Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Подготовительная 3

Реферальная ссылка на главу
<div>После совещания Эрке отправился к себе — спать было еще рано, но следовало решить, на что потратить остаток вечера. Он был доволен, что напросился на отключение сигнализации, как будто теперь про бал можно было и не думать (задача у него есть, а там пусть все идет как идет), да и улучшившее самочувствие радовало. Ну а проклятие... да что проклятие: отметив удачную идею, ангелок пропал, он явно докучать не будет.<br><br>В конце концов Эрке написал письмо Сьяпи и спасенным из лесу близнецам. О предстоящей операции, рассказывать, конечно, нельзя, но такая опосредованная беседа все равно успокаивала — к тому же это был законный повод заглянуть в секретарскую.<br><br>…Как оказалось, с выводом насчет «недокучательности» проклятия он поспешил: стоило только подумать об Эрстейле, как ангелок появился снова — на этот раз рядом с правым плечом.<br><br>— Ты не должен навязывать ему свое общество, — пропел ангелок с мягкой укоризной. — Он же сказал, что не хочет дружить с тобой. Ты должен уважать его мнение!<br><br>Эрке вытаращил глаза и возмущенно вдохнул — тоже еще нашелся советчик! — но озвучить ничего не успел, поскольку от левого плеча раздался гнусавый голос чертенка:<br><br>— Да нифига подобного! Он говорил, что «не друзья», а не что «не хочет»! Глаза разуй, слепандя, он же выделывается только! Сам подумай, нафига он взял брызгалку? Что он, не мог рявкнуть на тебя типа административно как-то, чтобы ты уж точно отстал? Он тут какое-никакое начальство, он мог тебе просто <strong>запретить</strong> его беспокоить, да? Да? И нифига подобного он не сделал!<br><br>Это была мысль.<br><br>— Вот именно, что начальство! — тем временем возмутился ангелок. — К начальству нужно относиться почтительно!<br><br>Чертенок посмотрел на него, как на умственно отсталого:<br><br>— Ты ноги его видел вообще? — затем, отвернувшись от побагровевшего ангелка, он обвинительно заметил Эрке: — И вспомни, после чего вы нормально поговорили-то?<br><br>Засим оба пропали. Эрке почесал висок. Ремарка про ноги, допустим, была совершенно лишней и неприличной (хотя сугубо объективно там конечно да), но вот над формулой «удачного разговора» стоило подумать.<br><br>Ответ пришел сразу: смерть, река (то есть, допустим, проточная вода), выпивка. Эрке призадумался. Снова умирать ради разговора — это уж слишком, но, допустим, можно вообще поговорить на эту тему. Проточная вода? Может, заманить его к фонтану в общем холле? Нет, с мягким и уступчивым эрстейловым характером слишком энергоемко. Ладно, реку можно просто нарисовать (он взялся за одно из писем).<br><br>А выпивка... Ну, предположим, можно спросить, чего ему хочется, и потом за этим сходить на кухню или куда там. Раньше Эрке не приходилось самому добывать в замке спиртное, но те же Дан и Олли, допустим, где-то ведь пиво брали?&nbsp;<br><br>…Подойдя к секретарской, Эрке, к своему удивлению, услышал стук, будто от молотка. Поспешно побарабанив пальцами по двери и сунув голову внутрь, он увидел Регара, прибивающего к окну решетку. Эрстейл сидел за столом и со скучающим видом просматривал какие-то бумаги.<br><br>— А что случилось? — Эрке опасливо показал на решетку. — Вампиры разбуянились, что ли?<br><br>— Нет, — раздраженно отозвался Эрстейл. — Насколько стало известно, в лесу завелись одичавшие почтовые совы. Они скучают без работы, так что могут воровать письма и относить их черти-кому. Что вы хотели?<br><br>— Да вот, собственно, письма хотел детям отправить, — Эрке подошел к столу. — Приветы от вас сразу дописал, если вы не против. И еще можно попросить каталог обуви? Мне нужны сапоги.<br><br>— За обувью лучше самим съездить в магазин с сопровождающим, или, если сделать предварительный заказ, сюда надежный продавец приедет. На глаз трудно угадать, чтобы хорошо сидело, — бросив свои бумаги на стол, Эрстейл потер лоб и протянул руку за письмами. — Эру всемогущий, что это?<br><br>— Это кентаврида на метле, а что? Я подумал, может же она быть ведьмой. Вот... реку перелетает.<br><br>Скользнув взглядом по письмам, Эрстейл протянул их обратно, достал из ящика два конверта и ручку, толкнул их через стол и снова погрузился в изучение бумаг. Регар закончил прибивать решетку и, бросив на Эрке многозначительно-предупреждающий взгляд, ушел в подсобку.<br><br>Эрке сел и начал вписывать адреса. Странное чувство — мысль, что посторонний будет читать его переписку, объективно должна была быть неприятной, но сейчас ему было даже немного обидно, что Эрстейл не вчитывался. Ну ладно, не суть важно, пора переходить к плану. Для начала можно попробовать простой разговор — может, и так пойдет?<br><br>— Как дела?<br><br>Эрстейл чуть вздохнул.<br><br>— Почему вы спрашиваете?<br><br>— Потому что мы друзья, — ласково и терпеливо, как любимому, но не очень гениальному ребенку, объяснил Эрке.<br><br>— Нет, — еще ласковей и терпеливей отозвался Эрстейл.<br><br>— У вас просто стадия отрицания, я в книжке читал, — со вселенскими терпением и лаской пояснил Эрке. — Может, нам с вами нужно обратиться к психологу? Ну вроде семейного, только э, дружественного? — заметив выражение лица Эрстейла, он быстро вцепился в козырь: — А вообще мне страшно. Я напросился на сигнализацию, и теперь не то чтобы жалею, но мандражит как-то. Мы можем выпить?<br><br>— Ваши коллеги или друзья чем-то очень сильно заняты?<br><br>— Нет, просто того эффекта не будет, — нашелся Эрке. — Я помню, как вы себя уверенно в том лесу вели, когда там кошмар был. Ну пожалуйста. Мне будет легче, а это ведь важно, чтобы я в замке хорошо сработал?<br><br>— Как не стыдно использовать... — раздался рядом мягко-укоризненный голос ангелочка; впрочем, он не успел договорить, как Эрке, мигом перекинувшись, сцапал его в одном прыжке, сунул в конверт и швырнул через всю комнату в форточку. Через мгновение конверт подхватила сова и с торжествующим уханьем растворилась в ночи.&nbsp;<br><br>Эрке виновато поднял брови и протянул руку. Эрстейл несколько секунд сканировал его взглядом, потом открыл ящик стола и достал оттуда новый конверт, а заодно на треть полную бутылку коньяка и две рюмки.<br><br>— Даю полчаса.<br><br>Отлично, хоть что-то. Так, а теперь нужно поговорить о смерти или около того.<br><br>— Все же мне трудно понять Агнес. Умереть и стать вампиром, только чтобы слышать о своей красоте — ну не знаю... Вот вам пришло бы в голову целый день смотреть на себя в зеркало?<br><br>Несколько секунд Эрстейл равнодушно рассматривал свою рюмку. Затем пожал плечами и, помедлив, отозвался:<br><br>— Всякое бывает. День не день, но примерно половину дня я однажды так и провел.&nbsp;<br><br>— Почему?<br><br>Повисла длинная пауза — было непонятно, то ли Эрстейл формулирует мысль, то ли просто решил проигнорировать вопрос.<br><br>— Что это был за день? — рискнул Эрке.<br><br>— Второй день моего пребывания здесь.<br><br>— А почему?<br><br>Снова пауза. Что ж — мяукай, пока не откроют.<br><br>— Давайте поговорим. Я потом целую неделю буду на расстоянии дружить, честно. Так почему? Что-то изменилось во внешности?&nbsp;<br><br>— Нет, просто я ее наконец-то увидел, — Эрстейл поднял голову, улыбаясь со странной смесью вежливости и непонятно кому адресованной насмешки. — Моя проблема настолько редкая, что больше похожа на единичный случай. Логично, что у моего народа нет оптики — и знаете, после жизни в мире размытых цветных пятен было интересно себя увидеть. Впрочем, в свое оправдание могу сказать, что это были скорей часы самоидентификации, а не самолюбования, — коротко глянув на лицо Эрке, Эрстейл добавил: — Только сразу предупреждаю, не нужно тратить свое и мое время на жалость. Здесь меня очень качественно и в меру долго жалели. Некоторое время это безусловно было мне на пользу, но всё. Тема исчерпана. Дальнейшая жалость уже будет во вред, вроде как у бедняжки принца, которому на оцарапанный пальчик неделю дует вся семья с десятью няньками в придачу.<br><br>— Да, я понимаю, — пробормотал Эрке, сжимая свою рюмку. — Это как истерика прямолинейного графика.<br><br>— Что?<br><br>— Потом объясню, сейчас не хочется. А вы сразу начали заниматься? Ну, делами? — он показал на бумаги.<br><br>Эрстейл еле заметно усмехнулся:<br><br>— Нет. Боюсь, я все еще держу сомнительный местный рекорд по периоду безделья. Первые полгода, проведенные здесь, я даже декоративную роль не выполнял, только читал, чаще всего не вылезая из кровати. При этом мыться-то мылся, конечно, но вот расчесываться часто казалось уже лишней потерей времени.<br><br>В этом «читал» пряталось настолько много смысла, что даже касаться его было больно; другой, самый интересный сейчас вопрос, как быстро у него сложилось с императором, Эрке тоже решил отложить: с одной стороны, Эрстейл мог рассердиться, с другой — был риск нарваться на откровенности, к которым морально не был готов сам Эрке.<br><br>— А как к этому перешли? — он опять показал на бумаги.<br><br>— Вначале я думал, что буду заниматься здесь сугубо книгами, то есть стану кем-то вроде библиотекаря. Я действительно провел в такой роли несколько месяцев, но потом мне пришлось написать несколько официальных запросов по поводу закупок новых книг. После этого коллектив вдруг решил, что у меня тут лучший почерк, так что начал обращаться с соответствующими просьбами, когда дело касалось деловой переписки. Из-за этого конверты были всегда под рукой, поэтому с обычными письмами тоже стали приходили ко мне, и в какой-то момент оказалось, что вся письменная связь со внешним миром проходит через меня. Многие важные письма приходилось фиксировать, все финансовые и другие данные проходили через мои руки либо оседали в моем столе, так что дальнейшая роль определилась как будто сама собой. Впрочем, мне это нравится, — Эрстейл повел плечом, странно улыбаясь. — В этой работе больше творчества.<br><br>Не удержавшись, Эрке хрюкнул. Он тут же попытался замаскировать возмутительный звук кашлем; получилось неубедительно, но, по счастью, Эрстейл не обиделся.<br><br>— Как вы думаете, почему у меня так много чернильниц и зачем они мне вообще, если есть автоматические ручки?<br><br>— Э-э... Для разных цветов? — раньше Эрке не обращал на них внимания, в замке и без того было много странного, но теперь заинтересовался. — Хотя нет, нет, ручки тоже разноцветные бывают. Хм...<br><br>Мимо окна пролетела сова и забросила в форточку письмо, так что оно пролетело по всей комнате и упал на стол перед Эрке. Тот машинально сунул его в карман.<br><br>— Так для чего?<br><br>— Для ведения переписки и составления договоров для рас, живущих в других условиях. Повышенная или пониженная влажность, или вообще проживание в воде, другой тип зрения, например, тепловой, и так далее. В некоторых случаях мне приходилось долго возиться и долго докучать Рельшен, чтобы подобрать нужную пропитку для бумаги и нужный состав чернил. Многому и самому пришлось научиться, чтобы поменьше ее отвлекать — зато теперь мы можем вести с этими расами масштабную торговлю. Впрочем, это только малая часть сложностей: про традиции и условности я вообще молчу. Разные системы исчислений, разные типы оплаты, вплоть до вполне эфемерных. Составлять условия для них бывает занятно.<br><br>Опять повисла пауза. Эрке мысленно выругал себя за тугодумство: раньше нужно было сообразить, что самый легкий способ к нему подступиться — поговорить о его работе. Впрочем, ладно, не через пять же лет дошло.<br><br>— Например?<br><br>— Ну, например, налаживали мы однажды экспорт сельхозживотных на РР-6. А там, нужно сказать, раса с потрясающим отсутствием фантазии проживает. Знаете, у нас вот на морских животных фантазия начала иссякать и появились морские коньки, морские ежи, морские огурцы, морские котики... Вы поняли.<br><br>— Понял.<br><br>— На заре становления их цивилизации рядом с ними проживало больше всего животных, которых называют, прошу прощения, чмыки. Так вот эта раса и вовсе не стала заморачиваться, всех остальных животных так и стала называть: «синие чмыки», «летучие маленькие чмыки», «летучие большие зеленые чмыки», «мохнатые когтистые чмыки», «тонкие подземные чмыки» и так далее. Составлять для них накладные по нашим коровам и овцам было занятным времяпровождением.<br><br>Эрке чувствовал, что чуть не налез на стол от интереса:<br><br>— А еще?<br><br>— Ну, допустим, на Н15 письменное уважительное обращение, вроде нашего «Вы», выглядит как как семь одинаковых букв, причем с зависимости от статуса корреспондента, должности, семейного положения, возраста и ряда других факторов определяется, какие из этих букв должны быть большими, а какие маленькими. Например, к моему основному корреспонденту следует обращаться так, — Эрстейл написал на листке «ххХХххХ».<br><br>— А что было самым сложным?<br><br>Чуть помедлив, Эрстейл отозвался:<br><br>— Наладить работу с духами. Вы же знаете, что наш господин довольно активно с ним общается? Чтобы помогать ему, я прошел через довольно занятный ритуал, — Эрстейл неопределенно покрутил запястьем, чуть ехидно улыбаясь, — потребовалось создать, м-м, как бы дополнительный орган зрения на тонком уровне, позволяющий с ними контактировать... Это было сложно, поскольку требовало не только внешних действий, но и долгой внутренней настройки, в том числе вычисления подходящих лично для меня узоров во время медитаций...<br><br>Говоря это, он косился на Эрке с непонятным выражением и явно ждал дальнейших расспросов, но их не последовало.&nbsp;<br><br>Эрке же сидел в некотором оцепенении. Он заподозрил, что знает, о каком ритуале шла речь — но прежде чем приступать к дальнейшим расспросам, это следовало как следует обдумать. Если предположения верны...&nbsp;<br><br>Видимо, они оказались верны — над ним возник уже знакомый луч света и «А-а-а-а!» ангелочка (правда, на этот раз интонация была явно возмущенной). Эрке почти машинально обернулся, подпрыгнул и сцапал его, но засунуть никуда не успел — тот мигом растворился в воздухе.<br><br>Выдохнув, Эрке мигом допил оставшийся коньяк:<br><br>— Понятно. Спасибо. Мне на самом деле стало очень легче. Спасибо большое за разговор и вообще спасибо, время уже прошло наверно, извините, что отвлекал так долго. Всё, как обещал, на неделю меня нет.<br><br>Выскальзывая за дверь, он бросил на Эрстейла последний взгляд — и подумал, что тот выглядит слегка разочарованным.<br><br>Вернувшись в свою комнату, Эрке быстро нарисовал противного вампира с фингалом под глазом, сложил листок и бросил в окно — пусть какой-нибудь бедной сове развлечение будет. Потом лег.&nbsp;<br><br>Перед глазами маячили слова, как из какого-то старого учебника. «Отсутствие ранней социализации приводит...».<br><br>Сверху пролился луч света. Гоняться за ангелком не хотелось, так что Эрке просто пошарил под подушкой и нацепил плотную повязку на глаза.<br><br>«Со зрением, значит, всё гораздо хуже, чем я думал. Сомневаюсь, что дома его травили или мучили — это же эльфы все-таки, такое вряд ли, просто в детстве у него, наверное, друзей было совсем мало или вообще не было. Когда я был ребенком, я бы сам вряд ли знал, как играть с полуслепым мальчиком. Он просто не научился играть, вот и все, а когда он попал сюда, то его сразу восприняли таким серьезным, что и не стали втягивать в игры. Но ему хочется играть, да? В самом деле, зачем он взял брызгалку? Чертик прав, он мог просто рявкнуть так, что я больше не полез бы и...».<br><br>Сверху раздались первые громовые аккорды рок-арфы и ангельское «ААААА» — на этот раз гроулом. Эрке показал вверх кулак и заткнул уши берушами.&nbsp;<br><br>«У моей расы есть "особая магия", он же как-то так сказал, да? Он не умеет играть с людьми, но поиграть с котом — другое дело, оно как бы от природы дается и само собой получается? Ладно, мне не жалко совершенно. Поиграем. Другой вопрос — ритуал, который позволил ему видеть духов».<br><br>Эрке зажмурился, вспоминая полузабытый рассказ из детства о волшебных татуировках, которые некоторые люди после долгих сложных практик наносили напротив сердца, чтобы открыть его восприятию тайных миров. Вопрос был в том, что, согласно с тем рассказом, любому коту или кошке достаточно было просто увидеть такую татуировку, чтобы мигом получить такие же способности, хоть и не навсегда.<br><br>«Судя по контексту и по тому, что я помню из рассказа, это она. Она должна быть напротив сердца, значит, точно не обычная и не мелатониновая — его голую грудь я тем утром видел, там ничего не было. Значит, это та, вторая коллекция, на второй гормон, как его там. Или вообще третья?... Ладно, так или иначе, ее хотелось бы увидеть. Потом буду сколько угодно с ним играть, но ее нужно...».<br><br>В следующий миг Эрке от неожиданности на полметра подскочил на кровати — заскучавший ангелок треснул его арфой.</div>