с мешками наворованного — это нормально? И ангел! — он ткнул пальцем в Эрстейла — Тыж ангел!<br><br>— Медсват какой-нибудь, да подотрите блин! — рявкнул Свен. — Мы тут по уши уже в кровище!<br><br>Эрстейл взял с трельяжа платок, и, стирая им кровь под срезом, вкрадчиво отозвался:<br><br>— Это называется не мародерство, а безотходное производство. Я сам опись проведу.<br><br>— То есть займемся бюрократическим мародерством? Ой доиграетесь вы, ой доиграетесь! В замок не тащить, только в лабораторию в РЕТ!<br><br>— Ладно! — дружно и радостно отозвались все.<br><br>Наконец первая подкова была готова: несмотря на сочащуюся по краям кровь, она получилась красивой и блестящей, как и положено настоящей хрустальной туфельке. Рельшен тут же протерла ее края, остановив кровь, и спешно принялась красить под обычное железо. Эрке нашел в глубине комнаты гардероб и сейчас они с бледным рвали какое-то шелковое платье на тряпки для вытирания крови.<br><br>Джеор, державший шаблон для второй подковы, заметил стиравшему кровь Эрстейлу:<br><br>— Если тебе кровь для чернил нужна, так сказал бы. Нужно животных с дойной кровью вырастить. Ну, чтобы быстро ее вырабатывали. И чтобы не резать, допустим, а вентилем откручивать.<br><br>В это время резак на мгновение дернулся, как будто наткнувшись на что-то прочнее обычного стекла. Затем он уже нормально пошел дальше, но зато под полом послышался шорох.&nbsp;<br><br>Эрке навострил уши и, передав Эрстейлу чистую тряпку, подошел ближе к провалу. Император подхватил свою палку, оставленную было у гроба; остальные тоже потянулись за оружием.<br><br>Шорох некоторое время двигался под полом, потом приблизился к провалу — и через секунду оттуда вылетел с десяток летучих мышей, да таких зубастых и крупных, что их можно было счесть скорей летучими крысами.<br><br>Двух их них сбил император; еще несколько упали подстреленными. С трудом сдержав желание прыгнуть в самую гущу стаи (так был риск попасть под выстрел или палку), Эрке в кошачьем виде занял позицию на гробу возле Свена, чтобы прикрыть его в случае чего. Хотелось пострелять, но он не решился (все-таки выстрелы могли оказаться слишком громкими); зато он с завистью подумал, что Эрстейлу огнестрел нужен был, как сансаре второе колесо — миниатюрный арбалет оказался многозарядным.<br><br>Рельшен подменила Джеора на придерживании шаблона, и тот сейчас тоже прикрывал гроб, стреляя по летучим крысам из своей трубки.<br><br>— Нужно было свою кошку брать, — пробормотал он. — И вообще нам летучего прикрытия нужно больше. Белок-летяг каких-то натаскать нужно, что ли.<br><br>Одна из летучих крыс, извернувшись, чуть не вцепилась Свену в лицо, но Эрке в прыжке сбил ее на пол. Свен, заканчивавший вырезать третью подкову, чуть поморщился, отклоняясь:<br><br>— А что, белки тоже летают?<br><br>— Они планируют.<br><br>— Планируют летать? Им авансом название дали?<br><br>Наконец большая часть крыс оказалась замертво лежащей на полу, только две последние, описав полукруг под самым потолком, нырнули обратно в провал; одна из них перед тем, как провалиться, глянула на императора, и ее глаза вспыхнули ослепительным белым светом, как вспышка фотоаппарата.<br><br></div>